Сайт Юридическая психология

Юридическая психология в лицах



 

Тард Габриель

 

ТАРД, ЖАН ГАБРИЕЛЬ (Tarde, Jean-Gabriel) (1843–1904) – выдающийся французский социолог, психолог и юрист, один из основателей субъективно-психологического направления в западной социологии.

Г.Тард родился в небольшом французском городке Сарле, где после получения юридического образования в течение 18 лет работал следователем. Пытливый ум ставил перед ним много проблем, главной из которых была загадка преступности. Тард пытался понять, что привело к преступлению тех лиц, в отношении которых он проводил расследования. Научный интерес провинциального следователя обусловил направление его служебной карьеры — в 1893 г. он занимает довольно значительный пост ответственного директора статистического бюро министерства юстиции Франции. Практическую деятельность Тард сочетал с научными исследованиями и преподавательской практикой. В 1900 г. его избирают профессором в одном из наиболее престижных учебных заведений Франции — Коллеж де Франс.

Г.Тард сформулировал основы междисциплинарного подхода к изучению преступности. «Отныне криминалисту, — пишет он, — нельзя быть только юристом, исключительно заботящимся о священных правах личности... Статистика, антропология, физическая психология — таковы новые научные пути». Такое обновленное изучение преступления Г.Тард называет сравнительной преступностью.

В 1886 г. Тард представил на суд читателей свою книгу — "Сравнительную преступность". Автор проанализировал статистические данные о преступности во Франции за полувековой период. Этот анализ позволил ему установить ряд закономерностей изменения преступности во времени и пространстве. В своей первой книге Тард отдал дань популярной в то время концепции Ломброзо. Отрицая отдельные детали этой теории, он согласен с принципиальными выводами о существовании преступного типа и наличии его специфических антропологических признаков: "Достоверно то, что у злодеев лоб покатый и в складках, бровные своды выдаются вперед, глазные впадины очень велики, как у хищных птиц, выдающиеся челюсти очень сильны, а уши расставлены в виде ручек; очень ясный и частый недостаток черепной и лицевой симметрии". В книге "Сравнительная преступность" приведены весьма интересные факты криминальной экстрасенсорики: Тард описывает преступления, совершенные под влиянием гипнотического воздействия, и пытается разработать подходы к решению вопроса об ответственности таких лиц.

В 1890 г. в Париже в серии "Библиотека криминологии" вышла в свет очередная книга Тарда — "Философия наказания". Эта объемная монография является основным криминологическим трудом французского ученого. В данной книге автор предпринял попытку разработать философско-психологические основы привлечения к ответственности. В ней ученый основательно проанализировал фундаментальные концепции позитивистской школы, теорию способностей и теорию врожденных недостатков. Отдельные главы он посвятил углубленному исследованию таких важнейших элементов криминальной и пенитенциарной систем, как преступник, преступление, правосудие, наказание. В этой же книге Тард развил идеи о профессиональном типе преступника.

Идею о профессиональном типе преступника Тард высказывал и раньше. "Всякая крупная социальная или антисоциальная профессия притягивает к себе всех тех, кто обладает к ней известным предрасположением, если только выбор занятия свободен; если существует разделение на касты, то наблюдается накопление известных свойств путем наследственной передачи; так благородные рождаются храбрыми, евреи — банкирами и пр."

В понятии преступления Тард особо подчеркивал два психо-социологических критерия — беспокойство и негодование. Все преступления можно по этому критерию классифицировать на три группы:

— вызывающие больше беспокойства, чем негодования;

— вызывающие больше негодования, чем беспокойства;

— вызывающие столько же беспокойства, сколько негодования.

Тард отмечал, что физические факторы не должны составлять отдельной группы, так как они действуют на преступность, превращаясь либо в антропологические, либо в социальные факторы. Климат или время года сами по себе не могут увеличить или уменьшить размеры преступности. Их действие ограничивается вступлением в число очень сложных причин, изменяющих органические или социальные условия, содействие которых необходимо для возникновения деликта.

По мнению Тарда, антропологические и физические факторы оказывают лишь импульсивное влияние и толкают к неопределенным формам деятельности, между тем как социальные факторы направляют эту деятельность. Тард сравнивал преступность с тенью, отбрасываемой обществом.

Он считал, что всякому поведению, включая и преступное, обучаются. В отличие от биологического подхода Ломброзо к объяснению преступности Тард предлагал понятия «подражание» и «обучение». Преступников он называл своего рода «социальным экскрементом». Он полагал, что юридические диспозиции должны строиться скорее на психологической основе, чем на посылке о равных наказаниях за одинаковые преступления, которую он считал несправедливой и упрощенческой. Функция суда, по его мнению, должна сводиться к установлению виновности или невиновности обвиняемого, а степень его ответственности должна определять специальная врачебная комиссия.

Задачи и цели наказания, по Тарду, эволюционируют. Первоначальная цель наказания - очищение общества: грех должен быть смыть. Затем выдвигается момент устрашения. Современные карательные меры должны иметь целью исправление. Наряду с полной вменяемостью и полной безответственностью, Тард допускает вменяемость частичную или ослабленную.

Возражая против учения Гарофало о так называемых естественных преступниках, Тард утверждает, что во многих случаях в человеке исчезают чувства альтруистические и до крайности развивается эгоизм не до, а после совершения преступления, так что не отсутствие альтруизма порождает преступление, а наоборот. Момент предумышления в его глазах не имеет того значения, которое за ним удерживается классической доктриной. Покушение на преступление должно влечь то же наказание, как и оконченное деяние, ибо преступник подвергается наказанию не за вред; им причиненный, а в виду той опасности, которую создают для общества проявленные им антисоциальные свойства. Учение о соучастии, как об особой форме виновности, обусловливающее особый порядок назначения наказания за общее дело, могло, по мнению Тарда, иметь место лишь тогда, когда судили не живых людей, а отвлеченное дело; теперь вина каждого из соучастников должна быть исследуема самостоятельно и каждый должен быть наказываем только за то, что он сам сделал. В области процесса Т. выступает, вслед за итальянскими позитивистами, энергичным противником суда присяжных, за его слабость и безграничную снисходительность, Функции суда, по его учению, должны быть переданы специалистам, изучавшим физиологию, психологию и социологию и знакомым с арестантами, с их жизнью и бытом.

Тард на основе анализа современного ему общества (а это актуально и сегодня) пришел к выводу, что всякий коммерсант, обманывающий своих клиентов, - вор, что всякий кондитер, подмешивающий вино, - отравитель и что вообще всякий фальсификатор - подделыватель. У преступников есть много и других соучастников даже в высших классах общества; сколько взяток, сколько грязных сделок, фиктивных торгов не обходится без участия людей богатых и признаваемых честными, извлекающих отсюда выгоды. "Если бы дерево преступности со всеми своими корнями и корешками могло бы быть когда-нибудь вырвано из нашего общества, оно оставило бы в нем, зияющую бездну". Преступление, пишет он, - явление социальное, как и всякое другое, но в то же время и антисоциальное, "как рак, участвующий в жизни организма, но содействующий его умерщвлению.

После выхода указанных криминологических трудов научные интересы Тарда несколько переориентировались. Он практически отходит от криминологии и занимается разработкой логико-психологического направления в социологии. Тард достаточно основательно разработал концепцию общественного сознания (социального ума в его терминологии). Эти исследования Тарда, несмотря на их отдаленность от практики — он не вырабатывал никаких конкретных рекомендаций по борьбе с социальным злом, — оказали существенное влияние на развитие учения о преступности. В значительной мере они способствовали развитию психологического и социологического направлений в криминологии.

В области социологии Тард развивал теорию подражания. Абсолютизируя феномен подражания, он отмечал: что бы ни делал человек — это продукты подражания (добровольного или обязательного, сознательного или бессознательного, разумного или бессмысленного, симпатизирующего или ненавидящего, удивляющегося или завидующего).

К числу наиболее удачных криминологических приложений теории подражания можно отнести психологические исследования межличностного взаимодействия в групповой преступности: от простых форм соучастия до мафии и преступлений толпы.

Тард достаточно основательно разрабатывает теорию социального влияния. Развивая идеи влияния среды на преступность, он пришел к выводу о необходимости более углубленного анализа этого процесса.<

Развивая статистические идеи Кетле, Тард значительно подкорректировал его выводы. Он установил, что преступность не так уж постоянна, как предполагал бельгийский ученый. Она постоянно растет. Цивилизация уничтожает одни виды преступности, ею же созданные, и создает на их место новые. Тард убедительно доказал, что даже в изменчивом явлении тоже можно выявлять закономерности. Эти выводы имели большое значение для развития теории прогнозирования преступности.

Ряд теоретических положений и выводов Тарда отличаются большой оригинальностью. Он достаточно основательно исследовал связь между преступностью и неизменной спутницей цивилизации — ложью. Этой проблеме в книге "Сравнительная преступность" он посвятил отдельную главу. В монографии "Социальная логика" одна из глав называется "Сердце", здесь автор убедительно проводит мысль о том, что истинная социальная цель: увеличение суммы любви и уменьшение суммы чувства ненависти — постепенный рост социального сердца.

Труды Тарда дали мощный импульс последующим исследованиям. Особенно благодатной почвой для развития его идей оказалась американская социологическая школа криминологии.

Основные работы в области юридической психологии:

La criminalité comparative. (1886, русский перев. Сравнительная преступность. М.,1907)

 

Les lois de l'imitation. (1890, Законы подражания, русский перев.1892)

La philosophie penale. (1890, русский перев. Философия наказания.)

La foule criminelle. (1892, Преступная толпа, русский перев.1894.)

Logique sociale. (1895, русский перев. Социальная логика. 1897.)

Le criminel et les crimes. (1896, русский перев. Преступник и преступления. М.,1906.)

 



© ЮрПси, 2003-2015.
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на сайт
"Юридическая психология" обязательна (в интернете — прямая гиперссылка).