НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

А. Д. Белоусов, И. Е. Реуцкая, Г. В. Костылева

ПСИХОЛОГИЯ ОЧНОЙ СТАВКИ

Психопедагогика в правоохранительных органах, 2006, № 2, стр. 34-35.

 

Проблема повышения раскрываемости преступлений является одной из наиболее актуальных в деятельности органов внутренних дел России на современном этапе. Важным резервом роста эффективности деятельности органов предварительного расследования должно стать использование в практике их работы новейших достижений различных отраслей современной науки. Особое внимание в этом контексте следует уделить психологии. Как справедливо отмечает Ю. В. Чуфаровский, знание психических закономерностей и применение определенных психологических методов облегчает труд сотрудников правоохранительных органов, помогает регулировать и строить взаимоотношения с людьми, глубже понимать мотивы их поступков, познавать объективную действительность, правильно оценивать ее и использовать результаты познания в практической деятельности (5, 3).

Законодательно регламентированные следственные действия, направленные на получение доказательств по расследуемому уголовному делу, значительно различаются по своему психологическому содержанию. Наиболее насыщены в этом смысле допрос и очная ставка как его специфическая разновидность. Их сутью является, как правило, длительное и содержательное общение следователя (дознавателя) с допрашиваемым лицом.

Проведение очной ставки регламентировано ст. 192 УПК РФ. Это следственное действие представляет собой одновременный допрос ранее допрошенных лиц в связи с обстоятельствами, по поводу которых в их показаниях имеются существенные противоречия (1-4). Причинами этих противоречий могут быть как добросовестное заблуждение одного или обоих допрашиваемых, так и заведомая ложность их показаний. В первом случае следователь (дознаватель) имеет дело с индивидуальными различиями психических процессов, ошибками восприятия, запоминания и воспроизведения событий. Основными приемами устранения на очной ставке добросовестного заблуждения являются: постановка вопросов, активизирующих ассоциативные связи; рассмотрение смежных событий и обстоятельств; предъявление доказательств; проведение очных ставок на месте происшествия.

Но значительно чаще при очной ставке имеет место конфликтная ситуация, когда следователю (дознавателю) приходится сталкиваться с различными формами сопротивления поиску истины, с той или иной тенденциозной интерпретацией преступного события. Лицо, совершившее преступление, в каком бы процессуальном статусе оно ни выступало (подозреваемого либо обвиняемого) в силу своего положения и перспективы уголовной ответственности за содеянное менее других заинтересовано в установлении истины по делу, что выражается в извращении им обстоятельств дела, утаивании и искажении достоверной информации. Этому также способствует то, что уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний подозреваемый и обвиняемый не несут.

В данной ситуации могут применяться те же тактические приемы, которые используются при обычных допросах лиц, уклоняющихся от дачи правдивых показаний. Наиболее известные среди них: детализация показаний по всем обстоятельствам, имеющим противоречия; предъявление доказательств, использование показаний признавшихся соучастников преступления; маскировка цели очной ставки; использование фактора внезапности; сокрытие осведомленности следователя и др.

Учитывая суть конфликтной ситуации при очной ставке, состоящей в сокрытии допрашиваемым лицом значимой для следствия информации, представляется целесообразным рассматривать проблему повышения эффективности этого следственного действия с точки зрения психологии реализации и выявления лжи. Знание феноменологии этого явления может служить теоретической базой для разработки не противоречащих закону тактических и психологических приемов верификации лжи и скрываемых обстоятельств в процессе осуществления допроса и очной ставки.

В контексте проблемы повышения эффективности очной ставки имеет смысл охарактеризовать некоторые наиболее типичные способы реализации лжи при межличностном общении. Наиболее примитивен среди них такой способ, как полный вымысел. Он сравнительно легко опровергается, так как детализация и последующая проверка места, времени и других обстоятельств вымышленного события неминуемо ведут к разоблачению.

Наиболее распространена ложь, сочетаемая и увязываемая с фактами реальной действительности, которые используются в качестве опорных точек для вымысла либо трансформируются в выгодном для обвиняемого свете: одни из них преднамеренно заменяются другими, производится смещение их во времени или пространстве, придается тому или иному факту иная окраска и т. п.

Ложные показания, основанные на реальных фактах, требуют тесной увязки и согласования подлинного и вымышленного. Без этого они не будут достаточно правдоподобны и убедительны.

Все способы выявления намеренно скрываемой информации в процессе проведения беседы (допроса, очной ставки) принципиально можно разделить на прямые (непосредственные) и непрямые (неявные, опосредствованные). Прямые методы характеризуются тем, что претендент на получение информации открыто использует в отношении ее владельца позитивный или негативный факторы воздействия либо сочетание указанных факторов.

Логика непрямых методов заключается в том, что претендент на получение интересующей его информации намеренно организует коммуникативный процесс так, чтобы владелец информации косвенно (вербально или невербально, например, изменением тембра, громкости голоса, мимикой лица и т. д.) выдал хотя бы сам факт обладания такой информацией, а при удачном стечении обстоятельств прямо раскрыл бы ее содержание. Особенно важно при этом, что претендент

в данном случае не прибегает к грубому и непосредственному давлению на устойчиво сложившуюся потребностно-мотивационную сферу владельца информации, но осуществляет комплексное и завуалированное воздействие, направленное одновременно на изменение хода когнитивных процессов, протекающих в психике владельца, сведениями и на трансформацию динамики его ситуационных мотивационных доминант.

Следует также понимать, что психологические методы установления истины в процессе общения, регистрация непроизвольных вербальных и невербальных сигналов, сопровождающих эмоциональное напряжение носителя скрываемой информации, для правоохранительной практики имеет лишь вспомогательное значение. Необходимо помнить, что конечной целью проведения таких следственных действий, как допрос и очная ставка, является сбор доказательств по расследуемому делу, а не только установление факта владения допрашиваемым скрываемой информацией. В этом контексте больший интерес представляют непрямые тактические и психологические приемы, способствующие даче подозреваемым или обвиняемым признательных показаний.

Реализация данных теоретических положений в практике проведения очной ставки может быть проиллюстрирована в конкретных тактических приемах.

Как известно, межличностный конфликт допрашиваемых лиц на очной ставке становится своего рода средством разрешения противоречий. Поэтому он иногда специально обостряется следователем (дознавателем) путем постановки перед ними таких вопросов, которыми они изобличают друг друга.

Для лиц, преднамеренно скрывающих на очной ставке значимую для следствия информацию, в отличие от условий обычного допроса меняется ситуационная значимость вопросов, интересующих следствие. Эта значимость формируется следующими факторами: эффектом неожиданности (как проведения самого следственного мероприятия, так и предъявления новых доказательств по делу), присутствием других лиц, а также быстрым изменением сложившейся следственной ситуации, требующей от допрашиваемого смены продуманной линии защиты.

Грамотно планируя данное следственное мероприятие, следователь (дознаватель) ставит лживого подозреваемого (обвиняемого) в положение, к которому он, возможно, не подготовился и, используя нерешительность, неосведомленность допрашиваемого об имеющихся по делу доказательствах добивается признательных показаний или так называемого решения без достаточного основания.

Изобличительная сила очной ставки выражается и в непосредственном впечатлении, которое оказывает живая речь одного из ее участников на другого. Показания, произнесенные непосредственно в присутствии изобличаемого дающим их лицом, более впечатляют, чем те же показания, оглашенные следователем.

Наглядной демонстрацией ложности показаний допрашиваемого по обстоятельствам, не имеющим доказательственного значения, нередко удается побудить человека к искренности в ключевых для следствия показаниях. Так, если по делу проходят несколько обвиняемых и никто из них не признает себя виновным, целесообразно предложить одному из них на очной ставке повторить свои показания по какому-либо незначительному факту. У второго обвиняемого при этом зачастую создается впечатление, что его соучастник рассказал не только этот конкретный факт, но и полностью признал себя виновным в совершении преступления.

При расследовании преступлений, совершенных группой, важно «пробить брешь» в их предварительно согласованных на случай задержания показаниях. Преступная группа сильна до задержания одного из соучастников. Затем эта сила оборачивается слабостью. Каждый из них испытывает страх перед реальной необходимостью нести наказание, тягостное сознание того, что он остался в одиночестве. Обвиняемые неизбежно начинают выгораживать себя за счет соучастников.

При выборе тактических и психологических приемов следователь (дознаватель) должен учитывать психологическое состояние, свойства и качества допрашиваемых. Так, если подозреваемый (обвиняемый) находится в состоянии сильного душевного волнения, растерянности, эффективным может оказаться сочетание форсированного допроса с предъявлением всей совокупности имеющихся доказательств, решительное пресечение попыток лжи. Если же допрашиваемый хорошо подготовился к допросу, продумал линию поведения и уверенно ее придерживается, уравновешен, сохраняет самообладание, целесообразно использовать приемы, основанные на последовательном предъявлении все более веских доказательств.

В процессе очной ставки следователь (дознаватель) может применять и множество других тактических и психологических приемов. Но все они при этом должны быть правомерными, безупречными в этическом отношении. Необходимо отметить, что важным правовым условием проведения, в частности, очной ставки как следственного действия, является привлечение к ее производству защитника (адвоката). В полномочия его, согласно ч. 5 ст. 53 УПК РФ входит «участие в допросе подозреваемого (обвиняемого), а также в иных следственных действиях, произведенных с участием подозреваемого (обвиняемого)». Показания подозреваемого (обвиняемого), полученные в ходе очной ставки в отсутствие защитника (адвоката), включая случаи отказа от защитника (адвоката), согласно ст. 75 УПК РФ, относятся к недопустимым доказательствам и не могут быть приняты к рассмотрению в суде. Защитник (адвокат), в свою очередь, являясь гарантом соблюдения и других норм УПК, например ч. 4 ст. 164, способствует реализации в ходе очной ставки только правомерных тактических и психологических приемов, а также исключения применения при производстве следственных действий насилия, угроз и иных незаконных мер.

Главными резервами для дальнейшего расширения арсенала тактических приемов и методик проведения допроса и очной ставки должны стать как обобщение передовой следственной практики, так и использование достижений современной психологии. При этом творческое и эффективное использование психологических знаний на практике остается делом каждого следователя (дознавателя).

ЛИТЕРАТУРА

1. Васильев В. Л. Юридическая психология. - М., 1991.

2. Гаврилов А. К. Очная ставка. - Волгоград, 1978.

3. Комарков В. С. Психологические основы очной ставки. - Харьков, 1976.

4. Чуфаровский Ю. В. Юридическая психология. - М., 1997.

5. Чуфаровский Ю. В. Психология оперативно-розыскной и следственной деятельности: учебное пособие. - М., 2004.