НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

Тележникова В.Н.

Психологические проблемы работы со свидетелями и потерпевшими, находящимися в послестрессовом состоянии

Психопедагогика в правоохранительных органах, № 2, 2000, с. 68-71.

 

Фигура пострадавшего от преступления издавна привлекала к себе внимание, поскольку довольно часто, особенно на первоначальном этапе расследования преступлений, жертва выступает в качестве одного из основных источников получения существенной для установления истины информации. Полное, всестороннее, быстрое расследование преступления во многом зависит от объема сведений о жертве посягательства, которыми располагают следственные органы. Велика роль жертвы в раскрытии и расследовании преступления, ее участие в розыске, задержании и изобличении преступника.

В литературе достаточно широко освещены вопросы использования данных о личности потерпевшего в ходе осуществления следственных действий, обеспечивающих получение информации от него (допрос, очная ставка, предъявление для опознания). Это способствует проверке его показаний (следственный эксперимент и проверка показаний на месте), связанных с участием потерпевшего в поисковой деятельности (осмотр, обыск, выемка), направленных на исследование самого потерпевшего (освидетельствование, назначение судебно-медицинской экспертизы) (3; 5).

Однако имеющиеся криминалистические положения о специфике участия потерпевшего и свидетеля в проведении оперативно-розыскных и следственных действий нуждаются в дополнении и корректировке с учетом данных о психологических особенностях жертвы, в частности, обусловленных влиянием возникающих в результате преступного посягательства острых эмоциональных переживаний.

В судебно-медицинской и судебно-психиатрической литературе накоплен весьма обширный материал о “ложных” показаниях психически больных лиц, особенно по делам об изнасилованиях и других половых преступлениях, при этом специальным предметом исследования были ложные заявления, обвинения и самооговоры со стороны таких лиц.

Судебно-психологические знания также являются своеобразным источником криминалистических сведений о жертве. А.Р.Ратинов, А.В. Дулов, отмечая своеобразие психических актов, порождаемых различным положением в деле участников процесса, убедительно показали важность дифференцированного рассмотрения психологии допрашиваемых, в том числе — потерпевших (2; 3).

Выявление психологических закономерностей, свойственных потерпевшим, их своеобразных психических состояний, а также взаимоотношений, сложившихся у них с лицами, совершившими преступление, оценка субъективных и объективных факторов, влияющих на устойчивость позиций и показаний потерпевших в процессе расследования, позволили бы выработать ряд рекомендаций по тактике допроса, прогнозированию позиции, поведения и показаний потерпевших и преодолению возникающих в связи с этим нежелательных тенденций.

Допрос потерпевших строится в соответствии с общими правилами допроса, четко регламентированными уголовно-процессуальным законом. Закон хотя и не ограничивает следователя в выборе тех или иных тактических приемов, тем не менее обязывает соблюдать при их применении определенный порядок и следовать установленным уголовно-процессуальным кодексом основным положениям.

Тактические приемы и способы установления контактов, добывания необходимой информации, оценки личности и воздействия на нее рассматриваются в работе Ю.В.Чуфаровского (8). Разумеется, в начале расследования следователь не всегда имеет в своем распоряжении время для полного и детального допроса потерпевшего. Ведь наряду с допросом потерпевшего нередко надо срочно произвести и ряд других неотложных следственных действий (осмотр места происшествия, изъятие и осмотр вещественных доказательств). К тому же потерпевший в силу острого эмоционально-напряженного состояния не всегда может дать достаточно полные и подробные сведения.

В процессе допроса и других следственных действий большую роль играет умение следователя с учетом специфических переживаний потерпевшего регулировать его психическое состояние в нужную сторону. Некоторые исследователи данной проблемы подразделяют потерпевших на две группы, в зависимости от особенностей переживаемого ими психического состояния (7). К первой группе относятся потерпевшие, которые непосредственно после совершенного посягательства находятся в возбужденном нервно-психическом состоянии. Эмоциональная неустойчивость подобного состояния, слезливость, истеричность поведения часто сопровождаются и гиперактивностью внешних проявлений: суетливостью, многословием, чрезвычайной рассеянностью и легкой отвлекаемостью внимания. Все это дезорганизует ход психических процессов, приводит к временной неспособности сосредоточиться на предмете допроса и мешает точному воспроизведению. Допрашиваемому трудно изложить последовательно ход событий, его показания приобретают сбивчивый, фрагментарный характер, в воспоминаниях потерпевший перескакивает с одних обстоятельств на другие, делает акцент на несущественных подробностях и деталях (7).

Для второй, сравнительно малочисленной группы потерпевших, характерны апатия, угнетенность, стремление “уйти в себя”. Их психическое состояние отличается чрезвычайной подавленностью случившимся, сосредоточенностью мыслей на преступлении и его последствиях. Подобное состояние также отрицательно сказывается на интеллектуальной деятельности, так как замедляет процессы мышления и речи и нередко приводит к нежеланию потерпевшего сделать усилие для припоминания отдельных обстоятельств преступления. Такие состояния обычно возникают после тяжких преступлений, связанных с человеческими жертвами, гибелью близких и т.п.

Немаловажное значение при проведении допроса имеет спокойная, деловая обстановка, которая располагает к доверительному и продуктивному контакту. Разумеется, внимательность следователя и мягкость в обращении с допрашиваемым должны сочетаться с необходимой требовательностью и настойчивостью в получении нужных для дела сведений. Силу переживаний можно ослабить за счет осторожного, тактичного изменения потерпевшим оценки последствий посягательства. Здесь возможно пробуждение у допрашиваемого положительных воспоминаний, более оптимистичного взгляда на будущее. Важное значение имеет наблюдение за поведением и изменениями в психическом состоянии потерпевшего по ходу допроса, что позволяет с определенной достоверностью судить об особенностях и недостатках характера потерпевшего, его общительности, замкнутости, твердости убеждений, намерениях, мотивах, определяющих, в частности, подачу заявления о преступлении, моральных принципах и других моментах, которые могут оказать влияние на дальнейшую позицию и показания потерпевшего.

Устранить пробелы и неточности в показаниях допрашиваемого можно путем постановки соответствующих вопросов, использования различных ассоциативных приемов по активизации процесса припоминания, предъявления различных доказательств. Однако следует помнить, что при использовании приемов, помогающих преодолеть заблуждение или активизирующих память, необходимо соблюдать большую осторожность, поскольку потерпевшие в силу своего сложного психического состояния особенно склонны к внушению и самовнушению. Важно также и то, что в каждом конкретном случае общие тактические приемы должны корректироваться применительно к индивидуальным и возрастным особенностям потерпевших.

Специфические переживания потерпевших предопределяют их психические состояния. Психические состояния всегда ситуативны, они, по существу, реакция на ситуацию. Психические состояния рассматриваются психологами как своеобразная психологическая категория, которая имеет многие общие черты с индивидуальными свойствами личности и в первую очередь — с характером.

В зависимости от личностных особенностей и ситуации, в которой они возникли, психические состояния обычно подразделяются на глубокие и поверхностные, положительно или отрицательно действующие на человека, продолжительные или краткие. Они также различаются степенью их осознанности личностью.

Компонентами психических состояний в большинстве случаев являются страх, боль и нравственные, психические страдания, обусловленные совершаемым посягательством.

Наиболее характерной реакцией потерпевших на ситуацию нападения является состояние страха. Страх как эмоциональное отражение опасности обусловлен неизвестностью ситуации, неверием в свои силы, отсутствием информации о благоприятном выходе из создавшейся обстановки. Состояние страха может приобретать различные формы, степени и оттенки: астеническая форма (скованность, оцепенение), стеническая форма страха (активное сопротивление), стеническое боевое возбуждение, аффективная форма страха — ужас (с расстройством логики и ориентировки), чувство боли, афазии, временные расстройства или потеря речи, амнезии (потеря памяти).

Например, потерпевшие, перенесшие черепно-мозговую травму в ситуации сексуального нападения, обследованные в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского, показали ярко выраженные мнестические расстройства в виде разного рода амнезий (потери памяти). При этом положительная динамика травматической болезни характеризуется постепенным возвращением памяти с 4-15-го дня после получения травмы и появлением способности к воспроизведению картины случившегося не ранее, чем к 9-10-й неделе посттравматического периода (4).

Каждая женщина, ставшая жертвой изнасилования, по-своему переживает это событие, в зависимости от возраста, обстоятельств жизни, условий, при которых было совершено изнасилование, психологического типа личности, к которому относится женщина, а также от того, какой отклик у других людей нашел ее призыв о защите и помощи.

Изнасилование можно рассматривать как некую кризисную ситуацию, во время которой внешнее травмирующее явление нарушает существовавшее равновесие между адаптацией внутреннего “Я” человека и внешней окружающей средой. Так как изнасилование представляет собой взаимодействие между чрезвычайно сильным экзогенным раздражителем и способностью к адаптации жертвы преступления, то оно похоже на все другие кризисные ситуации, описанные в специальной литературе по вопросам стресса. Непредвиденность бедствия, обрушивающегося на женщину, и непостоянство возможностей, которые имеются в распоряжении жертвы, для того, чтобы с достоинством выйти из испытания, — факторы, которые можно считать угрожающими жизни жертвы. Они являются общими для многих кризисных ситуаций, хотя существует различие в культурном уровне и психологическом типе личности между людьми, ставшими жертвами кризисных ситуаций.

Описание стрессовых реакций позволило М. Nothman и C.C .Nadelson определить 4 стадии ответной реакции человека на кризисную ситуацию:

1. Предупреждающая фаза или фаза угрозы — в душе человека возникает тревога, способствующая лучшему осознанию потенциально опасной ситуации и появлению мыслей о возможности ее избежать.

2. Стадия психологического удара — может наступить та или иная степень распада человеческой личности в зависимости от степени психологической травмы.

3. Фаза посттравматическая, или фаза некоторого психологического облегчения — у человека постепенно восстанавливается эмоциональная выразительность речи, память и способность контролировать свое поведение, но при этом усиливается чувство зависимости от обстоятельств.

4. Фаза посттравматического восстановления психологического равновесия — утрата психологического механизма самоуспокоения может привести к снижению чувства самоуважения, и человек начинает обвинять себя за проявление недостаточного внимания к опасности (9).

Современная психологическая литература изобилует исследованиями о жертвах преступлений (1). Применяемые концепции связаны с тем, как люди реагируют на стресс в случае неожиданного и случайного происшествия и как эта реакция влияет на стабильность человека в отношении его дальнейшего существования. Через рассмотрение этих концепций следователи по преступлениям на сексуальной почве могут лучше понять поведение жертв сексуальных нападений, с которыми они будут иметь дело. Например, они лучше поймут страх, который может привести к тому, что жертва изнасилования выпрыгивает из окна 4 этажа и разбивается насмерть, когда в ее квартиру ворвались грабители, поскольку она боялась, что снова подвергнется сексуальному нападению. Они смогут лучше понять смущение и противоречивость, которые выказывает жертва изнасилования при сообщении о своем травмирующем опыте. Они смогут лучше понять чувства стыда, вины или беспокойства, которые всегда присущи жертвам преступлений на сексуальной почве. Они могут даже “изнутри” понять, почему проститутка, для которой, строго говоря, секс не является личным и интимным делом, может выказать симптомы кризисной реакции, варьирующей после сексуального нападения от “детского” поведения до шока и до ярости. Наконец, они могут прийти к пониманию, что уникальный аспект расследования преступления на сексуальной почве — это влияние, которое оказывают такие преступления на их жертв. Эти влияния варьируют от тончайших до опустошающих, от краткосрочных до долгосрочных. Фактически преступления сексуального нападения могут больше влиять на весь образ жизни жертв, чем большинство других уголовных действий против человека.

Чтобы объяснить влияние кризиса и травмы на жертв преступления, некоторые исследователи предлагают рассмотреть несколько переменных величин в контексте разных типов преступлений (6). Эти переменные величины виктимизации преступления включают посягательство, насилие над собой, потерю контроля и автономии, непосредственно насилие, физическое и психологическое повреждение. Формула проста: чем большее число переменных величин присутствует, тем более стрессовой является виктимизация и тем сильнее будет ее потенциальное воздействие. В большинстве случаев краж со взломом жертва обычно не встречается лицом к лицу с преступником. Таким образом, соответствующие переменные величины виктимизации обычно не включают потерю контроля или автономии, нет также насилия и физического повреждения. В результате посягательства и насилия над собой может произойти психологическое повреждение. С другой стороны, жертва вооруженного разбоя обычно встречается с преступником и страдает потерей контроля или автономии. Хотя здесь может и не быть насилия, оканчивающегося физическим повреждением, из-за посягательства и насилия над собой присутствует психологическое повреждение. Наконец, эти указанные жертвы можно сравнить с жертвой сексуального нападения, которая не только сталкивается с преступником, но также переживает полную потерю контроля и автономии. Почти всегда используется насилие или угроза насилия, и часто заканчивается это физическим повреждением. Часто психологическое повреждение огромно, а иногда перевешивает все остальное. За исключением убийства, это преступление считается последней степенью посягательства или насилия.

В дополнение к некоторым описанным переменным величинам и их влиянию на поведение и приспособляемость жертвы существуют более сложные и нечеткие концепции стыда, вины и беспокойства, которые характерны для жертвы сексуального преступления. Эти чувства присущи не только жертвам сексуальных преступлений, их испытывают жертвы почти всех преступлений. Важными для жертв являются такие мысли, что они “содействовали нападению” или уступили “судьбе, которая хуже смерти”. Следователь, зная о негативном потенциале этих чувств, должен помочь жертве справиться с ними.

Для жертв сексуальных нападений велика потенциальная возможность поведенческого срыва (например, суицид), и среди них часто развиваются страхи и боязни. Их взгляд на мир как на враждебное окружение, конечно, влияет на их ежедневную жизнь. Станут ли жертвы преступлений эмоционально неуравновешенными, зависит от ряда факторов. В дополнение к рекомендациям различных социальных органов, которые могут пригодиться жертвам во время кризиса, следователь должен осознавать все значение их косвенного влияния на жертвы. Кроме задержания и осуждения преступников, он должен стараться понять сегодняшнее “хрупкое” состояние жертвы. Отношение и поведение следователя могут повлиять на то, как жертва оправится после травмы и продолжит продуктивный образ жизни.

Следственные действия в отношении потерпевших должны носить осторожный, но в то же время результативный характер. Описание обязанностей и возможных средств, используемых следователем, требует отдельного предметного разговора. Здесь можно лишь еще раз перечислить их, это — завоевание доверия как самой жертвы, так и ее семьи; инструктирование и транспортировка жертвы; тщательный сбор улик на месте преступления и в стационарных условиях (телесные повреждения, взятие биологических, антропологических и других проб); опрос населения; просмотр фототаблиц и видеосъемок; выбор следователя, мужчины или женщины; когда проводить допрос; кто присутствует при допросе; использование полиграфа (детектора лжи); использование метода гипнорепродукции.

Использование комплекса психологических знаний современными следователями очень важно. Сталкиваясь с ограниченными финансовыми и людскими ресурсами, необходимо эффективно развивать и приспосабливать эти методы к особым аспектам и проблемам, свойственным расследованию тяжких преступлений против личности.

 

Литература

1. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследование преступлений. — М., 1996. — 265 с.

2. Дулов А.В. Судебная психология. — Минск, 1975.

3. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. — М.: ВШ МООП СССР, М., 1967 — 290 с.

4. Серийные убийства и социальная агрессия: Тез. докл. конф. — Ростов н/Д.: Изд-во ЛНРЦ “Феникс”, 1994. — 126 с.

5. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: Организация, взаимодействие, тактика. — М.: Российское право, 1992. — 278 с.

6. Фортунато Дж. де Лука. Расследование преступлений на сексуальной почве // Criminal and Civil Investigation Handbook, 1981.

7. Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. — М.: Изд-во МГУ, 1988. — 160 с.

7. Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативнорозыскной деятельности правоохранительных органов // Право и закон. — М., 1996 — 128 с.

8. Malkaht Nothman, Carol C.Nadelson. The Rape Victim: Psychodinamic Considerations // American Journal of Psychiatry. — 1976. — № 133 (4). — Р.409-412.