НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

А. В. Иващенко, Е. А. Алексеева

ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КВАРТИРНЫХ ВОРОВ

Психопедагогика в правоохранительных органах, 2012, № 2, стр. 76-78.

 

Проблема личности преступника — это центральная, стержневая проблема криминологии. Эта проблема имеет особое значение для всех специалистов правоохранительных органов. От уровня познания зависит понимание объекта индивидуального профилактического прогноза и воздействия, объем и эффективность профилактических мероприятий по снижению уровня преступности.

Под личностью квартирного вора следует понимать личность человека, совершившего кражу чужого имущества из жилища по корыстным мотивам и в целях неосновательного обогащения. Важное значение для криминологической характеристики личности квартирного вора имеют возрастные характеристики лиц, совершающих данные преступления. При этом особое значение приобретают психологические особенности возраста, которые отражают типичные характеристики развития человека и его личности на конкретном этапе жизненного цикла.

Возрастная структура квартирных воров выглядит следующим образом. Несовершеннолетними совершено только 19,5 % квартирных краж. Лица в возрасте от 18 до 25 лет значительно чаще (35,3%) осуждаются за совершение квартирных краж, высок также процент в возрастной группе от 26 до 30 лет (22,3%) и от 30 до 39 лет (15%); от 41 до 49 лет — 7,7% и совсем незначительное их число (0,2%) приходится на возрастную группу 50 лет и старше. По словам осужденных, средний возраст совершения первой квартирной кражи равен 20 годам, а средний возраст совершения первого преступления — 18 годам. Результаты изучения показывают, что большую долю в возрастной структуре квартирных воров занимают лица молодежного возраста. Возрастные периоды от 14 до 18 и от 18 до 25 лет находятся в рамках одного возрастного периода — юношеского возраста. Следовательно, совершение преступлений проходит на фоне периода наивысшего подъема физиологических возможностей организма при незавершенности становления когнитивных функций, процессов волевой регуляции и планирования.

Кроме того, данные лица в таком возрасте характеризуются неустойчивостью эмоциональной сферы, стремлением к самоутверждению и независимости, вхождению в референтные группы и становлению идентичности. Именно процесс индивидуализации, с его критичным отношением к правовым и нравственым нормам, максимализмом суждений и незавершенностью мировоззрения является наиболее сензитивным к антиобщественным проявлениям [1]. Этим объясняется, что квартирные кражи совершаются преимущественно лицами в возрасте от 14 до 25 лет (54,8%). Данное обстоятельство должно учитываться при проведении профилактических мероприятий и назначении наказания.

Осужденные за совершение квартирных краж в возрасте от 26 до 30 лет имеют принципиально отличные характеристики в сравнении с указанной выше категорией лиц. Сформированность мировоззрения и закрепленность основных антисоциальных норм, ценностей, приверженность к определенной референтной группе как последствие имеющегося социального опыта в совокупности с потребностью развития и достижений определяют основные свойства личности квартирного вора на данном возрастном этапе. Волевое, осознанное поведение, с развернутым планированием, практичностью мышления и снижением эмоциональной напряженности, характерной для предыдущего возрастного периода, позволяют охарактеризовать новообразования данного возраста как наиболее «благоприятные» для профессиональной преступной деятельности [2]

Гендерные различия также являются криминологически значимыми характеристиками личности квартирного вора, обусловливающими особенности способа совершения преступлений. Криминологические исследования, проведенные за последние годы, показали, что в общей массе осужденных преобладают мужчины, в том числе по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ [3]. По данным, полученным нами в ходе исследования, доля женщин среди квартирных воров составляет 12,8%. Это обстоятельство объясняется их просоциальной направленностью, относительно низким общим уровнем агрессии (особенно физической), женщины также характеризуются большей эмоциональностью и тревожностью, что сказывается на процессе планирования преступления. Кроме того, физические возможности не позволяют женщинам совершать квартирные кражи теми способами, которые являются наиболее распространенными среди мужчин-квартирных воров (выбивание двери, проникновение через окна и т. д.), чаще женщины проникают свободным доступом. В процессе социализации женщинам прививаются более консервативные нравственные ценности, не предрасполагающие к активности, автономности и рискованности действий [4].

Поэтому большинство краж (около 80%) ими совершается в группе с мужчинами. Как правило, женщины в группе квартирных воров используются на этапе подготовки к совершению преступления и для реализации похищенного, они реже являются непосредственными участниками совершения квартирной кражи (обычно они проникают путем свободного доступа). Необходимо отметить, что доля мужчин и женщин среди квартирных воров в течение многих лет остается относительно стабильной.

Важной характеристикой личности любого преступника является уровень образования, так как он отражает определенный уровень интеллектуальных способностей и существенным образом сказывается на характере его действий, совершаемых для достижения преступного результата [5]. По данным изученных нами уголовных дел, среди всех осужденных квартирных воров не имели начального образования лишь 2% их; имели неполное среднее — 32,6%; среднее общее — 38,8%; среднее специальное — 22,5%; незаконченное высшее — 2,1%; и высшее образование — также 2%. Анализируя соотношение образовательного уровня квартирных воров с их действиями по совершению краж из жилищ, можно определить следующие закономерноости. Лица, обладающие высшим и средним образованием, как правило, планируют свои действия по подготовке, используют более квалифицированные способы непосредственного проникновения, продумывают альтернативные основному варианты развития событий совершения преступления, а также способы быстрой реализации похищенного. Лица данной категории чаще бывают организаторами преступных групп квартирных воров. Имеющие среднее специальное образование, как правило, избирают способы проникновения, связанные с оружием, которое им хорошо знакомо по их специальности. Лица данной категории могут выступать как организаторы групп квартирных воров, но чаще они являются рядовыми участниками. Лица, обладающие неполным средним или начальным образованием, как правило, используют способы проникновения, которые не требуют специальных познаний (силовые или с использованием орудий бытового назначения). Для данной категории лиц нехарактерны роли организаторов, если они не были ранее судимы, чаще всего такие лица выполняют роли рядовых исполнителей. Преступное поведение последних в значительной степени зависит от жизненной ситуации и виктимологического фактора, что открывает широкие возможности по превентивному воздействию.

Криминологически значимой характеристикой квартирных воров является их семейное положение. Семья представляет собой важный общественый институт, малую группу, отношения в которой строятся на основе эмоционального единения и принятия морально нравственных норм данной группы. Желание и способность поддерживать семейные отношения характеризуют личность как зрелую, ответственную, с просоциальной направленностью, способную на эмоциональное взаимодействие и построение межличностных отношений [6]. Семейное положение лиц, совершающих квартирные кражи, можно характеризовать следующим образом. Из совершеннолетних квартирных воров 63,4% их не находились в браке, из них 20,5% ранее были в браке, но затем брак был расторгнут, 38,2% квартирных воров, состоящих в браке, имели несовершеннолетних детей. Высокий уровень расторжения браков среди квартирных воров можно объяснить дефектами жизненных стратегий указанных выше лиц.

Определенный интерес представляет тот факт, что только 18,4% лиц, совершивших квартирные кражи, — выходцы из так называемых неблагополучных семей. В значительном числе случаев родительскую семью квартирного вора можно охарактеризовать как полную по составу (75,3%), относительно благополучную (59,8%), имеющую хорошие жилищно-бытовые условия (65,7%). Таким образом, ломается стериотип квартирного вора как лица из неполной неблагополучной семьи, живущего в плохих (безнадзорность) условиях. Уже 18-25 лет назад отчетливо можно было проследить тенденцию к ослаблению влияния семьи на ребенка ввиду того, что в большинстве семей оба супруга занимались трудовой деятельностью, а следовательно, дети были предоставлены себе в условиях меняющихся социально-экономических отношений и моральнонравственных норм. Поэтому, несмотря на внешне положительные характеристики условий детства лиц, совершивших кражи из жилищ, необходимо учитывать именно содержательную (внутреннюю) сторону семейнобытовых отношений.

Род занятий является важным элементом криминологической характеристики личности квартирного вора. В трудовой и учебной деятельности проявляются качества личности, особенности психических процессов и свойства человека. Вместе с тем труд и учебная деятельность служат главным средством совершенствования этих процессов и формирования позитивных качеств личности. Благодаря данной деятельности у человека развиваются мышление, способности, интересы, приобретаются знания, умения и навыки, укрепляется воля, формируется характер 7. Как показывает судебная и следственная практика, самый большой удельный вес среди квартирных воров имеют лица, не занятые работой и учебой (49,1%). Для большинства из них квартирные кражи были основным занятием в целях получения источника существования (72,2%), 87,6% данных лиц не занимались общественно полезным трудом по причине нежелания работать. Остальные лица, совершившие квартирные кражи — это учащиеся (29,6%), рабочие (13,2%), лица без определенного места жительства (4,9) и иные (3,2%). В отличие от других категорий преступников, большинство воров по месту работы, учебы, а также по месту жительства характеризуются положительно.

Криминологически значимым обстоятельством является отличие квартирных воров от других категорий преступников, заключающееся в том, что в большинстве своем они совершают кражи в трезвом состоянии (89,5%), лишь 10,5% квартирных воров находились в состоянии алкогольного опьянения. Однако 80% их систематически употребляли спиртные напитки, 10% их состояли на учете по поводу хронического алкоголизма, 9,4% — на учете по поводу наркомании.

Уголовно-правовая характеристика лиц, совершающих квартирные кражи, содержит сведения о характере преступного поведения, роли виновного в преступной группе, прошлой судимости, назначенном наказании и т. д.

Так, 61,3% квартирных краж совершены лицами, ранее не судимыми, 38,7% — лицами, ранее судимыми. Из ранее судимых 72,8% отбывали наказание в местах лишения свободы, остальных осуждали к наказаниям, не связанным с лишением свободы, в том числе условно. По результатам нашего исследования, наибольший уровень рецидива допускают квартирные воры, отбывшие наказание в местах лишения свободы. Доля рецидивистов среди квартирных воров, отбывших наказание в местах лишения свободы, составляет 61,4%. Следовательно, значимым является не только собственный криминальный опыт лица, совершившего квартирную кражу, но и приобщение к коллективному преступному опыту и антиправовым нормам в процессе отбывания наказания в местах лишения свободы.

По количеству судимостей лица, совершившие квартирные кражи, характеризуются следующим образом: имеющие одну судимость — 28%, две судимости — 20,6%, три-пять судимостей — 42,9%, более пяти судимостей — 8,5%. Из лиц, совершивших квартирные кражи, доля специального рецидива составила 27,5%. При этом около 90% осужденных, при наличии признаков рецидива, ранее были осуждены за корыстные преступления.

Способ совершения квартирных краж также отражает личностные особенности квартирных воров. В процессе исследования автором было выявлено, что единолично совершили кражи 60,7%, в группе - 39,2%, в организованной группе — 0,06% квартирных воров. По количественному составу группы были, как правило, немногочисленны. Так, 82% осужденных за кражи чужого имущества, совершенные по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, входили в группы, состоящие из двух участников; 15% — в группы из трех лиц; 3% — из четырех и более лиц. Преобладание единоличного способа совершения квартирных краж объясняется тем, что для лиц, совершающих корыстные преступления, более характерен не групповой, а индивидуальный эгоизм. В то же время совершение квартирной кражи в группе свидетельствует о наличии таких значимых психологических качеств, как способность к планированию преступной деятельности, с распределением ролей, на основе слаженной совместной деятельности и развитых коммуникативных способностей. Кроме того, действия, осуществляемые в группе, снижают субъективное чувство тревожности ее членов во время совершения преступления, повышают уверенность и агрессивность преступного поведения.

Рассмотренные социально-демографически и уголовно-правовые признаки составляют внешние объективные элементы структуры личности квартирного вора. Нравственно-психологическая группа признаков отражает внутреннее, ядерное образование в структуре указанных выше лиц.

Согласно исследованию Ю. М. Антоняна, В. П. Голубева и Ю. Н. Кудрякова, «По своим психологическим свойствам лица, совершающие кражи, в большей степени отличаются друг от друга, чем иные преступники» [8]. По сравнению с другими преступниками воры в своей массе являются более социально адаптированными и общительными, менее импульсивными и склонными к агрессии, обладают меньшей ригидностью и стойкостью аффекта, более лабильны и подвижны, у них меньше выражены тревога и общая неудовлетворенность социальным положением.

Большинство лиц, совершающих кражи, по степени выраженности своих психологических свойств относятся к статистической норме, у них наблюдается снижение таких показателей, как уровень социальной зрелости личности и степень ее интегрированности. Поведение таких лиц во многом зависит не только от ситуации, но и от различных случайных факторов.

1 Столяренко Л. Д. Основы психологии. Ростов н/Д, 2009. 672 с.

2 Крайг Г., Бокум Д. Психология развития. СПб., 2010. 940 с.

3 Антонян Ю.М., Голубев В. П., Кудряков Ю. Н. Психологические особенности осужденных за кражи личного имущества и индивидуальная работа с ними. М., 1989. 72 с. ; Бышевский Ю. В., Марцев А. И. Криминологическая характеристика лиц, совершающих кражи. Омск, 1984. 44 с. ; Иващенко А. В., Бахта А. С., Егоров С. Ф. Квартирные кражи и их предупреждение: Развитие гражданского партнерства. Омск, 2004. 52 с.; и др.

4 Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб., 2008. 640 с.

5 Чуфаровский Ю. В. Юридическая психология : учеб. пос. М., 2007. 320 с.

6 Андреева Т. В. Семейная психология : учеб. пос. СПб., 2009. 244 с.

7 Немов Р. С. Психология : учебник. В 3 кн. М., 2009. Кн. 1. 688 с.

8 Антонян Ю. М., Голубев В. П., Кудряков Ю. Н. Психологические особенности осужденных за кражи личного имущества и индивидуальная работа с ними : учеб. пос. / под ред. Ю. М. Антоняна. М., 1989. 72 с.