НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

Поздняков В.И.,

ведущий научный сотрудник научно-исследовательского института Федеральной службы исполнения наказаний России,
кандидат философских наук, доцент

Кокурин А.В.,

начальник лаборатории научно-исследовательского института Федеральной службы исполнения наказаний России,
кандидат психологических наук, доцент

Уголовно-исполнительная система России глазами различных категорий населения

Актуальные вопросы оказания социально-психологической помощи в уголовно-исполнительной системе: материалы межвузовской научно-практической конференции. г. Владимир, 7 апреля 2010 года. ФСИН России, ВЮИ ФСИН.

 

Изучение общественного мнения о деятельности различных социальных институтов является неотъемлемым компонентом функционирования правового государства. Уголовно-исполнительная система (далее – УИС) с ее учреждениями и органами, на которые возложены функции исполнения уголовных наказаний в отношении граждан, совершивших преступные деяния, является одним из таких институтов. Общественное мнение о деятельности учреждений и органов УИС – это совокупность коллективных, групповых и индивидуальных (субъективных) взглядов, оценок, представлений или суждений различных категорий граждан о государственной уголовно-исполнительной политике и системе исполнения наказаний, а также функционировании иных социальных институтов, призванных участвовать в обеспечении ресоциализации осужденных и достижении цели их исправления.

В современных условиях, характеризующихся становлением и развитием гражданского общества в нашей стране, активным формированием правосознания у населения, изучение общественного мнения начинает играть чрезвычайно важную роль в разработке государственной политики – в том числе, уголовно-исполнительной, создании более эффективных программ исправительного воздействия на различные категории преступников, нахождении действенных способов социального контроля в сфере обращения с осужденными. В связи с этим представляется весьма актуальным, чтобы руководители правоохранительных органов, в том числе – УИС, а также лица, от которых зависит разработка уголовно-исполнительной политики государства, не только знали, но и своевременно реагировали на мнение различных слоев населения об эффективности работы исправительных учреждений (далее – ИУ), соответствии современным реалиям положений уголовного и уголовно-исполнительного кодексов (УК и УИК РФ), целесообразности внесения тех или иных корректив в деятельность по исполнению уголовных наказаний и исправлению преступников.

Учитывая актуальность и значимость рассматриваемого вопроса, по инициативе Научно-исследовательского института Федеральной службы исполнения наказаний (НИИ ФСИН России), начиная с 2009 года, проводится изучение общественного мнения о деятельности учреждений и органов УИС. В 2010 году запланировано проведение пробного (пилотного) опроса населения в трех регионах страны (Вологодская, Псковская и Рязанская области) с помощью специально разработанной анкеты.

Не дожидаясь получения результатов опроса и обобщения собранных материалов, нами была предпринята попытка независимого (параллельного) опроса двух контрольных групп населения среди жителей Москвы и Московской области. В первую группу (100 человек) вошли только студены дневного (очного) обучения нескольких московских высших образовательных учреждений1 , то есть лица возрастной категории 18-25 лет. Во вторую группу (50 человек) вошли представители других категорий населения (соответственно, в этой группе категория «студенты» отсутствует).

Таким образом, была поставлена задача выявить представления и точки зрения о работе учреждений и органов УИС среди молодежной аудитории (студентов), а также сопоставить их с результатами опроса других категорий населения. Опрос проводился по анкете, разработанной в 2009 году и состоящей из 17 смысловых вопросов (по содержанию изучаемой проблемы) и 5 социально-демографических, характеризующих опрашиваемого (респондента)2 .

Проанализируем данные, полученные в результате опроса.

Итак, респонденты оценивают криминогенную ситуацию в стране следующим образом: около трети респондентов (38% студентов и 32% опрошенных других категорий населения), считают, что за последние годы жизнь в России становится опаснее, чем ранее; 16% молодежной выборки и 8% «взрослой категории» принимающих участие в исследовании – наоборот, что безопаснее; примерно половина 42% и 56% соответственно полагают, что степень безопасности остается на прежнем уровне; остальные (соответственно, 3% и 4%) – затруднились с ответом. То есть студенты выглядят более оптимистичными в оценке нынешней жизни как более безопасной, чем ранее (16% против 8%), но при этом и доля считающих современную криминогенную ситуацию более опасной среди них чуть выше (38% против 32%).

О работе учреждений и органов, исполняющих наказания, большинство опрошенных (62% респондентов студенческой выборки и 78% – других категорий населения), имеют весьма поверхностное представление; 28% и 16% соответственно – достаточно полное представление; признались, что не имеют ни малейшего представления 5% учащихся и 4% «взрослых» участников исследования; остальные (5% и 2%) – затруднились с ответом. Заметим, что субъективно студенты считают себя, очевидно, в силу присущей их возрасту категоричности, более информированными, чем представители более зрелого возраста. При этом, судя по полученным ответам на вопрос анкеты, о работе учреждений и органов УИС большинство опрошенных (50% студентов и 64% респондентов других категорий) узнают из новостных и публицистических радио- и телепередач; 48% и 32% соответственно – из сети Интернет; из публикаций на страницах газет и журналов – 41% и 52%. Из бесед с друзьями, знакомыми, в кругу семьи черпает сведения примерно треть опрошенных (33% и 36% соответственно); из личного опыта – по 18%; из слухов, случайных бесед – 13% и 12%; из кинофильмов, телесериалов о работе правоохранительных органов – по 10%. Затруднились с ответом соответственно 3% и 2% 3. Как мы видим, молодежная аудитория более активно (48% против 32% опрошенных более старших категорий респондентов) использует в качестве источника информации сеть Интернет, зато последние более активно используют привычные «традиционные» источники информации – радио, телевидение, периодическую печать.

К реальности исправления осужденных население относится весьма скептично: верят в это меньше четверти опрошенных (22% студентов и 24% других категорий); сомневается – примерно половина (51% и 52% соответственно); считают это вовсе нереальным – более пятой части принимавших участие в опросе (23% молодежной аудитории и 22% – взрослой); затруднились с ответом 4% и 2% соответственно. Заметим при этом, что данные двух выборок в значительной степени совпадают.

59% студентов и 44% представителей других категорий населения полагают, что после отбытия наказания в виде лишения свободы освобожденные из ИУ вернутся к преступной деятельности; 38% и 52% соответственно считают, что «все будет зависеть от конкретных обстоятельств»; твердо уверенных в том, что отбывшие наказание не будут в дальнейшем совершать преступления практически нет (0% и 1% респондентов). Затруднились с ответом – 2% и 4% опрошенных соответственно. Как мы видим, при ответе на данный вопрос студенты оказались более категоричными.

Блок вопросов анкеты (№№ 4-9, 11) касался целесообразности отдельных видов наказаний, проведения актов гуманизации и реформирования видов ИУ. Здесь преобладает, в целом, точка зрения на целесообразность ужесточения наказания: наиболее значительная часть студентов и опрошенных других категорий положительно относятся к такому виду наказания, как смертная казнь (54% и 46% соответственно); 68% студентов и 72% опрошенных других категорий поддерживают пожизненное лишение свободы. Заметим, что студенты по отношению к актам гуманизации уголовных наказаний занимают более жесткую позицию, чем представители более старших категорий населения.

За увеличение сроков лишения свободы в целом выступает практически одинаковое количество респондентов – 37% студентов и 36% представителей других категорий населения, а за сокращение – всего лишь 5% и 4% опрошенных (остальные либо затруднились с ответом – 27% и 42%, либо полагают, что ничего не надо менять – 30% и 18% соответственно).

Что касается проведения актов амнистии, то полностью поддерживают эти гуманные акты лишь по 8% опрошенных обеих выборок, по 16% респондентов категорически против таких актов, а большинство – 71% и 70% соответственно – поддерживают только в исключительных случаях (4% опрошенных студентов и 6% респондентов других категорий населения затруднились с ответом на данный вопрос). Как мы видим, ответы опрошенных обеих выборок практически идентичны.

А вот в отношении предложений, касающихся дальнейшей гуманизации уголовно-исполнительной системы в целом (вопрос №9), мнения разделились: 14% опрошенных студентов и 22% респондентов других категорий населения ее полностью поддерживают, 32% и 22% соответственно – не поддерживают; а наиболее значительная часть опрошенных – 45% молодежной аудитории и 46% людей более старшего возраста – поддерживает, но лишь частично. 8% и 10% соответственно затруднились с ответом на данный вопрос. Заметим, что поддерживают идею дальнейшей гуманизации УИС в большей степени представители более старшего возраста.

Разные мнения высказаны и в отношении проводимого в настоящее время преобразования части ИУ в тюрьмы. Полностью поддерживают такое преобразование 17% опрошенных студентов и 20% респондентов других категорий населения; не поддерживают – 24% и 38% соответственно. Поддерживают частично – 36% и 18%, затруднились с ответом – 20% и 24%. Как мы видим, к идее преобразования исправительных колоний в тюрьмы представители «немолодежной» аудитории подходят более консервативно.

Один из вопросов анкеты касался выяснения отношения респондентов к возможности сокращения направления в исправительные учреждения осужденных за нетяжкие преступления (мелкие кражи, нанесение легких телесных повреждений и побоев в быту и др.). Полностью поддерживают такое сокращение лишь около трети респондентов (30% студентов и 34% опрошенных других категорий населения); не поддерживают – почти четверть (23% и 24%). Поддерживает частично также треть принимавших участие в опросе – 34% представителей молодежной аудитории и 32% представителей более старших возрастов. Затруднились с ответом – 11% и 10% соответственно. Как мы видим, сторонников и противников проводимых преобразований оказалось примерно поровну, при этом оказалась высокой и доля затруднившихся с ответом респондентов в обоих случаях.

Остальные вопросы анкеты касались оценочных суждений респондентов в отношении работы учреждений и органов УИС, участия в работе по исправлению осужденных и возвращению их к нормальной жизни после освобождения местных органов власти и общественности, освещения работы учреждений и органов УИС в средствах массовой информации – СМИ.

Что касается оценки работы сотрудников УИС, то наиболее значительная часть опрошенных студентов (41%) и респондентов других категорий населения (38%) оценивает ее в большей степени положительно, чем отрицательно. Примерно треть (35% и 32% соответственно) – это те, кто оценивает такую работу в большей степени отрицательно, чем положительно. 15% студентов и 24% представителей более старшего возраста затруднились с ответом. Интересно, что полярных оценок совсем мало: «однозначно положительно» – по 4% в обеих выборках, а «однозначно отрицательно» – 5% и 2% соответственно.

А вот оценка участия местных органов власти и общественных организаций в работе с осужденными оказалась явно негативной: 36% респондентов студенческой аудитории и 58% опрошенных других категорий населения считают, что местные органы власти и общественность не принимают в работе никакого участия; 43% и 24% соответственно полагают, что они проявляют активность только под сильным нажимом «сверху»; 15% (16%) затруднились с ответом и лишь 6% (2%) ответили «да, принимают». Отметим, что опрошенные более старшего возраста более скептичны в оценке участия местных органов власти и общественных организаций в работе с осужденными.

Из числа тех, кто негативно (или в большей степени негативно) оценил работу сотрудников УИС, в значительной степени связывают это с коррупцией, взяточничеством, вымогательством – 49% студентов и 28% представителей других категорий опрашиваемых; с проявлениями произвола и вседозволенности – 24% и 20% соответственно; с грубостью, насилием, жестоким обращением с осужденными 19% и 8%; с низким уровнем культуры и образованности 12% и 16%; с неспособностью сотрудников УИС, в силу непрофессионализма, обеспечить надлежащую организацию исправительного воздействия – 11% и 8%; с низким уровнем финансового обеспечения 14% и 24%; с формальным выполнением своих профессиональных обязанностей 9% и 18%. Затруднились с ответом 14% и 12% опрошенных соответственно. Интересно, что молодежная аудитория при оценке негативных сторон деятельности сотрудников УИС в большей степени связывает это с субъективными факторами (коррупция, взяточничество, вымогательство, грубость, произвол со стороны сотрудников), а респонденты, имеющие больший жизненный опыт – с объективными факторами (низким уровнем финансового обеспечения, формальным исполнением своих служебных обязанностей).

По оценке работы СМИ 38% опрошенных студентов и 32% респондентов других категорий считают, что работу учреждений и органов УИС они, в основном, «приукрашивают»; 19% и 16% – наоборот, полагают, что эта деятельность преподносится тенденциозно и «очерняется». Лишь пятая часть респондентов обеих выборок (21% и 20% соответственно) склонна полагать, что освещение в СМИ достаточно объективное, а 23% (34%) затруднились с ответом. Отметим большое количество не определившихся с ответом на этот вопрос. Среди молодежной аудитории это четверть опрошенных, среди респондентов более старшего возраста – более трети!

При этом публикации и репортажи в СМИ у значительной части респондентов-студентов (41%) и опрошенных других категорий населения (32%) вызывают возмущение по поводу фактов нарушений законности со стороны сотрудников; у 13% и 30% соответственно – сочувствие к ним, понимание проблем их нелегкой службы. У 32% обучающихся и 26% выборки людей более старшего возраста соответственно публикации в СМИ вызывают беспокойство и чувство личной незащищенности. Примерно такое же соотношение ответов респондентов (32% и 20% соответственно) мы видим при выборе их ответов о страхе стать жертвой со стороны произвола и неправомерных действий сотрудников исправительных учреждений. 11% представителей молодежной аудитории и 12% опрошенных других категорий населения испытывают гнев и раздражение по поводу неэффективной работы учреждений и органов уголовно-исполнительной системы. Такое же соотношение (11% и 12%) мы видим среди тех, кто затруднился с ответом на данный вопрос (допускалось несколько их вариантов).

Приведенное распределение ответов на вопросы анкеты представителей студенческой аудитории (первая группа) и иных категорий населения (вторая группа) свидетельствует о том, что больших расхождений в оценке деятельности учреждений и органов УИС среди опрошенных групп не выявлено. При этом обращает на себя внимание тенденция, свидетельствующая о негативном в целом отношении населения (особенно – молодежи) к актам гуманизации в отношении лиц, совершивших преступные деяния, а также неверие в возможности деятельного участия местных органов власти и представителей общественности в работе, направленной на исправление и ресоциализацию осужденных и лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы.

По завершении пилотного опроса населения в трех регионах (Вологодская, Псковская, Рязанская области) полученные результаты будут проанализированы и получены более детальные выводы. Это даст возможность решить вопрос о целесообразности (или нецелесообразности) проведения в дальнейшем изучения общественного мнения по решаемым вопросам на постоянно действующей основе (мониторинга).

 


1 Международная академия бизнеса и управления, Московская государственная юридическая академия, Российский государственный университет туризма и сервиса, Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова.

2 В разработке анкеты принял непосредственное участие старший научный сотрудник НИИ ФСИН России А.И. Мокрецов (1948-2009).

3 При ответе на вопрос допускалось несколько вариантов ответов.