НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

Лобжанидзе Г.И.

О привлечении психолога к расследованию преступлений

Психопедагогика в правоохранительных органах, 1996, № 2 (4), с. 45.

 

Современная криминальная ситуация изобилует преступлениями, связанными с насилием. Поэтому насильственные преступления против личности постоянно находятся в центре внимания криминологии и юридической психологии. Сегодня известны некоторые демографические, уголовно-правовые, социологические, психиатрические и психологические характеристики личности убийц. Однако существующие объяснения причин и природы преступлений против личности еще нельм признать удовлетворительными в первую очередь потому, что имеющиеся теоретические Представления недостаточно раскрывают внутренние психологические механизмы этих преступлений и процесс формирования психологических особенностей личности насильственных преступников под влиянием социальной среды.

Психологическая проблематика индивидуального насильственного преступного поведения концентрируется вокруг механизма совершения этих преступлений. Под таким механизмом подразумевается некоторая закономерность взаимосвязи структурных элементов личности, “запускаемых” в действие определенным личностно-значимым стимулом. Понять психологический механизм преступлений — значит выявить закономерность функционирования личности в значимых для нее ситуациях.

Особенно актуальным это становится, когда в следственной практике необходимо определить психическое состояние обвиняемого и потерпевшего в момент преступления. Не всегда преступления, совершаемые на сексуальной почве, можно квалифицировать как насилие — иногда жертва виктимным поведением провоцирует агрессию субъекта преступления. В ходе предварительного следствия зачастую бывает сложно определить причины и мотив действий обвиняемого и потерпевшего без заключения эксперта или мнения специалиста.

Раскрыть психологический механизм преступления помогает судебно-психиатрическая, судебно-медицинская, судебно-психологическая и комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Оценка заключений экспертов специфична в том отношении, что на этапе перехода от диагноза к его влиянию на конкретное поведение эксперты используют наряду с- психиатрическими также психологические познания.

Согласно Комментария к ст. 69 УПК РСФСР заключение эксперта является доказательством. Мнение же специалиста не может быть приравнено к заключению эксперта (см. Комментарий к ст. 133 УПК РСФСР). Но следственная практика все чаще использует, а судебная практика признает допустимыми документы (справки, консультации), представляемые по поручению органа, осуществляющего судопроизводство, специалистом в определенной отрасли знаний. Это особенно важно для следствия, так как на практике не представляет труда назначить и провести судебно-психиатрическую экспертизу обвиняемому или подозреваемому в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими. Но очень сложно назначить и провести судебно-психиатрическую экспертизу потерпевшего или свидетеля, т.к. для них она назначается альтернативно какой-либо одной из экспертиз (см. Комментарий к ст. 79 УПК РСФСР) и на практике обычно проводится на платных основаниях (что зачастую нарушает порядок расследования преступлений). Тем не менее определить особенности психического склада личности и выявить мотивы тех или иных действий потерпевшего или свидетеля — одна из важных задач следствия. Для ее решения можно привлечь психолога РУВД.

Психолог РУВД может быть приглашен на допрос потерпевшего или свидетеля и в ходе допроса продиагностировать его. Затем психолог может быть допрошен как свидетель, и в протоколе этого допроса будет зафиксировано мнение специалиста и приобщено к материалам дела. В Комментарии к ст. 74 УПК РСФСР указано, что судебная практика признает допустимым показания свидетеля, содержащие некоторые оценочные сведения, если эти суждения мотивированы ссылкой на факты, их подтверждающие, на профессиональный опыт. Такой способ привлечения психолога существенно облегчит работу следователя.

В следственном отделении Первомайского РУВД г. Омска р 1996 г. по уголовному делу о вымогательстве в качестве потерпевшего проходил Т.М. 13 лет. Обвиняемые (несколько человек) назначали ему сумму “долга” за “неудачные”, на их взгляд, шутки (во время отдыха на пляже говорил ребятам, что с ними хотят поговорить девушки, хотя те и не просили его об этом, и под.). За неуплату “долга” обвиняемые совершали с Т.М. акты мужеложеетва.

В ходе следствия Т.М. прошел психологическое тестирование. Проективные психодиагностические методики позволили установить следующее:

1. Т. М. заметно отстает в психическом развитии от нормы в 2-3 года.

2. При внешней контактности малейшие негативные изменения психологического климата приводят к полной замкнутости, проявлению шизотимических черт личности (зацикленность на внутреннем мире, какой-либо идее, скорее всего с детских лет ребенок боится внешней агрессии).

3. В рисуночных тестах постоянно подсознательно воспроизводит различные фаллические символы, что свидетельствует о несвойственной уровню психического развития тяге к сексуальной сфере. Учитывая, что в анамнезе сильное кишечное расстройство с длительными поносами, вероятна бисексуальность.

4. Выраженный невроз навязчивых состояний (чесотка) особенно сильно проявляется после длительного пребывания в ванной. В литературе подобные случаи описаны как проявление интенсивного онанизма.

5. Т.М. подвергается сильному нервно-психическому воздействию со стороны матери, у которой выявлены черты параноидальной навязчивости, вероятно психосоматическое расстройство.

Утверждения психолога были отражены в протоколе допроса его как свидетеля и приобщены к материалам уголовного дела, что позволило обосновать некоторые отклонения в психике.