НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

В. Ф. Луговик, В. В. Важенин, В. Н. Софронов, С. В. Баженов

СКЛОНЕНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ К ДАЧЕ ПРАВДИВЫХ ПОКАЗАНИЙ

Психопедагогика в правоохранительных органах, 2012, № 2, стр. 34-37.

 

Оперативные сотрудники органов внутренних дел часто сталкиваются с ситуацией, когда по совершенному преступлению имеется большой круг подозреваемых, но практически отсутствуют доказательства вины конкретных лиц. Их действия в данном случае можно свести к следующей формуле: первое — выявить преступника из числа подозреваемых; второе — склонить его к даче правдивых показаний. Как показывает практика, тактические приемы решения этих задач не относятся к числу общеизвестных, и их применение требует знания определенных закономерностей поведения виновных и невиновных, а также эффективных правомерных способов воздействия на личность.

В основу статьи положены научные разработки российских, казахских и американских психологов, исследующих особенности поведения преступников при допросах и опросах [1], а также результаты обобщения практики деятельности опытных сотрудников оперативных служб ОВД. Поэтому статья в первую очередь ориентирована на практиков — сотрудников оперативных подразделений полиции.

Рассмотрим один из возможных путей решения названных задач путем опроса и склонения его к даче правдивых показаний. Каким образом можно решить задачи выявления преступника из числа подозреваемых? Для этого сотрудникам оперативных подразделений необходимо знать несколько психологических закономерностей.

1. Каждый виновный при беседе с оперативным работником испытывает страх. Страх, в свою очередь, вызывает стресс, проявляющийся в поведении человека (движениях, мимике, разговоре).

В самых общих чертах природа стресса такова: в головном мозге возникает очаг возбуждения, вызванный внешним раздражителем (в данном случае — преступлением), который частично парализует работу других участков головного мозга, влияющих на работу сердца, желудочно-кишечного тракта (может вызвать расстройство желудка), опорно-двигательного аппарата и т. п. В результате у виновного может повыситься кровяное давление, наблюдается скованность в движениях, нарушается речь. Ученые Манчестерского университета доказали, что наиболее высокое напряжение на работе испытывают шахтеры, на втором месте — полицейские. Однако если бы были исследованы преступники, на первом месте оказались бы они.

Стресс может проявляться у преступников в следующих формах: тормозной (плохое переключение внимания, замедленность мышления и др.); импульсивной (непродуманные, ошибочные решения, спешка, суетливость); инерализованный (сильное возбуждение, безразличие, обреченность) [3].

2. Преступник, в отличие от невиновного, при опросе вынужден обманывать. Обман, так же как и стресс, находит свое внешнее проявление в поведении виновного [4].

Причина этого достаточна проста. Обман не является естественным для большинства людей, чаще всего люди говорят правду. При этом их движения, речь, жесты достаточно непринужденны и согласованны. При обмане виновные психологически напряжены, утрачивают естественность общения. Часто их речь, мимика, движения не скоординированы. Иными словами, наблюдаются расхождение, несоответствие между содержанием сказанного, темпом речи, мимикой.

Очевидно, что чем больше аргументов своей невиновности называет лицо, совершившее преступление, тем больше признаков обмана проявляется в его действиях, движениях, жестах. В качестве примера, наглядно иллюстрирующего это положение, американские полицейские-психологи предлагают рассматривать работу машинистки. Если опытную машинистку попросить, чтобы она обратила внимание на работу пальцев рук и буквы клавиатурной панели, т. е. чтобы она сознательно контролировала то, что раньше делала автоматически, то эффективность ее работы значительно снизится. Аналогичное явление наблюдается в поведении лиц, сообщающих ложные сведения. Они также вынуждены ставить под контроль сознания те действия, которые в естественной обстановке выполняются машинально.

3. Виновный достаточно хорошо контролирует то, что говорит, менее успешно — как говорит, может не контролировать ход своих мыслей.

Это также находит свое внешнее проявление. Например, виновный может допускать так называемые «про-говоры», т. е. при разговоре бессознательно употреблять слова, свидетельствующие об участии в совершении преступления. Например, назвать фамилию соучастника вместо фамилии очевидца, потерпевшего5.

Однако, как показывает практика, знания указанных закономерностей недостаточно для проведения эффективного опроса. Следует знать особенности подготовки оперуполномоченного к опросу и начала его проведения.

1. При подготовке к опросу, для повышения его эффективности, требуется уяснить обстоятельства совершенного преступления, но не формулировать предварительного мнения о возможных преступниках. Соблюдение этого условия необходимо для избегания формирования установки на восприятие личности. Эта установка может быть негативной или позитивной.

2. Перед началом опроса на видное место целесообразно положить материалы дела и (как бы случайно продемонстрировать часть имеющихся доказательств (дактопленку с отпечатками, отмычку и др.)).

Если опрос проводится в квартире подозреваемого, то эти предметы можно «ненамеренно» показать при открывании портфеля, сумки. Этот тактический прием оказывает сильное психологическое воздействие на виновных. Невиновные к демонстрации вещественных доказательств остаются равнодушными [6].

3. Начиная опрос, нужно кратко, не раскрывая деталей, объяснить опрашиваемому суть происшедшего. Этого можно достичь, например, такой фразой: «Кто-то взял деньги из кабинета». Необходимо помнить, что детали преступления виновный знает лучше оперуполномоченного. Поэтому если в ходе опроса он будет называть обстоятельства дела, о которых последний ему не сообщал (а невиновный их знать не мог), то такая осведомленность будет свидетельствовать о возможной причастности к преступлению.

4. Следует заверить собеседника в конфиденциальности разговора. Это необходимое требование, так как при опросе ему будут задаваться вопросы, касающиеся характеристики других лиц. И если человек не уверен, что содержание разговора останется в тайне, то вряд ли можно будет получить от него правдивую информацию.

При проведении опроса следует внимательно наблюдать за поведением опрашиваемого и фиксировать его несловесные проявления страха и лжи. Большинство виновных после совершения преступления находятся в состоянии стресса. Стресс и вызванные им моральные и физические перегрузки оказывают разрушающее воздействие на организм. Уже давно замечено, что психологический путь, которому следует раскаивающаяся или кающаяся душа, состоит в следующем: человек то печалится и горюет под бременем сознания своих ошибок, то впадает в неудовольствие, досаду и гнев против себя и против других, даже против неодушевленных предметов, с которыми были связаны его ошибки, то стыдится своего поведения и ошибок, то сознает свою нравственную беспомощность и обращается с мольбой, ищет помощи.

Человек стремится избавиться от стресса, и задача оперативного сотрудника — убедить виновного, что выход из стрессовой ситуации лишь один — дать правдивые показания по факту совершенного преступления и оказать помощь следствию. Некоторых лиц от дачи правдивых показаний удерживают нравственные установки, чувство страха за содеянное, попытка сохранить свой авторитет и т. п. Оперативный сотрудник должен выяснить мотивы такого поведения и попытаться их нейтрализовать. Каждый преступник боится ответственности и наказания. При опросе необходимо «примирить» виновного с мыслью, что ответственность все равно наступит и вопрос лишь в том, каким будет наказание. Эта тактическая линия должна «пронизывать» всю беседу.

Для того чтобы не допустить самооговора и исключить возможность неправомерного привлечения к уголовной ответственности невиновных, необходимо проверять, в том числе с помощью оперативно-розыскных мер, всю доказательственную информацию, получаемую от опрашиваемых [7].

Изучение практики показало, что наиболее эффективными правилами психологического воздействия на лиц, совершивших преступления, являются следующие:

1. Правило демонстрации уверенности оперуполномоченного в виновности опрашиваемого лица.

Нельзя показывать ни малейшего сомнения в виновности опрашиваемого. Наоборот, нужно демонстрировать убежденность в его причастности к преступлению. Преступник часто пытается вызвать жалость, сочувствие, породить сомнения. При опросе можно сочувствовать и внешне проявлять соучастие, но ни в коем случае нельзя показывать колебаний или неуверенности в утверждениях относительно его виновности. Если преступник почувствует, что в его виновности сомневаются, то ему будет трудно сделать признание и дать правдивые показания по совершенному преступлению. Причина этого психологического феномена кроется в том, что виновный не хочет разрушать у опрашивающего позитивное мнение о себе.

2. Правило умеренности.

Не надо требовать от опрашиваемого быстрого и полного признания своей вины и дачи правдивых показаний по всем обстоятельствам дела. Пусть виновный признается в малом. Например, вернет часть похищенного. «Зацепившись» за это, в дальнейшем можно обеспечить процесс доказывания и изобличения лица в совершенном преступлении.

3. Правило соблюдения дистанции.

При любой степени социального контакта с опрашиваемым оперативный работник должен удерживать определенную социальную дистанцию. Это вовсе не будет препятствовать, как иногда считают на практике, получению тактически значимой информации. Скорее, наоборот: если опрашиваемый видит в сотруднике профессионала, сильную личность, он чаще склоняется к даче правдивых показаний.

Это правило требует также, чтобы оперативный работник без необходимости не употреблял, а тем более не бравировал криминальным жаргоном. Профессиональные преступники все равно знают его лучше, а на остальных осведомленность опрашивающего не произведет желаемого впечатления.

4. Правило разнообразия.

Оно требует использования различных приемов психологического воздействия, поиска среди них наиболее оптимального для конкретной ситуации. Важно учитывать, что чаще всего результативность воздействия на виновного определяется комплексным применением различных тактических приемов.

5. Правило сдерживания обещания.

Достаточно часто склонение лица к даче правдивых показаний сопровождается определенным «торгом», когда оперативный работник взамен достоверной информации обещает виновному помощь в решении каких-либо проблем (встреча с семьей, приобретение сигарет, помощь родственникам и т. п.). Важным в этой связи будет соблюдение двух принципов. Во-первых, обещать только то, что можно выполнить. Во-вторых, если обещал, то нужно выполнить.

6. Правило оптимального блефа.

Блеф — это выдумка, ложь, целью которых является внушение опрашиваемому мнения о полной или частной осведомленности оперативного работника об обстоятельствах преступления. Соблюдение этого правила требует избегать при беседе конкретизации обвинений и не раскрывать детали якобы известных оперуполномоченному обстоятельств. В то же время оперативный работник своим поведением, уверенностью должен демонстрировать достаточность доказательств вины опрашиваемого.

При опросе подозреваемых наступает такой момент, когда лицо готово давать правдивые показания. Такую готовность, как показали результаты проведенного исследования, можно определить по поведенческим признакам. Важность этого этапа заключается в том, что в этот момент ни в коем случае нельзя прекращать опрос. Иначе виновный под влиянием различных обстоятельств может вновь замкнуться, лгать или даже отказаться от дачи показаний.

Признаками готовности дать правдивые показания являются следующие:

1. Голова опущена, тело «обмякло». Всем своим видом опрашиваемый как бы демонстрирует прекращение сопротивления.

2. Просит попить или закурить. Воды опрашиваемому можно дать, но нельзя позволять курить, так как курение снимает напряжение, а это может успокоить виновного, снять стресс.

3. Длительное молчание. Это свидетельствует о внутренней борьбе, размышлении, взвешивании различных аргументов и анализе обстоятельств.

4. Соглашаясь с оперативным работником, кивая головой в знак согласия, отводит глаза в сторону.

5. Интересуется возможным наказанием, санкцией статьи.

6. Глубокие вздохи свидетельствуют о сильном возбуждении лица, попытке успокоиться.

7. Заявляет, что будет говорить с конкретным оперативным работником или следователем (просьбу нужно удовлетворить).

При наличии названных признаков, как советуют психологи, беседу с подозреваемым целесообразно продолжить до получения признания.

При получении признания нельзя торопить собеседника. Если виновный подтвердил свое участие в совершении преступления, нельзя проявлять спешку, заставлять его быстрее рассказывать о деталях преступления. Важно, что он принял решение о признании и сделал первый шаг.

Кроме того, не следует показывать радости. Демонстрация радости в этих ситуациях характерна для молодых оперативных сотрудников. Действительно, получение правдивых показаний от виновного — это победа, но восторг нужно скрыть. Наоборот, следует проявить соучастие, понимание ситуации, оказать моральную поддержку виновному. Более того, нужно проявить сопереживание. Помогите преступнику оправдать свой поступок. Все это не имеет существенного уголовно-правового и уголовно-процессуального значения, но помогает виновному оправдать себя. Нельзя критиковать оправдания виновного, разговаривать с ним как с преступником, осуждать его действия. Следует как можно скорее процессуально закрепить признание вины. Особое внимание при этом нужно обратить на выявление вещественных доказательств и свидетелей.

Необходимо продолжать общение с виновным (пить чай, курить, разговаривать) до полного процессуального закрепления его показаний. Через 2-3 дня он может отказаться от первоначальных показаний, и, если не удастся получить иные доказательства вины, то преступление может остаться нераскрытым.

Психологическим особенностям общения оперативных работников с подозреваемыми и склонению их к даче правдивых показаний следует уделять значительное внимание. Сотрудникам оперативных подразделений органов внутренних дел необходимо совершенствоваться, применяя теоретические знания в практической деятельности и укрепляя полученные умения и навыки такого общения. Предложенные в статье рекомендации могут дать положительный результат только в случае закрепления полученных знаний практическим путем.

 

1 Чуфаровский Ю. В. Психология в оперативно-розыскной деятельности (установление и развитие контактов с субъектами заинтересованности). М.,1996. 128 с.; Сапарин О.Е. Сущность и формы правомерного психологического воздействия, оказываемого на граждан сотрудниками органов внутренних дел: лекция. Кустанай, 1996. 62 с.; Фрай О. Детекция лжи и обмана / пер. с англ. А. Ершова, О. Исакова, А. Кулаков и др. СПб., 2005. 320 с.

2 Китаев-Смык Л. А. Психология стресса. М., 1983; Зуб-рилова И. С., Скрыпников А. И. Психологическое обеспечение оперативно-служебной деятельности сотрудников органов внутренних дел: метод. пособие. М., 2001. С. 15-23.

3 Чечетин А.Е., Луговик В. Ф. Психологические особенности опроса заподозренных в совершении преступлений: лекция. Барнаул, 2003. С. 6.

4 Чуфаровский Ю. В. Указ. соч. С. 95-96; Фрай О. Указ. соч. С. 287-290.

5 Аврутин Ю. Э., Пряхина М. В., Самарин Н. Ю., Статный В. М. Оперативно-разыскная психология: учебное пособие, М., 2010. С. 53-54.

6 Новиков В. В., Батрин А.Ю., Мальцева Е.В. и др. Оперативно-разыскная психология: учеб. пособие. Волгоград, 2008. С. 115-116.

7 Чуфаровский Ю.В. Указ. соч. 130-135.