НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

М.А. Магомедов

Тактика допроса подозреваемых (обвиняемых) в захвате заложников

Юристъ-Правоведъ. - Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. юрид. ин-та МВД России, 2009, № 3. С. 76-78.

 

Допрос подозреваемых и обвиняемых является наиболее распространенным и сложным следственным действием. В комплексе первоначальных следственных действий по делам о захвате заложников допрос подозреваемого занимает особое место. В результате этого следственного действия следователь получает дополнительные доказательства, подтверждающие или опровергающие вину подозреваемого (обвиняемого), поскольку именно ему известны все подробности происшедшего события и обстоятельства, ему предшествовавшие.

На случай возможного ареста и допросов террористы тщательно готовятся к тому, чтобы оказать противодействие следователю. Они решают, какие обстоятельства необходимо скрыть, и заведомо договариваются о возможной линии поведения на следствии. Как показывает криминалистическая теория и следственная практика, представление следователя об этих обстоятельствах бывает обычно неполным. В процессе раскрытия преступления и познания его сущности он как бы отстает от действий террориста. Имея выигрыш во времени, подозреваемый вынуждает следователя действовать в максимально затрудненной обстановке.

Подобного рода столкновение человеческих интересов в конфликтной ситуации* и обусловливает необходимость криминалистической тактики, позволяющей вырабатывать в складывающейся ситуации такую линию поведения, при которой следователь оказывался бы в более выгодном положении при самых неблагоприятных действиях заинтересованных в расследовании лиц. При этом необходимо исходить из сознания того, что противостоящие оперативному работнику, следователю подозреваемые обладают достаточно высокими интеллектуальными и волевыми качествами.

В случаях захвата заложников, несмотря на отсутствие времени, допросу подозреваемого должна предшествовать его тщательная подготовка: изучение материалов, связанных с осмотром места происшествия (планов, схем, фотографий, видеопленок); протоколов осмотра вещественных доказательств и допроса очевидцев; материалов ведомственных технических комиссий и экспертиз и т.п.

Допрос задержанного террориста должен быть своевременным и целенаправленным. Следователь должен четко представлять, какие вопросы необходимо выяснить и в какой последовательности, а также подготовить доказательства. При допросе подозреваемого, который признает себя виновным в совершении террористической акции, выясняется: имеются ли у него сообщники, их установочные данные и приметы внешности, адреса и роль в данном преступлении; какие способы и средства связи обусловлены ими; когда, где и у кого он приобрел оружие, боеприпасы и взрывчатые материалы, а также другие детали ВУ; где еще заложены ВУ и хранится оружие; где и в какое время он выполнял работу по конструированию и снаряжению ВУ или принадлежностей к оружию, применявшиеся при этом инструменты и приспособления; каким образом им был подготовлен и совершен захват заложников; с какой целью и почему был избран именно этот объект захвата и данный способ его реализации; каким способом и по какому маршруту проник на объект посягательства (аэропорт, вокзал, воздушное судно, жилое здание и т.п.).

Если подозреваемый задержан на захваченном объекте или в результате преследования в районе расположения этого объекта, допрос его целесообразно начинать с выяснения следующих вопросов: почему он скрывался с места происшествия? Где был и чем занимался в момент, предшествовавший совершению террористической акции и совпадающий с ним по времени? В целях изобличения целесообразно использовать такие обстоятельства задержания, как необычность места нахождения подозреваемого, попытка скрыться от преследования, оказание им сопротивления и т.д. Находясь в состоянии растерянности от внезапно произведенного задержания и постановки данных вопросов, подозреваемый нередко дает противоречивые и нелогичные объяснения. Это также необходимо использовать для его изобличения имеющимися у следователя доказательствами.

При задержании подозреваемого с поличным (с оружием, ВУ или его деталями) допрос его производится немедленно, сразу же после личного обыска и освидетельствования и, как правило, с применением звукозаписывающей или видеоаппаратуры. При допросе выясняется: прежде всего наличие соучастников, принцип действия изъятого у него ВУ, наличие или отсутствие самоликвидатора; как определяется момент взрыва; должны ли последовать другие взрывы, когда и в каком месте; имеется ли оружие – какое, где, у кого, наличие боеприпасов к нему.

Если по месту жительства террориста производился обыск, его следует допросить в отношении обнаруженных и изъятых предметов, документов, других доказательств, имеющих отношение к делу. В случае обнаружения при обыске оружия, ВУ, боеприпасов или компонентов к ВУ выясняется, с какой целью и на каком основании подозреваемый их хранил у себя, кем они изготовлены, где он их приобрел, у кого, когда и т.д.

По делам о захвате заложников линия поведения подозреваемых обусловливает необходимость их допроса сразу после окончания спецоперации, их задержания и личного обыска, поскольку именно в этот момент у них происходит борьба мотивов «за» и «против» признания. С течением времени острота переживаний у подозреваемых начинает утрачиваться и они вырабатывают для себя защитную позицию. Это обстоятельство оперативным работникам и следователям нельзя не учитывать и принимать меры к тому, чтобы получить правдивые показания от подозреваемых во время их первых допросов. В этих целях для установления психологического контакта могут использоваться такие тактические приемы, как разъяснение значения чистосердечного признания, раскаяния и активного способствования раскрытию преступления, обращение к положительным свойствам личности подозреваемого, постановка уточняющих вопросов и детализация показаний, предъявление доказательств с разъяснением их значения, показ возможности использования в интересах расследования имеющихся улик (показаний их соучастников, заложников и свидетелей – очевидцев, орудий и следов преступления и т.д.).

Дело в том, что получение полных, достоверных и достаточно детализированных показаний при первом допросе затрудняет возможность изменить подозреваемому показания в дальнейшем. Но нельзя забывать, что могут появиться бравада, грубость во взаимоотношениях со следователем, нежелание отвечать на вопросы. Подозреваемый еще не успел осознать перемены в своем положении и продолжает вести себя агрессивно, не считаясь с изменившимися обстоятельствами.

Наблюдается своеобразная инерция установки.

При допросе подозреваемого, полностью отрицающего причастность к совершению террористической акции, подлежат выяснению вопросы, вытекающие главным образом из содержания обстоятельств, послуживших основанием для его задержания. Следователь выясняет прежде всего: почему, например, при нем оказались оружие, боеприпасы или частицы ВВ и другие предметы, имеющие отношение к совершенному преступлению; каким образом на его одежде и на теле оказались следы копоти от выстрела или опалений, повреждений от взрыва; почему по месту его жительства или работы оказались оружие, боеприпасы, ВВ, средства подрыва, аналогичные обнаруженным на месте происшествия; каким образом им была подготовлена террористическая акция, где он находился в момент ее совершения, где, с кем и чем занимался после этого.

Разрешение конфликтной ситуации и изобличение подозреваемого (обвиняемого) во лжи достигаются путем использования различных тактических приемов: демонстрация возможностей установления истины без участия допрашиваемого; детализация показаний, повторный допрос и выявление противоречий в показаниях; оглашение ранее данных показаний допрашиваемого, существенно противоречащих вновь даваемым; при выявлении противоречий в показаниях показать допрашиваемому несоответствие их показаниям других лиц и другим доказанным фактам; побуждение допрашиваемого к действиям в затрудненной обстановке, при дефиците информации, необходимой для принятия правильного, оптимального в сложившихся условиях решения (используя, например, неосведомленность его об арестах соучастников, обнаруженных у них средствах совершения преступлений, откровенные показания сообщников и др.).

При этом решающую роль могут играть тактические приемы создания у допрашиваемого преувеличенного представления об осведомленности следователя об обстоятельствах преступления и личности допрашиваемого, выяснение не основных, а второстепенных деталей происшедшего, что создает у допрашиваемого представление, будто остальное следователю известно; сообщение обвиняемому сведений о его образе жизни, близких связях и т.п.; постепенное, последовательное и со значительными интервалами предъявление имеющихся доказательств, что создает представление об их достаточном объеме.

И еще одно обстоятельство следует подчеркнуть – при допросе подозреваемых по делам о захвате заложников очень важно учитывать и их собственную оценку совершенного. Как показывает следственная практика, лица, осуществившие захват заложников, обычно расценивают свой проступок как справедливый акт (они выдвигают требования вывести войска, предоставить самостоятельность, выпустить соучастников и т.п.). В этой связи тактической и психологической задачей следователя является «поколебать» это убеждение, побудить допрашиваемого раскаяться в содеянном.

Весьма полезным для установления истины бывает использование в ходе допроса подозреваемого (обвиняемого) материалов средств массовой информации, особенно видеозаписей интервью террористов, выступлений, заявлений, в ходе которых называются цели и мотивы захвата заложников, другие объекты, которые намереваются подвергнуть террористическому нападению, и иные существенные обстоятельства.

В заключение отметим, что допрос подозреваемых и обвиняемых в террористической деятельности, связанной с захватом заложников, позволяет получить очень важную информацию из первого источника о механизме подготовки, совершения и сокрытия преступления, целях и мотивах террористов. Но для этого следователям и оперативным работникам необходимо хорошо знать систему тактических приемов и профессионально ее применять на практике.

 

Литература

Артамонов И.И. Терроризм: Способы предотвращения, методика расследования: Монография. 2-е изд. М., 2002. С. 257.