Сайт Юридическая психология
Вокруг юридической психологии: факты, мнения, комментарии...

Чужие и хищники.
Откуда берутся социопаты и так ли они опасны

Дарья Варламова


Иллюстрация: Juliеn Pacаud

Антисоциальное расстройство (или социопатия) — уникальный в своем роде диагноз. В общественном сознании, да и по мнению ряда уважаемых специалистов, это расстройство почти официально «отвечает» за поставку в наш мир злодеев — как кинематографических, вроде Гордона Гекко и Декстера, так и вполне реальных (это показывают исследования криминального психолога Роберта Хаэра в тюрьмах). Но, возможно, такой взгляд слишком упрощает картину.

Разговор о социопатии стоит начать с двух дисклеймеров. Во-первых, не нужно путать это расстройство с социофобией (это распространенная ошибка). Социофобия — разновидность тревожного расстройства, при котором человеку дискомфортно общаться с малознакомыми людьми и вообще бывать на публике; он слишком переживает о том, достаточно ли вписывается в общество и какое впечатление производит. Социопат не переживает практически никогда, и уж в последнюю очередь его беспокоят ожидания и реакции других людей, тревожность ему вообще не свойственна. Это расстройство вызывает в первую очередь проблемы этического порядка (правда, это проблемы скорее для окружающих социопата людей, а не для него самого, пока он не попадается на нарушении законов). Люди с антисоциальным расстройством практически неспособны испытывать привязанность к другим, сочувствие, чувство вины и раскаяние. При этом они эгоцентричны, импульсивны, и постоянно ищут удовольствий или хотя бы приключений. В сочетании это дает гремучую смесь: примерно 20% тюремных заключенных составляют социопаты.

Во-вторых, разные специалисты используют разные названия: «антисоциальное расстройство», «диссоциальное расстройство», «социопатия», «психопатия». В России это создает дополнительную терминологическую путаницу, потому что у нас по старинке, еще с 1930-х годов, привыкли называть психопатиями любые расстройства личности. Но на Западе психопат — это антисоциал, и я буду для удобства использовать этот термин.

Психопат-тест

Распространением щекочущей нервы концепции «хищники среди нас» мы обязаны канадскому специалисту по криминальной психологии Роберту Хаэру. Он создал поистине демонический образ психопата в своих книгах и разработал «психопат-тест» из 20 критериев для выявления расстройства — он сейчас пользуется большой популярностью во всем мире. За каждое соответствие конкретному критерию тестируемый получает три балла, и человек, набравший 30 баллов и более, может считаться выраженным психопатом. Естественно, результаты теста должны оцениваться психиатром на основании личного интервью и знаний о социальном бэкграунде опрашиваемого; здесь тест предлагается для развлечения и расширения кругозора:

    льстивое, поверхностное обаяние;

    значительная переоценка своих возможностей;

    постоянная потребность в стимуляции;

    патологическая лживость;

    манипулирование;

    отсутствие чувства вины;

    слабые эмоции;

    паразитический образ жизни;

    слабый контроль за поведением;

    беспорядочное половое поведение;

    ранние проблемы с поведением;

    отсутствие долгосрочных жизненных целей;

    импульсивность;

    безответственность;

    отказ брать на себя ответственность;

    множество кратковременных связей;

    преступления в юном возрасте;

    нарушение обязательств;

    черствость и отсутствие эмпатии;

    большой преступный потенциал.

Это не единственный инструмент диагностики: расстройство также значится в крупнейших диагностических справочниках МКБ и DSM как «антисоциальное» и «диссоциальное». Описания симптомов там несколько различаются и не во всем соответствуют портрету психопата, созданному Хаэром, но это довольно тонкие нюансы, сравнение которых представляет интерес в основном для профессионалов. Простой человек может получить достаточно полное представление об антисоциалах, воспользовавшись любым из этих трех источников.

Волки с Уолл-стрит и незадачливые хулиганы

По разным оценкам, антисоциалы составляют 1–4% населения (среди мужчин их заметно больше). Как и при любом расстройстве, тут есть целый спектр: какие-то больные отличаются большей агрессией и импульсивностью (и с большой вероятностью еще в юности попадут в места не столь отдаленные, не успев повстречаться с вами), другие демонстрируют большую холодность, самообладание и навыки манипуляции (они неплохо устраиваются в юридических фирмах, корпорациях, армии и сферах, связанных с политикой). Есть и промежуточные варианты. Но при всем разнообразии проявлений в психиатрии принято различать два типа антисоциалов: более низкофункциональных обычно называют социопатами, а более адаптированных — психопатами. Есть мнение (впрочем, не всеми разделяемое), что психопатами рождаются, и среда тут не играет особой роли, а социопатов, наоборот, скорее формирует плохое воспитание и детские психотравмы. Но и во втором случае должны быть генетические предпосылки — в 2002 году исследование ученых из Флориды показало, что существует определенная вариация гена, контролирующего синтез фермента моноаминоксидазы А (низкий уровень этого фермента связывают с агрессивным поведением), «запускающая» социопатические черты у мужчин, с которыми плохо обращались в детстве. Мальчики без этого гена, выросшие в подобных условиях, симптомов социопатии не проявляли.

Маски-шоу

Главное конкурентное преимущество успешного психопата — завидная способность быстро «считывать» информацию об окружающих людях и использовать ее для обмана и манипуляции, а также очень талантливо имитировать обычные человеческие эмоции. Такой человек может какое-то время очень убедительно изображать филантропа, если это будет ему выгодно, заводить друзей и вступать в брак, а потом спокойно перешагивать через своих близких, если это нужно ради цели. Конечно, существование таких личностей вызывает паранойю — как отличить по-настоящему хорошего человека от расчетливого манипулятора? Тем более, как показало исследование канадского психолога Анджелы Бук, у антисоциалов особенно хороший нюх на слабых и уязвимых — оказалось, что они способны определить людей, которые уже неоднократно становились жертвами агрессоров, просто по походке, даже не разговаривая с ними.

Второе преимущество — способность сохранять необычное хладнокровие в рискованных ситуациях. Это связано с тем, что нервная система психопатов сильнее реагирует на положительные стимулы и плохо связывает опасное действие и негативный результат. А значит, они так сосредотачиваются на возможных приятных последствиях своих действий, что не успевают забеспокоиться. Кроме того, чувство страха у них в целом притуплено по сравнению с обычным человеком.

Это лечится?

Пока большинство психиатров сходятся во мнении, что антисоциальное расстройство неизлечимо. Создать препарат, повышающий эмоциональность и эмпатичность, до сих пор не удалось, да и психопаты не чувствуют себя особо обделенными и не спешат открывать для себя светлый мир человечности.

По этой же причине психотерапия нечасто приводит к прогрессу, даже если больного удастся на нее затащить — такие пациенты пытаются провоцировать врача или манипулировать им, а также использовать полученную от терапевта информацию об устройстве человеческой психики, чтобы обманывать окружающих.

Возможно, больше усилий стоит направлять не на лечение, а на адаптацию антисоциалов к жизни бок о бок с обычными людьми. Как считает Роберт Хаэр, лучше не пытаться достучаться до таких людей эмоционально, а, оперируя рациональными аргументами, объяснить им, что разрушительное поведение не в их интересах, и показать, как можно удовлетворять свои потребности, не конфликтуя с обществом.

Несмотря на то что психопатов часто ассоциируют с серийными маньяками, это расстройство далеко не всегда вызывает склонность к убийству. Самые умные антисоциалы часто подаются в финансовую сферу, где можно незаметно разжиться на махинациях, а многие вообще никогда не нарушали закон. Поэтому все-таки не стоит приписывать им все возможные пороки — в силу устройства психики у антисоциалов есть большой потенциал для аморальных и незаконных поступков, но реальные проявления могут сильно различаться.

В 2005 году нейробиолог Джеймс Фэллон обнаружил на скане своего мозга патологию, типичную для психопатов. Он сделал «каминг аут» — выступил на конференции TED, дал несколько интервью, написал книгу «Психопатия изнутри» и уверяет, что старается контролировать свои психопатические черты, чтобы оставаться в гармонии с окружающими. А оксфордский психолог Кевин Даттон, активно исследовавший расстройство, считает, что некоторые психопаты вполне могут приносить пользу обществу — например, благодаря хладнокровию, из них получаются хорошие хирурги. Об этом можно почитать в его книге «Мудрость психопатов».



Источник: Сноб






© ЮрПси, 2003-2017.
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на сайт
"Юридическая психология" обязательна (в интернете — прямая гиперссылка).