Сайт Юридическая психология
Вокруг юридической психологии: факты, мнения, комментарии...



Иллюзия правды: как появились детекторы лжи и почему им больше не верят

Светлана Ворошилова

Идея найти универсальное, объективное, безошибочное средство выявления лжи соблазняла людей всегда. На протяжении многих веков человечество придумывало инструменты разной степени надежности, пока в XX веке не пришло к изобретению полиграфа. Казалось бы, тут-то и наступит конец вранью. Однако человеческая психика оказалась сложнее, чем представлялось криминалистам.


Протополиграфы: ослы, петухи, птичьи яйца

Попытки вывести потенциальных преступников на чистую воду предпринимались задолго до изобретения полиграфа. Наши предки придумывали для этого самые разные средства, и в остроумии им не откажешь. Перечислим самые любопытные из них.

«Погладь осла»

Подозреваемый должен был войти в тускло освещенное помещение и погладить осла по хвосту. Если животное закричит — значит, виновен. По крайней мере, так считал испытуемый. На самом деле хвост осла был обильно смазан краской, а виновность определяли не по крику осла, а по чистоте рук подозреваемого: настоящий преступник гладить осла побоится (вдруг закричит?). Примерно такой же способ применяли на Руси, только там, за редкостью ишаков, использовали черного петуха, обсыпанного толченым углем.

Рисовая мука

Во время дознания в рот подозреваемому насыпали рисовую муку. Если через некоторое время она оставалась сухой, человек объявлялся виновным: считалось, что у настоящего преступника во рту пересохнет от страха. Этот метод широко использовали в Древнем Китае, а позже — в Испании и Англии (только там рисовую муку заменял кусок хлеба — его подозреваемый должен был съесть без заметных усилий).

Птичье яйцо

Этот способ тоже основан на психофизиологических признаках страха — только других.

Подозреваемому вкладывали в руку перепелиное яйцо (или любое другое с нежной скорлупой: куриное не подойдет). У настоящего преступника руки дрожали от волнения, и хрупкое яйцо трескалось.

Гонг

Изящный метод из Древней Индии: подозреваемый, быстро отвечая на множество вопросов о деталях преступления, должен был в то же время ритмично ударять в гонг. Считалось, что если испытуемый врет или что-то скрывает, он будет переживать и нарушит ритм ударов.

Пульс

Этот метод, довольно близкий по своему принципу к будущему полиграфу, использовал уже Авиценна. Женам, которых подозревали в неверности, поочередно называли имена мужчин, а врач тем временем измерял пульс испытуемых. На «нужном» имени пульс — в случае виновности женщины — якобы должен был участиться. Много позже тот же способ предлагал использовать для изобличения преступников писатель Даниэль Дефо. В трактате 1730 года «Эффективный проект непосредственного предупреждения уличных ограблений и пресечения всяких иных беспорядков по ночам» автор «Робинзона Крузо» писал: «…у вора существует дрожь в крови, которая, если ею заняться, разоблачит его… Некоторые из них настолько закоснели в преступлении, что… даже смело встречают преследователя; но схватите его за запястье и пощупайте его пульс, и вы обнаружите его виновность».

Отсюда было уже полшага до изобретения полиграфа. Не хватало только технических средств.


Рождение полиграфа

…И сто пятьдесят лет спустя они появились.

В 1877 году итальянский физиолог Анджело Моссо обнаружил, что по показаниям плетизмографа — прибора для измерения пульса и кровенаполнения сосудов — можно понять, был ли испытуемый напуган. Моссо, правда, никак не связывал свои изыскания с криминалистикой.

А несколько лет спустя знаменитый итальянский психиатр и криминалист Чезаре Ломброзо уже применял это открытие при допросах подозреваемых. Изменения их кровяного давления фиксировались на диаграмму гидросфигмографом — первым прибором для детекции лжи. В своей книге «Преступный человек» (1895) Ломброзо описывает, например, такой случай: однажды он допрашивал подозреваемого в ограблении и не обнаружил изменений в его артериальном давлении, когда речь шла об этом деле; однако когда испытуемого спросили о совсем другом преступлении, давление резко изменилось. Как выяснилось позже, Ламброзо был прав: подозреваемый действительно никого не грабил, но оказался виновен в краже паспортов.

А в 1902 году с помощью плетизмографа была впервые установлена невиновность человека, которого обвиняли в убийстве шестилетней девочки (позже его невиновность была убедительно подтверждена расследованием).

Изыскания в области инструментальной детекции лжи продолжил американский психолог Уильям Марстон. Во время Первой мировой войны он активно применял их для борьбы с германским шпионажем. В 1917 году Мартсон измерил давление семидесяти подозреваемых и на основе этих данных определил похитителя секретных документов из сейфа высокопоставленного американского военного. Указанный Марстоном человек вскоре действительно был задержан в момент передачи документов германскому агенту.

Еще несколько лет спустя, в 1921 году, американский студент-медик и внештатный сотрудник полиции Джон Ларсон создал первый портативный прообраз современного полиграфа. Прибор Ларсона регистрировал сразу несколько параметров: изменения артериального давления, дыхания и пульса. Именно Ларсону, кстати, принадлежит термин «полиграф» (строго говоря, это слово существовало и раньше, но в другом значении: в XIX веке так называли машину для создания копий рукописных текстов). А в 1926 году ученик Ларсена Леонард Килер доработал прибор, который на тот момент уже широко использовался полицией: он добавил канал регистрации кожного сопротивления. Позже, в 1930-х, Килер придумал еще и пятый канал, фиксирующий наличие тремора. Собственно, эти пять каналов и сегодня считаются базовыми в психофизиологической экспертизе.

Казалось бы — настало царство справедливости. Теперь ни один преступник не уйдет от наказания, а ни один невиновный не окажется за решеткой. Что могло пойти не так?


«Ненадежны, ненаучны и предвзяты»

К сожалению, до царства справедливости было еще далеко. Нейробиологи и физиологи критиковали полиграф с момента его изобретения, и с каждым годом поводов для критики становилось всё больше.

Главная проблема детекторов лжи в том, что они определяют искренность человека на основе физиологических реакций. А между тем психологи всё чаще утверждают: никаких уникальных физиологических реакций, свидетельствующих об обмане, не существует.

То, что фиксирует полиграф — это сигналы страха и волнения: но ведь и невиновный человек, попавший под подозрение полиции, может волноваться и испытывать страх, даже если говорит чистую правду. В конце концов, только психопат не начнет волноваться, если его обвиняют, например, в убийстве: сама по себе мысль, что полиграф ошибется, но его показания будут использованы в суде, довольно-таки волнующая.

Отдельная проблема, считают ученые, — в том, что при исследовании результативности полиграфов никогда не принимались во внимание плацебо-эффекты. Настоящий преступник, который верит, что полиграф действительно работает, будет испытывать бoльшую тревогу во время теста (а то и вовсе предпочтет признаться сразу). Но такие результаты, которые, на первый взгляд, свидетельствуют в пользу полиграфа — на самом деле лишь плацебо.

Кроме того, на результат тестирования влияет множество субъективных и ситуативных факторов. Например, образование и опыт полиграфолога, предубеждение как исследователя, так и испытуемого (он может свято верить, что его версия правдива, хотя на самом деле она далека от реальности), физическое состояние испытуемого (например, заболевания сердечно-сосудистой или дыхательной системы, употребление лекарств, психоактивных веществ или даже беременность) — да и просто неправильную интерпретацию результатов никто не отменял. И наоборот, вполне вероятно, что при должной тренировке полиграф можно обмануть, подавляя свои физиологические реакции или демонстрируя фальшивые.

Всё это не раз приводило к трагическим последствиям. Так, в 2006 году в США грузчик Эммануэль Мервилус был ошибочно заподозрен в ограблении и попытке убийства. Будучи уверенным в своей невиновности, Мервилус сам предложил пройти тест на полиграфе.

Но накануне теста у подозреваемого умерла мать, что и сказалось на результате экспертизы. Он попросил пройти тест снова, получил отказ, и в 2008 году на суде — в основном именно из-за результатов психофизиологической экспертизы — присяжные признали его виновным.

Мервилиус получил одиннадцать лет тюрьмы. Только в 2011 году апелляционный суд отменил приговор. И это несмотря на то, что еще в 2003 году Национальная академия наук США опубликовала отчет, где говорилось, что большинство исследований на полиграфе «ненадежны, ненаучны и предвзяты» и дают результаты немногим лучше (хотя всё же лучше), чем простое угадывание.

Сегодня во многих западных странах данные психофизиологической экспертизы не имеют юридической силы и не могут считаться доказательством в суде. В России они также не считаются прямым доказательством; кроме того, подозреваемый имеет право отказаться от психофизиологической экспертизы. Но несмотря на множество исследований, ставящих под сомнение валидность психофизиологических экспертиз, они по-прежнему широко применяются, скажем, при проверке кандидатов на работу (хотя частным компаниям во многих странах запрещено использовать детекторы лжи). Только в США ежегодно проводится более 2,5 млн тестов на полиграфе, а ежегодная прибыль в этой отрасли оценивается в 2 млрд долларов.


Полиграфы будущего

Может создаться впечатление, что с развитием искусственного интеллекта распознавание лжи должно войти в новую эру. Всё больше компаний делают громкие заявления об открытии невиданных технологий, которые якобы гораздо надежнее стандартной психофизиологической экспертизы. Например, создатели одного из первых детекторов лжи на основе ИИ, Silent Talker, декларируют, что их программа анализирует поведение подозреваемого по сорока параметрам — от скорости моргания до угла наклона головы, — сопоставляет его с обучающими видео и находит взаимосвязи, неуловимые для человеческого взгляда.

Но, во-первых, сама идея, что обман обязательно отражается на мимике, до сих пор никем не доказана.

Во-вторых, все исследования, якобы подтверждающие успехи Silent Talker, основаны на крайне маленьких выборках.

Другая компания, Neuro-ID, предлагает ни много ни мало распознать потенциального мошенника по движению компьютерной мыши при заполнении заявки на кредит на сайте банка. Еще один стартап продает программное обеспечение Eye Detect, якобы распознающее ложь по движению зрачков говорящего. А компания Discern Science разрабатывает «рамки» для аэропортов, способные анализировать поведение человека, распознавая движения лицевых мышц и тембр голоса. И это только малая часть примеров.

Но результаты работы ни одного из этих изобретений не были подтверждены независимыми исследованиями. Да и теории, на которых они базируются, сомнительны. Ведь доказательств, что есть некие точные и объективные параметры, с помощью которых можно распознать ложь, по-прежнему не существует.


Источник: НОЖ





НАВЕРХ