НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

Р. Г. Аксенов

ПРЕСЕЧЕНИЕ ЛЖИ ПРИ ДОПРОСЕ ЛИЦА, ПОДОЗРЕВАЕМОГО (ОБВИНЯЕМОГО) В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Психопедагогика в правоохранительных органах, 2007, № 3, стр. 11-14.

 

Криминалистическое обеспечение расследования преступлений, совершенных в сфере предпринимательства, в части научно-методического сопровождения представлено широким разнообразием частных методик расследования. Однако уровень раскрываемости и привлечения к ответственности реальных участников большинства экономических преступлений, качество расследования в целом и производства отдельных следственных действий остается по-прежнему невысоким.

Отчасти такая ситуация обусловлена высоким криминальным противодействием, оказываемым преступниками, которые по своим социально-психологическим качествам значительно превосходят общеуголовный элемент. Это выражается в широких коррумпированных связях, сильной адвокатской поддержке, уровне образования (как правило, высшее экономическое и/или юридическое), четкой ориентированности на сокрытие противоправности отдельных операций или всей коммерческой деятельности и т. п.

Особенности личности субъекта преступления в сфере предпринимательской деятельности обусловливают выбор тактических приемов его изобличения. Одним из самых распространенных средств изобличения выступает допрос. По делам рассматриваемой категории допрос подозреваемого (обвиняемого) в большинстве случаев проходит в конфликтной ситуации, выражающейся в сообщении следователю заведомо ложной или укрытии (умалчивании) части информации.

Ложь стала обычным явлением повседневной жизни, а изобличение во лжи - неотъемлемая часть не только рассматриваемого следственного действия, но и всего процесса расследования. По мнению О. Фрая, не существует такого феномена, как поведение, типичное для лжи, т. е. нет формы поведения, которую демонстрировали бы все лжецы. Это осложняет для изобличителей лжи задачи по определению того, на что им следует обращать внимание. Различия между лжецами и людьми, говорящими правду, как правило, незначительны. Последние исследования в области психологии лжи показали, что мнение 3. Фрейда о том, что сквозь каждую пору лжеца просачивается нечто, что выдает его, часто оказывается неверным (9, 123).

Особенно ярко это проявляется по рассматриваемой категории дел, что и было установлено в процессе специально проведенного исследования с использованием метода включенного наблюдения. В связи с этим предпримем попытку объяснения этого явления.

Согласно исследованиям в области психологии следственных действий, в частности допроса, признаки лжи могут проявляться в невербальных, вербальных и физиологических реакциях человека (4; 6; 7).

Раскрывая процессы, переживаемые лицом, О. Фрай выделяет особенности поведения, обусловленные:

- возникшими в момент лжи эмоциями вины за преподносимый обман, страха возможного разоблачения и эмоционального подъема при наблюдении полного принятия лжи;

- сложностью содержания ложной информации, которую необходимо придумать либо вспомнить ранее придуманную, в силу чего мыслительные процессы замедляются;

- контролем своего поведения, чтобы вести себя как человек, говорящий правду. «Лжец может беспокоиться о том, что будет выглядеть неискренним, и будет прилагать усилие, чтобы произвести впечатление искреннего человека, даже в большей степени, чем когда говорит правду» (9, 47).

Для ситуации допроса эти процессы будут усилены ввиду действия таких факторов, как:

- сложность лжи, которая предполагает обстоятельное освещение интересующих следствие событий, с их интерпретацией в пользу лгущего, детализированное продумывание алиби;

- мотивация поведения намного сильнее, так как имеется угроза привлечения к уголовной ответственности;

- подозрительность субъекта, воспринимающего ложь, так как допрашиваемый осознает, что следователь обязательно будет проверять все сказанное им, поэтому не сообщает информации, которая может быть проверена. Такую ложь легче объяснить, если она обнаруживается, сказав, что не упомянул об этом, не придав значения, или забыл рассказать;

- индивидуальные особенности лжеца.

Эти факторы будут иметь различную степень значимости в зависимости от вида преступления. Так, для рассматриваемой преступной деятельности в сфере предпринимательства сложность лжи будет достаточно высока, однако эта сложность определяется не столько конструкцией алиби, но и использованием и интерпретацией особенностей отраслевого законодательства, сложившейся практики ведения определенного вида деятельности, утаивания части информации. Поскольку лицо, совершившее преступление, на протяжении всей своей деятельности достаточно уверенно владеет такой информацией, то интерпретировать ее в выгодном для себя свете не представляет для него особых затруднений и не так сильно замедляет его мыслительные процессы.

Мотивация поведения будет отличаться от поведения, например, убийцы. Мотивация ко лжи из-за опасения привлечения к уголовной ответственности незначительна, так как согласно судебной практике в большинстве случаев за преступления экономической направленности не назначают наказания, связанного с реальным лишением свободы. В большей степени на ложь мотивируют корыстно-собственнические интересы, связанные с боязнью потерять имущество, получаемые доходы и т. д.

Самое большое значение среди указываемых факторов будет иметь личность допрашиваемого. Сравним характеристики личности субъекта, совершающего преступления в сфере предпринимательской деятельности, выделяемые в криминалистической литературе (2; 3; 5; 10), с характеристикой личности успешного лжеца, выделяемой О. Фраем. По его мнению, успешного лжеца отличают хорошая подготовленность по теме разговора, оригинальность высказываний, быстрота мышления, красноречие, хорошая память, актерские способности, отсутствие эмоций, страха, вины или восторга от собственной лжи (9, 273-275).

В этой характеристике проявляется личность изучаемого нами субъекта. Как уже говорилось, подозреваемые по делам рассматриваемой категории подчас лучше следователя владеют информацией об определенном виде деятельности, регламентирующих ее нормативных актах, состоянии вида рынка, а нередко и о наличии следов преступной деятельности. Оригинальность высказываний позволяет быстро оправдывать или объяснять свои действия при сомнении следователя в их правомерности. Быстрота мышления, выработанная в результате занятия бизнесом, способность к анализу ситуации и поиску нескольких результативных решений помогает выходить из ситуаций психологических ловушек. Красноречие, хорошая память, высокий интеллект позволяют в ходе допроса переключать следователя на сообщение незначимой информации, уводить его в сторону от темы допроса.

Так, по уголовному делу, возбужденному в отношении гр-ки С. по ст. ст. 159, 171 УК РФ, обвиняемая в процессе допросов постоянно пыталась отвлечь следователя от темы допроса, рассказывая о своих разносторонних увлечениях, о специфике определенных видов деятельности, которые косвенно касались совершенных ею преступлений, о своих знакомствах с известными людьми и их личной жизни. Этому способствовали и достаточно хорошо развитые актерские способности, которые она, в первую очередь, использовала в отношении потерпевших, а также в процессе расследования, изображая эмоции сожаления, участия, искренней помощи следствию и пр. (1).

Отсутствие эмоций в процессе обмана связано с привычкой лгать. Ведь чем чаще человек лжет, тем меньше он испытывает удовольствие от введения других в заблуждение и тем реже его посещает чувство вины. Постоянная тренировка в обмане уменьшает вероятность разоблачения, а потому снижает чувство страха. Такая привычка обязательно вырабатывается в процессе занятия незаконной предпринимательской деятельностью, которая своей незаконностью и обусловливает рассматриваемое поведение. Неудивительно, что проведенные по обнаружению лжи психологические исследования среди представителей различных профессий установили, что лучшими лжецами являются продавцы (9, 275).

Сказанное не означает, что по рассматриваемой категории дел не представляется возможным выявить признаки лжи со стороны подозреваемого, обвиняемого. Как бы человек себя ни контролировал или ни был привычен ко лжи, отдельные признаки такого поведения он, безусловно, проявляет.

По мнению ученых, невербальное поведение сложнее контролировать, чем вербальное, поскольку:

- существуют рефлекторные связи между эмоциями и невербальным поведением, которых нет между эмоциями и речью;

- люди более натренированы в использовании слов, чем в управлении поведением, так как речь важнее в обмене информацией;

- важность слов в обмене информацией заставляет говорящего обращать больше внимания на то, что он говорит, чем на то, что он делает;

- невозможно молчать на невербальном уровне (9, 42-44).

К числу невербальных признаков, в частности, относятся изменение тона голоса и движений рук и ног. Традиционно выделяемые в литературе мимические признаки (движения бровей, губ, глаз) как раз не являются явными индикаторами лжи, так как достаточно хорошо контролируются. Тон голоса контролировать сложнее, чем мимику, так как в минуты стресса (что характерно для допроса, особенно в период, следующий сразу после задержания) им управляет вегетативная система. Кроме того, предполагая, что чрезмерность движений может выдать ложь (точнее, нервозность по поводу лжи), движения человеком замедляются. Особенно это проявляется в замедлении движений рук, кистей, пальцев, стоп ног.

К вербальным характеристикам обмана относятся обусловленные эмоциями непрямые ответы, исключающие употребление личных местоимений или высказывания, содержащие отрицание. Например, вместо фразы «Я честный человек» использование оправдания «Я не мошенник». Правда, для исследуемой категории лиц с достаточно сильной внутренней референцией этот признак, как и признак произнесения коротких фраз из-за неподготовленности, нехарактерны. Более значим признак, как уже ранее говорилось, сообщения незначимой информации и ухода в сторону от предмета допроса. Явно подозрителен и, возможно, указывает на ложь также признак четкости описания событий, как правило, в хронологически выверенной манере. Лицу, не подготовленному к объяснению каких-либо обстоятельств, сложно изложить последовательно все интересующие следствие сведения в виде свободного рассказа. Его повествование будет постоянно возвращаться к более значимому, яркому обстоятельству. Лицу же, дающему ложные показания, свойственно последовательное, не сбивчивое изложение показаний.

К физиологическим реакциям, которые следователь может определить без специального прибора (полиграфа), относятся: повышение кровяного давления, сопровождающееся покраснением лица, шеи, ушей; учащение сердцебиения, определяемое по пульсу или по выступающим на висках, лбу венам; усиление потливости ладоней, выявляемое по чрезмерно частому вытиранию их об одежду или платок, прилипанию к ладоням бумаги, ручки.

Учитывая изложенные признаки, для их выявления и провоцирования можно рекомендовать следующее:

1. Подвергать сомнению и просить разъяснить сказанное, просить это доказать, уведомлять, что сообщаемые сведения будут проверены. В данном случае происходит воздействие на эмоциональную сферу, которое влияет на все три группы признаков, особенно на невербальные (тон голоса).

2. Постоянно задавать новые, уточняющие, детализирующие вопросы, что затрудняет процесс лжи, так как подозреваемый (обвиняемый) должен помнить о сказанном, что замедляет его мыслительные процессы и соответствующие телодвижения.

3. Оставлять допрашиваемого до последнего момента в неведении об объеме и пределах осведомленности следователя. В подобных обстоятельствах допрашиваемый не знает, что именно ему можно сказать, и всегда рискует попасться на произнесении информации, противоречащей знанию следователя.

4. Следует быть хорошо подготовленным по предмету допроса, не только в рамках обстоятельств расследуемого дела, но и изучить все особенности вида предпринимательской деятельности, нарушение порядка которой привело к преступному результату. Особое внимание необходимо обратить на положения, регламентирующие порядок служебных действий подозреваемого.

5. Наблюдать за поведением допрашиваемого, особенно обращая внимание на мимолетное выражение эмоции на лице, заторможенность мелких движений кистей, пальцев рук, голеней и стоп, физиологические изменения. Такое осматривание с головы до ног невозможно самому следователю в момент ведения допроса, он должен при этом записывать показания. С этой целью необходимо присутствие дополнительного участника (например, оперуполномоченного), который не только будет выполнять указанную функцию, но и нейтрализует своим присутствием численный перевес со стороны допрашиваемого и его защитника.

6. Слушать внимательно все, что произносит допрашиваемый, и фиксировать вербальные несоответствия. Это также может подмечать дополнительный участник допроса.

7. Сравнивать поведение допрашиваемого с его обычным поведением, которое он демонстрировал в ситуациях, не связанных с дачей ложных показаний. Для этого сравнения можно использовать материалы оперативной видеосъемки допрашиваемого, обнаруженное при обыске домашнее видео, видеозаписи деловых переговоров. Также такое сравнение может быть сделано с информацией о личности и поведении подозреваемого, обвиняемого, полученной в ходе неформального с ним общения в отсутствие адвоката. Как правильно отмечено Л. Б. Филоновым, значимость невербальных признаков ложных показаний может быть правильно оценена лишь в сравнении с поведением, эмоциональным состоянием, особенностями устной речи этого же лица при его объяснениях, даваемых вне связи с обстоятельствами, входящими в предмет допроса, т. е. на фоне естественного для человека поведения, принятого за норму (8, 20).

Выявление признаков лжи из свободного рассказа подозреваемого - довольно сложная задача. Ярче они проявляются в вопросно-ответной стадии допроса, где их интенсивности будут способствовать приемы использования доказательств и «создания напряженности», которую можно усилить, несмотря на присутствие защитника, проведением перекрестного допроса.

Выше уже говорилось о необходимости участия в допросе подозреваемого (обвиняемого) второго лица со стороны обвинения для ведения наблюдения за поведенческими реакциями допрашиваемого. При этом активность второго участника может быть усилена его непосредственным участием, направленным на:

- создание напряженности и изобличение в ложности показаний за счет вербального указания на поведенческие признаки, проявляющиеся у лица, дающего показания, с просьбой их объяснить;

- рассеивание внимания и усиление сложности восприятия посредством деления вопросов по предмету допроса на двоих допрашивающих;

- контроль содержания показаний по специфическим вопросам в сфере экономики, налогообложения, отраслевого законодательства при наличии соответствующих познаний у одного из допрашивающих.

Задаваемые вопросы не должны носить однородного, последовательного характера, они должны относиться к разным обстоятельствам преступного события, но в то же время не выходить за рамки этого события или эпизода, соответствовать одному направлению выясняемой информации, должны быть в прямой логической связи между собой. Например, один допрашивающий выясняет обстоятельства, касающиеся способа преступления, другой - роли соучастников (логично, что эти обстоятельства прямо взаимосвязаны, так как роли соучастников распределяются по функциям реализации способа подготовки, совершения и сокрытия преступления). В случае постановки одним допрашивающим вопросов об имущественном положении подозреваемого (обвиняемого), а другим - о подготовке к совершению преступления, внимание допрашиваемого будет сильно разобщено, не позволит ему сосредоточиться, и он может отказаться отвечать на вопросы. При таком явном разобщении внимания подозреваемого (обвиняемого) на несвязанных выясняемых обстоятельствах обоснованным будет и вмешательство адвоката с ходатайством о недопущении психологического воздействия. Даже при наличии разъяснений в начале допроса о невмешательстве в его тактику, защитник обязательно вмешается. В связи с этим такое воздействие с помощью перекрестного допроса должно выглядеть неявным, естественным, спокойным выяснением взаимосвязанных, но все же разных по содержанию обстоятельств. Это не так насторожит подозреваемого (обвиняемого), но все же не будет позволять ему полностью сосредоточиться на выясняемом обстоятельстве, вследствие чего он будет допускать оговорки и логические ошибки при даче ложных показаний.

ЛИТЕРАТУРА

1. Архив Центрального суда г. Омска за 1998 г. - Уголовное дело № 350665.

2. Бахтеев С. С. Методика расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом алкогольной продукции: (По материалам Уральского федерального округа): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2004.

3. Бертовский Л. В., Образцов В. А. Выявление и расследование экономических преступлений. - М., 2003.

4. Гельманов А. Г., Гонтарь С. А. Как установить участие лица в правонарушении? - М., 1999.

5. Журавлев С. Ю. Расследование экономических преступлений. - М., 2005.

6. Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. -М., 2001.

7. Речевые и психологические особенности техники общения и использование их в деятельности сотрудников ОВД: методические рекомендации. - Омск, 1997.

8. Филонов Л. Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. - М., 1979.

9. Фрай О. Детекция лжи и обмана. - СПб., 2005.

10. Шляпников Ю. В. Основы криминалистической методики расследования незаконного предпринимательства: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 2004.