НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

Сухов А. Н.

Социально-пенитенциарная психология: теоретические и прикладные аспекты

Психопедагогика в правоохранительных органах, № 2 (53), 2013, c. 73-74.

 

В данном случае речь идет, по существу, об образовании самостоятельной подотрасли «Пенитенциарная психология», которую следует назвать «Социально-пенитенциарная психология». Прецеденты, связанные с подобным подходом к названию, имеются [1]. Например, есть учебное пособие, которое называется «Социально-политическая психология». В качестве аргументов, пригодных для обоснования социально-пенитенциарной психологии, можно привести следующие обстоятельства. Традиционно личность осужденного является основным объектом пенитенциарной психологии, и повышенное внимание к личности осужденного вполне оправданно как в научном, так и в практическом плане. Однако когда мы начинаем анализировать факторы, определяющие ресоциализацию осужденных, то обязательно обращаемся к возможностям социальной психологии. Это связано с тем, что личностный подход имеет свои ограничения. Вместе с тем в последнее время отмечается возросший интерес к изучению именно структурных характеристик личности осужденных.

На это в значительной степени оказывает влияние фактор, связанный с увлечением психоанализом, гештальтпсихологией и т. п., что вполне понятно. Запрещенные в советское время западные психологические школы на самом деле пригодны для эффективного практического использования. Они не мертворожденные технологии, не нуждаются в рекламе и продвижении. Однако их применение, как правило, не выходит за личностно-групповые границы. В то же время за пределами этого остается масса неизученных или слабоизученных социально-психологических явлений.

Ради справедливости следует констатировать, что в советское время в центре внимания находились именно они: среда, малые группы, конфликты, групповые эксцессы, общение, адаптация осужденных и т. д.

Поэтому есть все основания для того, чтобы социально-пенитенциарная психология получила статус самостоятельной отрасли. Опыт по созданию аналогичной отрасли есть [2]. На основе этих разработок читаются соответствующие курсы.

Традиционные подходы, ориентированные на понимание индивидуального или группового криминального поведения, не в состоянии объяснить масштабы, характер, механизмы и формы проявления современной преступности, под контролем которой в значительной степени оказались государственные институты, экономика и общество. Использование старых теоретических схем для анализа современной преступности приводит к поверхностным, нередко примитивным выводам, уводящим в сторону от действительности, выгодным коррумпированной части руководителей правоохранительных органов, а тем более криминальным структурам.

Представляется, что наиболее приемлемым подходом для анализа современной преступности в России является социально-психологический взгляд на природу данного социального феномена. В свою очередь, в качестве основы концептуальной модели понимания преступности может стать теория деформации социальных отношений, институтов, общества и личности. Учет именно этого обстоятельства позволяет понять истинные причины, механизмы и масштабы криминализации государства, экономики и общества. Соответственно, социально-пенитенциарная психология обладает возможностью внести вклад в социально-психологическую интерпретацию и решение следующих проблем:

- управление исправительными учреждениями;

- организационная культура, социально-психологический климат, репутация, конфликты в пенитенциарных организациях;

- мониторинг социально-психологических явлений в пенитенциарных учреждениях;

- социально-психологические явления в среде осужденных, т. е. социально-психологическая структура личности осужденных, общение, стратификация, субкультура; малые неформальные группы осужденных и т. д.;

- ресоциализация осужденных;

- социально-психологическая адаптация освобожденных из исправительных учреждений.

Развитие социально-психологической компетентности сотрудников исправительных учреждений в значительной степени повысит уровень их профессионализма, в частности, конфликтологической компетентности, профессиональной наблюдательности, эффективности ведения переговоров и т. д.

Кроме того, подготовка сотрудников исправительных учреждений в рамках социально-пенитенциарной психологии позволит внести также весомый вклад в реализацию психолого-ориентированного подхода к социальной работе с осужденными. При этом у нее есть все предпосылки стать ядром курса «Психосоциальная работа с осужденными» для бакалавриата. Что касается подготовки магистрантов по направлению «Социальная работа», то социально-пенитенциарная психология может стать основой для создания курса, а также профиля подготовки слушателей под названием: «Социально-психологические технологии работы с осужденными».

Таким образом, есть все основания считать, что направление «Социально-пенитенциарная психология» имеет право на самостоятельную жизнь и обладает возможностью для реального развития и эффективного применения. В ретроспективном плане следует отметить, что до начала современного реформирования УИС автор данной статьи в течение года руководил темой НИР: «Социальная институализация УИС». Именно тогда были поставлены и теоретически сформулированы многие задачи и проблемы, связанные с ресоциализацией осужденных с учетом западных стандартов в этой сфере.

В данном случае обозначим только дискуссионные аспекты темы, связанные с ресоциализацией осужденных. В связи с этим возникает дискуссионный вопрос: можно ли говорить о ресоциализации в полном объеме применительно ко всем категориям осужденных без исключения? Другими словами, все ли хотят этого? Не честнее ли говорить сегодня о желании определенных категорий осужденных более профессионально повышать свою криминальную квалификацию? Что выгоднее: ресоциализация или вторичная асоциализация, когда отклоняющееся поведение стало во многих случаях нормой, а норма - отклонением, когда не срабатывает внутриличностный конфликт, когда совесть - помеха, прибыли не приносит, когда успех достигается любой ценой? Наверное, в данном случае немалое число осужденных ориентируется не на позитивные социальные ценности, а на криминальные и субкультуру. Существует большое количество теорий девиантного поведения, нет недостатка и в теориях ресоциализации. Однако, на наш взгляд, им не хватает концептуальной основы, учитывающей современные реалии.

В своей докторской диссертации автор данной статьи обосновал и исследовал различные виды деформации в среде осужденных. Ключ к пониманию эффективности ресоциализации осужденных лежит в плоскости анализа противодействия их субкультуры и иных видов деформации закону в целом и организационной культуре пенитенциарных учреждений в частности.

Ресоциализация определяется соотношением этих процессов. Чтобы последствия столкновения взаимоисключающих детерминант были позитивными, необходимо устранить, по возможности, изоляционную деформацию (реформа УИС идет именно по этому пути, все последние инициативы связаны с устранением последствий социальной изоляции) [3]. Однако при этом ценность свободы должна возрастать. Здесь обратная связь. Если на свободе «есть что терять», то любой вид наказания существенен. И напротив: если на свободе «нечего терять», то «тюрьма» становится домом родным. Этот тезис подтверждается данными сезонной преступности. Для повышения эффективности ресоциализации осужденных важна и другая группа детерминант, связанная с устранением жестко нормативной и нравственной деформации осужденных. К сожалению, есть множество факторов, которые усложняют этот процесс, создают трудности, например, реклама, художественные фильмы и т. д.

Что касается следующей группы детерминант ресоциализации осужденных, то она связана с устранением их криминальной деформации. В данном случае имеет место самое серьезное осложнение ситуации [4].

В программе телевидения «Открытая студия» в передаче о реформе УИС был задан вопрос: «В ходе отбывания наказания осужденные исправляются или получают дополнительный преступный опыт?» Результаты ответов: более 50% опрошенных указали на то, что в условиях отбывания наказания происходит вторичная асоциализация. Это подтверждает, что вторичная асоциализация является самым серьезным антифактором ресоциализации осужденных.

В основе вторичной асоциализации осужденных лежат различные факторы, в том числе недофинансирование исправительных учреждений, что нередко приводит к зависимости персонала тюрем и колоний от представителей криминального мира. При этом большую заинтересованность в распространении криминальной идеологии проявляют представители организованной преступности. Они рассматривают исправительные учреждения в качестве базы рекрутирования и рынка сбыта наркотических и других запрещенных предметов. Поэтому организованная преступность так заинтересована в сохранении, развитии криминальной деформации осужденных.

На основании приведенного материала можно сделать вывод о том, что социально-пенитенциарная психология и психосоциальная работа с осужденными обладают реальной возможностью внести вклад в повышение эффективности реформирования УИС.

 

1 Сухов А. Н. Социальная психология безопасности. 2-е изд. М., 2005. 345 с.

2 Сухов А. Н. Социальная психология преступности. М., 2007. 256 с.

3 Сухов А. Н. Социальная работа в пенитенциарных учреждениях. М., 2008. 235 с.

4 Сухов А. Н. Социальные детерминанты ресоциализации осужденных // Прикладная юридическая психология. 2012. № 1. С. 31.