НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

О. А. Галустьян, А. Д. Белоусов, И. Е. Реуцкая

ПСИХОЛОГИЯ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО

Психопедагогика в правоохранительных органах, 2006, № 2, стр. 31-34.

 

Проблема повышения качества расследования преступлений является одной из наиболее актуальных в деятельности органов внутренних дел России на современном этапе. Особое внимание на это обратил министр внутренних дел России Р. Г. Нургалиев на расширенном заседании Коллегии МВД РФ 16 февраля 2005 г. и на совещании руководителей следственных подразделений при МВД, ГУВД, УВД 16 ноября 2005 г. Он указал на спад эффективности расследования тяжких и особо тяжких преступных деяний, на проблемы качества следствия (8). Решение этих проблем непосредственно связано с повышением результативности следственных действий и, в частности, допроса, в том числе с применением методов юридической психологии.

В специальной психологической и юридической литературе допрос при производстве расследования рассматривается как процесс получения показаний от лица, обладающего сведениями, имеющими значение для расследуемого дела (9, 513). Допрос подозреваемого имеет определенную специфику, обусловленную наличием сведений, которые в той или иной степени дают основание полагать, что этим лицом совершено преступление. При реализации допроса подозреваемого следует помнить, что в соответствии с п. 2. ч. 4 ст. 46 УПК РФ дача показаний является его правом, а не обязанностью.

Качество производства допроса требует от следователя высокой общей и профессиональной культуры, знания человеческой психологии, мастерского владения тактико-психологическими приемами предъявления доказательств и других действий. Особую актуальность приобретает владение следователем психологическими знаниями, необходимыми при производстве первоначального допроса подозреваемого, так как зачастую от этого этапа зависит результативность всего последующего расследования дела.

Под первоначальным допросом подозреваемого следует понимать допрос лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело, или задержанного по подозрению в совершении преступления, а также к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения по возбужденному уголовному делу, осуществляемый следователем впервые.

До последних лет проблемы психологии первоначального допроса подозреваемого не были выделены в отдельный блок исследований как в криминалистике, так и в юридической психологии. В связи с этим в рамках настоящего исследования в период с марта по ноябрь 2005 г. проведено интервьюирование следователей органов прокуратуры Московской области и внутренних дел Воронежской, Саратовской, Калужской областей. Полученные сведения были подкреплены информацией из литературных источников. Анализ результатов интервью свидетельствует о том, что основными особенностями первоначального допроса подозреваемого являются:

- относительно выраженный эффект новизны для подозреваемого в связи с отсутствием у него сведений о наличии у следствия информации по делу. Это способствует наиболее эффективному использованию следователем тактико-психологических приемов и методов предъявления доказательств;

- повышенный динамизм ситуации межличностного общения и связанная с этим потребность в концентрированном использовании следователем специальных психологических приемов получения достоверных показаний от подозреваемого;

- процессуальное положение подозреваемого как человека, который только подозревается, но не обвиняется в совершении преступления, что предопределяет необходимость при производстве первоначального допроса выяснения следователем отношения подозреваемого к правоохранительным органам и к преступлению, в котором он подозревается.

В результате интервьюирования были также выявлены основные психологически обусловленные проблемы, с которыми сталкиваются следователи при производстве первоначального допроса. К разряду таких проблем относятся:

- конфликтный характер реализации первоначального допроса, обусловленный негативным отношением подозреваемого к следователю как представителю правоохранительных органов;

- трудности в установлении психологического контакта с подозреваемым, обусловленные рядом факторов: индивидуально-психологическими особенностями подозреваемого, недоверием к следственным органам, стремлением избежать наказания;

- трудности в получении достоверной информации в ходе первоначального допроса, обусловленные в одних случаях отрицанием вины даже при предъявлении очевидных доказательств, а в других - предоставлением излишне подробной, часто не соответствующей действительности информации, приводящей подозреваемого к самооговору;

- пренебрежительное отношение к следователю как представителю власти, выражающееся иногда в сознательном предоставлении ложных версий, отработка которых занимает значительное время, что замедляет процесс расследования;

- значительное количество уголовных дел, находящихся в производстве у следователя одновременно, влияющее на возможность сохранения в памяти и актуализацию в нужный момент обстоятельств расследования каждого нового дела.

Очевидно, что указанные проблемы в реализации первоначального допроса подозреваемого обусловливают необходимость решения следователем ряда задач:

1) оперативное и по возможности максимально полное изучение всех исходных данных, характеризующих расследуемое дело, любых ориентирующих сведений о нем, в том числе и психологических особенностей подозреваемого, на основе получения информации от родственников, соседей, знакомых и т. д.;

2) обеспечение благоприятной, способствующей выяснению истины по расследуемому преступлению, психологической обстановки для успешной реализации первоначального допроса;

3) установление психологического контакта с подозреваемым;

4) выявление и учет следователем индивидуально-психологических особенностей подозреваемого;

5) установление достоверности информации, предоставляемой подозреваемым в процессе первоначального допроса.

По данным интервьюирования следователей, решение первой задачи является важным условием реализации расследования преступления в целом. В то же время иногда могут возникнуть обстоятельства, при которых до проведения первоначального допроса следователь не сможет выяснить все исходные данные, характеризующие преступление, например, в ситуации, когда подозреваемый застигнут на месте преступления и возникает возможность допросить его «по горячим следам».

Решение второй и третьей задач взаимосвязано, так как создание благоприятной обстановки для проведения допроса способствует установлению психологического контакта между следователем и подозреваемым, что особенно актуально при первоначальном допросе. Это подтверждают Л. Филонов и В. Давыдов, исследования которых показали, что «часто успех следствия зависит от того, в какой мере следователю удалось установить контакт с допрашиваемым» (2, 156; 11, 111-112).

Согласно утверждениям опрошенных следователей при установлении психологического контакта эффективным является применение специальных психологических приемов и техник. В юридической литературе описывается ряд правил, способствующих установлению доверительных отношений с допрашиваемым. Среди них прежде всего выделяется так называемое «правило благоприятных исходных обстановочных условий общения». Оно требует, в частности, соблюдения конфиденциальности допроса, т. е. допрос подозреваемого следователь по возможности должен осуществлять, оставаясь наедине. Однако при осуществлении допроса подозреваемого, как известно, может присутствовать защитник (адвокат). В этой ситуации реализация данного следственного действия усложняется, так как защитник (адвокат) также имеет право задавать вопросы и влиять на ход допроса (2, 225).

Существенное условие установления контакта с подозреваемым проинтервьюированные лица видят во внешности следователя. Он должен быть опрятным, подтянутым, его лицо должно выражать спокойствие, уверенность в себе и внимательность. Причем согласно литературным источникам, в зависимости от обстоятельств расследуемого дела, ситуации и используемой следователем тактики допроса, он может производить впечатление «своего», или, наоборот, подчеркивать имидж официального представителя власти (9, 37l).

Для установления психологического контакта отмечено и умение следователя вежливо и доброжелательно поздороваться и представиться, а затем «разговорить» подозреваемого, начав с беседы о нем самом. При этом целесообразно поинтересоваться его самочувствием, настроением и т. д. Во многих случаях полезно проявление участия и заинтересованности.

Следователи считают, что на протяжении первых 8-lQ минут необходимо определить «характерологический стержень» подозреваемого и на этой основе выстроить манеру дальнейшего общения. В результате соблюдается принцип индивидуализации допроса, в соответствии с которым, например, следователь в отдельных случаях может доводы одного подозреваемого слушать молча, не прерывая и почти не задавая вопросов. Высказывания же другого он может поправлять, уточнять, корректировать и т. д.

В работе Л. Филонова и В. Давыдова подчеркивается, что «часто правильный подход можно определить при первом же знакомстве с допрашиваемым, даже по тому, как он здоровается, как садится, какие слова произносит первыми и т. п.» (ll, lll-ll2; 2, б).

Авторы настоящего исследования считают, что для установления психологического контакта следователя с подозреваемым могут быть использованы и приемы, описанные в специальной психологической и медицинской литературе (4, l2-23, 37-38; 7). Они направлены на создание подсознательного доверия у собеседника. К таким приемам относятся:

- «подстройка к позе» - данный вид «подстройки» помогает следователю частично (внешне) копировать поведение подозреваемого. При осуществлении данного вида «подстройки» следователю важно не преувеличенно копировать движения подозреваемого, а незаметно для последнего подстраиваться, например, к способу распределения веса его тела и к основной позе (принять позу, в которой находится подозреваемый).

- «подстройка к дыханию» - копирование дыхания. Данный вид «подстройки» может быть прямым и не прямым. Первый - дышать в том же темпе, как дышит подозреваемый. Второй - согласование с ритмом дыхания подозреваемого какой-то другой части своего поведения, т. е. следователь может качать рукой в такт дыхания подозреваемого или говорить в такт, т. е. на выдохе.

- «подстройка к голосу» - «подстройка» к тону, темпу, громкости и ритму речи подозреваемого.

- «подстройка к движениям» - при копировании движений подозреваемого от следователя требуются наблюдательность и определенная маскировка, естественность. «Подстройку» можно производить как к макродвижениям (походка, жесты, движение головы, ног), так и к микродвижениям (мимика, мелкие жесты и т. д.).

Вид «подстройки» следователь может выбирать с учетом собственных предпочтений (наиболее удобный и комфортный прием). Использование данных приемов поможет следователю лучше владеть ситуацией на допросе и вести его в нужном русле.

Проведенное интервьюирование показало также, что учет следователем индивидуальных психологических особенностей подозреваемого, особенно отдельных составляющих сфер направленности, может способствовать получению достоверной информации по существу расследуемого преступления. Важен учет, в частности, потребностно-мотивационной сферы, включающей все побудительные силы личности - ее взгляды, убеждения, идеалы, потребности, интересы, цели, жизненные планы, склонности, установки, мотивы. Кроме того, заслуживает внимания и операциональная сфера, содержащая психологические элементы, определяющие способы и средства достижения целей, в том числе и психологические механизмы защиты.

Здесь необходимо учитывать, что на потребностно-мотивационную сферу подозреваемого, по мнению В. В. Романова, значительное влияние оказывают ситуативные обстоятельства допроса, и в частности, ситуация неопределенности при первоначальном допросе (1, 215-216). В этой ситуации у подозреваемого, как свидетельствуют итоги интервью со следователями, возникает состояние психической напряженности, которое может обусловливать его повышенную внушаемость и способствовать ложному оговору других лиц из чувства мести, зависти, страха или к самооговору посредством предоставления избыточной информации. Поэтому при реализации первоначального допроса следователю целесообразно вначале задавать подозреваемому те вопросы, ответы на которые ему (следователю) известны. Именно такой прием может помочь определить, в частности, отношение подозреваемого к правоохранительным органам и к расследуемому преступлению (это особенно важно, так как одной из актуальных проблем реализации первоначального допроса подозреваемого является пренебрежительное отношение к следователю как представителю правоохранительных органов). В процессе допроса следователь анализирует и соотносит с обстоятельствами, которые могут быть известны только лицу, совершившему преступление, уровень осведомленности подозреваемого по расследуемому преступлению посредством косвенных вопросов.

Результаты интервьюирования свидетельствуют и о том, что знание следователем психологических механизмов защиты, используемых подозреваемым, способствует достижению поставленных целей на первоначальном допросе. В частности, важно понимание, на подавление каких эмоций направлены данные механизмы. Так, чувства страха, стыда, вины вызывают психологический механизм защиты «подавление», отвержение

- психологический механизм защиты «проекция», неуверенность - психологический механизм защиты «регрессия», гнев -психологический механизм защиты «замещение», печаль - психологический механизм защиты «компенсация» и т. д. Наиболее эффективным для получения достоверной информации является распознание психологического механизма защиты по типу «подавление», когда человек испытывает страх и делает различные обмолвки, самоопровержения, тем самым предоставляя следователю доказательства, что в его подсознании имеется значительная вытесненная информация (5, 179). При доминировании психологического механизма защиты «проекция» человек склонен перекладывать свою вину на другого, при доминировании психологического механизма защиты «рационализация» он использует ложную аргументацию, при доминировании психологического механизма защиты «отрицание» склонен к даче ложных показаний, при доминировании психологического механизма защиты «вытеснение» - может действительно не помнить всех обстоятельств преступления, при доминировании психологического механизма защиты «регрессия» - конформен и легко поддается влиянию, в том числе и негативному, социального окружения (может быть хорошим исполнителем в составе преступной группы) и т. д.

Полученные данные свидетельствуют, что особую значимость умение следователя определять доминирующие виды психологических защит подозреваемого приобретает при осуществлении их допроса в условиях конфликтной ситуации, которая в психологическом плане предполагает наличие психологической борьбы и является, по данным интервьюирования следователей, одной из первостепенных проблем в реализации первоначального допроса. Конфликтная ситуация нередко характеризуется активным противодействием подозреваемого. Основным способом реализации противодействия подозреваемого во время допроса является дача ложных (полностью или частично) показаний или отказ от них.

В юридической литературе предлагается ряд не противоречащих закону (в соответствии с ч. 4 ст. 164 УПК РФ при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер) приемов, направленных на выявление скрываемой информации и диагностики лжи:

1) приемы эмоционального характера:

- побуждение к раскаянию и чистосердечному признанию;

- прием стимулирования положительных качеств допрашиваемого (связан с установлением психологического контакта с подозреваемым);

- использование антипатии, питаемой подозреваемым к кому-либо из его соучастников;

- использование фактора внезапности путем постановки неожиданных вопросов в ситуации, когда подозреваемый таких вопросов не ждет;

2) приемы логического характера:

- предъявление доказательств, опровергающих показания подозреваемого;

- предъявление доказательств, требующих от подозреваемого детализации  показаний; - логический анализ противоречий, имеющихся в показаниях подозреваемого;

3) приемы тактического характера:

- создающие искаженное представление об осведомленности следователя (демонстрация повышенной осведомленности посредством уверенной манеры держать себя; уверенного тона; умения выдержать паузу в разговоре, выражающую сомнение о достоверности информации, предоставляемой подозреваемым; открытого взгляда и т. д.);

- преследующие цель сокрытия от подозреваемого осведомленности следователя о тех или иных обстоятельствах дела;

- использование «слабых мест подозреваемого» (учет индивидуальных особенностей подозреваемого при производстве допроса: уровня самооценки (например, завышенная, заниженная, неустойчивая); индивидуально-типологических особенностей подозреваемого (например, наличие избыточной тревожности, повышенной мнительности, боязливости, нервно-психической неустойчивости, низкого уровня интеллектуального развития и т. д.);

- повторная постановка вопросов (повторная постановка вопросов в другом контексте с целью выявления противоречий в показаниях);

- постановка косвенных вопросов (постановка вопросов, имеющих второстепенное значение, но ответы на которые требуют сообщения интересующих следователя сведений);

- направленные на создание ситуации, при которой подозреваемый указывает обстоятельства, известные только лицу, причастному к преступлению;

- прием предъявления подозреваемому изобличающих доказательств (предъявление доказательств в зависимости от обстоятельств дела, тактического замысла допроса, индивидуально-психологических особенностей личности подозреваемого в последовательности от второстепенных к главным либо наоборот) (6, 256-258; 9, 519; 10, 167-169).

В процессе первоначального допроса для выявления скрываемой причастности подозреваемого к преступлению (при отсутствии доказательств) в соответствии с методом А. Г. Гельманова, С. А. Гонтаря (3) могут использоваться определенные структурные вопросы.

Данные вопросы, разработанные для проведения первоначального допроса, позволяют получить ответы, выраженные в форме слов или невербальных признаков, способствующих определению вероятной виновности или невиновности подозреваемого. Причем эти вопросы сформулированы таким образом, что позволяют вызвать дифференцированные реакции у лиц, говорящих правду и дающих ложные показания. Например, отвечая на вопрос «Кто, как Вы думаете, мог бы совершить данное преступление?» не причастные к деянию готовы рассказать обо всех возможных вариантах, в которых могут фигурировать различные лица, включая их самих. Такое поведение лиц, не причастных к преступлению, объясняется отсутствием у них страха перед расследованием, что обусловлено знанием о собственной непричастности к преступлению. Эти лица уверены в том, что виновный будет все равно обнаружен, поэтому как бы предлагают для проверки свою кандидатуру. Виновные, чаще всего, будут избегать упоминания любых имен (исключая случаи инсценировки). Они редко решаются на это, так как понимают, что у указанного ими человека может быть алиби и следствие неизбежно вновь вернется к ним. В допросе подозреваемых, потенциально причастных к преступлению, этот вопрос является классическим и эффективным средством оценки поведения виновного. Таким образом, ответы на один и тот же вопрос у подозреваемого виновного и не виновного в совершении преступления могут быть различны.

Результаты интервьюирования показали также, что зачастую информация, способствующая проверке как ложности, так и правдивости высказываний подозреваемого содержится не только в его вербальных (передаваемых с использованием второй сигнальной системы человека - речи), но и невербальных (произвольных и непроизвольных) реакциях. Произвольные невербальные реакции поддаются субъективному контролю (могут сознательно подавляться или усиливаться), в то время как непроизвольные реакции на сознательном уровне в значительной степени не контролируются. К непроизвольным реакциям относятся, например, бледность или покраснение кожных покровов, аритмия дыхания, повышенное потоотделение, тремор рук, подергивание частей тела, нарушение координации движений, изменение тембра голоса, скорости речи, заикание, хрипота и т. д. Произвольные реакции выражаются в мимике, покашливании, постукивании рукой или ногой, жестикуляции, покусывании губ и т. д., а также в нарушении последовательности, логики рассуждений. Учет невербальных реакций позволяет следователю в условиях первоначального допроса быстро скорректировать свои действия с учетом изменения эмоционального состояния подозреваемого (состояния замешательства, растерянности, утомления, ослабления внимания и т. д.).

Таким образом, результаты проведенного исследования показали, что первоначальный допрос подозреваемых отличается особой психологической ситуацией, характеризующейся повышенной остротой, концентрированностью и насыщенностью используемых психологических приемов и методов в процессуальной части его реализации. При этом резервом повышения эффективности данного следственного действия является постоянное совершенствование следователем своих профессионально значимых умений и навыков.

ЛИТЕРАТУРА

1. Баранов П. П., Курбатов В. И. Юридическая психология. - Ростов н/Д, 2004.

2. Белановский С. А. Глубокое интервью: учебное пособие. -М., 2001.

3. Гельманов А. Г., Гонтарь С. А. Как установить участие лица в правонарушении? Эффективный и экономичный метод диагностики скрываемой причастности и получения признания виновного в отсутствии доказательств. - М., 1999.

4. Горин С. А. А вы пробовали гипноз? - М., 1994.

5. Киселева Е. А. Механизмы психологической защиты личности в юридически значимых ситуациях // Энциклопедия юридической психологии / под общ. ред. А. М. Столяренко. - М., 2003.

6. Криминалистика: учебник для вузов / под общ. ред. А. Ф. Волынского. - М., 2000.

7. О'Коннор Д., Сеймор Д. Введение в нейролингвистическое программирование: Новейшая психология личного мастерства / пер. с англ. А. Б. Бродского. - Челябинск, 1997.

8. Материалы совещания руководителей следственных подразделений при МВД, ГУВД, УВД // <www.mvdinform.ru>: официальный сайт МВД России.

9. Прикладная юридическая психология: учебное пособие для вузов / под. ред. А. М. Столяренко. - М., 2001.

10. Романов В. В. Допрос в конфликтной ситуации // Энциклопедия юридической психологии / под общ. ред. А. М. Столяренко. - М., 2003.

11. Филонов Л. Б., Давыдов В. И. Психологические приемы допроса обвиняемого // Вопросы психологии. - 1966. - № 6.