НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

Е. А. Алексеева

ПРОБЛЕМЫ ТИПОЛОГИИ КВАРТИРНЫХ ВОРОВ

Психопедагогика в правоохранительных органах, 2012, № 3, стр. 55-57.

 

В зарубежной криминологической науке распространена типология квартирных воров по их поведению, отражающему функциональное взаимодействие двух переменных — личности и предмета кражи (характера похищенного имущества)[1].

Обычный квартирный вор (вор-любитель) — это лицо в возрасте от 15 до 25 лет, не имеющее специализации, навыков и умений совершения квартирной кражи. Обычно его интересуют деньги, бытовая техника, а также другие бытовые вещи, которые для профессионального вора не представляют ценности. Общий материальный ущерб, причиняемый этими преступлениями, как правило, невелик [2]. По мере увеличения количества совершенных краж данные лица приобретают преступные навыки, однако их недостаточно для избежания поимки (как правило, допускаются ошибки вследствие незнания некоторых нюансов). Обычно такой квартирный вор заканчивает свою преступную деятельность после первой судимости, однако в случае «реального» осуждения (с отбыванием срока наказания в исправительном учреждении), он может приобрести много знаний в данном ремесле и, приобретя наставника (опытного квартирного вора), перейти в категорию профессионалов[3].

Профессиональные воры в возрасте от 25 до 55 лет характеризуются специальными умениями и навыками. Данных лиц интересуют ювелирные украшения, меха и другие ценные вещи. Профессиональный вор стремится сбыть большинство украденных вещей (до 98% от всего украденного имущества сбывается в первые три дня), получить максимальную «выгоду» от совершенного преступления. Профессиональные воры проходят специальную подготовку в криминальном кругу и имеют наставника (учителя), который занимается их тщательной подготовкой. Он имеет связи в криминальной среде. Профессиональные воры редко действуют в одиночку, как правило, один остается в машине и с помощью специального радара отслеживает передвижение полицейского патруля, обеспечивает отступление.

«Бесшумный» вор — квартирный вор (вор-домушник), принципиальной особенностью которого является проникновение в жилище без взлома (бесшумно и без следов пребывания — в основном через открытую форточку), часто такие воры совершают кражи, когда хозяева находятся дома (спят или находятся в другой части дома). Действуют они в основном в одиночку. При этом похищают деньги, ювелирные украшения, легкую и малогабаритную технику (ноутбуки, смартфоны и т. д.). Имущество похищается с целью сбыта. Общая сумма ущерба обычно больше чем у первого, но менее чем у второго типа воров (ввиду плохих условий видимости) [4].

Подобная типология отражает лишь внешнюю, объективную сторону действий квартирного вора. Однако для предупреждения квартирных краж важно понять субъективную составляющую действий преступников, в частности, потребности и мотивы лиц, совершающих квартирные кражи.

Потребности квартирного вора находят свое опредмеченное выражение в мотиве совершения кражи из жилища. Обладание материальными благами, по мнению некоторых авторов, придает человеку уверенность, чувство социальной определенности, временно нивелирует зависть, дает возможность завоевать внимание интересующих лиц, испытать чувство удовольствия от обладания престижной вещью. Таким образом, материальные потребности могут выступать как основным, так и второстепенным источником формирования мотива совершения квартирной кражи.

По доминирующим потребностям можно выделить две большие категории квартирных воров: 1) социально направленный квартирный вор — в основе мотиваций и преступного поведения лежат социальные потребности, т. е. «потребности, связанные с определенными аспектами социального поведения». К ним относятся непосредственно направленные на социальное взаимодействие: социальные связи, общение, привязанность, забота о других и внимание к себе, совместная деятельность; и потребности в признании со стороны общества и его отдельных представителей: самоуважение, признание, достижение успеха и высокой оценки, служебный рост; 2) асоциальный квартирный вор характеризуется тем, что мотив совершения квартирной кражи порождается базовыми физиологическими и экзистенциальными потребностями. Лица, относящиеся к данному типу, уклоняются от выполнения морально-нравственных норм и правовых норм, непосредственно угрожающих благополучию межличностных отношений. Это указывает на социальную дезадаптированность данных лиц.

Учитывая значимость внутренних побуждений квартирных воров к совершению краж из жилищ, можно дифференцировать приведенные категории на несколько типов, в зависимости от ведущего мотива, в рамках общей корыстной направленности их преступлений [5].

По содержанию потребностно-мотивационной сферы квартирных воров можно подразделить следующим образом:

Асоциальный квартирный вор.

Лица, относимые к данной категории, обычно совершают квартирные кражи ввиду отсутствия альтернативных способов обеспечения жизнедеятельности, не имеют четкой специализации, для них характерны примитивные способы осуществления намерений, пьянство и алкоголизм, у них нарушены нормальные социальные контакты. Такие воры часто совершают кражи из жилища знакомых и родственников, активно пользуются ситуацией, в которой объект покушения слабо защищен. В психологическом плане для таких лиц характерен низкий самоконтроль, они не думают о последствиях своих поступков, отличаются невысоким интеллектуальным и культурным уровнем.

Дезадаптированный тип. Его составляют главным образом люди, находящиеся за рамками социально одобряемого общения. Как правило, это преступники-рецидивисты, для которых совершение в первую очередь краж, а также иных преступлений имущественного характера является основным или единственным источником получения средств к существованию. Такие лица обычно не имеют семьи и места работы. Чаще это люди среднего и старшего возраста.

Алкогольно-наркотизированный тип. Его составляют те, кто находится в патологической зависимости от алкоголя и наркотиков и совершает имущественные преступления главным образом для того, чтобы обеспечить себя спиртными напитками или наркотическими средствами. Чаще всего такие субъекты находятся на социальном дне, и их ресоциализация представляет собой исключительную сложность.

Социально направленный квартирный вор.

Данной группе лиц присущи многоэпизодность деяний, широко распространен специальный рецидив, наносится значительно больший материальный ущерб, устойчивость противоправного поведения возрастает пропорционально количеству и успешности квартирных краж, со временем приобретаются навыки и специализация, среди данных лиц относительно мало алкоголиков.

Утверждающийся (самоутверждающийся) тип. Его составляют лица, которые совершают кражи ради того, чтобы утвердить себя в глазах окружающих, а иногда даже и в собственных глазах, если преступление требует особых умений или смелости.

В рамках данного подтипа квартирного вора можно выделить несколько видов мотивации:

— стремление утвердить себя в глазах других, повысить собственную самооценку и обрести уверенность в себе: а) лица, преступления которых направлены на завладение определенными благами и материальными ценностями для утверждения внутри некой референтной группы, в том числе преступной; б) лица, не входящие в какие-либо устойчивые группы, но их преступное поведение также связано с утверждением себя в глазах других. Похищенные материальные ценности в данном случае идут на обеспечение определенного образа жизни, позволяющего самоутвердиться;

— решение внутриличностных проблем преимущественно путем самого факта совершения преступления, материальные ценности при такой мотивации квартирной кражи отступают на второй план. Главным при совершении подобной кражи являются: преодоление негативных личностных качеств, подтверждение собственных волевых качеств и повышение самооценки; демонстрация референтной группе своих неординарных личностных качеств (смелости, ловкости, силы воли и т. д.) с целью утверждения в ее рядах или повышения статуса путем совершения преступления.

Игровой тип. Его составляют лица, для которых совершение корыстных преступлений представляет собой увлекательную игру, с опасностью, риском. Для них важен сам процесс похищения или иного незаконного завладения ценностями или имуществом. «Есть люди, которые лезут в хорошо защищенные квартиры, — это же адреналин! Им интересно не взять, а проникнуть» — разумеется, соответствующий мотив функционирует только или преимущественно на бессознательном уровне, однако его реализация доставляет огромное удовлетворение тем людям, которые включены в активную деятельность в форме совершения корыстных преступлений. Из материалов интервью с квартирным вором: «Домушники не всегда берут в квартире ценные вещи. Я знавал людей, которые забирались куда-то, чтобы помыться, покушать. Им это в кайф было»6. Таким образом, лица, относящиеся к первой категории, совершают квартирные кражи преимущественно ради удовлетворения низших первичных потребностей, в то время как те, кто принадлежат ко второй категории, удовлетворяют потребности высшего уровня, которые лишь косвенно связаны с материальными благами.

Изложенное подтверждает, что мотивация преступления — сложное, комплексное явление. Оно представляет собой, с одной стороны, иерархическую динамичную систему мотивов, а с другой — сам процесс образования мотивов человека.

 

1 По материалам стран США, Великобритании и Австралии.

2 Ущерб, как правило, не превышает 1500 $, что составляет до половины среднестатистической зарплаты в США. По данным статистического отчета правительства США, за 2011 г. среднемесячный заработок составляет 3500 $ (Statistical Abstract of the United States. URL: http://www.census.gov (дата обращения: 12.02.2012)). В Британии к данной категории квартирных воров относят лиц, ущерб от преступных действий которых составил не более 1000 J (ScottDavid. Neff Breaking The Burglary Ring, Part 1 : A Burglar Whistleblower // InfoJustice Journal. URL: http://www.infojustice.com (дата обращения: 12.02.2012)).

3 В некоторых классификациях выделяют тип наркозависимого квартирного вора, его характеризует отсутствие специальных навыков совершения преступления, интерес к наличности, ювелирным украшениям и бытовой технике, имущество похищается с целью сбыта. Общий материальный ущерб невелик, менее 1500$ (вышесказанное роднит его с обычным типом квартирного вора). Однако наркозависимый квартирный вор не завершает преступной деятельности после осуждения (в том числе после принудительного лечения), он не обладает таким потенциалом исправительного воздействия, как обычный вор, ввиду наркотической зависимости (Karen M. Hess, Christine Hess Orthmann. Criminal investigation. Ninth edition. 2010. URL: http://books.google.ru (дата обращения: 15.02.2012)).

4 Scott David. Neff Breaking The Burglary Ring. Part 1: A Burglar Whistleblower // InfoJustice Journal. URL: http:// www.infojustice.com (дата обращения: 16.02.2012) ; Rachel Pickett. Recognizing Burglar Personalities So You Don’t Get Robbed. URL: http://voices.yahoo.com (дата обращения: 16.02.2012) ; Karen M. Hess, Christine Hess Orthmann. Op. cit).

5 Ю. М. Антонян разработал типологию корыстных преступников, в которой были выделены следующие типы: корыстолюбивый; утверждающийся; дезадаптированный; семейный; игровой; алкогольно-наркотизированный. Однако среди лиц, совершивших кражи, он выделяет лишь четыре основных типа: алкогольный, игровой, утверждающийся и дезадаптированный (Антонян Ю. М., Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Личность преступника. СПб., 2004. 366 с.).

6 Овчинский В. С. Вынесут всё: квартирные кражи // Огонек. 2008. № 40.