Сайт Юридическая психология
Вокруг юридической психологии: факты, мнения, комментарии...

Спрос на агрессию

Михаил Виноградов


Психиатр-криминалист Михаил Виноградов — о природе индивидуального терроризма


В последнее время в СМИ все чаще попадают сообщения о лицах, демонстрирующих немотивированную агрессию в отношении незнакомых людей. Иногда ответственность за такой инцидент спешит взять на себя какая-нибудь экстремистская группировка. Некоторые исследователи уже запустили в обращение новый термин — «индивидуальный терроризм». И тут следует отметить, что за этим явлением кроется целый ряд проблем, характерных для современного общества.

Сегодня агрессивность становится некоей современной положительной чертой. Общение в интернете, в социальных сетях насыщено агрессивным отношением к окружающим и к самому себе. Индивидуальная агрессивность была всегда, но реализовать ее было сложно — общество внимательно следило за агрессией отдельных индивидов и жестко ее контролировало. Я имею в виду общество наше — советское, российское.

Сегодня же для реализации агрессивности имеются все условия. Постепенно этот контроль утратился, и агрессивность стала каким-то признаком превосходства над другими.

Люди стали агрессивны и агрессию выражают по-разному. И в прямом смысле слова — убийством, истязанием, садизмом, и агрессивностью в высказываниях, которые могут быть распространены в интернете и дают возможность для сублимации отрицательной энергии. Это проблема агрессивности сегодняшнего дня.

Ведь что представлял собой Брейвик? По большому счету ничего: злобный, неустроенный, неуверенный в себе человек нашел возможность реализовать свою злобу и агрессивность, а самое главное — недовольство самим собой — в жесточайших убийствах.

Что ответило общество Брейвику? Да ничего. В былое время его бы приговорили к высшей мере и ликвидировали, поставив на этом точку. Сегодня же социум создал ему комфортные условия. Ему были предоставлены более чем приемлемые условия жизни: фактически отдельная квартира, внимание журналистов всех стран.

Можно даже сказать, что сегодня эту агрессивность в обществе культивируем мы сами. Более того, если полицейский в той же Америке застрелит такого агрессивного одиночку при задержании, то общество начинает задаваться гневными вопросами: «Убил?! Зачем? Почему? Как?»

Человек, который ликвидировал зло, сам провозглашается злом со стороны общества. И в этом заключается главная проблема.

Конечно, в обществе всегда были психологически неустойчивые личности с накопившимися обидами, агрессией. Но важно понимать, что сегодня на агрессивных людей с выраженными психологическими проблемами существует спрос. И спрос этот формируется со стороны разного рода экстремистских организаций, использующих личностные проблемы и девиации в качестве инструмента.

Можно рассмотреть пример Варвары Карауловой, которая отправилась в Сирию если не убивать, то способствовать этому. А ведь она была студенткой престижного вуза, знала несколько языков. Что ее понесло в, по сути дела, убийцы? Какие планы она пыталась реализовать? Отец с адвокатом сумели ее вызволить и вернуть в Россию, ей дали какой-то срок. Изменило ли это что-нибудь в ее сознании? Думаю, что нет. Напротив, это только повысило самооценку.

Дело в том, что во время так называемой психологической вербовки людей готовят таким образом, что они начинают видеть в своих действиях элементы подвига.

Такой подготовкой занимаются специалисты высокого уровня, и в этом смысле мы выходим еще на одну проблему, широко говорить о которой как-то не принято. К сожалению, некоторые бывшие сотрудники ряда спецслужб, которые раньше занимались антитеррористической деятельностью, сегодня сами участвуют в подготовке террористов.

Что же это за перевертыши? Чаще всего ими становятся сотрудники, которых отправили на пенсию. Ведь это тоже во многом психологическая проблема. Выйдя в отставку, люди оказываются предоставлены сами себе, ощущают свою ненужность. Человеку хочется продолжать дело, которым он занимался всю жизнь, которое он хорошо знает, быть востребованным. И в результате — он его продолжает. Он живет той же «деятельной» жизнью, как и раньше. Но если прежде он общество защищал, то сегодня он реализует все свои желания в агрессии к обществу.

Проблема психологической вербовки и перевербовки очень сложная. Для нас сегодня — это вопрос государственной политики. Главное здесь — не отпускать таких людей в никуда, дать им возможность самореализоваться, но в ином статусе. Сегодня сотрудник силового ведомства не просто уходит в отставку. Ему стремятся предложить работу, в которой он и в дальнейшем почувствует себя востребованным, нужным, и тоже рискованную и геройскую.

Кое-что в этом направлении уже делается.

Что же касается «людей-инструментов», реализующих индивидуальные теракты и экстремистские акции, то с этой проблемой надо бороться, прежде всего широко задействуя систему служб психологической помощи.

В России сегодня такие службы создаются, но пока охватить всех, кто в этой помощи нуждается, мы объективно не можем. Да и не все за такой помощью идут, а находят самореализацию, очень опасную для общества и для себя.

Автор — руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях



Источник: Известия






© ЮрПси, 2003-2017.
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на сайт
"Юридическая психология" обязательна (в интернете — прямая гиперссылка).