НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

С.В. Асямов

Стратегия выявления лжи

Щит, 2006, № 1.

 

«Нет, правды скрыть нельзя!

Полна случайностей опасной лжи стезя»

Мольер

Специфическая особенность деятельности сотрудников милиции при раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений и правонарушений заключается в необходимости встречаться и работать с множеством разнообразных по своему характеру и поведению людей. При этом практически значимым может оказаться не только значение психологии личности, но и более узкие представления сотрудников об отдельных психологических феноменах, и в частности о психологическом механизме лжи и ложных показаний.

Тайна и ложь лежат в основе преступной деятельности. Борьба за установление истины, с одной стороны, и ее укрытие – с другой, – основа психологической борьбы сотрудника милиции и виновного. Их интересы противоположны, но намерения схожи: узнать как можно больше о другом и позаботиться, чтобы тот знал поменьше о нас. Преступник привык скрытничать, не верить никому, лгать и изворачиваться всеми способами, в процессе приготовления к своему криминальному деянию маскировать свои преступные намерения и цели, заметать следы и т.п. С целью ухода от уголовной ответственности или снижения степени своей вины в противоправном деянии он умышленно пытается ввести органы дознания и следствия в заблуждение, используя для этого различные способы лжи. Не до конца искренними, а иногда и лживыми могут быть по разным причинам и другие лица, с которыми сотруднику милиции приходится иметь дело.

Ложь — одно из тех зол, с которым сотруднику милиции очень часто приходится сталкивается при выполнении своих служебных обязанностей. Источниками лжи являются чаще всего подозреваемые, обвиняемые и свидетели. Перечень лжецов может быть продолжен, поскольку подчас в этом качестве выступают потерпевшие, а иногда и эксперты.

Психологи, изучающие проблемы лжи, утверждают, что солгать труднее, чем сказать правду. Ложь всегда проявляется в виде незначительных изменений в поведении человека. Но обнаружить ее — это искусство, которое приобретается с помощью определенных знаний, при умелом их использовании и, конечно же, с тем, что принято называть жизненным опытом.

Знание сотрудниками милиции приемов психологической диагностики лжи и неискренности в поведении человека является важной предпосылкой для их успешной профессиональной деятельности.

Ложь и ложные показания

Ложь различают по характеру, формам проявления и целям, которые преследуются теми, кто использует ее в качестве орудия борьбы с правосудием. Опасна любая ложь: большая и малая, явная и тайная, примитивная и ухищренная. Но особую опасность представляет ложь не разоблаченная, от кого бы она не исходила. В этом случае она может нанести весьма ощутимый вред правосудию, делу установления истины, принятию правомерных решений в уголовном процессе.

Существует много видов лжи. Есть ложь, целиком состоящая из вымысла. Она встречается редко, ибо легко разоблачается. Более распространена неполная ложь, когда лжец обрабатывает правду, по-своему ее искажая. При этом, стараясь внушить доверие к своим словам, он чаще всего отталкивается от подлинных событий, извращая их только в меру необходимости. Ложные показания в абсолютном большинстве случаев относятся к этому виду, бывают вымышленными лишь в той части, правдивое освещение которой нежелательно для допрашиваемого.

Лгать - всегда значит ставить на место действительности какой-нибудь предпочтительный для лгущего вымысел и заменять действительно происходившие факты такими, какими их хотелось бы представить лжецу. Ложь зачастую носит цепной характер: одна ложь порождает другую и требует согласования с ней ряда взаимосвязанных фактов.

Пол Экман в книге "Психология лжи" отмечает две основные формы лжи: умолчание и искажение. Исследования показывают, что извращение обстоятельств расследуемого дела в показаниях допрашиваемых достигается с помощью следующих приемов:

  • умолчание, сокрытие, исключение из сообщения отдельных элементов описываемого события, собственных действий и действий иных действующих лиц;

  • дополнение описания вымышленными деталями или элементами, при помощи которых событию придаются нужные характер и окраска;

  • перестановка и смещение в описании отдельных фрагментов события по их месту, времени, последовательности, взаимосвязи и т.п.

  • замена отдельных элементов события иными, вымышленными обстоятельствами и деталями.

Причины лжи

Почему же все-таки люди прибегают к несвойственному им изначально поведению? Человек прибегает ко лжи не во имя самого процесса лжи, а ради удовлетворения каких-либо корыстных и иных личных интересов, возникших в связи с расследуемым уголовным делом, разбирательством по поводу совершенного правонарушения. Поэтому одним из основных элементов психологического механизма ложных показаний являются мотивы и цели лжи, которые непосредственно лежат в основе выбора модели поведения, а следовательно, являются фундаментом ложных показаний. Поняв истинные причины лжи, вы сможете успешнее воздействовать на своего собеседника, быстрее найти истину в расследуемом событии.

Среди причин, порождающих ложные показания свидетелей и потерпевших могут быть - воздействие, которое они испытали со стороны заинтересованных лиц (просьбы последних, уговоры, подкуп, шантаж и т.д.); болезненное состояние психики; личная заинтересованность в исходе дела; намерение избежать нежелательного обременительного участия в уголовном процессе; нежелание помогать правоохранительным органам в установлении истины из-за негативного отношения к их работе, конкретным работникам.

Причины лжесвидетельства подозреваемых, обвиняемых - намерение уклониться от ответственности и возмещения причиненного вреда; намерение смягчить ответственность, сохранить нажитое преступным путем имущество, иные добытые незаконно блага, права, преимущества; воздействие на допрашиваемых со стороны других заинтересованных в ложности показания лиц.

Делается это из:

  • опасения, что признание вины может изменить в худшую сторону судьбу допрашиваемого и его положение в обществе, повредить собственной репутации, причинить иной вред себе и другим людям;

  • желания отомстить соучастнику или иным лицам;

  • боязни мести со стороны соучастников, других заинтересованных лиц;

  • корыстных побуждений или соображений получения иной выгоды.

Ложь многолика. Она имеет не только словесное оформление, проявляется не только в вербальном общении, но и четко прослеживается в самых различных невербальных формах. Ложные показания, оговоры и самооговоры, ложные доносы и ложные алиби, фальсификации — все это ядовитые ягоды тлетворного поля лжи.

Признаки лжи

Диагностика лжи строится на знании особенностей психологии мышления. В сознании лгущего человека параллельно сосуществуют два образа, два события: вымышленное, которое он хочет выдать за действительное, и реальное, о котором он рассказывать не намерен. Перед мысленным взором лжеца постоянно стоит правдивая картина случившегося, она яркая, устойчивая и детальная. И ему приходится все время ее подавлять, замещать выдуманными образами, несравненно более слабыми и размытыми. Ему приходится как бы изгонять из памяти то, что произошло (и поэтому хорошо запомнилось), и запоминать то, что лишь придумано (и поэтому запоминается трудней); приходится лавировать между правдой, которую нельзя говорить, правдой, которую можно говорить, и ложью, которой надо заменять утаиваемую правду.

Лжецу надо при этом ни разу не сбиться, не забыть того, что говорил ранее, повторять точно, во всех подробностях свои выдумки и через неделю, и через месяц. Лгущий всегда рискует проговориться, т.е. выдать какую-то толику правдивой информации, которая сразу же входит в противоречие с ранее сказанным и обнаруживает виновную осведомленность. Все это утомительно, ибо говорить правду в принципе легче, чем измышлять небылицы.

Версия о том, что ваш собеседник (очевидец, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый), несмотря на его уверения в правдивости своих показаний, сообщает ложные сведения, может быть построена на основе установления и анализа следующих обстоятельств:

  • сообщения этим лицом различных сведений по одному поводу;

  • неопределенности, некорректности сведений, содержащихся в показаниях;

  • наличия совпадений в мельчайших деталях показаний различных лиц об одном и том же;

  • «проговорок» в высказываниях, указывающих на отрицаемую данным лицом осведомленность в обстоятельствах события, по поводу которого оно допрашивается;

  • бедности эмоционального фона показаний (схематичность, безликость, бледность показаний);

  • упорного подчеркивания собеседником своей добропорядочности и незаинтересованности в исходе дела;

  • его уклонение от ответа на прямой вопрос;

  • сокрытия очевидных фактов, которые не могли не быть известны этому лицу.

Каждое из перечисленных обстоятельств может рассматриваться в качестве признака лжи вашего собеседника. Это, однако, не значит, что взятое само по себе то или иное обстоятельство во всех случаях одинаково свидетельствует о лжи. Возможны и иные объяснения того, что в словах и других проявлениях активности допрашиваемого насторожило сотрудника. Поэтому, чтобы исключить ошибку в распознавании лжи, следует ориентироваться на несколько взаимосвязанных, взаимодополняющих, взаимокорреспондирующихся признаков. Причем ограничиваться при этом только соответствующими признаками сиюминутной речевой активности явно недостаточно. Точность диагностики существенно возрастает в том случае, когда результаты наблюдения за вербальными коммуникациями сравниваются с результатами наблюдения за протекающими синхронно невербальными коммуникациями подсознательного типа.

Конечно же, нельзя делать такие выводы по какому-то одному признаку. Установлено, что распознавание лжи возможно на следующих уровнях: вербальном (словесном), невербальном (мимика, поза, жесты) и психофизиологическом.

Вербальный уровень диагностики лжи

На вербальном уровне осуществляется проверка логической согласованности информации и соответствия невербальным компонентам взаимодействия.

Признаками лжи могут считаться отсутствие незначительных подробностей, делающих рассказ «живым», стремление к обобщению и неопределенности. Если ваш собеседник не может детализировать свой рассказ, оперирует шаблонными фразами, часто, к месту и не к месту, использует пословицы и поговорки, вероятность того, что он неправдив, очень велика. Как и в том случае, если во время беседы говорящий занимает «позицию стороннего наблюдателя», не раскрывая своего истинного отношения к проблеме. Часто это выражается в использовании фраз типа «так обычно делают», «так говорят» и прочее.

Особое внимание нужно обращать на соответствие излагаемой информации уровню компетентности говорящего: человек, говорящий неправду, скрывает свою осведомленность, он боится пофантазировать, поразмышлять на предложенную тему, отговариваясь тем, что этот вопрос не входит в его компетенцию. Но в то же время лжец, стремясь быть убедительным, старается использовать как можно больше специальных терминов.

В свою очередь, человек, говорящий правду, уникален и неповторим. Это проявляется в отсутствии скованности, его рассказ, как правило, яркий и самобытный. Такой собеседник не пользуется штампами и сам придумывает формы для описания предметов и явлений. Лжец же, боясь проговориться, использует типовые конструкции: сюжеты из фильмов, книг и т. п.

Парадоксально, но именно несогласованность деталей (но не их противоречие!) сигнализирует о правдивости вашего собеседника. Причина в том, что правдивый человек не задумывается над тем, как будут восприняты его слова, поверите вы им или нет. Он просто излагает реальные события и не смущается, если какие-то факты не состыкуются с ранее изложенными — ведь реальная жизнь изобилует противоречиями.

Лжец все факты «приглаживает», стремясь сделать рассказ максимально согласованным и, с его точки зрения, убедительным. Именно этим объясняется многократное повторение лжецом заученных фраз. Он боится отступить от рассказанного ранее, боится, что вы не поверите ему, если заметите неточности в его рассказе. Если вы захотите в этом убедиться, используйте рекомендации по тактике проведения допроса: задавайте вашему собеседнику один и тот же вопрос по смыслу, но каждый раз облекая его в новую форму. Правдивый собеседник каждый раз будет давать ответ новый по форме (однако это может не сработать, если вопросы будут поставлены вами так, что собеседник сможет ответить на них коротко). Лжец предпочтет не отклоняться от уже озвученного варианта и будет повторять заученное.

Лжеца могут выдать сила, высота, тембр, интонации, темп речи, паузы (вербальная коммуникация). Периодическое покашливание, прочистка горла, непроизвольная смена интонаций и тембра, появление дрожи в голосе — непроизвольные признаки чрезмерного напряжения собеседника, возможно, вызванного ложью. Логически и эмоционально необоснованные паузы, слишком быстрые ответы на вопросы также можно расценивать как внешние проявления лжи.

Невербальный уровень диагностики лжи

На невербальном уровне поведение человека очень информативно в силу своей высокой степени достоверности. Как известно, оно практически не осознается людьми и его невозможно полностью контролировать. Конечно, какие-то жесты, позы можно сымитировать, но существует масса поведенческих признаков, которые не поддаются сознательному контролю и, следовательно, их невозможно фальсифицировать.

Информацию о правдивости собеседника можно получить, оценивая позу, жесты, мимику, взгляд (невербальная коммуникация). Показательным в данном случае будет афоризм Ф. Ницше: «Люди свободно лгут ртом, но рожа, которую они при этом корчат, все-таки говорит правду». Именно поэтому по особенностям изменения невербального поведения можно судить об истинности или ложности сообщаемой собеседником информации. По ним и оценивается, насколько сказанные слова соответствуют действительности. Зачастую непроизвольный жест или тон голоса намного правдивее произнесенных слов.

Определен целый ряд движений, которые могут сигнализировать о лживости собеседника, их еще называют «жестами неискренности». К ним относятся:

  • защита рта рукой (ладонь закрывает рот, большой палец прижат к щеке);

  • прикосновение к носу (легкое, почти неуловимое прикосновение к ямочке под носом или потирание кончика носа и т. п.) — это более утонченная форма жеста, чем прикрытие рта;

  • потирание века;

  • почесывание, потирание уха, перегиб ушной раковины — человек пытается не слышать, что говорит ложь;

  • оттягивание воротника рубашки — говорящий осознает, что вы ему не верите;

  • частое приглаживание волос;

  • почесывание шеи под ухом указательным пальцем — сомнения или неуверенность.

Если перечисленные жесты совершаются молчащим человеком — это может свидетельствовать о том, что в тот момент ему в голову пришла мысль, как вас обмануть.

В целом лжец ведет себя во время беседы беспокойно. Но беспокойство это мелкое, практически незаметное. Жесты, свидетельствующие о лживости собеседника, часто воспринимаются как привычки — это потирание ладоней, ерзанье на стуле, постукивание по столу и т. п. Если во время беседы вы ловите себя на том, что привычка вашего собеседника барабанить пальцами по столу выводит вас из себя, задумайтесь: может, это признак того, что собеседник не откровенен. Известный исследователь лжи П. Экман писал: «Имеющий глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать, может убедиться, что ни один смертный не может сохранить тайны. Если его губы молчат, то он говорит кончиками своих пальцев; признаки лжи сочатся из каждой поры на его коже».

Однако о том, что жесты выдают внутреннее волнение, лжец может догадываться, может знать. И результатом может стать попытка контролировать свое поведение. В итоге напряжение будет «перегоняться» вниз. Интересно то, что степень сознательного или автоматического контроля за своей пантомимикой убывает «сверху вниз». Это значит, что лжец больше внимания уделяет контролю за мышцами лица, руками. И чем больше он контролирует «верх», тем «вольготнее» ведет себя «низ». Учитывая, что обычно беседа происходит за столом, когда ноги скрыты, вполне объяснимо невнимание к ногам и их «поведению». Совет: если хотите полностью контролировать собеседника, место для общения выбирайте таким образом, чтобы видеть собеседника целиком, включая ноги. И во время беседы уделяйте им внимания не меньше, чем движениям глаз (даже если это мужские ноги).

Важным показателем правдивости собеседника является соответствие эмоционального фона содержанию речи. Рассказ правдивого человека эмоционально насыщен. Причем эмоциональные проявления адекватны содержанию речи и соответствуют индивидуально-психологическим особенностям говорящего. Ложь эмоционально менее насыщена, лишена эмоциональных оттенков. И это вполне объяснимо: яркие правдивые воспоминания вызывают определенные эмоции. Ложь — искусственное образование, и никаких эмоций в сознании при ее передаче не возникает. Понимая это, лжец пытается привнести в свой рассказ эмоции. Как правило, это выглядит ненатурально, наигранно. Эмоции получаются либо слишком (неоправданно) сильными, либо вообще неуместными. Оценивая собеседника по критерию эмоциональности будьте осторожны: бледность, невыразительность эмоций может быть следствием темперамента или характера, воспитания или национальных традиций.

Психофизиологический уровень диагностики лжи и скрываемых обстоятельств

На психофизиологическом уровне информация поступает в виде внешних проявлений функционирования внутренних органов, которые человеку контролировать практически невозможно. На этой основе построена диагностика скрываемых обстоятельств с помощью специального прибора – полиграфа, который иногда неверно называют «детектором лжи».

Суть метода использования полиграфа заключается в том, что наша память хранит всю информацию о тех событиях, в которые был вовлечен человек. Любое преступление связано с аффективными реакциями, следы которых остаются в нашем мозге. И если человеку напомнить об этом событии, то эти эмоциональные переживания в той или иной мере вновь активизируются. А так как все эмоции тесно связаны с физиологическими процессами в нашем организме, то регистрация изменений в этих процессах может помочь выявить срываемое человеком исследуемое обстоятельство.

Полиграфическое тестирование строится на основе установленной закономерности: значимые раздражители (например, слова, имеющие отношение к описанию места преступления) вызывают заметное эмоциональное напряжение, выражающееся в определенных реакциях организма человека. Эти реакции полиграф фиксирует и позволяет сделать вывод о причастности человека к какому-либо событию, а также о наличии у него скрываемой информации.

К числу вегетативных и физиологических реакций при эмоциях относят: изменение частоты пульса; изменение кровяного давления; изменения в ритме дыхания; выраженные изменения в кожно-гальванической реакции, появление обильного потоотделения; изменения в электрокардиограмме; изменения в картине электроэнцефалограммы и др.

Методика диагностики скрываемых обстоятельств с помощь полиграфа сводится к тому, что человеку в процессе обследования задают ряд вопросов и измеряют его физиологические реакции при ответах на них. Вопросы можно условно разделить на две группы – «нейтральный», не имеющие отношение к исследуемому событию и «контрольные», в той или форме относящиеся к нему. При ответах на «нейтральные» вопросы замеряются различные физиологические параметры. После этого задается «контрольный» вопрос. Если человек не имел отношения к этому событию, то для него это вопрос является таким же нейтральным и никаких изменений в его реакциях не наблюдается. Если же у человека происходят изменения в физиологических реакциях, то это показывает с большой долей вероятности, что он имел отношение к данному событию. Естественно, что эти «контрольные» вопросы не должны быть прямыми. Вопрос прямого характера, типа – «Это вы убили …..?», вызовет резкое изменение физиологических реакций у любого человека, даже абсолютно не причастного к этому событию. Поэтому «контрольные» вопросы должны быть закамуфлированы.

Эту методику можно использовать для выявления скрываемых обстоятельств и без полиграфа. Процедура точно такая же, но только в качестве регистратора физиологических изменений выступает не лента самописца или компьютер, а ваша наблюдательность. Необходимо посадить собеседника напротив себя, так, чтобы он был хорошо освещен, а все его тело было видно и следовать вышеописанному порядку опроса. Если при «контрольном» вопросе у него наступили такие физиологические реакции, как покраснение или побледнение кожи, выступил пот, проявилась дрожь в теле, участилось дыхание, резко расширились или сузились зрачки глаз и т.п., значит у него наступила аффективная реакция на этот вопрос и данный факт может говорить о его отношении к исследуемому событию. Конечно, использование данной методики без полиграфа намного сложнее и менее точно, но все же при соответствующей тренировке она может стать хорошим подспорьем в работе сотрудника.

Поведенческие формы виновности и невиновности

Вполне естественен интерес, проявляемый в специальной литературе к вопросу о том, как отличить виновного от невиновного не только по психофизиологическим реакциям, но и по более сложным формам поведения допрашиваемого.

Известный криминалист Ф. Луваж еще полвека назад высказал по этому вопросу тонкие психологические соображения, не потерявшие своего интереса и сегодня. Он указывал на следующие признаки отличия в поведении виновного от невиновного.

Реакция на прямое обвинение. Невиновный отвечает сразу отрицанием. Виновный держится выжидательно и ждет, чтобы допрашивающий «отстрелял весь свой запас патронов».

Повторное заявление о невиновности. Невиновный старается доказать это активно, постоянно обращаясь к отдельным вопросам и обстоятельствам дела, ссылаясь на факты, свидетелей и так далее. Виновный чаще всего пассивен, ограничивается простым отрицанием, без подробных высказываний, отвечает коротко, неточно, осторожно.

Повторное возвращение к пунктам обвинения. Невиновный постоянно возвращается к пунктам обвинения, опровергая наиболее важные обстоятельства. Виновный не только старается избегать возврата к критическим вопросам, но и при постановке прямого вопроса пытается отодвинуть щекотливые обстоятельства на задний план, зная, что дискуссия может затронуть еще более неприятные детали и усугубить его положение.

Указание на связь между преступлением и обычным поведением виновного. Невиновный доказывает, что преступление несовместимо с его обычным поведением, образом жизни, воспитанием, характером, темпераментом, положением в обществе. Виновный редко обращается к таким аргументам.

Боязнь позора. Невиновный наиболее остро переживает последствия обвинения с точки зрения моральных факторов. Его беспокоит мнение начальников и друзей, положение семьи. Виновного беспокоит главным образом ответственность.

Такого рода признаки могут быть полезны в расследовании преступлений в тактическом плане.

Рекомендации по поимке лжеца*

Будьте подозрительны. Ложь часто остается нераспознанной из-за чрезмерной доверчивости — мы слишком часто допускаем, что люди говорят правду. Тому, кто допытывается до истины, важно быть подозрительным и не верить просто так словам. Иногда это трудно. Правила ведения беседы в обыденной жизни не позволяют обычно человеку выказать подозрение. Понятно, что недозволенность демонстрации подозрения относится только к обыденным жизненным разговорам. Профессиональным определителям лжи — например, сотрудникам милиции в ходе допросов — подозрительность позволительна, и они вправе оспаривать любые слова индивида.

Ведите зондирование. Необходимо постоянно задавать все новые и новые вопросы по теме — едва у вас возникает подозрение, что отвечающий лжет. Если вы продолжаете задавать вопросы, вашему собеседнику становится все труднее и труднее лгать. На то есть несколько причин. Лжецы должны стараться не противоречить себе, не говорить о том, недостоверность чего уже известна расспрашивающему, и должны помнить об уже сказанном на случай, если дознаватель вновь поинтересуется только что высказанной или уточненной информацией.

Не выдавайте важной информации. Для сотрудников, занятых изобличением лжи, важно не слишком показывать лжецу свою осведомленность в его обстоятельствах. Лжецы не скажут наблюдателям заведомой лжи. Это легко, когда лжец знает, что знает допрашивающий, но становится труднее, когда объем знаний последнего лжецу неизвестен. В подобных обстоятельствах лжецы не знают, что им можно сказать, и всегда рискуют попасться на произнесении вещей, противоречащих знанию наблюдателя.

Будьте информированы. Дознавателю легче уличить лжеца, если он, дознаватель, хорошо информирован на тему, выступающую предметом лжи. Чем больше деталей известно ему заранее, тем скорее он заметит неправду в словах лжеца.

Предлагайте лгущим повторять уже сказанное. Полезной техникой для разоблачителей лжи является обращение к лгущим с требованием повторить уже сказанное. В этом заключены два преимущества. Во-первых, лжецы иногда производят подозрительное впечатление или даже уличаются лишь потому, что не могут вспомнить, о чем они говорили прежде, и начинают противоречить себе при попытке повторить свои рассказы. Во-вторых, когда лжецы сознают, что наблюдатели пользуются данной техникой, они могут принять решение не слишком отягощать свою ложь измышлениями, ибо чем больше они скажут, тем скорее подвергнутся риску забыть об уже сказанном ранее и вступить с собой в противоречие.

Следите и слушайте внимательно и избегайте стереотипов. В природе не существует никакого типичного невербального поведения, способного указать на обман, равно как нет и закона, по которому все лжецы говорили бы некие строго определенные вещи или избегали о них говорить. Поэтому не стоит выносить суждения об обмане исходя из стереотипных представлений (например: «лжецы отводят взгляд», «лжецы суетливы», «лжецы запинаются»). Вместо этого наблюдатели должны оценивать каждый случай индивидуально. Отсюда крайне важно внимательно наблюдать за поведением человека и тщательно выслушивать все, что он произносит. Мимолетное выражение эмоции на лице, заторможенность мелких движений, вербальные несоответствия — все эти признаки могут указывать на обман. Но необходимо помнить о том, что последние могли быть вызваны причинами, отличными от тех, по которым тот лжет.

Сравнивайте поведение лжеца с его обычным поведением. Выявить тонкие невербальные признаки обмана нередко бывает легче, если распознающий ложь знаком с естественным поведением потенциального лжеца. В подобном случае проще нащупать (тонкие) изменения в поведении.

Конечно, все вышесказанное не должно рассматриваться как абсолютная истина. Ведь все люди индивидуальны, и индивидуальность проявляется во всем, даже во лжи. С уверенностью можно утверждать только то, что каждый лжет по-своему.

 

* Фрай Олдерт. Ложь. Три способа выявления. Как читать мысли лжеца, как обмануть детектор лжи. М., 2006.