НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

М. И. Марьин, Ю. Г. Касперович

ПСИХОЛОГИЯ ТЕРРОРИСТОВ-СМЕРТНИЦ

Психопедагогика в правоохранительных органах, 2012, № 1, стр. 6-10.

 

В конце двадцатого века некоторые исследователи терроризма были вынуждены констатировать его относительную «феминизацию». Во многих западноевропейских странах женщины составили от одной четверти до половины всего состава террористических группировок: в Германии — 47%, в Италии — 44, во Франции — 46, в Испании — 21% и т. д. Террористические группы, состоящие исключительно из женщин, были образованы непальскими маоистами и Рабочей партией Курдистана. Особенно много женщин насчитывают террористические структуры, созданные в Германии, Латинской Америке и Палестине. Женщины стояли у истоков таких известных организаций, как итальянские «Красные бригады», «Японская Красная армия», американская «Единая армия освобождения».

Долгое время начальником штаба и фактически организационным руководителем и вдохновителем баскской сепаратистской группировки ЭТА («Родина и свобода басков») была женщина. Мексиканская левоэкстремистская организация Б2ЬМ, более известная как «Союз сепаратистов», долгое время управлялась женщиной. Значительную роль в создании и деятельности действовавшей в ФРГ «Фракции Красной армии» (ЯЛГ), которая рассматривалась как символ и эталон «левого терроризма» в Западной Европе, также играли женщины.

Таким образом, женщины принимали участие во многих аспектах деятельности террористических организаций, но долгое время не отмечалось их массового вовлечения в два вида деятельности — в работу с информаторами и совершение самоубийственных актов. Однако на рубеже XX и XXI вв. ситуация значительно изменилась: террористические структуры стали все чаще задействовать женщин-самоубийц.

Ряд ученых придерживаются мнения [1], что тип террориста-смертника формируется под влиянием различных социальных и психологических факторов. Группу социальных факторов составляют политический и экономический уровень развития общества, историко-культурные условия, степень недовольства и обид граждан, вектор направленности обид, эффективность контртеррористических мероприятий. Социальные проблемы структурируют условия, которые способствуют терроризму. Города обеспечивают мощный потенциал для накопления социальных проблем, здесь более доступны оружие и взрывчатые вещества. Такие структурные составляющие взаимодействуют с психологическими факторами предрасположенности отдельных лиц к подобному виду деятельности, и все это провоцирует терроризм. Кризис в обществе при взаимодействии со структурными факторами способствует росту уровня насилия.

Отличительной особенностью современного суицидального террора является то, что исполнителями часто являются не малообразованные и имеющие психологические проблемы выходцы из бедных семей, а внешне вполне успешные молодые люди [2].

Так, теракт на станции метро «Лубянка» 29 марта 2010 г., в результате которого погибли 40 человек, совершила М. Ш. из Дагестана. Смертница с отличием закончила физико-математический факультет Дагестанского государственного университета, была специалистом высокого класса, замдиректора школы по информационным технологиям.

Стремление женщины к террористической деятельности в современных условиях может обусловливаться протестом против существующей социальной реальности, места и роли женщины в обществе. Во многих странах именно невозможность участвовать в обычных формах политической деятельности толкает женщин к терроризму. Женщины не влиятельны, а их роль в жизни незаметна, именно это делает женщин особо привлекательными для террористов.

В 2003 г. журнал «Коммерсант-Власть» провел журналистское расследование и выяснил, что женщина-террорист не вызывает особых подозрений у окружающих. В июле 2003 г., через несколько дней после того, как чеченская террористка З.М. попыталась привести в действие взрывное устройство в московском кафе, одна из журналисток этого издания в хиджабе и с большой сумкой в руках зашла в то же самое кафе и села за столик. Хотя она вела себя очень нервно, никто не задал ей никаких вопросов. Неудивительно, что большинство терактов в Москве осуществили женщины.

В то же время растущее число женщин-смертниц в разных странах, по мнению специалистов, свидетельствует о том, что террористические сети грамотно обрабатывают склонных к самоубийству индивидуумов. Женщин легче подготовить к роли террориста-смертника: они более управляемы, чем мужчины, и эффективнее подвергаются психологическому воздействию; они меньше привлекают внимание сотрудников служб безопасности, им легче спрятать на теле взрывное устройство и без препятствий добраться до цели. Женщины, в силу присущих им особенностей нервной деятельности (более высокая подвижность, эмоциональность, возбудимость и т. д.), быстрее мужчин становятся агрессивными. Психологи и психиатры приходят к выводу, что некоторые генетические особенности служат причиной того, что женская агрессия, как и женский алкоголизм, трудно поддается трансформации или лечению.

Вряд ли возможно создать целостный портрет террориста и говорить о нем как о четко оформленном типе личности, характеризующемся набором определенных, свойственных всем без исключения представителям этой группы социологических и психологических черт. Террористы, как и любая иная категория преступников, разнообразны по многим характеристикам, и подвести их под общий знаменатель невозможно. В связи с этим затруднительно и дать определение понятию «личность террориста», оно было бы некорректным. Терроризм «...рождается и вызревает в долгих социальных и личностных процессах. И типичного террориста не существует» [3].

Поэтому логичнее говорить лишь о наиболее часто встречающихся психологических особенностях террористов, а также об особенностях лиц, потенциально опасных в плане возможной террористической деятельности.

Тем не менее, следует особо отметить террористов-смертниц, так называемых черных вдов и невест Аллаха:

Черные вдовы — вдовы или ближайшие родственницы погибших в боях членов незаконных вооруженных формирований. После смерти своих мужей или родных они становятся фактически рабынями боевиков.

При их вербовке используется сам факт вдовства. Женщинам внушают, что они стали обузой для родственников. Им говорят, что они грешницы и наказаны Аллахом, который отнял у них мужа, а поэтому им нужно искупить грехи, исполнив свой долг перед своим народом. Эти женщины подвергаются иногда насильственной наркотизации, в ходе чего им бесконечно повторяют религиозные изречения на арабском языке. Слушая непонятные слова и совершая ритмичные телодвижения, они входят в транс, и в таком состоянии им внушается необходимость совершения акта самопожертвования. Важно заметить, что у некоторых черных вдов были диагностированы психические расстройства. Они участвовали в ряде терактов, от нападения на театр на Дубровке в 2002 г. и до захвата школы в Беслане в 2004 г.

Невесты Аллаха — это обычно молодые девушки, чаще всего из ваххабитских семей, где женщинам прививают культ поклонения мужчине, или девушки, выросшие без родного отца и не имеющие «кровника», т. е. того, кто отомстит за ее позор или гибель. Их «похищают», якобы берут в жены, а потом используют в различных целях (например, снимают сексуальные сцены на видеокамеру). У этих женщин нет шансов выйти замуж или вернуться в семью — опозоренные, они никому не нужны. Среди таких смертниц есть и неиспорченные, богобоязненные девушки, которые готовы принять мученическую смерть после массированной психологической атаки. Жертву начинают отдалять от родной семьи постепенно. Семьей для нее становится джамаат [4] — ваххабитская община, где все друг другу «братья и сестры». Все время девушка находится под бдительным оком наставницы и инструктора. С ней почти круглосуточно общаются, накручивая жертву эмоционально; много говорят на тему священной борьбы, рая, покоя, долга. С будущей «живой бомбой» читают вслух Коран, ваххабитскую литературу, цитируя и повторяя избранные места. Если спустя какое-то время требуемых сдвигов в сознании женщины не происходит, инструкторы используют наркотики или психотропные средства, заглушающие волю и делающие из человека марионетку.

При исследовании обстоятельств совершения терактов был выделен ряд закономерностей, которые в своей совокупности могут представить типичную схему вербовки и подготовки смертницы [5].

1. Поиск потенциальных кандидатов. В основном обращают внимание на богобоязненных, слабовольных, жалостливых девушек и женщин, недалекого ума, порой крайне ограниченных. Желательно, чтобы у кандидатов погиб кто-нибудь из родственников, причем неважно, в бою или как мирный житель. На этой основе в дальнейшем проще будет возбудить в них слепую ненависть. Идеальный портрет потенциальной смертницы — несчастная, одинокая, инфантильная.

Принято считать, что почти все будущие «шахидки» — вдовы или родственницы убитых боевиков, что якобы должно создавать им некий «великомученический», «героический» ореол. Однако это далеко не всегда так. Взрывы в Пятигорске, возле входа на аэродром в Тушине, захваты заложников в Буденновске, Кизляре — в этих и других терактах принимали участие женщины, которым мстить было не за кого.

Так, например, выяснилось, что участвовавшая под видом журналистки в покушении на руководителя одной из республик 45-летняя жительница Гудермесского района Ш.Б. была инвалидом в связи с психическим заболеванием. Или сестры Х. из Старой Сунджи, 28 и 26лет, принимавшие участие в захвате заложников «Норд-Оста» в октябре 2002 г. Младшая из них — умственно отсталая, образование 5 классов, больна раком легких, состояла на учете в Грозненском тубдиспансере.

Одним из благоприятных условий для воспитания будущей смертницы можно считать атмосферу радикального ваххабизма, культивируемого в некоторых семьях. Так, выросшей в такой среде 20-летней уроженке села Курчалой З. Э., взорвавшей себя на концерте рок-музыки в Тушине, с детства прививался культ мужчины. По оперативным сведениям, несмотря на юный возраст, она дважды успела побывать замужем, причем оба раза — за арабскими наемниками, которые также были ваххабитами. Все браки совершались без согласия невесты, по решению ее родного старшего брата. Оба брака распались, детей не было. Когда в бою с федеральными силами был убит старший брат, а через некоторое время и младший, женщина уже знала, что должна «отомстить» за братьев. Эксперты уверены в том, что ваххабиты, в течение нескольких лет формируя личную жизнь и мировоззрение девушки, целенаправленно готовили из нее «шахидку».

Таким образом, будущие смертницы обычно молоды, и это не случайно — в юности инстинкт самосохранения понижен, а социальных обязанностей, например ответственности за свою семью, меньше. Следовательно, эти женщины - существа изначально эмоциональные, в силу пережитого стресса более внушаемы, имеют пониженный уровень критичности и самооценки, а у многих из них достаточно оснований для инициирования в дальнейшем желания (или ответственности) мстить. Таков «исходный материал».

2. Вовлечение в террористическую организацию. Типичным методом при этом является похищение. Так, в ходе расследования покушения на руководителя одной из республик Южного федерального округа в мае 2003 г. были задержаны две девушки-«шахидки», которые, как выяснилось в ходе следствия, были обмануты и похищены. Террористку-смертницу, 29-летнюю участницу захвата театрального центра в Москве, проживавшую в Науре, якобы взяли замуж, а фактически похитили.

Другими распространенными способами вовлечения женщин в террористическую организацию выступают шантаж, запугивание, принуждение. Например, у единственной из оставшихся в живых террористки-смертницы З. М., пытавшейся взорвать себя летом 2003 г. в центре Москвы и осужденной впоследствии судом присяжных на 20 лет тюремного заключения, муж-боевик погиб, когда она была беременна. До семи месяцев воспитывала дочь сама, а потом ее взяли родители убитого мужа. Женщина попыталась выкрасть ребенка, но ее поймали, дочь опять отобрали, а ее «в наказание» отправили в лагерь боевиков-смертников. Родители другой девушки-смертницы остаются уверенными в том, что дочь пошла на совершение преступления, опасаясь, что сводный брат-боевик в противном случае просто уничтожит ее семью.

В 1997 г. под Сержень-Юртом были открыты полевые лагеря «Кавказ» и «Талибан», в которых боевики под руководством арабских инструкторов проходили диверсионную, религиозную и идеологическую подготовку. В одном из лагерей было и спецотделение для женщин. Согласно агентурным данным, выпускницы этих лагерей осуществляли крупные теракты на территории России в конце 90-х — начале 2000-х гг. [6]

Помимо категории женщин, становящихся смертницами по принципу «смерть за смерть», встречаются женщины, вступающие на путь самоубийственного терроризма исключительно по меркантильным соображениям. Некоторые родственники террористок, уничтоженных на Дубровке, получили по нескольку тысяч долларов. Участница захвата здания больницы в Буденновске снайпер Т. Т., награжденная Ш. Басаевым за свои «подвиги» орденом «Честь нации», заявила впоследствии на судебном заседании: «Мне обещали за участие в операции хорошо заплатить, но никаких денег я потом не получила».

3. Психологическая обработка. Это один из важнейших этапов подготовки смертниц. Желательным элементом при этом является изоляция женщин, содержание в замкнутой среде, например, в лагере для подготовки террористов. На начальном этапе их «обрабатывают» также женщины, как правило, среднего или старшего возраста. Цель: войти в доверие к жертве, дать ей почувствовать в себе родственную душу, вызвать симпатии. Подчеркивая «особое» к ней отношение, девушке внушают, что она больше — не деревенская девочка, а боец, более того, будущая героиня, окруженная уважением товарищей. Реальное представление человека таким образом приближается к желаемому. Распространенным приемом террористов при этом часто выступает применение различных психотропных материалов. Когда рассудок потенциальной смертницы затуманен наркотиками, с ней начинают вести разговоры о том, как «хорошо и почетно» взорвать неверных и прямой дорогой пойти в рай.

Навязывается также мысль о том, что даже если она выросла в многодетной, нищей семье, «товарищи по борьбе» не оставят близких в беде, она сейчас — надежда всего клана или тейпа. Иными словами, у девушек формируются ценности микросоциальной среды. Повлиять на оценку микросоциума будущей смертницы могут догматически-религиозные или национальные, политические, социальные взгляды. Остальной мир, согласно внушаемым будущей «шахидке» представлениям, должен восприниматься как нечто враждебное, инородное, заслуживающее лишь презрения.

«Жестким» способом психологической обработки можно считать такой, когда кандидаток в смертницы, во-первых, постоянно упрекали в том, что они до сих пор живы (вызывая тем самым чувство «вины» перед погибшими «борцами за веру»), а во-вторых, насиловали и избивали, стараясь сломить их психику и добиться согласия на подрывную деятельность. Как подчеркивают некоторые эксперты, сексуальное надругательство в ходе подготовки будущей смертницы зачастую выступает в качестве самого действенного психотехнологического приема, так как это в корне ломает психологию восточной женщины. Она становится «нечистой», у нее нет мужа, чтобы за нее заступиться. И тогда будущей «шахидке» объясняют, что у нее остается единственный шанс, чтобы «искупить грех»: убить возможно большее число неверных. После таких длительных пыток несчастные были готовы на все, лишь бы мучения прекратились.

Конечной целью психологической обработки униженных, обманутых, совращенных женщин, тем не менее, остается исключительно добровольное желание идти на смерть. Считается, что бескорыстная готовность умереть должна стать непременным условием готовности женщины к теракту. В противном случае, как полагают непосредственные организаторы и руководители подобной подготовки, такие женщины будут считаться «профнепригодными», что в дальнейшем в любую минуту может повлечь за собой срыв операции, как это, например, случилось с уже упоминавшийся З. М. летом 2003 г. в Москве.

4. Завершающим этапом обучения будущих смертниц является специальная подготовка. Продолжается, она как правило, несколько месяцев и включает изучение азов взрывного дела, правил конспирации, приемов и способов обычной и экстренной связи и т. д. Особое внимание при этом уделяется привитию навыков обращения со взрывчаткой кустарного производства или даже промышленного образца. На заключительной стадии подготовки будущие «воительницы Аллаха» проходят так называемую легализацию: им готовят и вручают «чистые» документы, легендируют биографии, цели, маршруты передвижения и обеспечивают доставку к предполагаемому объекту совершения теракта. После этого обреченной женщине остается лишь ждать сигнала к своему «боевому применению».

Проведенный анализ результатов научных исследований и собранного эмпирического материала позволил выделить ряд общих социально-психологических факторов, которые способствуют формированию психологических особенностей у лиц, выбирающих террористическую деятельность. К числу таких факторов относятся: неблагоприятные условия в семье, потеря близких в результате криминальных действий против них; одиночество, комплекс неполноценности; невостребованность, отсутствие самореализации и значимого статуса, пренебрежение со стороны окружающих; нерешительность, неумение принимать самостоятельные решения и в соответствии с этим выбирать варианты поведения; изолированность от внешних положительных связей и влияния позитивной социальной среды; стремление к самоутверждению и проявление своей значимости; агрессивность, эгоцентричность, стремление к насилию, склонность к жестокости; зависть и ненависть к преуспевающим людям; корысть, стремление к наживе за счет чужого имущества; материальная выгода; мнимый патриотизм и религиозный фанатизм; обида на правоохранительные органы; шантаж, запугивание, принуждение.

Таким образом, проблема женского терроризма обнаруживает значительный объем социальных, политических, психологических, религиозных, этнических и других предпосылок, на которых в существенной степени и основывается феномен массового вовлечения женщин в подобного рода деятельность. Не случайно почти половина разыскиваемых по всему миру террористов — представительницы слабого пола, а один из выводов, к которому пришли эксперты за почти двухвековую историю политического террора, — женщины-террористы гораздо опаснее мужчин.

Вместе с тем исследователи убеждены, что государственное насилие или силовые меры в отношении женщин-террористов или закулисных организаторов их деятельности лишь в некоторой мере способны предотвратить теракты или хотя бы свести их к минимуму. Для адекватного ответа вызову сегодняшнего времени в виде готовой к своей и чужой гибели женщины-смертницы необходимы согласованные и скоординированные меры в социально-экономической сфере, в области образования, культуры, СМИ, формирования общественного мнения.

 

1 Нечитайло Д. А. Террористы-смертники («умные бомбы») в движении джихада: http://www.antiterror.ru/text. (дата обращения: 25.02.2011).

2 Сундиев И. Ю. Мутации современного терроризма: от отдельных актов к террористическому вторжению // Новая политика. 2004: http://www.novopol.ru. (дата обращения: 25.02.2011).

3 Шнайдер Г.Й. Криминология. М., 1994. С. 442.

4 Отдельная организованная мусульманская община традиционной направленности называется арабским словом «ма-халля» (приход), нетрадиционной — арабским словом «джа-маат» (союз).

5 Малышев В. Г. Социально-психологические аспекты участия женщин-смертниц в террористической деятельности: http://www.centrasia.ru/news. (дата обращения: 25.02.2011).

6 Сундиев И. Ю. Указ. соч.