Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Майерс Д.
ИЗУЧАЕМ СОЦИАЛЬНУЮ ПСИХОЛОГИЮ

Учебник
Москва, 2002

 

ЧАСТЬ IV. СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Глава 23. Причины конфликтов


Есть фразы, которые на разных языках произносят руководители самых разных стран. Звучат они примерно так: «Намерения нашей страны — самые мирные. Однако мы крайне обеспокоены угрозой со стороны государств, которые испытывают все новые и новые виды оружия. Поэтому мы должны готовиться к обороне от агрессии. Мы делаем это ради защиты наших идеалов и сохранения мира во всем мире» (L. F. Richardson, 1969). Почти каждая страна утверждает, что заботится только о сохранении мира, но, не доверяя другим, вооружается в целях самообороны. И вот результат: планета, где в развивающихся странах приходится по восемь солдат на одного врача, где заготовлена 51 тысяча ядерных боеголовок, где ежедневно тратится по два миллиарда долларов на вооружение и содержание армии (Sivard, 1996).

Элементы такого конфликта (воспринимаемого как несовместимость поступков или целей) наблюдаются на всех уровнях: у наций, участвующих в гонке вооружений, у воюющих с мусульманами боснийских сербов, у рабочих, требующих повышения жалованья, у ссорящейся супружеской четы. Давайте рассмотрим эти элементы.


Социальные дилеммы


Многие проблемы, в наибольшей степени угрожающие человечеству в будущем: ядерные вооружения, парниковый эффект, загрязнение окружающей среды, перенаселенность, истощение природных ресурсов — возникают тогда, когда люди следуют лишь эгоистическим интересам своих групп, что, по иронии судьбы, идет во вред общим интересам. Возможно, каждый думает примерно так: «Очистительные устройства обойдутся мне очень дорого. С другой стороны, от моих отходов большого вреда не будет». Все остальные думают точно так же, а в результате воздух и вода отравлены.

Таким образом, стратегия поведения, выгодная отдельному человеку, ведет к коллективному проигрышу. Мы должны решить неотложную дилемму: как совместить наше собственное благополучие, включая право преследовать свои личные интересы, и благополучие общества в целом?

Чтобы вычленить и проиллюстрировать эту дилемму, социальные психологи используют лабораторные игры, отражающие суть многих реальных конфликтов, возникающих в обществе. Показывая нам, каким образом разумно мыслящие люди попадаются в ловушку взаимно деструктивных стратегий поведения, они одновременно освещают удивительные и тревожащие парадоксы человеческой сущности. Рассмотрим два примера. Это «Дилемма заключенного» и «Трагедия общинных владений».


Дилемма заключенного


В основе первой дилеммы лежит история о двух подозреваемых, которых по отдельности допрашивает окружной прокурор (Rapoport, 1960). Оба они участвовали в преступлении, но у прокурора пока есть только доказательства их виновности в менее серьезном преступлении. Поэтому он по отдельности предлагает каждому из подозреваемых сознаться. Если один из них сознается, а другой нет, прокурор гарантирует первому освобождение (а его признание использует для обвинения второго в более тяжком преступлении). Если сознаются оба, каждый получит умеренный срок. Если ни один не признается, наказание для обоих будет незначительным. На рис. 23-1 показана матрица возможных вариантов. А вы, столкнувшись с такой дилеммой, признались бы?


Рис. 23-1. Дилемма заключенного. В каждой ячейке число над диагональю — приговор заключенного А. Если оба подозреваемых признаются, каждый из них получит по пять лет. Если не признается ни один, то оба получат по одному году. Если признается только один, его отпустят на свободу в благодарность за показания, которые позволят приговорить другого к десяти годам заключения. Будь вы одним из заключенных, стали бы вы признаваться?

Чтобы свести свой срок к минимуму, многие признаются, несмотря на то, что совместное признание ведет к более суровому приговору, чем обоюдное отрицание вины. Проверьте по матрице: независимо от решения другого, для каждого из них лучше будет признаться. Если при этом признается и другой, он получит умеренный срок, а не максимальный. Если же тот, другой, не признается, то первый вообще выйдет на свободу. Разумеется, оба заключенных рассуждают одинаково. Отсюда — социальная ловушка.

Примерно в двух тысячах исследований (Dawes, 1991) студенты университетов сталкивались с различными вариантами дилеммы заключенного, где ценой игры был не срок заключения, а чипсы, деньги или фишки. Как показано на рис. 23-2, при заданных условиях в любом случае каждому игроку выгодней обособиться (так как при этом можно воспользоваться действиями другого игрока и защититься от его эксплуатации). Однако в том-то вся и загвоздка: не сотрудничая, оба игрока получат гораздо меньше, чем если бы они доверились друг другу и извлекли взаимную выгоду. Эта дилемма зачастую загоняет участников в психологическую ловушку: оба понимают, что могли бы взаимно выгадать; но недоверие друг к другу делает сотрудничество невозможным.


Рис. 23-2. Лабораторная версия дилеммы заключенного. Числа означают определенное вознаграждение, например денежную сумму. В каждой клетке число над диагональю — премия игроку А.

 

Трагедия общинных владений


Во многие социальные дилеммы оказываются вовлечены более двух участников. Парниковый эффект грозит нам из-за широко распространившейся вырубки лесов и из-за избытка углекислого газа, выбрасываемого в атмосферу автомобилями, турбореактивными двигателями самолетов и заводами, работающими на угле.

Вклад в эту проблему каждого автомобилиста ничтожно мал, а вред от него распространяется на всех людей. Для моделирования таких социальных ситуаций исследователи разработали лабораторные дилеммы, охватывающие многих участников.

Метафорическим отражением коварной природы социальных дилемм выступает «трагедия общинных владений», названная так Гарретом Хардином (Garrett Hardin, 1968). Он позаимствовал это название у пастбищ, расположенных рядом со старинными английскими городами, но «общинными владениями» могут быть воздух, вода, киты, печенье и любые другие общие ограниченные ресурсы. Если все пользуются ими умеренно, они могут восстанавливаться с той же скоростью, с какой истощаются. Трава вырастет, киты расплодятся, а вазочка с печеньем наполнится вновь.

Представьте себе, что вокруг выгона, способного прокормить 100 коров, располагаются 100 ферм. Сначала каждый фермер пасет там только одну корову, таким образом общинное пастбище используется оптимальным образом. Но затем один из них призадумывается: «А не выпустить ли мне на выгон еще одну корову, тем самым я удвою свою выгоду, а в общем на выгоне коров будет больше всего лишь на 1 %». Сказано — сделано: фермер добавляет еще одну корову. И так поступает каждый из них. Каков неизбежный результат? Трагедия общинного владения — утоптанная площадка без единой травинки.

Многие реальные ситуации аналогичны этой истории. Перегрузка сети Интернет происходит, когда пользователи не соблюдают регулярности в посещениях Web-сети, думая только о собственной выгоде (Huberman & Lukose, 1997). Точно так же загрязнение окружающей среды является результатом многочисленных случаев разбрасывания мелкого мусора, что, конечно же, удобно для каждого из нас. Мы мусорим в общественных местах: в комнатах отдыха, парках и зоосадах, но сохраняем чистоту своего собственного жилища. И мы истощаем наши природные ресурсы, потому что непосредственное личное удовольствие от, скажем, длительного горячего душа перевешивает кажущиеся отдаленными печальные последствия. Китобои знают, что если не они, так другие будут убивать китов и что потеря нескольких китов не угрожает выживанию вида. В этом и заключается трагедия. Дело, общее для всех (сбережение природы), становится ничьим делом.

Некоторые элементы «дилеммы совместного владения» можно изучать в лабораторных условиях. Поставьте себя на место студентов Аризонского государственного университета, играющих в игру «Орехи», придуманную Джулианом Эдни (Julian Edney, 1979). Вы и еще несколько человек сидите вокруг блюда, на котором первоначально лежат 10 орехов. Экспериментатор объясняет, что ваша цель — собрать орехов как можно больше. Каждый из вас в любой момент может взять орехов сколько захочет, и каждые 10 секунд количество орехов, остающихся на блюде, будет удваиваться. Оставите ли вы орехи на блюде «на развод», обеспечивая тем самым максимальный урожай для всех?

Скорее всего, нет. В экспериментах Эдни 65 % групп, если им не давали времени на то, чтобы договориться и выработать общую стратегию, не дождались даже первого удвоения. Стараясь ухватить свою долю, участники очень часто роняли блюдо на пол.

Орехи Эдни напомнили мне о банке с домашним печеньем в нашем доме. Чтобы печенья хватало до следующего наполнения банки, нам следовало соблюдать экономию и съедать ежедневно только по две-три штуки. Но из-за неорганизованности и боязни, что другие члены семьи вскоре опустошат источник, практически все мы пытались съесть как можно больше печенья, хватая его одно за другим. В результате через 24 часа изобилия как не бывало, банка опустошалась, и мы снова были вынуждены ждать ее наполнения.

«Дилемма заключенного» и «Трагедия общинных владений» имеют общие черты. Во-первых, обе они склоняют людей объяснять свое поведение ситуацией («Я должен был защититься, я не позволил соперникам использовать мои действия в своих интересах»), а поведение партнеров — их характером («Она была жадной», «Ему нельзя было доверять»). Большая часть людей так и не осознают, что другие участники допускают по отношению к ним ту же самую фундаментальную ошибку атрибуции.


Когда война, которую в течение 8 лет (1980-1988) вели между собой Иран и Ирак и которая унесла миллион жизней и разрушила экономику обеих стран, наконец завершилась, оказалось, что граница, послужившая ее причиной, проходит там же, где она проходила в день начала конфликта

Во-вторых, мотивы часто меняются. Сначала люди хотят получить легкие деньги, затем — свести потери к минимуму и, наконец сохранить свое лицо и избежать поражения (Brockner & others, 1982; Teger, 1980). Эта вереница мотивов поразительно похожа на смену мотивов, которая, по всей видимости, происходила у президента Джонсона во время развертывания вьетнамской войны в 60-х годах. Сначала его речи были посвящены стремлению Америки защитить демократию, свободу и справедливость. По мере развертывания конфликта президент начал выражать озабоченность тем, как защитить честь Америки и избежать национального позора из-за проигранной войны.

В-третьих, как и большинство конфликтов в реальной жизни, «Дилемма заключенного» и «Трагедия общинных владений» являются играми с ненулевой суммой. Сумма выигрышей и проигрышей обеих сторон не равняется нулю. Оба игрока могут выиграть, оба могут проиграть. В этих играх непосредственные интересы отдельного человека противопоставлены групповому благополучию.

Каждая из этих игр есть дьявольская социальная ловушка, которая демонстрирует, каким образом, даже при «рациональном» поведении, люди в итоге могут причинить себе вред. Никто злонамеренно не планировал ни смог, окутывающий Лос-Анджелес, ни чудовищные разрушения в боснийском конфликте, ни глобальное потепление климата из-за углекислого покрова.

Однако не всякое эгоистическое поведение ведет к коллективному бедствию. Во многих сообществах — так же, как в капиталистическом мире восемнадцатого столетия, описанном экономистом Адамом Смитом (1776), — индивиды, ищущие максимальной выгоды для себя, могут также удовлетворять потребности общества. «Не благотворительности мясника, пивовара и булочника обязаны мы своим обедом, — замечает Смит, — но их заботе о своих личных интересах».


Решение социальных дилемм


Каким образом можно склонить людей к сотрудничеству ради их взаимной выгоды в ситуациях, которые являются социальными ловушками? Исследования лабораторных дилемм выявили несколько способов сделать это (Gifford & Hine, 1997).


Регулирование


Если бы налоги были добровольными, многие платили бы их полностью? Очевидно, нет, потому что современное общество устроено так, что потребности, возникающие для поддерживания его социальной и военной безопасности, не возмещаются за счет добровольных пожертвований.

Мы принимаем законы и соглашения, служащие общему благу. Международная китобойная комиссия устанавливает согласованные нормы добычи, которые обеспечивают условия для воспроизводства китов.


Чем меньше, тем лучше


Существует и другой способ решения социальных дилемм: уменьшение размеров группы. В небольших сообществах каждый чувствует большую ответственность, большую значимость и в большей мере идентифицирует свой успех с успехом группы (Kerr, 1989). Даже несколько минут дискуссии или вера, что у тебя есть нечто общее с другими, способствуют усилению чувства «мы вместе» (Brewer, 1987; Orbell & others, 1988).

На островке, где я вырос, в нашей маленькой коммуне было общее водоснабжение. В жаркие солнечные дни, когда уровень воды в резервуаре падал, зажигался сигнал, напоминающий пятнадцати семьям об экономии. Чувствуя свою ответственность и понимая, что экономия важна, каждый из нас действительно старался экономить. Резервуар не иссяк ни разу. В больших по размеру сообществах — скажем, в городах — добровольная экономия менее вероятна.


Коммуникация


Чтобы избежать социальных ловушек, люди должны общаться друг с другом. В лабораторных экспериментах групповая коммуникация иногда переходит во взаимные угрозы и ругань (Deutsch & Krauss, 1960).

Те, кто ожидает, что другие не будут с ними сотрудничать, обычно и сами отказываются от сотрудничества (Messe & Sivacek, 1979; Pruitt & Kimmel, 1977). Тот, кто не доверяет другим, просто должен отказаться от сотрудничества (чтобы защититься от эксплуатации). Отсутствие сотрудничества, в свою очередь, усиливает недоверие («Что я могу поделать? В этом мире человек человеку волк»). В экспериментах коммуникация уменьшает недоверие, и это позволяет людям достичь обоюдовыгодного соглашения.


Изменение выигрышей


Сотрудничество растет, когда экспериментаторы изменяют систему поощрения таким образом, что сотрудничество становится более выгодным, а эксплуатация — менее (Komorita & Barth, 1985; Pruitt & Rubin, 1986). Изменение системы поощрений помогает также решать реальные дилеммы. В некоторых городах автострады забиты транспортом, а воздух отравлен выхлопными газами, потому что люди предпочитают ехать к себе на работу самой короткой дорогой. Каждый знает, что еще одна машина мало что добавит к перегруженности улиц и загрязнению воздуха. Чтобы изменить калькуляцию личных выгод/затрат, многие города теперь предоставляют льготы для тех, кто пользуется объездными магистралями, или снижают на них проездные тарифы.


Апелляция к альтруистическим нормам


Когда сотрудничество со всей очевидностью ведет к общему благу, полезно бывает апеллировать к нормам социальной ответственности (Lynn & Oldenquist, 1986). Например, когда люди верят, что общественный транспорт поможет сэкономить время, они скорее будут пользоваться именно им, тем более если к тому же верят, что при этом снижается загазованность атмосферы (Van Vugt & others, 1996). В борьбе за гражданские права многие демонстранты, не задумываясь, готовы пострадать за интересы большей группы, подвергаясь нападкам, избиениям и тюремному заключению. Во время войны люди приносят огромные личные жертвы ради своей группы. По словам Уинстона Черчилля, летчики Королевских воздушных сил показали себя во время войны настоящими альтруистами. Многие люди обязаны своей жизнью тем, кто ринулся в битву, осознавая при этом, что существует большая вероятность из нее не вернуться.

Итак, мы можем свести к минимуму деструктивные ловушки социальных дилемм, если установим правила, регулирующие эгоистическое поведение; сохраним малый размер групп; позволим людям общаться; изменим правила игры, сделав сотрудничество более выгодным; будем апеллировать к нормам альтруизма.


Конкуренция


Враждебность часто возникает, когда группы конкурируют между собой из-за работы или жилья. Когда интересы сталкиваются, разгораются конфликты.

Но верно ли, что сама по себе конкуренция провоцирует вражду? Реальные жизненные ситуации так сложны, что трудно быть в чем-то уверенным. Если конкуренция действительно ответственна за возникновение конфликтов, тогда такие ситуации можно спровоцировать в эксперименте. Чтобы выяснить, так это или не так, можно поставить следующий эксперимент: случайным образом разделить людей на две группы, заставить их соревноваться за ограниченные ресурсы и посмотреть, что произойдет. Именно так и поступили Музафер Шериф (Muzafer Sherif, 1966) и его коллеги, когда проводили ряд экспериментов, участниками которых были одиннадцати-двенадцатилетние мальчики. На эти эксперименты Шерифа вдохновили его собственные юношеские переживания. Греческие войска вторглись в его родную турецкую провинцию в 1919 году.

«Они стали убивать людей направо и налево. [Это] произвело на меня неизгладимое впечатление. С того времени я начал интересоваться вопросом, почему между людьми могут происходить такие, казалось бы, немыслимые вещи... Мне захотелось узнать, какая из наук может объяснить подобное варварство в отношениях между группами» (Цит. по: Aron & Aron, 1989).

Изучив социальные корни такого варварства, Шериф воспроизвел выявленные им предпосылки в летних лагерях для подростков. В одном из экспериментов он разделил 22 незнакомых между собой мальчика из Оклахомы на две группы, отвез их в бойскаутский лагерь на разных автобусах и поселил в бараках примерно в полумиле друг от друга. Почти неделю каждая из групп не подозревала о существовании другой. Сотрудничая в разных делах: готовя еду, хозяйничая по лагерю, ремонтируя купальню и строя переправы, — каждая из групп вскоре тесно сплотилась. Они придумали себе названия: «Гремучие змеи» и «Орлы». Как символ их близости на одном из бараков появилась вывеска «Дом родной».

Групповая идентичность таким образом была установлена. Пришло время спровоцировать конфликт. В конце первой недели «Гремучие змеи» обнаружили «Орлов» на «своем» бейсбольном поле. Когда персонал лагеря предложил устроить между двумя группами турнир с различными видами соревнований (игрой в бейсбол, перетягиванием каната, проверкой бараков, поиском кладов и т. д.), обе команды отреагировали на это предложение с большим энтузиазмом. Соревнование было из серии «или все выиграл, или все проиграл». Все призы (медали, ножи) должны были достаться победителю турнира.

Каков был результат? Лагерь постепенно превратился в арену открытой войны. Это напоминало сцену из романа Уильяма Голдинга «Повелитель мух», описывающего социальный распад группы подростков, затерянной на необитаемом острове. В эксперименте Шерифа конфликт начался с того, что каждая из сторон стала придумывать оскорбительные клички соперникам. Дело вскоре дошло до бросания друг в друга остатками пищи в столовой, сожжения флагов, набегов на бараки, даже до кулаков. На просьбу дать описание другой группы мальчики отвечали, что «они» — «трусы», «нахалы», «мерзкие типы», в то время как самих себя описывали как «смелых», «стойких», «дружных».

Конкуренция «все выиграл — все проиграл» породила интенсивный конфликт, негативный образ врага и сильную внутригрупповую сплоченность и гордость. Все это происходило при отсутствии каких бы то ни было культурных, физических или экономических различий между группами и с детьми, которые у себя дома принадлежали к «сливкам общества». Шериф отметил, что, посетив лагерь в тот момент, мы сочли бы их «сборищем злобной, испорченной и разнузданной малолетней шпаны» (1966). Фактически их, мягко говоря, неприглядное поведение было спровоцировано ситуацией. К счастью, как мы увидим далее, Шериф смог не только превратить незнакомцев во врагов — затем он превратил врагов в друзей.


Восприятие несправедливости


«Это несправедливо!», «Что за обман!», «Нам причитается больше!» — такие комментарии типичны для конфликтов, вызванных восприятием кажущейся несправедливости. Но что есть справедливость? Согласно некоторым теориям социальной психологии, люди воспринимают решение как справедливое, если оно беспристрастно, когда вознаграждение распределяется строго пропорционально индивидуальному вкладу (Walster & others, 1978). Если у меня с вами имеются те или иные взаимоотношения (работник — работодатель, преподаватель — студент, муж — жена, коллега — коллега), они объективно справедливы, когда:

мой доход    ваш доход
------------ = ------------
мой вклад    ваш вклад

Если вы вкладываете больше, а получаете меньше, чем я, то вы будете чувствовать себя эксплуатируемым и обиженным; я же могу чувствовать себя эксплуататором и виноватым. Хотя, вероятнее всего, вы будете в большей, чем я, степени восприимчивы к несправедливости (Greenberg, 1986; Messick & Sends, 1979).

Мы можем прийти к согласию по поводу принципа определения справедливости, но все же продолжать споры. Потому что если два человека являются коллегами по работе, каждый из них может понимать под «большим вкладом» разные вещи. Тот, кто постарше, может считать, что оплата должна основываться на заслуженности и маститости, в то время как его младший коллега ставит на первое место текущую продуктивность. При таких разногласиях чье определение, скорее всего, победит? Чаще всего того, кто с большей убедительностью докажет самому себе и другим, что он заслуживает того, на что претендует (Mikula, 1984). Это называется «золотым правилом»: у кого золото, тот и устанавливает правила.

Это предполагает, что эксплуататоры станут избавляться от чувства вины, переоценивая свой вклад или недооценивая чужой, чтобы оправдать существующее распределение доходов. Мужчины, например, могут воспринимать низкие зарплаты женщин как вполне справедливые, приписывая вкладу женщин меньшую ценность. Те, кто причинил вред, могут обвинять жертву и таким образом поддерживать свою веру в мировую справедливость.

А как реагируют эксплуатируемые? Элайн Хатфилд, Уильям Уолстер и Эллен Бершайд (Elaine Hatfield, William Walster & Ellen Berscheid, 1978) выявили три возможные реакции. Люди могут воспринимать свое приниженное положение как должное («Мы бедны; это все, чего мы достойны, но мы счастливы»). Они могут требовать компенсации, возможно, стыдить, давить на своих эксплуататоров и даже обманывать их. Если это не помогает, они могут попытаться восстановить справедливость, стремясь к возмездию.


Таблица 23-1. Кому в этой стране [США] живется лучше — мужчинам или женщинам?

1972 1993

Мужчинам

Женщинам

Одинаково

От ответа воздержались

29%

35%

30%

6%

60%

21%

15%

5%


Опрос организации Гэллапа выявил возрастающее восприятие гендерных неравенств. (Источник: Центр опроса общественного мнения, 1997.)


Теория объективной справедливости имеет одно любопытное следствие, подтвержденное экспериментально: чем более компетентными и полезными ощущают себя люди (чем выше они оценивают свой вклад), тем сильнее их чувство обделенности и, соответственно, стремление к компенсации (Ross & others, 1971). Мощные социальные протесты обычно исходят от тех социальных слоев, которые считают, что они заслуживают большего, чем получают.

В начале 70-х годов возможности выбора профессии для женщин значительно возросли. Парадоксально (хотя для специалистов в этом нет ничего удивительного), но при этом у женщин также возросло ощущение неравенства положения (табл. 23-1). До тех пор пока женщина сравнивает свое положение и зарплату с тем, что имеется у других женщин, она в целом чувствует себя удовлетворенной, несмотря на явно непропорциональное распределение обязанностей в работе по дому (Jackson, 1989; Major, 1989, 1993). В наши дни женщины склонны рассматривать себя равными с мужчинами, и поэтому растет их чувство относительной ущемленности. Если работа секретарши и шофера грузовика имеет «примерно равную ценность» (по требуемому уровню квалификации), то должны быть примерно равными и их зарплаты. В этом и заключается справедливость, говорят защитники гендерного равенства (Lowe & Witting, 1989).


Искаженное восприятие


Вспомним, что конфликт — это воспринимаемая несовместимость действий или целей. Во многих конфликтах есть лишь небольшое ядро подлинно несовместимых целей. Главная проблема — искаженное восприятие чужих мотивов и целей. У «Орлов» и «Гремучих змей» действительно были несовместимые цели, но субъективное восприятие действительности подростками усугубляло их разногласия (рис. 23-3).

Рис. 23-3. Во многих конфликтах ядро подлинной несовместимости целей окружено внешним слоем искаженного восприятия.

В предыдущих главах мы рассмотрели корни подобных искажений восприятия. Пристрастие к игре в свою пользу заставляет отдельных личностей и группы гордиться своими добрыми делами и уклоняться от ответственности за дурные деяния, не давая таких преимуществ другим людям. Тенденция к самооправданию еще больше склоняет людей к тому, чтобы отрицать вред от своих дурных поступков, которые невозможно сбросить со счета. Благодаря фундаментальной ошибке атрибуции каждая из сторон рассматривает враждебность другой стороны как отражение ее порочного характера. Далее человек фильтрует информацию и интерпретирует ее так, чтобы она соответствовала его предубеждениям. Группы часто поляризуют свои тенденции к игре в свою пользу, самооправданию и предубеждениям. Один из симптомов группомыслия — воспринимать свою собственную группу как нравственную и сильную, а противников — как злонамеренных и слабых. Террористические акты являются для большинства людей бессмысленной жестокостью, но для некоторых это — «священная война». Несомненно, сам факт пребывания в группе приводит к предпочтению своей группы. А негативные стереотипы, однажды сформировавшись, часто вызывают сопротивление тому, что доказывает обратное.

Так что нас скорее не удивляет, а лишь огорчает открытие, что участники конфликта формируют искаженные образы друг друга. Даже способы этих искажений предсказуемы.


Зеркальное восприятие


Смещения восприятия у тех, кто участвует в конфликте, на удивление взаимны. Обе стороны конфликта сходным образом приписывают себе одни лишь добродетели, а противникам — сплошные пороки. Когда американский психолог Ури Бронфенбреннер (Urie Bronfenbrenner, 1961) в 1960 году посетил Советский Союз и разговаривал там со многими простыми людьми, он с удивлением услышал от них те же самые слова об Америке, которые американцы говорили о Советах. Русские считали, что правительство США состоит из агрессивных милитаристов, что оно эксплуатирует и угнетает американский народ, что в дипломатических отношениях ему нельзя доверять. «Медленно и болезненно до человека доходит, что искаженное восприятие Америки русскими, как зеркальное отражение, походит на наше восприятие России», — заключает Бронфенбреннер.

Когда две стороны имеют противоречивые восприятия, по меньшей мере одна из них воспринимает другую неправильно. «Подобное искажение в восприятии, — замечает Бронфенбреннер, — это психологический феномен, не имеющий аналогов по трагичности последствий... так как для него характерно такое представление, которое самоподтверждается». Если А ожидает от Б враждебного к себе отношения, А может обращаться с Б так, что Б выполнит ожидания А, замкнув тем самым порочный круг. Мортон Дойч (Morton Deutsch, 1986) разъясняет:

«Вы услышали лживую сплетню, будто ваш друг говорит о вас нелицеприятные вещи; вы пренебрежительно с ним обходитесь; и тогда он действительно начинает плохо отзываться о вас, подтверждая ваши ожидания. Сходным образом, если политики Востока и Запада верят, что дело идет к войне и кто-то из них пытается повысить свою безопасность перед лицом противника, реакция противника станет оправданием этого начального шага.»

Негативное зеркальное восприятие стало препятствием для мира во многих случаях:

— Обе стороны в арабо-израильском конфликте настаивали на том, что «они» хотели всего лишь обеспечить свою безопасность и защитить свою территорию, в то время как «те, другие» хотели их уничтожить и захватить их земли (Heradstveit, 1979; R. К. White, 1977). При таком глубоком недоверии переговоры вести крайне затруднительно.

— Хантер и его коллеги (J. A. Hunter & others, 1991) показали католическим и протестантским студентам Североирландского университета Ольстера видеозаписи нападения протестантов на католические похороны, а также нападения католиков на протестантские. Большинство студентов приписали нападение противоположной стороны ее «кровожадным» мотивам, а атаку своих объясняли возмездием или самозащитой.

— Мусульмане и индуисты в Бангладеш демонстрируют точно такое же пристрастное отношение к своей группе (Islam & Hewstone, 1993).


Деструктивность зеркального восприятия проявляется в конфликтах и между малыми группами и между отдельными людьми. Как мы видели в дилеммных играх, обе стороны могут утверждать: «Мы хотим сотрудничать. Но их отказ от сотрудничества вынуждает нас предпринять защитные меры». При опросе руководителей предприятий Кеннетом Томасом и Луи Понди (Kenneth Thomas & Louis Pondy, 1977) в ответ на просьбу описать недавно случившийся серьезный конфликт только 12 % руководителей отметили, что противоположная сторона была готова к сотрудничеству; 74 % считали, что сами они стремились к сотрудничеству, а те, другие, нет. Используемая лексика при этом была такова: сами руководители «предлагали», «сообщали» и «рекомендовали», а те, другие, «требовали», «отвергали все, что бы мы ни предлагали» и «от всего отказывались».

Групповые конфликты часто порождаются иллюзией, будто бы главный лидер противников имеет злые намерения, но его люди — хотя ими управляют и манипулируют — в сущности, «за нас». Такое представление «злонамеренный лидер — хороший народ» было характерно и для русских и для американцев во время холодной войны. «Американские люди — хорошие, просто у них очень плохое правительство», — объяснял один багдадский бакалейщик после бомбардировки его страны в 1998 году (Kinzer, 1998).

Еще один вид зеркального восприятия — гиперболизация позиции противника. Люди с противоположными взглядами на некоторые проблемы, например аборты или смертную казнь, зачастую различаются меньше, чем им кажется. Каждая из сторон переоценивает радикальность чужих взглядов, полагая, что ее убеждения следуют из фактов, в то время как «их» убеждения продиктованы «их» интерпретацией фактов (Keltner & Robinson, 1996; Robinson & others, 1995). Из таких преувеличений произрастают культурные войны. Ралф Уайт (Ralph White, 1996) высказывает мнение, что сербы начали войну в Боснии отчасти из-за преувеличенного страха относительно секуляризованности боснийских мусульман, утверждающих, что их несправедливо связывают со средневосточным исламским фундаментализмом и фанатичным терроризмом.


Изменение восприятия


Коль скоро искажения восприятия сопровождают конфликт, то, значит, они должны появляться и исчезать по мере того, как конфликт разгорается и гаснет. Так и происходит, причем с поразительной легкостью. Тот же самый процесс, который создает образ врага, может инвертировать этот образ, когда враг становится союзником. Так «кровожадные, жестокие и вероломные японцы» времен Второй мировой войны в восприятии американцев (Gallup, 1972) и американских средств массового вещания вскоре превратились в «наших интеллигентных, трудолюбивых, дисциплинированных и изобретательных союзников». А «наши советские союзники» по Второй мировой войне вскоре превратились в «воинственных и вероломных».

Немцы, которых американцы в период двух мировых войн сначала ненавидели, затем восхищались ими, а потом снова ненавидели, вновь стали предметом восхищения, по-видимому, более не обремененные тем, что ранее считалось жестокостью национального характера. В то время, когда Ирак воевал с Ираном (хотя одновременно он применял химическое оружие и осуществлял геноцид своих же курдов), его поддерживали многие страны. Враг нашего врага — наш друг. Но как только Ирак закончил войну с Ираном и вторгся в нефтеносный Кувейт, действия Ирака неожиданно стали «варварскими». Очевидно, образы наших врагов не только оправдывают наши поступки, но и с необыкновенной легкостью варьируются.

Степень искажения восприятия во время конфликта является отрезвляющим напоминанием о том, что людям не обязательно быть безумными или патологически злобными, чтобы сформировать извращенный образ своих противников. Во время конфликта с другой страной, с другой группой либо просто с соседями или родителями мы с легкостью воспринимаем искаженный образ, который позволяет нам считать свои собственные мотивы и поступки безоговорочно положительными, а поступки и мотивы наших противников — воистину дьявольскими. У наших противников обычно формируется зеркальное восприятие нас самих. Таким образом, попавшись в ловушку социальной дилеммы, конкурируя из-за ограниченных ресурсов или ощущая несправедливость по отношению к себе, стороны пребывают в конфликте до тех пор, пока кто-нибудь не поможет им исправить искаженное восприятие и не постарается примирить их действительные расхождения. Хочется дать совет: когда возникает конфликт, не нужно думать, что другим недостает ваших достоинств и вашей нравственности. Лучше сопоставьте восприятия, при этом предполагая, что те, другие, скорее всего, воспринимают ситуацию совершенно иначе, чем вы.


Понятия для запоминания


Зеркальное восприятие (Mirror-image perceptions) — взаимно негативные представления друг о друге, нередко возникающие у обеих сторон конфликта; себя, к примеру, все считают высоконравственными и миролюбивыми, а противников — злонамеренными и агрессивными.

Игры с ненулевой суммой (Non-zero-sum games) — игры, в которой суммарный выигрыш не обязательно равен нулю. Сотрудничая, оба игрока могут выиграть; соперничая, оба могут проиграть.

Конфликт (Conflict) — Воспринимаемая несовместимость действий или целей.





Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ