Сайт Юридическая психология
Психологическая библиотека

 
Пирожков В.Ф.
Законы преступного мира молодежи.
(криминальная субкультура)

Тверь, 1994.

 


Глава V. СПОСОБЫ ТАЙНОГО ОБЩЕНИЯ В КРИМИНАЛЬНОЙ СУБКУЛЬТУРЕ


1. Понятие о тайном общении.

Тайное общение - одно из специфических явлений криминальной субкультуры. Это и понятно, поскольку сама криминальная субкультура -явление тайное. Преступникам есть что скрывать от окружающих и особенно от правоохранительных органов. Раньше считалось, что тайное общение свойственно только для мест лишения свободы. Это не совсем так. Ведь, находясь на свободе, преступники тоже вынуждены скрывать свои планы, намерения, способы преступных действий.

Особенно склонны к тайному общению несовершеннолетние и молодежь. Они вносят в способы тайного общения энергию, изобретательность и изощренность. "Некоторые из этих способов настолько стары, что стали общеизвестными",- писал старый юрист, не предполагавший, что сама жизнь внесет в эти способы существенные изменения (530, с. 28). Кроме того, постоянно возникают и новые способы тайного общения. Изучение способов тайного общения помогает более глубоко понять сущность и механизмы криминальной субкультуры, причины и условия ее живучести, раскрыть психологию личности преступника, выявить каналы отрицательного влияния на нее, вести с ним борьбу, не допуская дальнейшей криминализации личности.

Речь здесь идет не об оперативно-розыскном аспекте изучения способов тайного общения. Нас интересуют аспекты: социально - психологический и возрастной психологический. Именно для этого необходимо знать, как отразились на способах тайного общения правонарушителей социальный прогресс, развитие науки и техники, рост профессиональной и организованной преступности в стране; как влияют возрастные особенности правонарушителей на способы тайного общения.

Система тайного общения возникла как средство противодействия преступников правоохранительным органам, а в местах лишения свободы - администрации, которая расселяла осужденных по одиночным камерам, применяла специальные меры, нарушавшие их нормальное человеческое общение (530). Эта система приобрела международный характер. Каждый из ее способов тщательно и длительно отработан и апробирован практикой миллионов людей, прошедших через преступные группы и тюрьмы.

В современных условиях, когда одиночное заключение почти не применяется, тайное общение в местах лишения свободы, казалось бы, должно исчезнуть. Однако оно существует, способы его меняются, но не исчезают. Причина этого не только в живучести "воровских традиций" и влиянии наиболее зараженной в криминальном отношении части осужденных, учащихся спецшкол и спецПТУ на тех, кто находится в этих учреждениях. Здесь есть и объективные причины: лицам, изолированным от общества, есть что таить от администрации. Это не только нераскрытые преступления и нарушения режима, но и другие поступки, по которым администрация может сделать вывод об особенностях личности и степени ее исправленности Кроме того люди, очевидно, просто не любят, когда их изучают лица, от которых они находятся в определенной зависимости.

Что касается преступников, действующих на свободе, то они и подавно стремятся вооружиться новейшими средствами тайного общения, рожденными научно-технической революцией (от индивидуальных радиостанций до специальных устройств).

Исследователи выделяют такие способы тайного общения, как акустические, письменные, визуальные, технические. Каждый из них может быть целостной системой сообщения информации и обмена ею в виде письма, условных сигналов и знаков, передаваемых с помощью технических средств (например, по радио) и без использования таковых.

К акустическим средствам тайного общения относят уголовный жаргон, перестукивание("тукование"), пение и выкрикивание. К визуальным средствам относят язык жестов, позы, пантомимы, мимику(так называемый "тюремный семафор"). К тайному письменному общению относят легальную и нелегальную переписку с помощью слов(жаргона), символов, знаков, различных способов шифрования сообщений. В тайном общении используются различные технические средства и устройства для передачи информации.

 

2. Уголовный жаргон ("блатная музыка")

Общая характеристика уголовного жаргона несовершеннолетних и молодых преступников. Существование "своего" языка (военного, спортивного, научного, торгового, медицинского и т.п.) является одной из социально-психологических закономерностей функционирования различных социальных и профессиональных групп. В уголовном мире тоже существует свой язык, проявляющийся в форме воровского (тюремного) жаргона ("воровской речи", "блатной музыки", "блата", "фени"). Уголовный жаргон -не случайность, а закономерное явление, отражающее специфику субкультуры преступной среды, степень ее организованности и и профессионализации. Уголовный жаргон - явление международное. Он родился и развивается вместе с преступностью и отомрет с ее исчезновением (если, конечно, она когда-нибудь исчезнет). Имеется много исследований по истории возникновения, развития и функционирования уголовного жаргона (24; 44; 45; 72; 111; 260; 263; 277; 355; 458; 469; 477; 492; 528). Однако в социально -психологическом плане эта проблема достаточно еще не исследована. Уголовный жаргон - неизбежный атрибут криминальной субкультуры, но это не означает, что с ним не надо бороться. Чтобы успешно вести борьбу с уголовным жаргоном, необходимо изучить закономерности его развития.

Уголовный жаргон - это условный язык. Как и любой жаргон, он имеет свою лексику и фразеологию, включающую на сегодня примерно 16 тыс. слов. Уголовный жаргон является особой словесной системой, базирующейся на фонетике и грамматике общенационального языка и имеющей существенные диалектные и социально-групповые различия. В уголовном жаргоне выделяют разновидности: воровской, тюремный как его основную часть, а также жаргон проституток и сутенеров, рэкетиров, наркоманов, бомжей, несовершеннолетних и молодых преступников и др.

Исторический экскурс. Существуют многочисленные предположения о происхождении уголовного и, в частности, воровского языка. Наиболее известна гипотеза о том, что в основе воровского жаргона лежит язык офенский, ранее употреблявшийся офенями (их называли также ходебщиками, каньчужниками, коробейниками, прасолами) - мелкими торговцами, ходившими по деревням с иконами, лубочными изделиями и другим мелким товаром.

Значит, не случайно в современном воровском языке встречается много слов, относящихся к языку офеней. Однако следует иметь в виду, что в процессе развития воровской и уголовный жаргон вбирал в себя и слова из других "искусственных" языков, которыми в старину пользовались различные замкнутые группы населения.

Полагают, что при возникновении уголовного жаргона в него вошло много слов из профессионального языка моряков, который в известной степени интернационален, а также из языков других народов. Отмечается, например, влияние на него восточных языков, а также еврейского и цыганского (492, с. 88-89).

В. Челидзе прослеживает связь офенского языка с жаргоном музыкантов и актеров - лабужским диалектом. Например, хилять - гулять, идти (ср. офенский: похлил - пошел), клевый - хороший (совпадает с офенским), хилый - плохой (также совпадает), леха - мужик (ср. офенский: лох -мужик) (492, с. 89).

В воровской жаргон вошли слова из языка нищих, также связанного с языком офеней в такой степени, что "... благодаря обилию слов этот язык позволял вести разговоры не только на узкопрофессиональные темы. Собственно воровской язык, по-видимому, более профессионален, хотя, конечно, в его словаре есть слова для ведения и бытовых разговоров" (492, с. 90).

Судить о степени развитости воровского жаргона трудно, поскольку имеющиеся словари отражают лишь часть языка, которым пользуются уголовные элементы. Словари свидетельствуют лишь о том, в какой мере исследователи и сотрудники правоохранительных органов знают этот язык, а не о практическом его состоянии. Возможно, это "лишь отголоски того языка, которым пользуются высшие слои воровского мира и который недоступен исследователям" (492, с. 91).

На развитие воровского жаргона сильное влияние оказали заимствованные из русского языка вульгаризмы. Развиваясь, воровской жаргон перестал быть единым. Пополняясь за счет других "естественных" и "искусственных" языков, он способствовал созданию языков различных преступных сообществ, не относящимся к ворам в законе. На развитии уголовного жаргона в современных условиях отразились, с одной стороны, профессионализация преступности, появление организованной и коррумпированной преступности, а с другой - ее вульгаризация. Пока эта проблема изучается слабо.

Функции уголовного жаргона. Имея много общего в закономерностях возникновения и развития с другими видами профессиональных языков, уголовный жаргон в то же время отличается от них своим аморальным содержанием и криминальными функциями. Прежде всего он предназначен для зашифровки мыслей и тем самым обеспечения живучести преступного сообщества. Это достигается постоянными изменениями, происходящими в уголовном жаргоне (его динамизмом), постоянным обновлением его словаря. Кроме того, в уголовном жаргоне много синонимов. Например, для обозначения способности говорить на воровском жаргоне употребляются как синонимы слова: по фене ботать, курсать, куликать по-свойски, блатыкаться, наблатоваться. Для обозначения проститутки имеются около 180 .терминов, а стукача (доносчика) - свыше 125.

Владение уголовным жаргоном всегда использовалось несовершеннолетними и молодежью и как средство самоутверждения в преступной среде, подчеркивания мнимого превосходства сообщества преступников над другими людьми. Он возник и из объективной потребности распознавания" своих" и выделения их в особую "касту", противостоящую законопослушным гражданам (111; 528). В этом уголовный жаргон по своим функциям схож с татуировками.

Одной из важных функций уголовного жаргона является выявление с его помощью лиц, которые хотели бы проникнуть в криминальное сообщество. В. Челидзе называет этот процесс иерархической диагностикой. Поэтому в определенные моменты употребляется лишь часть всего словаря, что позволяет "изобличать" подосланных властями агентов, изучивших общие основы языка, но не знающих его характера в данный момент (492, с. 92). Те, кто лишь заимствуют воровские обычаи, выдавая себя за закоренелых "воров в законе", быстро проваливаются на таком языковом экзамене, т. к. не знают истинных информационных связей, действующих в преступном мире на сегодня.

Знание воровского жаргона необходимо и для отражения внутригрупповой иерархической структуры. Каждая "каста" имеет здесь свое название. Обозначая каждого члена сообщества терминами жаргона, можно сразу определить и правила их поведения, права и обязанности, систему взаимоотношений с ними, что также отражается в словаре.

Уголовный жаргон выполняет функцию обслуживания преступной деятельности. Это его главное назначение. Основная терминология в нем должна обозначить содержание и характер деятельности, предметы и орудия преступления, ситуации и объекты преступного посягательства, способы ухода от уголовного преследования и т. п.

И, наконец, уголовный жаргон призван обеспечить внутреннюю жизнь криминального сообщества, связанную с дележом добычи, проведением времени, развлечениями, половыми отношениями т. п.

Изучение уголовного жаргона и его разновидностей преследует несколько взаимосвязанных целей. По его распространенности можно изучать уровень развития преступности в стране, судить о степени ее организованности и профессионализации. Чем лучше организована преступность, чем она корпоративное, тем больше потребность преступных сообществ в собственном языке, тем быстрее развивается уголовный жаргон.

Профессионализация преступной деятельности отражается прежде всего на словаре. По нему можно судить об изменениях, происходящих в характере преступности, появлении новых видов преступной деятельности и новых преступных сообществ, о новых способах совершения преступлений, об изобретении предметов и орудий преступной деятельности, способов сокрытия следов и т. п. Появление, например, теневой экономики, рэкета, таксистской мафии, захват заложников, распространение разных видов мошенничества (наперсточников, трилистников и т. п.) способствовало образованию неологизмов в словаре уголовного жаргона.

Уголовный жаргон - важное средство изучения психологии личности и групп преступников. По изменениям в словаре можно сделать заключение об изменениях, происходящих в разных преступных группах, изменениях иерархии тех или иных "каст" преступников. Так, появление коррумпированной преступности привело к появлению распространенных на Западе терминов уголовного жаргона: "крыша", "крестный отец", таксистской мафии - "бомбилы" и т. п. По уголовному жаргону можно судить о динамике основных воровских идей, появлении новых воровских законов или их трансформации.

Изучение возникновения, развития и функционирования уголовного жаргона, оказывается, имеет определенное теоретическое значение для психолингвистики, семасиологии и смежных с ними наук о языке (260).

Практическое значение исследования уголовного жаргона состоит в том, что по нему можно изучать психологию личности конкретного преступника (заключенного, осужденного и т.п.), ее принадлежность к определенному преступному сообществу (ворам, грабителям, рэкетирам, насильникам, бомжам, наркоманам, проституткам т. п.), имеющему свои установки и отношение к закону, правилам человеческого общежития и общечеловеческим ценностям; степень его криминальной зараженности; внутреннее отношение данного субъекта к труду, дисциплине, государственной и частной собственности, к другим людям, к представителям власти, правоохранительных органов и т. п. Если в речи человека преобладают оскорбительные слова по отношению к женщине, нецензурная брань, изощренное глумление над общечеловеческими ценностями (милосердием, состраданием к ближнему, гуманностью и т. п.), пренебрежительно - издевательское отношение к труду людей и их собственности, унижающие достоинство представителей правоохранительных органов высказывания, то можно сказать, что у этого человека нет ничего святого за душой. И это достаточно точно отразит его внутренний мир. По индивидуальному словарному запасу можно также охарактеризовать микросреду, социальную группу ("банду", "команду", "стаю" т. п.), членом которой является данный подросток или молодой человек, ее нормы, ценности, установки.

Изучая жаргон несовершеннолетних и молодых правонарушителей, можно понять их взгляд на жизнь, особенности деформации их личности, отношение к своим социальным обязанностям. Прослеживая динамику развития жаргона несовершеннолетних и молодежи, можно яснее представить те социальные процессы, которые имеют место в их среде и питают их противоправное поведение, а также выработать конкретные меры борьбы с преступностью. Нельзя забывать, что уголовный жаргон, как и любой язык, есть носитель традиций, опыта, культуры социальной общности.

Знание уголовного жаргона помогает понять психологию конкретных групп преступников. Ведь одна из функций уголовного жаргона - стремление придать характер кастовости (плановости) жизни и преступной деятельности, обособиться от "чужих". Необходимо помнить о том, что незнание уголовного жаргона сотрудниками правоохранительных органов, специальных воспитательных и исправительных заведений может негативно отразиться на их деятельности. Например, подготовка к побегу из спецшколы, спецПТУ или ВТК, пронос запрещенных предметов, "прописка" новичков, факты мужеложства и членовредительства, а также другие криминальные действия предотвращались бы намного оперативнее и без промахов, если бы те, кому положено, знали уголовный жаргон.

Несведущий человек ничего не поймет из таких случайно услышанных слов, как: чердак, консуль, нутряк, шопник, пеха, скула, каин, семья, хата и т. п. Но профессионалу это многое скажет о преступниках-карманниках, о том, к какой "масти" принадлежал юный преступник, с кем он был связан, перепродавал ли ворованное, действовал в группе или в одиночку, насколько далеко зашло его криминальное развитие.

Однако изучение и знание уголовного жаргона - это предмет особого педагогического исследования. Оно сходно с анализом речевых ошибок учащихся преподавателем русского (национального) языка. Такой анализ проводится не для того, чтобы самому повторять ошибки учащихся, а чтобы воспитывать у них культуру речи.

Как изучать уголовный жаргон? Здесь может помочь постоянное фиксирование слов и выражений несовершеннолетних и молодежи, относящихся к уголовному жаргону. При этом необходимо помнить о том, что большая часть таких слов заимствована из разговорного языка и вне контекста конкретного речевого общения не имеют жаргонного значения. Например, "колеса" на обычном русском языке и есть колеса, на уголовном жаргоне - ботинки, обувь, ноги, глаза, у наркоманов - наркотические (лекарственные) таблетки.

Уголовный жаргон отличается высокой приспособляемостью к социальной действительности, о чем свидетельствует большое количество синонимов в его структуре, их постоянное пополнение.

Преступность профессионализируется, поэтому уголовный жаргон постепенно приобретает характер профессионального языка. Его словарь составляется из слов, принадлежащих к разным языкам, имеющих наиболее яркое и образное звучание. Развитие интернациональных связей в преступном мире не могло не отразиться на развитии уголовного жаргона. Так, вместо ранее широко употреблявшегося термина "Иван" (обозначавшего главаря банды, шайки), в настоящее время преимущественно используются термины "босс" (от англо. boss - хозяин, шеф, шишка; от нем. der Boss - хозяин, заправила в какой-то организации); вместо термина "кореш" (друг, однокашник), употребляется "кент" (предположительно от нем. kennen - знать, kent - знакомый, известный, не требующий изучения; от англ. kind - род, семейство, родной); вместо "отец" - "пахан" (от нем. die Pacht -непререкаемый авторитет в чем-то).

Уголовный жаргон содержит несколько структурных пластов:

  • выражения и термины, одновременно употребляемые в молодежном и уголовном жаргоне;
  • выражения и термины, одновременно употребляемые в повседневном общении в разных криминальных группах несовершеннолетних и молодежи (воровской жаргон, жаргон рэкетиров, проституток, мошенников, фарцовщиков и т. п.);
  • выражения и термины, употребляемые криминализирующимися лицами в воинской среде (военно-уголовный жаргон);
  • выражения и термины, употребляемые в повседневном общении несовершеннолетних и молодежи при нахождении в закрытом воспитательном и исправительном учреждении, следственном изоляторе, дисциплинарном батальоне и др. (так называемый тюремный жаргон);
  • выражения и термины, употребляемые в "элитарной преступной среде" (язык мафиози и коррумпированных элементов).

Уголовный жаргон быстро проникает в повседневную речь законопослушных подростков, а также в литературный язык. Поэтому было бы неправильным считать, что несовершеннолетние и молодые правонарушители приобщаются к уголовному жаргону только находясь в специальной школе, специальном ПТУ, колонии или следственном изоляторе. В таких заведениях они получают уже повседневную практику его использования, если воспитатели не ведут борьбу с ним. Начало приобщения несовершеннолетнего к жаргону бывает связано с тем временем, когда он учится в средней школе или ПТУ, а иногда еще не ходит в школу. Многие дети-дошкольники, особенно те, у кого родители отбывали наказание, легко понимают и оперируют такими терминами уголовного жаргона, как "мент", "легавый", "мусор", "козел" и другими оскорбительными для работников милиции словами. Овладение уголовным жаргоном интенсифицируется при вхождении подростка в преступную группу, когда возникает реальная потребность в его употреблении.

Следует заметить, что уголовный жаргон легко распространяется среди несовершеннолетних и молодежи. Это связано с его образностью, выразительностью, таинственностью, ироничностью, что привлекает подростков и молодежь. Сравним: слово "убегать" на жаргоне звучит "рвать когти", говорить вздор - "крутить динамо", возводить напраслину на человека - "клеить горбатого к стенке", появиться, прийти - "нарисоваться", уйти, исчезнуть -"слинять". Насмешка, сарказм, колкость, ирония - существенные особенности уголовного жаргона.

В этом отношении уголовный жаргон во многом сходен с молодежным сленгом, также эмоционально насыщенным, ироничным, экспрессивным (см. таблицу 18).

 

Таблица 18

Характеристика некоторых понятий молодежного сленга (34)

  

Термины молодежного сленга Их значение
Алеша (женский род Клава)  Придурок
Баян Ерунда, глупость (синоним - фонарь); антикварный Б. - полная чушь (древний, несовременный)
Белек Ругательство (произносится насмешливо)
Борман Хитрый человек, вечно что-то выспрашивающий, вынюхивающий
Бяха Спиртное
Гады Старомодная обувь
Гамбургер Иностранец
Здравствуй, дерево! Тупой человек ("Да он же полный "здравствуй, дерево!")
Зенки Телепрограмма "Взгляд"
Каркас Презерватив; синоним - спонсор
Карлсон Убогий, жалкий человек
Китайский разведчик Предок, которого не обманешь
Кочумай Употребляется по настроению во всех случаях жизни
Отзынь Отстань!
Соблюдай регламент Употребляется при распитии спиртного из одного стакана, когда кто-то начинает вести разговоры, вместо того, чтобы быстро выпить и передать стакан другим
Фиолетовый Странный
Шуруй отсюда Иди отсюда!
Чавка отвисла Выражение крайнего удивления (синоним - коррида): открыл рот
от удивления
Это бывает перед смертью Говорится о тех, кто ненормально себя ведет
Я в тоске Высшая степень одобрения "Отпад, я в тоске!"
Я тебе не рабыня Изаура Отказ делать что-то по принуждению

 

Уголовный жаргон применяется и для того, чтобы деперсонализировать личность из "чужой" общности. "Чужие" - это "козлы", "крысы", "помойки", "чушки" и т. п. С помощью жаргона, не прибегая к мату, можно растоптать достоинство человека из числа противников или не входящих в данный клан. Вместе с тем с помощью уголовного жаргона преступники пытаются обозначить наиболее часто встречающиеся в их жизни и деятельности явления, события, действия и поступки, облагородить их, придать им приемлемый или невинный характер. Насильник не говорит, что сидит за изнасилование (ст. 117 УК РФ), он говорит: "Иду по молодежной статье". Преступник, изъясняясь на жаргоне, не скажет, что совершил преступление, ограбил, он скажет: "Сработал дело". Вор не похитил и не украл, а "позаимствовал", "купил". Очень редко говорят: "Я из банды такой-то", а чаще: "Я из команды (экипажа, конторы, бригады) такой-то". Преступники предпочитают обозначать свою преступную деятельность "честными" словами. Этой же линии они придерживаются и при обозначении своего поведения в местах лишения свободы.

Интересно то, что в уголовном жаргоне ни одно слово не произносится нейтрально, а чаще всего с подковыркой, с нескрываемым пренебрежением. Говорящий, как правило, стремится кого-то уязвить, задеть, дискредитировать, "поставить на место". В устной речи пренебрежение и издевка дополняются, выраженной в слове ехидно-ироничной интонацией и такой же мимикой. Поэтому не случайно значительная часть слов уголовного жаргона носит непристойный, бранный характер, особенно, если они высказываются в адрес женщин, работников правоохранительных органов, отверженных людей. Так, женщин легкого поведения на жаргоне именуют "плашкетками", "долбежками", "кошелками" и т. п.; лиц из низов - "чушка-ми"("чушпанами", "чухонами"), "помойками", "плебеями", "скорлупой", "зеленью", "горохом" и т. п. Эта терминология и нецензурная брань не только режут слух, но и оскорбляют людей, развращают окружающих, снижают уровень их нравственности, разрушают взаимоотношения между людьми, вызывая ответную грубость, хамство, негуманное поведение и поступки. Поэтому столь часты межличностные и межгрупповые конфликты в криминальной среде по этой причине. Нам известен случай, когда один подросток обозвал другого "козлом" (модным сейчас ругательством). На этой почве возникла драка, в которую были втянуты около 10 человек. Ее результат - тяжкие телесные повреждения у трех участников драки.

Опасность уголовного жаргона в том, что через художественную (чаще - детективную) литературу и периодическую печать он входит в повседневную жизнь. Распространителями жаргона являются и лица, прошедшие ГУЛАГ, а такие есть почти в каждой семье.

Уголовный жаргон несовершеннолетних и молодых правонарушителей, как часть воровского жаргона, имеет свою специфику. В силу возрастных особенностей его носителей он употребляется интенсивнее. В нем идет постоянный процесс словообразования. Значит молодежный уголовный жаргон - весьма динамичное явление и борьба с ним - дело не легкое.

Следует заметить, что молодежный уголовный жаргон включает в себя особый подростково-юношеский словарный состав, паразитирующий па словарной базе родного языка и функционирующий за счет его лексики, фонетики, синтаксиса, грамматических законов. Приведем пример, взятый из письма несовершеннолетнего: "Здорово, Серый! Я опять в Академии. Тяну понемпогу срок... Хрюня закосил. Антя тоже сюда залетел... Мы в отряде у Кащея... Поп шмонал. Надыбал подогрев в телевизоре. Без подогрева хана... Пока шубы нет, покапай в яму к банкиру и пришли подогрев... Телке скажи, что жду на свиданку... По железке до..., а там в сидальник..., вторая наша... Твой Калян". Предложение здесь "работает" за счет грамматических законов русского языка: падежные окончания, предлоги, союзы связывают слова в предложения; соблюден обычный для русского языка порядок слов. Приведенный отрывок переводится так: "Здорово Серый! Я опять в колонии. Время понемногу идет... Хрюня стал прикидываться (хитрить)... Антя тоже попал в колонию... Мы в отряде у (известного корреспонденту и респонденту) начальника отряда по кличке "Кащей"... Воспитатель устроил обыск... Нашел наркотик в тумбочке... Без наркотика плохо. Пока опасности нет, сходи в притон и пришли мне анашу (наркотик)... Знакомой девушке скажи, что жду на свидание... Добираться к нам так: по железной дороге до станции..., а там в автобус... вторая остановка наша... Твой Николай".

Приведем еще начальную строфу из известного стихотворения тюремной лирики:

"Мае хиляю, зырю - кент,

А за ним петляет мент".

Это в переводе означает:

"Я гуляю, вижу, друг идет,

А за ним следит милиционер".

В обоих случаях налицо жаргонный "вирус", паразитирующий на лингвистических законах родного языка, благодаря чему достигается взаимопонимание в речевом общении.

Паразитическое существование и пополнение словарного запаса уголовного жаргона происходит за счет слов родного языка и других национальных языков путем: использования лексического закона дисфемизмов (обратных эвфемизмов), т. е. образования тропов для замены пристойных, естественных в данном контексте слов, непристойными, вульгарными, грубыми; переосмысления значения слов; употребления слова в совершенно ином значении либо конструирования новых слов. Приведем примеры (см. таблицу 19).

 

Таблица 19

Сопоставление содержания некоторых слов русского языка и терминов уголовного жаргона

 

Слова на русском языке Термины жаргона Значение слов в жаргоне
Академия академия тюрьма, колония
Борода борода просп. К. Маркса в Москве
Венчание венчание судебное заседание
Доктор доктор продавец запрещенных товаров
Залететь залететь попасться, попасть
Зубастый крокодил зубастый крокодил просп. Калинина в Москве
Играть на пианино играть на пианино брать отпечатки пальцев
Картавый картавый червонец (с профилем В. И. Ленина)
Косить косить хитрить, обманывать
Подогрев подогрев наркотик (анаша)
Полтинник полтинник пятидесятирублевая купюра
Поп поп воспитатель
Рыжий рыжий золотой
Телефонист (радист, дятел, солист) телефонист, радист, дятел, солист доносчик
Телка телка престижная девушка
Храпеть храпеть запугивать
Чердак чердак верхний карман костюма
Шуба шуба опасность

 

Таким образом, заимствованные из разговорного и литературного языка слова могут применяться в уголовном жаргоне в новом качестве по признаку сходства: "седлать коня" - угнать мотоцикл (общее в посадке и движении), "карета" - автомашина, "извозчик" - таксист (сходны по функциональному назначению); по признаку противоположности: "кудрявый" -лысый человек, "антрацит" - белый наркотический порошок.

Существуя за счет фонетических, грамматических и синтаксических норм родного языка, жаргон несовершеннолетних и молодежи нарушает все его орфографические законы: большинство жаргонных слов имеет разнобой в произношении и написании, например: че(и)фир, шири(е)во, и т. п. Молодежи свойственно подчеркивать скабрезность тех или иных выражений, огрублять и без того грубый характер уголовного жаргона (76).

Мы уже говорили о том, что одним из источников пополнения уголовного жаргона являются национальные языки народов бывшего СССР. Это и понятно, ведь свыше 70 млн. людей бывшего СССР живут на территориях других государств, как сейчас говорят, в положении мигрантов. Несовершеннолетние и молодежь используют и такой модный источник пополнения жаргона как иностранные языки. На такое заимствование влияет факт изучения иностранных языков в школе и ПТУ, но не только это. В последнее время отечественные преступники выходят на международную арену Так российские рэкетиры, действующие в Польше, - это " как правило свободно владеющие польским языком, хорошо одетые молодые парни, все при машинах западного производства" (403). Наплыв российских рэкетиров, разбойников и грабителей из числа молодежи отмечается и в других странах Европы, а также в США и Канаде. Вот еще данные взятые из периодической печати: "...весьма сильные, мобильные и организованные группы рэкетиров действуют в Югославии, занимаясь вымогательством v своих же соотечественников. Пробавляются они и прямыми разбойными нападениями и грабежами. Против соотечественников здесь используются современная техника, усыпляющие препараты и т. п." (87).

Большое беспокойство от наплыва преступников из нашей страны испытывает финская полиция. Государственная комиссия по вопросам деятельности финской полиции считает, что "...организованная преступность из России довольно свободно проникает через границу Финляндии" При этом ...преступники из России действуют вместе с финскими" (Рабочая трибуна, 1991.15.03.). В свою очередь финские преступники проникают на территорию России и действуют вместе с российскими гражданами. Такая деятельность требует, конечно, взаимного знания языков. Все это ускоряет выработку международного уголовного языка.

Наши преступники уже обжились в США, действуя преимущественно также против эмигрантов из стран СНГ. В Канаде отмечается наплыв цыган из Восточной Европы, и прежде всего из СНГ, которые ведут организованную преступную деятельность (513).

Среди преступников и преступных группировок, состоящих из российских граждан за рубежом чаще всего преобладают молодые люди (до 25 - 28 лет).

Закономерно, что несовершеннолетние и молодежь из числа мигрантов быстрее адаптируются в иноязычной среде, проживая на территориях коренных национальностей. Они быстрее находят те лазейки, которые можно использовать на других территориях для совершения преступлений и обогащения. И в этом им очень помогает уголовный жаргон.

Сохраняется и традиционное заимствование слов и терминов уголовного жаргона, например, из тюркских языков: "дори" - лекарство, кокнар" - мак и др.; цыганского: "хилять" - идти; древнерусского: "ксува" и ксива" - письмо, документ, бумага; "хеври" - товарищество; украинского-гаманец" - кошелек и т. п.

Таким образом, пересекая границы, организованная преступность способствует распространению уголовного жаргона, который постепенно становится международным явлением. Часто, несмотря на искажения иностранных или иноязычных слов, восстановить их этимологию не представляет большого труда. Например, в немецком языке - "фрей", в жаргоне -фраер" (свободный человек) (дифтонг "ей" в русском языке произносится как "ай" - "фрай"; "фрай" + суффикс "ер" = "фрайер") "и" не пишется, но произносится. Возьмем другое слово "банхоф", в жаргоне - "бан" "банщик"). Из польского языка пришло слово "куток" (ночлежка) в жаргоне- "закуток".

Уголовный жаргон существенно пополняется за счет профессиональной лексики, особенно рожденной научно-технической революцией. Эти лексемы активно включаются подростками в словарный состав: "вертолет" -пустой человек, болтун; "скафандр" - солдатский мундир. Широко используются и переосмысливаются старые термины для обозначения новых явлений, рожденных научно-техническим прогрессом (см. таблицу 20).

 

Таблица 20

Влияние научно-технического и социального прогресса на уголовный жаргон

 

Формы и способы влияния Термины жаргона Значение терминов жаргона
1. Использование старых терминов для обозначения новых социальных процессов и деятельности людей  волосатик
лохмач
гайдамачить
поп
проповедь
чабан, пастух
стиляга
дружинник
нести службу дружинника
политработник
политзанятие
начальник отряда
 2. Использование старых терминов для обозначения новых технических средств (предметов) канарейка
карета
кляча
кобыла
конь
коробка
люлька
подвал
радость
тачка
телега
чернуха
милицейская машина
такси
автомашина
велосипед, мопед
мотоцикл
телефон
такси
метро
аэропорт
автомашина
трамвай, троллейбус
радио
 3. Заимствование новых научно-технических терминов вертолет
локаторы 
выключить ток 
движок 
лайка 
метро 
прилуниться 
реактор 
скафандр 
телевизор 
троллейбус
(презрит.) пустой человек 
уши 
перестать воровать
мотоцикл, мотороллер 
собака 
подкоп 
сидеть в ресторане 
самогонный аппарат 
солдатский мундир 
прикроватная тумбочка 
человек в очках
4. Использование новых терминов для обозначения новых явлений воспет 
пеструха 
рябушник 
демократизатор 
огнетушитель 
прессовать
воспитатель ВТК(спецшколы) 
такси 
таксист 
милицейская дубинка 
бутылка Цимлянского 
принуждать изменить поведение
5. Использование слов попарно: нового - для обозначения старых и старого - для обозначения новых явлений телевизор
шкаф 
подвал
платяной шкаф ( шкаф для одежды) 
телевизор
метро
6. Стремление с помощью синонимов разнообразить терминологию для обозначения того или иного явления курятник 
петушатник 
обиженка 
свинарник 
дом терпимости 
публичка
камера для пассивных гомосексуалистов, изгнанных из общей камеры
7. Прочие способы лохматая кража 
молодежная статья 
выломить из камеры (из комнаты) 
грызня
изнасилование 
статья за изнасилование 
изгнать из камеры (из комнаты)
прения сторон в суде

 

Как уже отмечалось, несовершеннолетние и молодежь активно преобразуют молодежный язык (сленг) в уголовный жаргон, используя из последнего наиболее грубую часть лексем, например: "фанаты"-болелыцики спортивных команд, артистов, рок-музыкантов и т. п.; "спецуха"-специальная школа для детей и подростков, нуждающихся в особых условиях воспитания или языковая общеобразовательная школа; "шарага"-компания;"тусовка"-место для сбора подростковых компаний; "клево"-хорошо, здорово; "вояки", "кони", "мясо", "мусор" - болельщики тех или иных спортивных клубов. Слова и выражения молодежного сленга могут использоваться в прямом и переносном значении. Например, "шпаргалка", "шпора" - подсказка на уроке, но и подсказка о поведении в суде и на следствии.

Известно, что жаргон несовершеннолетних и молодых правонарушителей отличается и по территориально-региональному признаку. Он зависит от национальных и местных условий, обычаев, языка. У правонарушителей, проживающих, скажем, в Белоруссии или Краснодарском крае, уголовный жаргон будет также не одинаков. Это хорошо видно, на примере терминов, обозначающих групповую стратификацию несовершеннолетних. Если в Хабаровске лидеров именуют шишками, то в Казанских "моталках" - "стариками", "авторами", а в Костромской ВТК - "паханами"("буграми"). Предпочитаемые именуются: в Могилевском спецПТУ - "чистами", "средними"; в странах Прибалтики - "бакланами", в Краснодарском крае - "блатными", в Казанских "моталках" - "средними", в Волгоградской специальной школе - "путевыми"; в армии же - "черпаками", а на флоте "карасями" и т.п.

Высокий динамизм, непостоянство словарного состава уголовного жаргона, частая замена одних терминов другими, их переосмысление - одна из закономерностей его существования, объясняемая возрастными особенностями несовершеннолетних и молодежи, их высокой речевой активностью, стремлением создавать новые термины и немедленно вводить их в оборот. Любое новое явление в криминальной среде немедленно осмысливается и обозначается. Например, после появления видеомагнитофонов сразу же возник термин уголовного жаргона и молодежного сленга "видак".

Уголовный жаргон несовершеннолетних и молодежи можно дифференцировать и по групповому признаку. Его содержание зависит от социальной направленности конкретной группы правонарушителей, ее состава, структуры, уровня культуры и характерологических качеств лидера. Узкогрупповой жаргон обеспечивает преемственность ее норм, традиций и установок.

Взаимосвязь уголовного жаргона с языком тоталитаризма. У уголовный жаргон оказался тесно связанным с существовавшим в обществе языком эпохи тоталитаризма. В нем ярко выражено стремление к иерархизации. Об этом, в частности, говорят наименования иерархических каст в преступной среде. "Верхи" уголовного мира (своеобразные члены Политбюро) именуются приятными, возвышенными терминами ("директор", "автор", "пахан", "барин" и др.), "низы" же стигматизируются неблагозвучными, оскорбительными терминами. Так же образуются и клички, о чем мы говорили выше.

Как и тоталитарный язык, уголовный жаргон характеризуется двоесмыслием. Ведь к "своим" отношение - одно, а к "чужим" - другое. Это же относится и к характеристике деятельности. Так, "воры в законе", изымая деньги у граждан и государства, именуют свою деятельность "работой". Проведенный государством обмен 50- и 100- рублевых купюр на сходках назван ими "государственным бандитизмом". Двоесмыслие в тоталитарном языке - это способность одновременно придерживаться противоположных убеждений и чувство, что убеждения - это одно, а жизнь - другое. Криминальная субкультура как "другая жизнь" в обществе, должна была создать и свой двойной язык: в официальной сфере нужно говорить на одном языке, а в своей общности - на другом. Официальная жизнь для преступника -это жизнь "понарошку", призрачная, а преступная - это нечто реальное.

Уголовный жаргон взял из языка тоталитаризма и такую особенность как схематизация. Человек, употребляющий уголовный жаргон, мыслит контрастами, предпочитая лишь два цвета: для "своих" - белый, для "чужих" - черный. Он не терпит оттенков и полутонов, свойственных демократическому обществу. Черный цвет на уголовном жаргоне обозначает "темную жизнь", "тюрьму", "зону", а белый - свободу, радость и т. п.

Надо сказать и о такой особенности уголовного жаргона, как стремление к стереотипизации, к шаблону. Она проявляется и в мотивировках совершаемых преступлений, в способах самооправдания, механизмах психологической защиты и т. п.

Уголовный жаргон включает много мишуры, недосказанного: убить -"замочить", финка - "перышко", порезать человека - "писануть", прения сторон в суде - "грызня" и т. п.

В настоящее время в уголовный жаргон все больше проникает милитаристская терминология. Вспомним: банды именуются бригадами, отрядами, отделениями, экипажами, командами; главари - командирами, а члены банд - бойцами, пехотой, автоматчиками. Этот процесс берет свое начало в общегосударственном тоталитарном языке, где многие годы общественные события обозначались в милитаристском духе: "битва за урожай", "студенческий десант", "идеологический фронт", "сражение на литературном фронте", литератор - "идеологический боец партии", перо и кисть приравнивались к штыку и т. п. Следует отметить, что в обществе процесс милитаризации общенационального языка не идет на убыль, а в уголовном жаргоне, и подавно, милитаристский дух выходит на передний план, чему способствуют межнациональные конфликты и военные столкновения отрядов национальной гвардии, самообороны и т. п.

В уголовном жаргоне, как и в общенациональном языке времен тоталитаризма, проявляется и механизм компенсации, о котором мы уже говорили, т. е. преступная деятельность обозначается "правильными" или нейтральными словами. Скажите любому грабителю, что он грабитель, он обидится , скажет, что он "штопорило".

Вместе с тем с помощью уголовного жаргона преступники и саморазоблачаются, поскольку язык дан человеку не только для того, чтобы скрывать мысли, но и рассказывать о намерениях, как бы тщательно он их не маскировал. Преступления - это уголовно наказуемые деяния, что хорошо понимают несовершеннолетние и молодежь. Общественное мнение осуждает преступления. А молодому преступнику хочется выглядеть лучше в глазах окружающих. Преступник всегда подозревается в нечестности. "Воры в законе" придумали (в порядке компенсации) категорию "честных", "правильных", "идейных" воров, которые якобы только и пекутся о том, чтобы установить в обществе абсолютную справедливость.

Таким образом, уголовный жаргон, как специфический профессиональный язык, запечатлевает преступный стиль мышления определенной социальной группы населения, и прежде всего - несовершеннолетних и молодежи. Вместе с тем, он разоблачает этот стиль и мстит обществу за прошлое и настоящее. Ведь не секрет, что многие законопослушные лица тоже мыслят на уголовном жаргоне. Это одна из причин криминализации всего населения и прежде всего подрастающего поколения.

Как мы уже отмечали, уголовный жаргон непрерывно развивается. В нем появляются одни и исчезают другие слова, но он по-прежнему обслуживает и будет обслуживать криминальную деятельность людей. Чтобы потеснить уголовный жаргон из речевой культуры надо изменить образ мыслей всех людей. Нужно сделать мак, чтобы они не "доставали" какую-то вещь, а покупали ее, чтобы не "давали на лапу", а оплачивали услуги по закону. Тогда сфера функционирования уголовного жаргона будет сужаться, его терминология будет заменяться словами общенационального языка (280).

Одной из причин динамизма уголовного жаргона является не только динамизм самой преступности, но и двусторонний процесс проникновения отдельных слов из уголовного жаргона молодежи в обычный разговорный и литературный язык, и, наоборот, из литературного и разговорного языка (например, молодежного сленга) - в жаргон. Идет процесс, в котором сталкиваются различные языковые потоки: язык бюрократов и приверженцев тоталитаризма, язык профессионалов-уголовников, молодежный сленг, разговорный и литературный языки, иностранные языки и т. п. В этих условиях ушедшие из уголовного жаргона в разговорный и литературный язык жаргонные слова заменяются новыми, "засекречивающими" те или иные "рассекреченные" виды криминальной деятельности, события, явления, предметы и т. п.

Подводя итог, скажем, что вред уголовного жаргона заключается в том, что он учит личность мыслить криминальными категориями, прививает ей извращенные взгляды и убеждения, насаждает отвращение к труду, жестокость и бесчеловечность, восхваляет "красоту" преступного образа жизни, воровскую хитрость, культ силы, презрение к общечеловеческим ценностям и общечеловеческой морали, искажает и извращает правосознание личности.

Необходимо помнить, что уголовный жаргон, как и любой язык, легче усваивается в подростковом возрасте. Поэтому важно уберечь подростков и молодежь от уголовного жаргона. Пока это, к сожалению, только мечта.

Распространенность уголовного жаргона. Не драматизируем ли мы события, когда говорим о необходимости борьбы с уголовным жаргоном? Может быть он не так широко распространен среди несовершеннолетних правонарушителей и молодых преступников? И где он больше распространен - в закрытых воспитательных и исправительных заведениях или в преступных группах на свободе? Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к результатам исследований. Согласно этим исследованиям четверо из пяти несовершеннолетних, находящихся в спецшколах и спецПТУ, пользуются жаргоном. У каждого пятого подростка устная речь изобилует жаргонными выражениями. Не употребляет жаргонных слов и выражений лишь один из семи подростков (и то условно).

Приведенные данные говорят о сильной пораженности учащихся спецшкол и спецПТУ уголовным жаргоном. Эти данные незначительно отличаются от данных распространенности уголовного жаргона в воспитательно-трудовых колониях. Уголовным жаргоном поражены не только негативно настроенные подростки, но и активисты, члены органов ученического самоуправления. Поэтому так трудно бороться с ним.

Бороться с уголовным жаргоном трудно и потому, что он непосредственно связан с групповым поведением, вне которого не существует. Ведь уголовный жаргон является средством коммуникации в криминальной группе. Но и на свободе подростки и молодежь говорят на таком густом уголовном жаргоне, который не всегда услышишь в колониях и тюрьмах. Следовательно, борьба" с ним - это борьба с самими криминальными группами.

Усвоение уголовного жаргона - сложный стихийный процесс. Основную роль здесь играют механизмы психического заражения и подражания. Подросток и молодой человек, подражая сверстникам, усваивает терминологию, порой не зная как следует ее содержания. Менее половины подростков, пользующихся уголовным жаргоном, знают смысл употребляемых слов и выражений. Остальным знакомы лишь наиболее часто употребляемые термины.

Значительная часть несовершеннолетних и молодежи употребляет уголовный жаргон в целях самоутверждения и подтверждения своей принадлежности к преступной среде. По мнению каждого второго, приобщению к уголовному жаргону способствуют сложившиеся в "зонах" традиции. Каждого седьмого прельщает необычность, эмоциональная насыщенность употребляемой терминологии. К сожалению, нередко несовершеннолетние употребляют жаргонные слова и выражения, подражая взрослым, порой и воспитателям. Борьба с уголовным жаргоном пока ведется слабо. Свыше 80% случаев употребления жаргона несовершеннолетними проходят незамеченными воспитателями, педагогами или те на такую речь воспитуемых не реагируют.

Доверительные беседы с выпускниками спецшкол, спецПТУ, освобожденными из ВТК, которых уже не страшит дисциплинарная ответственность, показали, что жаргонные слова и выражения употреблялись юными правонарушителями в основном потому, что к этому их принуждала обстановка в спецучереждении. Они считают, что борьбе с уголовным жаргоном надо уделять больше внимания, поскольку он оказывает негативное влияние на отношения в коллективе, унижает и оскорбляет личность. Это подтверждают и многие сотрудники закрытых спецучреждений, которые видят, как уголовный жаргон разделяет людей в подростковой среде, порождает межличностные конфликты, нередко заканчивающиеся драками, хулиганством, самовольным уходом из спецшкол и спецПТУ и побегами из ВТК. Однако не все сотрудники спецучреждений видят в уголовном жаргоне опасность. Они сами нередко употребляют жаргонные слова и выражения в процессе общения с воспитуемыми. Это затрудняет борьбу с уголовным жаргоном в специальных воспитательных и исправительных учреждениях.

Вопросы профилактики уголовного жаргона и повышения культуры речи подростков и молодежи. Говорить о полном искоренении уголовного, в том числе и воровского, жаргона в среде подростков и молодежи в современных условиях не приходится. Связь жаргона с молодежной преступностью прямая и прочная. Налицо новые виды преступных проявлений, возникают новые термины, обслуживающие их. Повысились, например, цены на мясо и в ряде регионов участились в 5 - 7 раз случаи кражи скота и птицы. Повсеместно взрослые толкают на эти преступления несовершеннолетних, чтобы самим избежать уголовной ответственности. И, что интересно, мафия немедленно взяла эту область криминальной деятельности под свой контроль. Сразу же начался процесс пополнения уголовного жаргона, обслуживающего эту область криминальной деятельности, новыми терминами. Появились, например, слова, обозначающие разные виды скота и птицы, их перегона, переработки, сбыта, укрытия, а также различных хозяйственных построек, где они. содержатся.

Тем не менее бороться с уголовным жаргоном необходимо. Нужно помнить о том, что профилактика уголовного жаргона - это борьба за повышение языковой и общей культуры подростков и молодежи. Повышая уровень культуры подрастающего поколения, можно влиять и на уровень преступности.

Анализ причин, источников возникновения и механизмов функционирования уголовного жаргона в среде молодых и несовершеннолетних правонарушителей, позволяет наметить и пути повышения уровня языковой культуры. Особенно необходимо вести эту работу в спецшколах, спецПТУ и ВТК, где подростки проходят "практику" в овладении уголовным жаргоном, и откуда он затем переносится в среду законопослушных подростков и юношей.

В системе мер борьбы с уголовным жаргоном наиболее эффективны:

  • повышение общей культуры несовершеннолетних и молодежи, в том числе культуры их речи;
  • применение моральных методов воздействия и в первую очередь убеждения;
  • использование коллективного мнения несовершеннолетних и молодежи по поводу применения уголовного жаргона;
  • активизация органов самоуправления и общественных организаций в борьбе с этим злом;
  • формирование моды на языковую культуру;
  • пример в этой важной работе старших (родителей, воспитателей, мастеров, преподавателей и администрации);
  • создание молодежных объединений, борющихся за культуру языка (языковую экологию).

В профилактике уголовного жаргона некоторые излишне уповают на использование методов, свойственных периоду тоталитаризма: запретительных мер и дисциплинарных взысканий, тогда как упор необходимо делать на повышение общей культуры подрастающего поколения, используя моральные методы воздействия. К борьбе с уголовным жаргоном следует привлекать общественность из объединений несовершеннолетних и молодежи, а также профсоюзных организаций и органов ученического самоуправления.

Следует иметь в виду, что всяческие запреты лишь активизируют социально - психологический механизм их нарушения. Ведь известно, что запретный плод сладок. Поэтому любой административный запрет нуждается в постоянном контроле. Силами одного педагогического коллектива такой контроль обеспечить невозможно. Выход можно найти в активизации всеобщего движения за чистоту языка, культуру речи, борьбу с ее засорением жаргонизмами, нецензурными словами и т. п. Что касается взысканий, то подростки и молодежь быстро привыкают к ним. У них активизируется механизм самооправдания и психологической защиты и они попросту перестают на них реагировать.

Выше отмечалось, что несовершеннолетние и молодежь приобщаются к жаргону задолго до поступления в закрытые воспитательные и исправительные учреждения. Поэтому бороться с уголовным жаргоном несовершеннолетних и молодежи нужно не только в спецшколе, спецПТУ или ВТК. Работники специальных воспитательных и исправительных учреждений должны знать из какого приемника-распределителя (какой области, края, республики) какую разновидность уголовного жаргона приносят новички. К сожалению, сотрудники спецшкол и спецПТУ не всегда психологически и практически подготовлены к данной работе. Лучше подготовлены к этой работе сотрудники ВТК, т. к. у них больше опыта.

Борьба с уголовным жаргоном может быть успешной, если каждый сотрудник будет знать социально-психологический механизм его функционирования, социальные функции, причины и условия распространения среди подростков и молодежи; если он сумеет разъяснить влияние уголовного жаргона на нравственность личности и сплочение коллектива; покажет пример повышения культуры речи, борьбы за чистоту языка.

В повышении уровня общей и речевой культуры несовершеннолетних и молодежи могут помочь учителя школ, администрация учреждений. Профилактическую работу надо начинать с первых дней пребывания подростка в спецшколе, спецПТУ и ВТК, предупреждая каждого новичка о недопустимости пользования уголовным жаргоном и личной ответственности за это. Следует разъяснять каждому из них "Правила внутреннего распорядка и поведения осужденных ВТК" (учащихся спецшкол и спецПТУ), которые запрещают употреблять жаргонные слова.

В адаптационный для новичка период воспитатель и преподаватель русского (национального) языка и литературы с помощью психолога (методиста) должны выявить подростков, речь которых изобилует уголовным жаргоном, и разработать индивидуальные меры повышения культуры их речи.

Действующие инструкции о режиме возлагают на воспитателей этих учреждений контроль за перепиской подростков и молодых правонарушителей. Например, воспитатель спецПТУ "...обязан знать, с кем учащийся поддерживает связь за пределами училища, характер этой связи, какое влияние она оказывает на учащегося". Он должен разъяснить новичку недопустимость употребления уголовного жаргона в письмах, напомнить об ответственности за это. С подростками и молодыми правонарушителями необходимо вести работу по письмам, временно задержанным к отправке (получению) в связи с использованием в них уголовного жаргона.

Работая с несовершеннолетними и молодежью, преподаватель русского (национального) языка и литературы должен следить за развитием культуры их устной речи. Основным средством достижения этой цели является расширение активного и пассивного словарного запаса подростка путем ведения им словарей, обучения произношению трудных слов, написания памяток, использования средств наглядности и местной ретрансляционной сети.

Для развития письменного общения преподавателям следует использовать эпистолярное наследие видных общественных деятелей, ученых, писателей.

Все сотрудники указанных учреждений должны следить за тем, чтобы на страницах учебников и книг, на стенах различных помещений и в других местах не появлялись жаргонные и нецензурные выражения, хулиганские рисунки. К этой работе целесообразно привлекать членов общественных организаций, объединений молодежи, органов ученического самоуправления. Существенную помощь здесь может оказать, например, библиотечная комиссия и комиссия по поддержанию дисциплины и внутреннего распорядка. Обнаружив исписанные учебники и книги, надписи на стенах и т. п. следует привлекать виновных к дисциплинарной ответственности.

Жаргонные выражения циничного содержания, высказываемые в адрес других лиц, должны рассматриваться как хулиганские действия, связанные с оскорблением личности.

В борьбе с уголовным жаргоном помогает и самовоспитание несовершеннолетних и молодежи. Необходимо, чтобы подростки и молодые люди, принимая самообязательства по самовоспитанию, предусматривали в них пункт об отказе от употребления уголовного жаргона. Следует периодически обсуждать вопросы борьбы с жаргоном на общих и профсоюзных собраниях подростков и молодежи, а также собраниях педагогического коллектива и заседаниях педагогического совета.





НАВЕРХ