Сайт Юридическая психология
Вокруг юридической психологии: факты, мнения, комментарии...



Когда преступниками становятся дети

Инга Ваннер

Могут ли дети совершить тяжкое преступление… от скуки? И что способно побудить подростков убить собственных родителей? Книга детского психиатра из Германии многое объясняет.

Более ста лет назад основатель системы индивидуальной психологии Альфред Адлер (Alfred Adler) утверждал, что все человеческие проступки — плод дефицита любви. В детях следует развивать отвагу, воспитывать их смелыми, уверенными, поддерживать в любых начинаниях, так как ребенок, потерявший веру в будущее, — самый опасный, подчеркивал известный врач. Отчаявшиеся дети нередко переступают черту закона, решаясь на самое тяжкое преступление.

Один из таких резонансных случаев произошел в Москве в 2018 году. В совершении убийства Михаила Хачатуряна обвиняют его дочерей: 19-летнюю Крестину, 18-летнюю Ангелину и 17-летнюю Марию. Мотив — многолетние издевательства отца, который применял к дочерям физическое и сексуальное насилие. К сожалению, случай не единичный. Да и список мотивов, которые толкают молодых людей на преступления, гораздо длинее, чем можно было бы ожидать. Скука, погоня за острыми ощущениями, тщеславие, — в своей книге "Если убивают подростки" ("Wenn junge Menschen toten") немецкий детский психиатр Гельмут Ремшайдт (Helmut Remscheidt) рассказывает о том, как и почему дети и подростки становятся убийцами.


Юные взрослые — возраст критический

Опираясь на многолетний опыт работы, в своей книге врач-психиатр подробно анализирует мотивы и действия 25 юных преступников, деля их на возрастные категории. К категории детей, по словам автора, относятся те, кто еще не достиг 14-летнего возраста, с 14 до 18 лет — несовершеннолетние подростки, в возрасте с 18 до 21 года — молодежь или, как их называют в Германии, "юные, подрастающие взрослые" (Heranwachsende). Именно в этой возрастной группе (от 18 до 21 года) насчитывается больше всего юных убийц, подчеркивает Гельмут Ремшайдт.

Но есть в книге и один случай, когда рецидивистом стал 13-летний ребенок, совершивший убийство дважды. Малолетний преступник задушил другого ребенка, испытав при этом сексуальное удовлетворение — и все осталось в тайне. И только спустя пару лет, после повторного преступления, его уличили в этом. Такое случается очень редко, однако именно сексуальные мотивы часто приводят к смерти жертвы насилия — из-за страха разоблачения, поясняет Гельмут Ремшайдт.


Скука — мотив для убийства?

Подростки сбрасывают камни с моста на автобан, провоцируя аварии со смертельным исходом. Зачем? Например, подростки "обстреливающие" камнями проезжающие по автобану машины, были самыми обычными ребятами. Они учились в школе, занимались спортом. Но, несмотря на спорт, игры, молодым людям было скучно, решили взять "камушки" и кидать в машины на автомойке. Со временем размер камней увеличился, сменилось и место происшествия — мост над автобаном. Мотивом здесь можно назвать погоню за сенсацией и острыми ощущениями, комментирует врач.

Принято считать, что у людей есть нечто, запрещающее убивать себе подобных. Так неужели можно из скуки решиться на убийство? Эти подростки убийства, конечно, не планировали, уверен Гельмут Ремшайдт. Они совершенно не думали о страшных последствиях такой бомбардировки камнями. И в их жизни, это ужасное преступление стало, судя по всему, единственным.


Насилие порождает насилие

Детство, полное лишений и насилия, вовсе не повод для преступной карьеры, считает детский психиатр с многолетним стажем. Однако, при наличии отягчающих обстоятельств, насилие, пережитое в раннем детстве, может вылиться в агрессивное поведение ребенка уже в возрасте десяти лет: пропуск уроков в школе, истязание животных, драки, круг общения, в котором процветает насилие, употребление алкоголя и наркотиков. Все это, принимая колоссальный размах, может вылиться в экстренную ситуацию — вплоть до убийства, как правило, незапланированного и обусловленного определенной ситуацией.

Огромную роль в проявлении агрессии у детей играет и чрезмерное наслоение сразу нескольких обстоятельств, это подтверждают и современные исследования, подчеркивает Гельмут Ремшайдт в своей книге и приводит случай из практики. Молодой человек чувствовал себя обделенным, ему казалось, что родная мать собаку даже любит больше, чем собственного сына. Юноше не хватало родительской любви, внимания. К тому же он мечтал (без реального на то повода) перенять бразды правления в семейном предприятии. Сын решил, что если он организует убийство родителей, то ему никто не помешает руководить фирмой. И когда наемный убийца выполнил его заказ, молодой человек действительно почувствовал облегчение.

Здесь, по мнению врача, налицо совершенно превратное, субъективное ощущение ненужности, заброшенности, которое вкупе с желанием наживы и послужило мотивом для убийства собственных родителей. К сожалению, криминальная карьера юноши на этом не закончилась: некоторое время спустя он организовал банду, выпускающую фальшивые медикаменты, за что и получил следующий срок.


Зло притягательно

Но уже вскоре юный убийца снова был на свободе. С 14 лет подростка в Германии могут привлечь к уголовной ответственности, но лишь по более"мягким" статьям ювенального уголовного права, чем в случае взрослых. Главная цель здесь — не наказание, а воспитание. Значит ли это, что наказывать несовершеннолетних и юных преступников стоит еще строже? Нельзя же ко всем применять превентивное заключение, предусмотренное для рецидивистов, рассуждает Гельмут Ремшайдт. Автор книги "Если убивают подростки" — не сторонник более строгих наказаний, считает, однако, что не всегда предусмотренная мера применяется в полном объеме. Молодые люди зачастую не воспринимают это как наказание, делится опытом врач. И приводит пример: юноша, нанесший ножевые ранения жертве, признался ему однажды, что уже и раньше нарушал закон, применяя насилие по отношению к другим. Юный убийца сказал, что, если бы его остановили раньше, до убийства, возможно, дело бы и не дошло.

Судя по приведенным в книге случаям, убийцами в юном возрасте часто становятся из зависти, из ревности — к братьям и сестрам, к новым избранникам родителей, к любимым. Случается, что подростки превращаются в настоящих монстров, находясь под влиянием алкоголя или наркотических средств, убивая в припадке близких им людей. Гельмут Ремшайдт призывает поэтому к профилактике преступлений, к своевременному предупреждению возникновение возможных мотивов.

Порою личность убийцы вызывает гораздо больший интерес, чем сама жертва. Неудивительно, ведь зло всегда обладало особой, притягательной силой, уверен врач. Подтверждение тому — например, многочисленные детективы в вечерних программах телеканалов Германии. Чем стабильнее ситуация в стране, тем выше интерес ее жителей к детективному жанру и криминальной хронике, отмечает Гельмут Ремшайдт. Парадоксально, но факт: результаты многочисленных исследований говорят о том, что чем надежнее, чем безопаснее мы себя чувствуем, тем больше нас интригуют реальные преступления и зло, происходящее на экране, в литературе, в искусстве.


Источник: Deutsche Welle





НАВЕРХ