НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

Кибак И.А.

Психологическая экспертиза законопроектов в законотворческом процессе

Психопедагогика в правоохранительных органах, № 1, 2011, с. 17-21.

 

В Республике Беларусь практика право- и законотворчества, при которой психологические требования недостаточно учитываются, характерна для субъектов права законодательной деятельности (депутатов) и всех органов государственной власти. Поэтому проведение психологических экспертиз законопроектов (далее — ПЭЗ) на современном этапе является мерой оправданной. Она обусловлена необходимостью не только усиления и соблюдения правовых принципов в процессе законно-творчества, но и проведения обязательной юридической экспертизы [1. — С. 51—55; 2. — С. 111 — 114; 3. — С. 10; 4. — С. 12—14; 5. — С. 133—134], включая психологическую и ряд других экспертиз по законопроектам на этапе внесения законопроекта в законодательный орган. Она служит тому, чтобы в процессе законотворчества обеспечить учет требований в сфере психологической деятельности.

На сегодняшний день практика проведения ПЭЗ реально не сложилась, хотя об их важности речь стала активно вестись в публикациях отечественных юридических психологов и правоведов И.А. Кудрявцева, А.Р. Ратинова, А.М. Столяренко, Ю.В. Седельникова еще в 80е годы прошлого века [6; 7. — С. 109; 8. — С. 77]. Они в своих научных трудах предлагали включать законопроекты в число объектов психологической экспертизы (далее — ПЭ). Их позиция определялась тем, что государственные органы, разрабатывающие законопроекты, и законодательный орган, их принимающий, не учитывают отрицательные последствия их влияния на психологию личности. С. В. Поленина считает, что «устранить этот недостаток помогло бы правило, устанавливающее обязательность проведения независимой научной экспертизы законопроектов, подготовленных с учетом результатов их всенародных обсуждений» [9. — С. 130].

Как подчеркивает А.Н. Бодак, «важным шагом качественной экспертизы проектов актов законодательства выступает ПЭ» [10. — С. 86]. Можно согласиться с точкой зрения М.Е. Литвака о том, что недалеко то время, когда вновь принимаемые законы будут проходить и ПЭ. Сейчас психологи уже убедительно показали, что ни один юридический закон не будет работать, если он противоречит человеку. К сожалению, многие установленные законодательные положения противоречат психологии человека и обязательно будут нарушаться. «Примером тому может служить запрещение частной собственности. Оно противоречит естественному стремлению таковую иметь. Когда это было запрещено, то состояния все равно накапливались, но только в обход закона. Если я законодательно заставлю человека есть тогда, когда ему хочется, то, я думаю, что такой закон он будет с удовольствием выполнять. Если запрещу есть, то он этот запрет будет нарушать», — пишет М.Е. Литвак [11. — С. 184]. По утверждению А.М. Столяренко, непродуктивно и даже опасно создавать законы, к восприятию и исполнению которых люди и общество психологически не готовы, но и отставание правового регулирования от жизненных реалий не менее пагубно [12. — С. 61]. Правовая неупорядоченность отношений свободного предпринимательства и других сфер деятельности дезорганизует не только экономику, но и массовое правосознание, порождает ценностную дестабилизацию в умах людей, подрывает духовный и психологический потенциал общества.

Подобное положение дел обусловлено, с одной стороны, тем, что до сих пор у многих депутатов, разработчиков законопроектов существует мнение

о самодостаточности логико-юридического и криминологического подходов при законотворчестве с одновременным учетом лишь смысла и общепсихологического контекста используемых дефиниций, характеризующих психолого-правовые феномены и механизмы их проявлений, а с другой — недостаточной активностью самих субъектов права (депутатов), психологов и экспертов в исследовании проблем психолого-правового регулирования и разработке научно обоснованных рекомендаций по повышению качества разрабатываемых законно-проектов.

Практика показывает, что значимая роль ПЭ при рассмотрении законопроектов в законно -дательном органе и принятии законодательных и управленческих решений признается всеми. В самом общем виде под ПЭЗ понимается процесс исследования и анализа экспертом-психологом определенных материалов по законопроекту и последующее подготовленное психологическое заключение.

Эффективность ПЭЗ может быть достигнута лишь при наличии критериев и правовых принципов, которые позволят регламентировать этот вид деятельности, обеспечить ее нормативную правовую базу, придать ей необходимый психолого-юридический статус.

ПЭЗ должна осуществляться с целью изучения того, насколько существенен и адекватно используется психологический компонент в содержании разрабатываемых и применяемых правовых норм.

Основные задачи ПЭЗ сводятся к следующему: оказание помощи субъектам прав, органам, разрабатывающим законопроекты, в более глубоком исследовании специальных вопросов психологического содержания правовых норм, входящих в предмет ПЭЗ и являющихся составным элементом правовых споров; установление соответствия психологического факта существующим принципам и нормам права; оценка соответствия научно-правового и психологического уровня объектов экспертизы современным научным знаниям и достижениям в нашей республике и за рубежом, тенденциям и приоритетам научно-психологического развития, требованиям информационно-психологической безопасности; оценка результативности законопроектных работ, методик и разработок; оценка объекта в соответствии с заданными критериями; психологическое прогнозирование возможных последствий принятия законопроекта либо реализации научных, социальных предложений, являющихся объектами ПЭ; повышение престижности закона и научное обоснование путей совершенствования законотворчества и правоприменения в условиях формирующегося демократического правового государства.

Предметом ПЭЗ являются индивидуально-своеобразные черты психического отражения субъектов различных явлений окружающей действительности, которые содержатся в правовых нормах

Если исходить из общественной полезности ПЭЗ, то Палата представителей Национального собрания Республики Беларусь (далее — Палата представителей) может решить вопрос об экспертизе только посредством проведения обязательной ПЭ в рамках ст. 49 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», которой будет урегулирована процедура подготовки и принятия законопроектов. Необходимо при этом, чтобы соответствующие нормы формировались на основе психологических принципов научной обоснованности. Вместе с тем, законопроект «Об основах судебно-экспертной деятельности в Республике Беларусь»), принятый Палатой представителей, был отклонен Советом Республики 21 июня 2005 года.

Для общества особенно важна ПЭЗ социально-психологических последствий экономических и иных решений, причем предшествующая их принятию. Пока же ПЭЗ в Республике Беларусь не проводится. Только отдельные социально -психологические последствия планируемых законопроектов и законодательных решений оцениваются при проведении юридической и криминологической экспертизы. Между тем ПЭЗ становится особенно значимой в современных условиях общества, что является объективным следствием рыночных социально-экономических реформ, одним из факторов правовой реформы, неотъемлемая часть которой — правовая защита личности, социальных прав и свобод граждан и одновременное повышение ответственности каждого гражданина перед своим коллективом, обществом, государством в целом.

Разработка концептуальных проблем в сфере ПЭЗ на данном уровне будет очень полезна в связи с тем, что будет достигнуто правильное и единообразное понимание ПЭЗ как средства оптимизации законотворческой деятельности, повышена их объективность и обоснованность, а также повысится авторитет экспертно-психологической работы, определится правовой статус участников экспертной деятельности.

ПЭЗ будет являться важным и достаточно эффективным средством обеспечения информационно-психологической безопасности, прав граждан на благоприятную психологическую защиту с целью полноценного физического и духовного развития.

Актуальность вопроса о принципиальных психологических основах экспертной деятельности обусловлена тем, что при общем их признании и декларировании в практической экспертизе и реальном законотворчестве эти принципы нередко игнорируются и грубо нарушаются. Это деформирует и дискредитирует сам институт экспертизы.

Потребность в ПЭЗ на этапе рассмотрения законопроектов в Палате представителей вызывается рядом обстоятельств. К их числу можно отнести следующие:

1. Изучение, психодиагностика и прогностическая оценка при рассмотрении законопроектов в постоянных комиссиях Палаты представителей проводится без достаточной глубины и всесторонности, подчас на основе личного опыта депутатов, не обладающих необходимой психологической подготовкой и соответствующими психологическими методами. В связи с этим возникает множество вопросов при обсуждении законопроектов.

2. Влияние законотворческих ошибок, допущенных в законопроектах, и прочих негативных психических явлений, которые могут привести к увеличению числа лиц, психика которых находится на грани нормы и патологии.

3. Отсутствие специальных психологических заключений, обоснований по законопроекту о том, насколько существенно и адекватно используется психологический компонент в содержании разрабатываемых и применяемых правовых норм.

Перечисленные обстоятельства указывают на необходимость введения в законотворческую практику ПЭ. Определение их направленности может строиться на различных основаниях и проводиться соответственно этапам законотворческого процесса.

В целях выработки возможно единообразных подходов к подготовке заключений по законопроектам экспертам-психологам целесообразно ответить на следующие вопросы: насколько законопроект актуален, т е. имеется ли действительная потребность в его издании; каковы ожидаемые социально-психологические последствия действия будущего закона; может ли предлагаемый закон (в случае его принятия) своим действием вызвать какие-либо коллизии, пробелы в законодательстве; какие подзаконные нормативные акты потребуется принять в связи с изданием данного закона; имеются ли иные варианты правового решения (урегулирования) данной проблемы?

Проведение ПЭЗ в каждом конкретном случае с учетом задач, выдвигаемых перед ней разработчиками и законодателями, предполагает широкий выбор различных методов исследования и на основе предмета экспертного исследования определяет его методику.

Проведение рассматриваемых ПЭЗ может быть обусловлено субъектами права или правоприменителями, а также общественными объединениями. В первом случае перед экспертами ставится задача оценить законопроект, оказать помощь субъектам права, государственными органам, разрабатывающим законопроекты, в более глубоком исследовании специальных вопросов психологического содержания правовых норм, входящих в предмет ПЭЗ. Во втором случае актуальность проведения экспертизы обосновывается самим психологом или на основе эмпирически выявленной правозначимой проблемы в ходе обобщений, затруднений, или путем целенаправленного исследования возможности повысить эффективность психолого-правового регулирования за счет новейших достижений психологической науки.

В рамках указанных вариантов подходов к включению в проведение ПЭЗ психологами могут применяться самые разные тактики, методы, стратегии. Как свидетельствует практика, в случаях выполнения «социального заказа», где психологами преследуется стратегическая цель корректировки имеющихся норм в законопроектах в аспекте повышения их психологической грамотности, обычно экспертно-исследовательская деятельность протекает в рамках двух специфических этапов.

На первом этапе всегда необходимо реализовывать тщательную критическую рефлексию содержания, условий введения и практики применения исследуемых правовых норм. В этой связи полезным является: проведение историко-сравнительного анализа подходов к юридическому толкованию применяемых понятий, вскрытие условий, обеспечивших введение и длительное сохранение определенных норм и институтов, выявление критериев их несоответствия современной законотворческой и правоприменительной практике, а также социально-психологических факторов, обусловивших ошибочные представления о причинно-следственных связях в человеческом поведении, нереалистические ожидания и т. п. Для полноценного сбора информации на данном этапе экспертизы целесообразным является применение таких методов, как различные модификации контент-анализа всех возможных письменных источников (нормативных правовых документов, ведомственных аналитических обзоров, научных публикаций, статистических отчетов и др.), материалов общественных и парламентских слушаний, бесед и фокусированного интервью с ведущими учеными-разработчиками законодательства, анкетирование специалистов-практиков. А также проведение массовых опросов, метод экспертных оценок и т.д.

На втором этапе главной задачей является научное обоснование вносимых правовых инноваций. В этой связи в плане уяснения сути и границ законотворческой новизны целесообразным является применение такого метода, как групповая дискуссия. Собранная здесь информация будет способствовать дальнейшему обоснованию целесообразности вносимых правовых инноваций, в том числе в аспекте их соответствия ведущей психолого-правовой идеологии и конкретным принципам правового регулирования.

В случае авторского инициирования ПЭЗ методическая процедура также может включать два специфических этапа: а) сбор информации;

б) обоснования предложений для правовой ин-новации. На первом этапе психологи наряду с указанными в предыдущем варианте подхода к экспертизе методами могут использовать в качестве инструментария также специальные методические средства, которые разработаны в таких научных дисциплинах, как психосемантика, психолингвистика, юридическая и психологическая герменевтика.

В инициированных ПЭ, по сравнению с «социальным заказом», сложности возникают при определении специфических приемов, то есть, по сути, процедур ее второго этапа. Здесь в отношении содержания вносимых инноваций приходится не только обосновывать их внутреннюю и внешнюю валидность, но и доказывать соответствие требованиям репрезентативности вносимого предложения. В этой связи из -за отсутствия отечественного опыта юридическим психологам, возможно, предстоит обратиться к организации и проведению кросс-культурного исследования в зарубежной правоприменительной практике, а также использовать существующие по ним оценки эффективности. Имея результаты кросс-культурного исследования, думается, возможно создать условия и для более конструктивного проведения групповой дискуссии по обсуждению перспектив введения авторской инновации.

Обоснование такого рода ПЭ путем проведения научных экспериментальных исследований и последующее внедрение их в практику способствовало бы совершенствованию законотворческой деятельности. А готовность субъектов права (депутатов) к проведению ПЭЗ — важнейшее условие успешной работы эксперта-психолога. Это условие действует двояко. С одной стороны, готовность к ПЭЗ — это готовность выслушать выводы эксперта и принять на вооружение его рекомендации. С другой стороны, это готовность содействовать работе эксперта, предоставляя ему необходимую информацию. В каком-то смысле готовность к экспертизе можно оценить по количеству информации, которую намерены предоставить экспертам стороны, участвующие в обсуждении проекта закона.

На основании вышеизложенного целесообразным является:

1. Создание в Парламенте на постоянной основе психолого-экспертной группы, состоящей из юридических психологов, психотерапевтов, психологически ориентированных социологов. Психолого-экспертная группа должна давать заключения по каждому законопроекту о психологических последствиях тех или иных правовых норм, влиянии их на общественную атмосферу, поведение людей, отношение к разработчикам и институтам власти, предлагать нестандартные пути законодательного решения, в том числе кризисных ситуаций, прогнозировать возникновение конфликтов.

2. Необходимость принятия отдельного Закона Республики Беларусь «Об основах экспертной деятельности в Республике Беларусь», который упорядочит правовой институт экспертизы законопроектов в плане его совершенствования, введения дополнительных видов экспертиз (ПЭЗ) и обслуживания этим институтом право- и законотворческой, правоприменительной и управленческой деятельности в целом.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Андреев И.С. Системный подход к понятию экспертизы нормативного правового акта // Журнал российского права. — 2001. — № 6. — С. 51—55.

2. Берков В.Ф. Логические экспертизы нормативных правовых актов // Актуальные вопросы нормотворчества в Республике Беларусь: материалы науч.-практ. конф. / Минск, 21 дек. 2000 г. — Минск, 2001. — С. 111—114.

3. Голованов В.Г. Законодательство Республики Беларусь: состояние, проблемы и перспективы развития // Эффективная нормотворческая деятельность — условие обеспечения прав и свобод граждан: материалы междунар. науч.-практ. конф. / Минск, 15—16 мая 2007 г. — Минск, 2007. — С. 10.

4. Надеев Р.К. Правовая экспертиза законопроектов // Российская юстиция. — 1998. — № 1. — С. 12—16.

5. Оношко М.Г. Юридическая экспертиза проекта нормотворческого акта в нормотворческом процессе // Актуальные вопросы нормотворчества в Республике Беларусь: материалы науч.-практ. конф. / Минск, 21 дек. 2000 г. — Минск, 2001. — С. 133—134.

6. Кудрявцев И. А. Судебная психологопсихиатрическая экспертиза. — М., 1988. — 323 с.

7. Ратинов А.Р. Методологические вопросы юридической психологии // Психологический журнал. — 1983. — № 4. — С. 109.

8. Столяренко А.М. Проблемы и пути развития юридической психологии // Психологический журнал. — 1988. — № 5. — С. 77.

9. Поленина С.В. Законотворчество в Российской Федерации. — М., 1996. — С. 130.

10. Бодак А.Н. Основные направления совершенствования правотворческой деятельности в Республике Беларусь // Эффективная нормотворческая деятельность — условие обеспечения прав и свобод граждан: материалы междунар. науч.-практ. конф. / Минск, 15— 16 мая 2007 г. — Минск, 2007. — С. 86.

11. Литвак М.Е. Профессия — психолог. — Ростов н.Д.: Феникс, 1999. — С. 154.

12. Энциклопедия юридической психологии. Под общ. ред. А.М. Столяренко [и др.]. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2003. — С. 61.