Сайт Юридическая психология
Вокруг юридической психологии: факты, мнения, комментарии...

Синдром Вертера.
Не поощряют ли новости о терактах и катастрофах стрелков из Ивантеевки

Татьяна Владыкина, Елена Яковлева


Дождь, слезы, фото- и телекамеры - феномен "школьного стрелка"
в центре внимания СМИ и общества.
Фото: Сергей Савостьянов

У таких печальных историй, как школьная история ученика 9 "а" класса Михаила П., напавшего в Ивантеевке на учительницу и устроившего стрельбу из пневматического пистолета, всегда есть прототип. На этот раз прототипом послужила американская история двух "школьных стрелков". Михаил даже взял себе ник, близкий к фамилии парня, устроившего бойню в американской школе "Колумбайн" в 1999 году.

Исследователи считают, что в таких случаях срабатывает так называемый "синдром Вертера". Как после появления романа Гете "Страдания юного Вертера" последовала волна подражательных самоубийств из-за несчастной любви, так всякая современная будоражащая история, рассказанная публично, вызывает шквал опасных, а то и смертельных подражаний. Что же делать? Как ослабить "синдром Вертера"?

— Я считаю, что мы не можем ограничить такие явления, как сумасшедшие поступки,— считает известный кинорежиссер Алексей Герман. -В обществе всегда есть процент людей с неустойчивой психикой. Это группа риска, и даже в самых закрытых странах происходит ровно то же самое, только об этом никто не знает. Когда мы что-то ограничиваем — заглушаем, придавливаем, причесываем, сотрудники ГИБДД от этого не перестают брать взятки, а полицейские "крышевать" магазины, которые вовсю торгуют ночью алкоголем. У нас уже было моралистское государство — Советский Союз, которое рассыпалось, как только не стало хватать колбасы. Поэтому я вместо запретов и ограничений предложил бы превентивно отслеживать таких людей. Внимательно смотреть, кто интересуется сомнительными сайтами. Для этого у правоохранительных органов есть мощности. Да, тут много работы, но все настоящее — сложно. А просто как раз ограничивать. Но за простым решением следует куча сложных вопросов. Не станем же мы модерировать содержание Fox News или CNN.

Каждый пятый подросток был жертвой буллинга в школе и в Сети. А каждый четвертый — агрессором

По мнению Алексея Германа, еще большая трагедия и опасность — это ожесточение одной части общества против другой, "когда придет человек с топором и поубивает десятерых, только за то, что они "не так" думают".

"Замалчивать такие истории нельзя, — поддерживает режиссера психолог, заместитель директора Института психологии РАН Андрей Юревич. — Попытки что-то скрыть от населения лишь увеличивают недовольство СМИ. За замалчиванием скрывается недоверие и неуважение к людям". Но, по его мнению, не надо забывать и о том, что информация о негативных явлениях может не только наносить вред людям с неустойчивой психикой, но и должна мобилизовывать общество на их преодоление. И влияние информации о преступлении на готовность его повторить зависит от контекста преподнесения этой информации. Информация о том, что преступления остаются безнаказанными, содействует увеличению их количества, а о том, что преступление неизбежно влечет за собой наказание, наоборот, снижает. Но форма преподнесения негативных новостей в любом случае не должна травмировать психику: на экранах не нужны кровь и слишком натуралистические подробности, подчеркивает психолог.

У темы "ивантеевского стрелка" есть еще один поворот. Мальчишкой пренебрегали, его третировали, над ним насмешничали. Он был своего рода "чучелом", разве что без показательной казни. Взявшись за кухонный топорик, он так — ужасно — пытался восстановить уважение к себе. Жестоко психологически опущенные до состояния "чучела" школьники сегодня превращаются в обозленных "стрелков"?

— Да, феномен "чучела" сейчас имеет более экстремальные проявления, — уверен Андрей Юревич. — И причины тут не только психологические (третирование непопулярных детей и т. п.), но и социальные. Сегодняшние дети — это дети "детей 90-х", выросших в условиях тотальной криминализации и культа грубой силы. Свои криминальные и полукриминальные привычки они передают детям. Для профилактики таких случаев среди школьников необходимы перевоспитание и декриминализация общества. Сегодня ситуация лучше, чем в 1990-е, но все же очень далека от желаемой.

Школьная травля приводит к серьезным последствиям, сильно травмирующим детей, также считает психолог Галина Солдатова. Сегодня дети часто создают в Сети "страницы ненависти". Некая группа детей заявляет: "мы ненавидим Алену К." и начинает коллективно ее травить, регулярно выставляя видео или фото, полные ненависти. "Мы постоянно боремся с ресурсом "ВКонтакте", требуя, чтобы такие группы закрывались, но они снова растут, как грибы, — рассказывает Галина Солдатова. — По данным наших исследований, среди подростков каждый пятый был жертвой буллинга в школе и в Сети. А каждый четвертый заявил, что был агрессором. Агрессоров оказалось больше. Есть еще иь "хамелеоны", те, кто был и жертвой, и агрессором. Желая взять реванш за роль "жертвы".

Психологи единодушно настаивают, что у нас растет молодое поколение, в котором продолжает культивироваться агрессия. И агрессию, часто нелепую и, к счастью, во многих случаях неэффективную, но так легко совершаемую ни в чем не уверенными подростками, надо выводить из моды.

Памятка психолога

Памятку для родителей я бы свел к одному: не делайте другим того, чего бы вы не хотели видеть сделанным в отношении вас, — советует Андрей Юревич. — К сожалению, во многих наших семьях детям передается дурной опыт: физическое насилие практикуется в каждой пятой российской семье. Но и в благополучных семьях возможно появление "стрелков". Чтобы его избежать, надо уделять детям больше внимания, а при выявлении у них серьезных психологических проблем незамедлительно обращаться к психологу.



Источник: Российская газета - Федеральный выпуск №7366 (200)






© ЮрПси, 2003-2017.
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на сайт
"Юридическая психология" обязательна (в интернете — прямая гиперссылка).