Сайт Юридическая психология
Вокруг юридической психологии: факты, мнения, комментарии...


Психология корпоративного мошенничества

Святослав Ефремов

Корпоративное мошенничество (также применяются термины «должностное мошенничество», «внутреннее мошенничество») — одна из крупнейших проблем бизнеса.

Зародившаяся в незапамятные времена, она продолжает оставаться актуальной и в мире постмодерна.

Несмотря на продолжающийся рост информатизации и роботизации производственных процессов и управления, статистика в мировом масштабе остается практически неизменной — в среднем, потери компаний от корпоративного мошенничества эквивалентны 5% выручки. В развивающихся странах этот показатель достигает 15%. А ведь пострадать от корпоративного мошенничества может не только сам бизнес, но и напрямую его акционеры, банки-кредиторы, государство и общество.

Многие компании смиряются с этой действительностью, рассматривая корпоративное мошенничество как некое «стихийное бедствие», и заранее оценивая потери от него как неотъемлемые расходы бизнеса.

Другие бизнесмены не опускают рук и продолжают упражняться в совершенствовании средств контроля, повышении уровня корпоративной культуры и комплайенса. Стараясь, если не искоренить явление корпоративного мошенничества, то хотя бы снизить риски до приемлемого уровня.


Сущность корпоративного мошенничества

Мошенничество, в широком смысле — это нарушение имущественных прав любого лица (человека, компании, государства) путем обмана или злоупотребления доверием такого лица.

Соответственно, мошенничество отличается от ограбления тем, что использует обман и сокрытие истинных целей преступника.

Обман подразумевает, что преступник должен создать некую «альтернативную реальность», которая введет в заблуждение окружающих — как для того, чтобы совершить мошенничество, так и для того, чтобы скрывать его после совершения.

Именно обман является ключевым элементом, делающим мошенничество возможным, и именно на разрушение этой «альтернативной реальности» направлены большинство методов борьбы с мошенничеством.

При этом нанесение ущерба при мошенничестве может трактоваться достаточно широко — как безвозмездное завладение чужим имуществом, так и его использование для собственной выгоды или в пользу третьих лиц (соответственно, лишая этих выгод законного выгодополучателя).

В свою очередь, корпоративное мошенничество — это мошенничество, совершенное путем незаконного использования ресурсов компании или полномочий, предоставленных компанией.

Традиционно, в рамках корпоративного мошенничества выделяют три подвида:

1. Коррупция — подкуп, конфликт интересов, принуждение или шантаж.

2. Воровство — прямое присвоение чужого имущества, приобретение активов за чужой счет, использование чужого имущества в личных целях и т. п.).

3. Мошенничество с помощью финансовых и нефинансовых отчетов — искажение каких-либо показателей в интересах мошенника — например, завышение прибыли или объемов производства компании.


Но, чтобы лучше понять, что собой представляет мошенничество, какие существуют предпосылки для его возникновения и какие есть методы борьбы с ним, необходимо поговорить о психологии мошенничества.


Треугольник мошенничества

«Треугольник мошенничества» — это наглядная модель взаимосвязи факторов, определяющих, в конечном итоге, совершит ли тот или иной сотрудник компании мошеннические действия.

Тройственность вообще характерна для нашего мира и философских подходов к его осознанию. Аналогично, в любом мошенничестве всегда присутствуют три элемента, представленные сторонами треугольника:

1. Мотив или давление — финансовые проблемы, пагубные пристрастия и пороки и т. д.

2. Возможность совершать и некоторое время скрывать факт мошенничества — неэффективный контроль, коррумпированность ответственных лиц и т. д.

3. Возможность внутреннего оправдания мошенником своих действий.



Чем длиннее каждая из сторон треугольника, тем сильнее влияние этого фактора на конкретного сотрудника в конкретных обстоятельствах. Соответственно, площадь треугольника отражает риск совершения мошенничества при данной конфигурации факторов.

Разумеется, треугольник мошенничества не может и не должен быть равносторонним. Именно правильная работа с «длинами» его сторон и является секретом успешной борьбы с должностным мошенничеством.

А теперь немного подробнее о каждом из перечисленных элементов.

Мотив или давление

Для того, чтобы человек совершил мошенничество, у него должно быть некое побуждение к действию — мотив или давление. Мотивы могут быть как вполне рациональными, так и совершенно иррациональными, мнимыми и непредсказуемыми.

К рациональным факторам давления, в первую очередь, относятся объективные финансовые потребности сотрудника, вызванные:

• болезнью (его самого или родственника);

• чрезвычайными ситуациями (пожар, потеря ценных активов или источников дохода);

• финансовыми потерями вследствие мошенничества третьих лиц;

• пороками и зависимостями (наркомания, алкоголизм, игромания и т. п.).

Последний пункт заслуживает особого внимания. Допустим, выявить в коллективе алкоголика, наркомана или другого человека с деструктивным поведением не так уж и сложно. Но в эту категорию риска попадают не только сотрудники, сами имеющие зависимости, но и так называемые «созависимые» — заложники зависимостей близких людей. То есть, внешне добропорядочного сотрудника на совершение мошенничества может толкнуть наличие ребенка-наркомана или азартного супруга.

Но еще больший интерес представляют иррациональные факторы давления. Само существование иррациональной составляющей делает все мошенничество, зачастую, сложным для осознания, объяснения и предсказания. Как результат, борьбу с мошенничеством практически невозможно автоматизировать.

«Чтобы поймать преступника, нужно мыслить, как преступник» — классическая формула, отражающая «творческую» составляющую борьбы с мошенничеством.

Например, таким иррациональным фактором может быть жадность, которая не связана ни с какими объективными потребностями человека. Просто у сотрудника в какой-то момент возникает желание вести роскошную жизнь и позволять себе то, чего раньше не мог позволить себе человек его социального статуса.

Казалось бы, добросовестный семьянин и работник, получает достойные деньги, здоров — как такого заподозришь в мошенничестве? Зачем ему пускаться во все тяжкие и прибегать к мошенническим действиям? Но история знает множество случаев, когда единственным мотивом мошенника было просто желание купить роскошную машину, роскошную одежду, дорогие украшения — всё то, чего он не мог иметь в силу своего положения, способностей и талантов.

Кроме того, иррациональными могут быть мнимая недооценка на работе, обида и стремление отомстить начальнику или самой компании. Страх перед увольнением, сопровождающийся желанием обезопасить себя в финансовом плане, также может послужить толчком к совершению мошенничества.

Благоприятная возможность

Для того, чтобы совершить мошенничество, сотруднику должна представиться соответствующая возможность.

Как правило, под такими «возможностями» подразумеваются недостатки внутреннего контроля. На тему анализа и совершенствования контрольной функции написана масса статей и методических материалов — просто потому, что этот аспект бизнеса легче всего поддается измерению и оценке. По этой причине я не буду сильно углубляться в эту тему. Лишь отмечу, что в силу вышеупомянутой тройственности психологии мошенничества акцентировать внимание лишь на ужесточении контроля — в корне неправильно.

Еще одним фактором, создающим благоприятные возможности для совершения мошенничества, но сложнее поддающимся оценке, являются низкая корпоративная культура и трудовая дисциплина. Отсутствие у сотрудников ответственности за свои действия, подотчетности, алгоритмов работы — иными словами, когда каждый сотрудник делает, что считает нужным, а руководство демонстрирует равнодушие к происходящему — является благоприятной средой для возникновения мошеннических схем.

Оправдание

Этот элемент психологии мошенничества является самым иррациональным и сложно поддающимся оценке и измерению. Наверное, поэтому о нем мало задумываются специалисты по экономической безопасности и форензику, фокусируясь на ликвидации возможностей для мошенничества — внедряя правила, регламенты и процедуры, системы наблюдения и тому подобное. При этом оправдание действий мошенника, которое является столь же важным фактором совершения противоправных действий, остается без внимания.

Знаменитый немецкий философ Иммануил Кант сформулировал теорию, согласно которой в сознании каждого человека существует моральный императив. Споры ведутся о том, является ли такой императив врожденным или приобретенным, но, так или иначе, каждый человек понимает, что такое хорошо и что такое плохо.

Соответственно, каждый мошенник, понимая, что совершает неприглядное дело, должен найти для себя причину, почему совершаемое им «плохо» на самом деле «хорошо». Парадоксально, но без такого оправдания мошенничество, как преступление, подразумевающее умысел и сознательные действия, никогда не произойдет!

Наиболее распространенными самооправданиями у наемных работников являются следующие:

1. «Компания мне задолжала», «я делаю для компании больше, чем получаю взамен». Как сказал один человек: «Я не ворую, а возвращаю себе законно заработанное имущество, которое мне недодали на работе». Применяя такое оправдание, сотрудник создает иллюзию, что он, на самом деле, совершает доброе дело — восстанавливает справедливость.

2. «Я сейчас возьму, а потом, когда решу свои проблемы — возмещу нанесенный урон». При всей кажущейся наивности такого оправдания, многие мошенники прибегают к нему, оставаясь порядочными людьми в собственных глазах.

3 «Это меньшее зло». Мошенник рассуждает — да, я поступаю нечестно, но лучше уж пострадает компания, чем у меня заберут жилье (разрушится моя репутация, умрет родственник).

4. «Это капля в море», «это никому не повредит». По мнению мошенника, нанесенный ущерб компании является настолько ничтожным, что даже не заслуживает внимания, при этом сам сотрудник благодаря незаконной выгоде может решить свои проблемы (справиться с давлением).

Психология мошенничества и его предотвращение

Тройственность психологии мошенничества можно сравнить с возникновением пожара, для которого требуется три элемента: горючий материал, кислород, температура. Чем менее горюч материал, тем большая температура требуется для возгорания; чем меньше доступ кислорода, тем более горючим должен быть материал.

Аналогично, площадь треугольника мошенничества будет снижаться, если будет уменьшаться одна из его сторон.


Ни один из факторов мошенничества невозможно свести к нулю, они могут лишь асимптотически приближаться к нему.

Соответственно, концентрируясь только на одной из «сторон» (как правило, это «Возможность»), мы неизбежно придем к ситуации, при которой следующий шаг по ликвидации возможностей для совершения мошенничества будет приводить к ничтожному уменьшению площади треугольника и стоить дороже, чем экономический эффект от его внедрения.

Например, один из знакомых мне бизнесменов дошел до совершенно «концлагерных» мер по обеспечению физической безопасности своего бизнеса. Территорию его предприятия окружали 2 высоких забора, между которыми бегали служебные собаки, досмотры на проходных поражали своей тщательностью.

При этом предприятие было известно в городе своими низкими зарплатами и плохой атмосферой в трудовом коллективе. Соответственно, мошенничество на этом предприятии все никак не удавалось искоренить — ведь расходы на снижение одной «стороны треугольника» обильно компенсировались увеличением других.

В другой ситуации мне довелось общаться с государственным служащим, занимающим высокий пост. Он достаточно откровенно рассказал мне, что через его стол «проходят» миллиарды гривен в год, а его зарплата по штатному расписанию — 5000 гривен. «Соответственно», — сказал мне он, — «либо государство разрешит мне заниматься бизнесом, либо я буду брать взятки». И его поведение вполне предсказуемо — ведь сколько ни трать усилий на проверки и инспекции, мошенничество искоренить не удастся, если мошенник поставлен перед банальным выбором: воровать или выживать.

Таким образом, только комплексное воздействие на все стороны «треугольника мошенничества» может дать максимальный эффект по снижению рисков мошенничества при разумных расходах на такие мероприятия.


Портрет корпоративного мошенника

В первой части этого цикла я упоминал, что основная сложность выявления и расследования корпоративного мошенничества заключается в том, что такие противоправные действия внешне очень похожи на нормальные хозяйственные операции. Причина этого — пристальное внимание, которое любой мошенник уделяет сокрытию (маскировке) мошеннической схемы.

То же самое можно сказать и о личности самого мошенника. Карикатурный образ злодея — человека в темных очках, шляпе и плаще с поднятым воротником, с бегающим взглядом и набором отмычек в кармане — совершенно не соответствует портрету корпоративного мошенника.

Причем, это относится как к закоренелым преступникам, которые много усилий прилагают для того, чтобы выглядеть максимально неприметно и ничем не выделяться среди других сотрудников (вспоминается образ А. И. Корейко — авт.), так и к мошенникам «случайным», лишь недавно вставшим на путь незаконного обогащения.

Согласно исследованию Американской ассоциации расследователей мошенничества (ACFEReport to the Nations) за 2018 год, в мировом масштабе типичный корпоративный мошенник имеет следующие усредненные характеристики (по количеству выявленных случаев мошенничества):

• мужчина 36–45 лет, высшее образование;

• рядовой сотрудник или менеджер среднего звена, работает в компании от 1 до 5 лет;

• никогда ранее не привлекался к дисциплинарной или уголовной ответственности.


Такой неприметный профиль сотрудника снижает уровень подозрений к нему и создает целый ряд возможностей для скрытного совершения мошенничества (увеличивает сторону «Возможность» в треугольнике мошенничества), в частности:

• сотрудник выглядит как зрелая состоявшаяся личность;

• стаж позволяет говорить об определенной репутации и лояльности сотрудника;

• ранее сотрудник не был замечен в противоправных или неэтичных действиях;

• занимаемая позиция избавляет его от пристального внимания коллег из других отделов и многочисленных подчиненных, чему обычно подвержены топ-менеджеры.

Помимо всего, у описанного сотрудника появляется ряд типичных оправданий для противоправных действий (увеличивается сторона «Оправдание» в треугольнике мошенничества):

• «я немало сделал для компании, а взамен не получил почти ничего»;

• «в моем возрасте уже нужно быть богатым человеком, а не прозябать на этой должности»;

• «все вокруг меня воруют, почему я не могу тоже чем-то поживиться?»;

• «мой маленький “бизнес” в рамках компании — это капля в море».

В такой ситуации ключевое значение приобретают своевременная идентификация поведенческих особенностей, появление которых может свидетельствовать о том, что сотрудник встал на путь незаконного обогащения. Лишь в 15% случаев мошенники не имели ни одного из этих признаков.

Поведенческие индикаторы мошенничества

Согласно вышеупомянутому исследованию ACFE, за последние 10 лет набор ключевых тревожных признаков мошенничества (red flags of fraud) оставался неизменным и включал в себя: жизнь не по средствам, финансовые затруднения, нетипично близкие отношения с контрагентами, нежелание делиться полномочиями, семейные проблемы, склонность хитрить и обманывать.



Таким образом, в 85% выявленных случаев мошенничества у злоумышленника присутствовал хотя бы один из перечисленных на диаграмме поведенческих индикаторов. В 50% случаев таких индикаторов было 2 и больше.

Причем, такие тревожные признаки, как «отношения с контрагентами», «нежелание делиться полномочиями», «склонность хитрить и обманывать», а также «нервозность и подозрительность» были характерны для управленцев высшего звена, тогда как у рядовых сотрудников чаще наблюдались «финансовые трудности» и «жалобы на низкую зарплату».

Соотношение женщин и мужчин среди выявленных мошенников всегда было в пользу последних даже в мировом масштабе, а в восточноевропейском регионе это соотношение в 2018 году составило 16%/84%. При этом в отношении разных полов отмечались значительные отличия в доминирующих поведенческих индикаторах:

• для мужчин более характерны «отношения с контрагентами», «склонность хитрить и обманывать», «чрезмерное давление внутри компании»;

• у женщин намного чаще встречались «финансовые трудности», «семейные проблемы», «нестабильные жизненные обстоятельства».

Следует отметить невысокий процент случаев, в которых мошенники демонстрировали «стереотипные» признаки преступника: проблемы с законом и работодателями в прошлом, социальная изоляция и зависимости. Только 11% мошенников в прошлом обвинялись в совершении мошеннических действий или были осуждены. Также лишь 16% мошенников в прошлом были уволены, подвергнуты взысканию или иначе наказаны за аналогичные нарушения.

Такую статистику можно объяснить с одной стороны тем, что данная группа сотрудников обычно находится под пристальным вниманием и является главным подозреваемым при любом инциденте, поэтому спектр возможностей для них серьезно сужен. Но, кроме того, нередко компании избегают давать официальный ход делам, связанным с должностным мошенничеством, так что указанный процент мошенников-рецидивистов может быть занижен.

Тем не менее, исследование показало, что достаточно высокий процент установленных мошенников допускал нарушение трудовой дисциплины (45%) или имел другие негативные характеристики.

Наиболее распространенными нарушениями трудовой дисциплины среди мошенников являлись:

• частые прогулы и опоздания (24%);

• буллинг и унижение коллег (21%);

• чрезмерное пользование интернетом и посещение неприемлемых сайтов (11%).

С одной стороны, эта статистика свидетельствует, скорее, об отсутствии прямой корреляции между некорректным поведением сотрудника и его склонностью к мошенническим действиям. С другой стороны, очевидно, что сотрудник, без пиетета относящийся к трудовой дисциплине и этике, вероятно, будет склонен так же пренебрегать имущественными интересами работодателя.

Среди других негативных характеристик и событий, которые окружали сотрудников, в дальнейшем уличенных в мошенничестве, отмечаются:

• страх потерять работу, а также опыт потери работы в прошлом (18%);

• низкие оценки работы (14%);

• понижение в должности, снижение зарплаты и бонусов (11%).

Способы определения склонности к мошенничеству

Вышеприведенная статистика свидетельствует о том, что выявление рисков мошенничества в значительной мере зависит от эффективной работы HR-департамента в компании. В том числе, очень важным является налаженное взаимодействие со службой безопасности, которую HR-департамент должен своевременно информировать о любых поведенческих индикаторах склонности к мошенничеству, а также любых других негативных обстоятельствах, которые могут побудить сотрудников к недобросовестным действиям.

Эффективным инструментом определения склонности сотрудников к совершению мошеннических действий является психологические тестирование. Одной из наиболее практичных и целостных является методика HCS Integrity Check. Данная методика подразумевает прохождение формальной анкеты, а также уточнение полученных результатов в ходе интервью с обученным психологом. По результатам тестирования оценивается «интегративность» сотрудника с использованием нескольких шкал:

• самооценка и эгоизм (оценка собственных возможностей) — оценивается адекватность восприятия сотрудником своего потенциала, способностей и социального статуса, выявляются неоправданные ожидания;

• честность и порядочность — оценка склонности достигать целей любыми способами, скрывать свои ошибки и недостатки, лгать;

• склонность к хищениям и злоупотреблениям, включая оценку зрелости восприятия социальных норм;

• рабочая мотивация (лояльность) — оценка удовлетворенности работой, эмоциональной привязанности к работодателю, склонности к резким и безосновательным изменениям в карьере;

• дисциплинированность — оценка склонности к лени и слабоволию, нарушению указаний и формальных правил;

• контрпродуктивное поведение, и другим.

Разумеется, методика тестирования включает в себя контрольные вопросы для оценки честности ответов респондента.

Преимуществом психологического тестирования по формальной методике является простота ее применения для большого количества сотрудников, а также возможность сравнивать полученные результаты.

И конечно же, для особо ответственных случаев (тестирование топ-менеджеров или расследование значительных инцидентов) остается доступным тестирование на полиграфе. Хотя ограничения этой методики широко известны, она продолжает оставаться одним из наиболее распространенных инструментов определения склонности к мошенничеству, особенно в крупных компаниях.

Источник: FINANCE.UA