НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

Чирков А.Ю.

Средства общения преступников, жесты и телодвижения

Вестник Удмуртского университета, № 2-1, 2014, с. 231-238.

 

Профессиональные качества любого сотрудника правоохранительных органов определяются, прежде всего, тем, как он умеет определять истинные намерения преступника, разгадывать процессы, происходящие в среде осужденных, способы подготовки и совершения преступлений, тактические приемы маскировки преступного поведения и отношений, прогнозировать конфликтное развитие событий в местах лишения свободы и противоправное поведение осужденных после освобождения. Для этого правоохранительные органы любого уровня должны знать словарь жаргонных терминов и значение татуировок, смысловое выражение различных аббревиатур, условные знаки, приёмы тайнописи и шифрования, а также распознавать жесты, мимику и позы осужденных. «Язык телодвижений» осужденных во многом специфичен, его отличают некоторые особенности, присущие субкультуре преступного мира России. В преступной среде люди общаются в основном жестами.

Движения человека можно рассматривать с различных точек зрения:

1) законов, которые управляют равновесием человеческого тела. Это изучение поз, стоек;

2) законов, которые управляют последовательностью и чередованием движений;

3) как внешний знак, образ, соответствующий тому или иному психологическому состоянию. Это изучение внешних признаков внутреннего психологического состояния человека.

Академик Д.С. Лихачев ещё в исследованиях 1935 г. специфические телодвижения преступников отнёс к явлению, роднящему воровскую речь с первобытным способом общения - языком жестов. В прежние годы, по его мнению, в тюрьмах, наряду с жаргоном, была еще одна разновидность «тайного» языка, которым пользовались преимущественно для переговоров из окна в окно - это язык жестов - условный, искусственный. Характер его приблизительно такой же, как сигналы у моряков или язык глухонемых. Передаются буквы или целые слова, в зависимости от системы языка. Называется этот способ ведения переговоров «маяком» или «светом». В среде преступников существует 1015 жестов, которые возникли в обыденной воровской речи и вытеснили из неё обычные воровские слова. Эти жесты, несомненно, можно рассматривать как языковое явление или как явление, имеющее аналогию с речью первобытных людей.

Воровская речь имеет своеобразный характер. Вор боится произнести лишнее, боится выдать себя или других, боится произнести запретные слова - слова «табу». Внутренняя напряженность воровской речи часто не разрешается ничем, остается подавленной. Здесь и приходит на помощь жест как разрешение того напряжения в речи, которое явилось результатом запрета на известное слово.

Говоря о значимости жестов и поз для изучения особенностей личности, следует подчеркнуть, что каждый человек обладает определенным количеством интеллектуальных, эмоциональных и физических поз. Эти позы взаимосвязаны таким образом, что человек не может выйти за пределы своего собственного набора интеллектуальных и эмоциональных поз, по крайней мере, если его физические позы остаются без изменений.

Психологический анализ и изучение психомоторных функций, используемых определенным образом, показывают, что каждое из наших движений, произвольное или непроизвольное, является бессознательным переходом от одного автоматически фиксированного положения к другому. Каждое движение включает в себя несколько поз. Ученые насчитывают около 200 тыс. поз. Каждая поза сопровождается несколькими жестами. Считать, что наши движения произвольные - это иллюзия. В действительности они автоматические. Наши мысли, наши чувства также автоматические. Их автоматизм тесно связан с автоматизмом наших движений. Изменение одного влечет изменение другого. Это весьма важно знать при работе с такой сложной категорией людей, как преступники.

По всей вероятности, если жесты читаются бессознательно, то выводы делаются также бессознательно. Конечно, вся беда состоит в том, что к сознательным жестам мы начинаем относиться как к фактам, на которые мы отвечаем, не выяснив их причины. Например, на показавшийся нам враждебным жест почти автоматически выдаем такой же ответ. Но мы должны приобрести способность правильно понимать смысл жестов, прежде чем отвечать на них. Тогда мы сможем осознавать свои собственные жесты и предсказывать реакцию собеседника. Кажущиеся нам неприятными жесты и движения, кстати, могут быть вызваны физическими и психологическими особенностями собеседника (заболеванием, параличом и т. д.).

Значение жестов часто не соответствует смыслу речевой информации - тому, что человек говорит. Впоследствии почти всегда оказывается, что невольные жесты были правдивее слов. Жестикуляция и мимика настолько тесно связаны с эмоциональными состояниями, что даже опытный актер не может успешно согласовать фальшивое слово с достоверным жестом или искренней мимикой, «недоигрывая» или «переигрывая». Поэтому люди, находящиеся в состоянии эмоционального напряжения и постоянного стресса (прежде всего, осужденные), а также дети, некоторые животные (кошки, собаки и др.), интуитивно чувствуют несогласование между словами и интонацией, позой, жестом, мимикой и не доверяют неискренним людям.

Эмоции преступника занимают особое место, поскольку они характеризуют отношение человека к факту изоляции от общества, событиям, происходившим в преступном прошлом, к жизни в колонии. Внешне эмоции преступников проявляются в ярких, выразительных движениях, специфических жестах, характерной мимике и условных гримасах, прежде всего, принятых в сообществе рецидивистов.

Сотрудники правоохранительных органов должны понимать смысл разговора осужденных только по визуальным оценкам их жестикуляции. Более того, сотрудники Управления исполнения наказаний считают, что в каждой колонии жесты осужденных в некоторой степени отличаются и всегда определяются преобладающей группировкой преступников. Мимика осужденных и доминирующие жесты отражают общее состояние коллектива, выдают истинные сведения об обстановке в местах лишения свободы и персональные сведения о человеке, поскольку имеют рефлекторную природу.

Слова могут лгать, но человеческий организм никогда не лжет. Например, осужденный говорит: «Я вас...», при этом сжимает кулаки и улыбается. Это значит, что он пытается скрыть свою злость. Если бы он не притворялся, то не только кулаки были бы сжаты, но и глаза горели бы от ярости. Но он хочет добиться какой-то выгоды для себя, поэтому надевает маску доброты и улыбчивости, не учтя лишь одного - маска никогда не закрывает всего человека, и истинная сущность непременно будет видна.

Движения глазных яблок и век считаются азбукой для передачи чувства и эмоционального состояния. Различное положение бровей может выразить гнев, недоверие, отвращение, любопытство, удовольствие, счастье, тоску и т. п.

Движения шеи ассоциируются с состоянием оживления, удовольствия, чувством любви, нежности, беседой, объяснением, колебанием.

Многие из этих и подобные им жесты в последнее время распространились и среди осужденных. Однако большинство из них для многих сотрудников даже оперативных служб остались малоизвестными из-за ограничений доступа к специальным изданиям. Это привело к низкой осведомленности персонала о латентных процессах, происходящих в преступном сообществе, сформировавшем свою отличительную субкультуру.

Выработанные средой телодвижения как средства передачи информации и позы осужденных, заимствованные из народных ритуальных обрядов, не могут быть отнесены к бессознательным реакциям.

Те жесты и позы, которые для вновь прибывающих осужденных кажутся странными и не совсем понятными кривляньями, для неоднократно судимых особо опасных рецидивистов являются своеобразной сигнальной знаковой системой, доведенной до автоматизма за счет бесконечных подражательных повторений.

По внешним признакам осужденных - характерным жестам и динамике телодвижений - мы не определим, насколько моторные, интеллектуальные, эмоциональные функции взаимозависимы, но мы можем заметить, что настроение и эмоциональное состояние зависят от движений и положений тела, если человек заведомо принимает позу, которая у него соответствует чувству огорчения или неприязни, тогда он очень быстро реально почувствует огорчение или неприязнь, страх, безразличие и т.п.

Так как все функции человека: интеллектуальные, эмоциональные и моторные - характеризуются собственным количеством поз и постоянно воздействуют одна на другую, то из этого следует, что человек никогда не может выйти из собственного «набора».

Этот вывод позволяет ответить на вопрос, почему мы выделяем бывшего осужденного в многолюдном потоке, не видя его татуировок, не слыша жаргонных выражений, а лишь по первичным жестам, позам и телодвижениям. Эти внешние признаки преступной субкультуры сопровождают человека многие годы. Нет ничего странного в том, что порой и в пожилом человеке мы можем по характерным жестам безошибочно угадать в прошлом судимого гражданина и даже определить, где он отбывал наказание. Приобретенные за время тюремной жизни телодвижения и позы закрепляются в подсознании примерно так же, как любые языки общения.

Дети в возрасте примерно до 3 лет не разговаривают, а пользуются языком жестов, так как речь считается привилегией взрослых. Всё воспитание проходит на невербальном уровне: взрослый наглядно демонстрирует действия, не прибегая к словам, только с помощью мимики и жестов. Так и в среде осужденных освоение жестов проходит одновременно с получением «права голоса».

На фоне развитого и мощного русского языка постоянно изобретаются всё новые и новые невербальные знаковые системы. Во всём уголовном мире действуют знаки невербального оповещения национального и международного характера. Начало положили жесты, привычные для римского цирка гладиаторов: большой палец вниз при вытянутой руке - смерть, вверх - жизнь. Эти же знаки применяются на сходке лидеров групп осужденных, «воров в законе», таковы жесты многих спортивных судей, спортсменов.

Наблюдение за глазами осужденных является еще одним способом получения весьма важной информации. Так, подмигивание в сочетании с поглаживанием подбородка означает «подойди ко мне»; потряхивание рукой на уровне груди, напоминающее встряхивание пыли, и одновременное попеременное подмигивание - «не подходи»; если шулер подмигнул левым глазом и сжал пальцы в кулак, а потом резко разжал их - это означает, что у него на руках подтасованная карта, и напарник может идти «ва-банк». «Амбужур» - произношение этого буквосочетания одними губами и одновременно напряженный взгляд в упор - сигнал опасности.

К числу опознавательных знаков относится и условное движение пальцев. Особенно оно распространено у воров и картёжных шулеров. Так, для определения «своего», то есть напарника в игре, используется резкое, частое подмигивание и многократное соединение в кольцо большого и указательного пальцев; если напарник по игре сжал напряжённо кулак - «крой всеми деньгами».

Различные суеверия, распространённые в среде осужденных, запрещают совершение некоторых действий, а также произношение ряда слов. Как раньше, так и теперь осужденные, будучи не в состоянии произнести «запрещённые» слова (кража, бандитизм, стрельба, грабеж и др.), показывают их жестами, делая движения кистью руки, как бы стуча по столу (тот же жест в женских колониях выражает занятие проституцией). Эти жесты - намёк на действие, которое необходимо выполнить в указанной обстановке.

Рука, сжатая в кулак при оттопыренных указательном пальце и мизинце, резко подносимая к подбородку или к горлу, означает приближение опасности или уже наступившую большую опасность. Жест, представляющий собой движение кулака с отогнутым большим пальцем и мизинцем к губам - это просьба дать закурить или прислать (передать) анаши. Такой же жест, но мизинец находится в кулаке, а к губам подносится лишь отогнутый большой палец, соответствует жесткому требованию молчать.

В среде осужденных давно известен жест, когда двумя раскрытыми ладонями изображается фигура, подобная букве «Т» (в спорте такой жест означает перерыв или тайм-аут). Преступники таким образом сигнализируют друг другу о серьезности обвинений, об итогах расследования, грозящих тюремным заключением, о том, что на жаргоне обозначается словами: «крышка», «крепко сел», «трюм» и т. д.

Два указательных пальца, направленные друг к другу и вращающиеся один вокруг другого, говорят в среде осужденных о неопределенности или неуверенности в чем-либо. Раскрытая, поднятая вверх расслабленная ладонь осужденного с вращающимися пальцами, имитирующими вкручивание лампочки, обозначает предложение заварить чифирь или сделать наркотический коктейль.

У преступников не принято открыто просить докурить, а заменой этой просьбе служит резкое, как свист, слово: «Сорок!», которое выкрикивает осужденный, показывая двумя пальцами в рот, и это означает: «Оставь докурить 40% твоей папироски!». Этому жесту осужденных очень много лет. Каждый, кто захочет попросить докурить обычным способом, может оказаться в положении изгоя, опущенного до уровня попрошайки, никчемного человека, отвергнутого средой.

Это еще раз подтверждает мнение о специфичности жестов и телодвижений преступников.

Нельзя пытаться истолковывать прямолинейно всё, что видишь в незнакомой среде. Также не всё, что приводится в зарубежной научной литературе, может быть отнесено к России, поэтому необходимо весьма осмотрительно пользоваться невербальными средствами общения, которые порой кажутся естественными и понятными всем. То, что воспитано вековой культурой, определенной средой - всё это может оказаться чуждым в иной обстановке. К примеру, если в ответ на гостеприимство японца мы решим продемонстрировать свою сытость характерным российским жестом у горла, то это приведет его в замешательство, так как у японцев это жест обезглавливания, увольнения либо тяжкого наказания со стороны близких или начальства. Или другой пример: американский жест соединёнными указательным и большим пальцами в виде кружка означает «О'кэй!», а в местах лишения свободы России - это символ шулера (если пальцы стучат друг о друга) или опознавательный знак сбытчика похищенного (если пальцы соединены на длительный период).

Говоря о зонах взаимного влияния сотрудников правоохранительных органов и преступников, нужно иметь в виду, что в любом случае постоянное сражение за доминирование угрожает отношениям.

Действительно, чаще всего ситуация складывается так, что своими латентными либо открытыми действиями каждый доказывает преимущества своей точки зрения в сравнении с точкой зрения другого, в процессе обсуждения задеваются чувства собеседника и общение становится трудным. Ни одна из сторон не хочет пойти на уступки, ибо вероятнее всего это повлечет за собой новые просьбы о дальнейших уступках. Поэтому в отношениях с преступниками нельзя полагаться на интуицию. Не случайно психологи говорят, что самая дешевая уступка, которую вы можете сделать другой стороне - это дать ей понять, что ее услышали. Активное слушание повышает ценность не только того, что вы слышите, но и того, что они говорят.

Необходимо помнить, что каждый преступник представляет собой индивидуальность и что нет одинаковых, типовых преступников.

Особенно сложным считается общение с преступниками, чьи притязания и самомнение завышены. Эти самовлюбленные преступники, особенно рецидивисты, выделяются специфической походкой: они задирают подбородок, подчеркнуто интенсивно двигают руками, передвигаясь, как на ходулях. С таким человеком трудно найти взаимопонимание. Вместе с тем признанные особо опасными рецидивистами являются наиболее интересными собеседниками.

Успех зависит от способности сохранять собственное достоинство и умело строить разговор. В беседах с преступниками необходимо контролировать себя, не стремиться к самоутверждению. Рекомендуется чаще подчеркивать способности и авторитет осужденных, поднимать в разговоре с ними важные и понятные для них темы.

Очень важно добиться открытости своих собеседников. Для начала необходимо научиться определять позы, свидетельствующие об открытости или, наоборот, закрытости, подозрительности преступников. Среди жестов, выражающих открытость преступников, следует выделить «открытые руки», то есть руки, поднятые вверх, ладонями вперед, об этом же могут говорить расстегнутые куртка или пиджак.

В первую очередь нужно следить за отсутствием жестов, противоречащих выражаемым чувствам. Например, гордая, прямая поза, которую можно часто видеть у того, кто многого достиг и знает, чего он хочет - явный показатель доверия, но трактуется иначе в среде осужденных. К жестам доверия относится «купол» из пальцев, соединенных подушечками. Этот жест означает доверительность, но чаще - некоторое самодовольство, уверенность в своей непогрешимости, эгоистичность или гордость.

Каждому известно, что с помощью пальцев мы можем делить, считать, указывать, управлять, то есть пальцы - выразитель нашего разума, начало и конец энергетических каналов человека. При эксцентрическом действии - изложении речи, анализе, рассуждении - пальцы раскрываются, при концентрическом - убеждении, накоплении, угрозе - пальцы сжимаются в кулак. Особую роль играет большой палец. Он служит как бы определителем энергии человека, по нему видно, чем руководствуется данный субъект в своих действиях - волей или логикой. Указательный - указывает, трогает, отстраняет; средний - нащупывает, гладит мягкое; безымянный - скребёт, открывает, нащупывает влажное; мизинец - рассматривает, разбирает, нащупывает. В целом данная совокупность несет серьезную информацию. Например, если оттопыренным большим пальцем правой руки при сжатом кулаке резко цепляется с тыльной стороны указательный палец левой кисти (за среднюю фалангу) и при этом делается несколько подергиваний, подтверждающих крепкую сцепку пальцев, то это свидетельствует о том, что данный субъект «крепко сел», что он «на крючке» и ему уже трудно сорваться с данной «зацепки», уличающей его в чем-то.

К жестам открытости, готовности к согласию, доверию относится жест «руки на бедрах», который можно часто видеть на соревнованиях - он характерен для спортсменов, ожидающих своего выхода. Другой вариант: та же поза, но у сидящего на крае стула - это положение человека, ориентированного на действие. Так сидят непосредственно перед заключением контракта или, наоборот, перед тем, как встать и уйти. Партнёр в такой позе готов к восприятию вашей аргументации.

Можно установить взаимоотношения собеседников по тому, как они сидят: или растянувшись, не скрещивая рук и ног, или сдвинувшись на краешек стула, или наклонившись к партнеру через разделяющий их стол. Психологи советуют: если осужденный в диалоге начинает проявлять раздражительность и агрессивность - расстегните пиджак, улыбнитесь, сделайте паузу и разверните руки ладонями вверх. В том случае, если осужденный сделает то же самое и сделает это открыто, не наигранно, то у воспитателя есть все основания довериться собеседнику.

В психологии делового партнерства скрещенные на груди руки принято считать защитной фиксированной позицией, той стеной, через которую можно сильно воздействовать на собеседника на бессознательном уровне. Даже один собеседник, скрестивший руки на груди, может разрушить установившуюся взаимодоверительную беседу 3-5 человек. Можно проверить на практике силу этого жеста: сохраняйте эту позицию не только, когда вы слушаете, но и когда говорите, и вы увидите, как быстро другие члены группы последуют вашему примеру, и открытая беседа нарушится. Люди обычно не понимают этого простого жеста и продолжают «выключать» того, кого надо «включить», он же сигнализирует нам, что «выпал» из разговора. Надо попытаться понять причину возникновения данного жеста: может быть, осужденному так удобнее прикрыть пятно или отсутствие пуговицы, просто комфортнее так сидеть. Но если кисти сжаты в кулак, не расслаблены, а руки стиснули одна другую, то это невербальный сигнал напряжения в отношениях и следует найти адекватный способ раскрепощения личности.

Скрещенные ноги означают, что в отношениях с собеседником конфронтация достигла самого большого накала. Преступники, скрестившие ноги, требуют повышенного внимания, а если у собеседника оказываются одновременно скрещенными и руки, и ноги, то всякое словесное воздействие на него не имеет смысла. Этот человек уже превратился в скрытого противника, которому не просто наскучила ситуация (как это бывает у женщин, сидящих «нога на ногу» и раскачивающих верхней ногой, когда они жаждут смены вариантов общения), а он уже с трудом переносит собеседника как такового.

Преступники, испытывающие недоверие или общую нервозность и пытающиеся привести свои нервы в порядок, включают позиционные механизмы телодвижений самоконтроля. Обычно это поза с руками за спиной, при этом в состоянии тревоги одна рука сильно сжимает другую. Поза, говорящая о том, что человек едва справляется с сильными чувствами - скрещенные лодыжки и руки, вцепившиеся в подлокотники кресла (как на приеме у зубного врача в страхе перед бормашиной). О наличии нервозности и беспокойства у собеседников свидетельствует также покашливание, «прочищение» горла. Причем некоторые прибегают к такому приему так часто, что это становится привычкой. По шумовому фону, покашливанию можно также определить уровень нервозности и беспокойства аудитории.

Некоторые считают, что большинство осужденных курит очень много из-за повышенного уровня общей напряжённости. Но, как было замечено, курильщики не закуривают в минуты наибольшего напряжения, а наоборот, гасят сигареты или оставляют их догорать, и только тогда, когда спадает напряжение, они прикуривают сигареты вновь.

Даже опытные сотрудники правоохранительных органов весьма часто допускают ошибки в интерпретации некоторых жестов преступников, особенно тех, которые связаны с задумчивостью и размышлением. Преступник с остановившимся взглядом, напряженно выпрямленными телом и ногами, плотно стоящий на полу, на самом деле не слушает вас - он «отключился» от диалога, используя защитную технику жеста «я вас слушаю», а сам, как говорят про таких правонарушителей, «спит с открытыми глазами». В том случае, когда он наклонился вперед, сидя на краешке стула, склонив голову набок и оперев ее на руку, он действительно вас слушает. Жест «рука у щеки» означает, что собеседник находится в состоянии размышления о чем-то. Когда подбородок опирается на ладонь, указательный палец вытянут вдоль щеки, а остальные пальцы располагаются ниже рта, то это жест критической оценки собеседника. Если такая поза сопровождается наклоном тела от вас, то критическая оценка носит негативный оттенок, а когда голова его наклонена набок, то это связано с проявлением заинтересованности. Наклон головы создает впечатление интенсивного слушания.

Когда собеседник теряет мысль, он выпрямляется, плечи сначала поднимаются, затем опускаются. Взгляд его начинает блуждать по потолку, по сторонам и, в конце концов, тело принимает позу, демонстрирующую желание выхода из помещения. В этом случае следует понять, что собеседник считает сообщенную информацию достаточной, а дальнейший разговор бессмысленным. В подобной ситуации требуется или перевести разговор в другую плоскость, или завершить беседу каким-либо поручением, чтобы оставить инициативу за собой. При этом почесывание подбородка следует принять как жест, означающий начало процесса принятия решения. Часто этот жест сопровождается взглядом искоса, желанием как бы увидеть решение проблемы со стороны.

В работе с преступниками необходимо учитывать особенности их характера, отражающиеся на телодвижениях, жестах, позах. Часто в ходе индивидуальной беседы преступник своими жестами «проговаривается» о том, о чем говорить не хотел. К примеру, он движением руки как бы перекрывает путь собственному потоку слов, и это действие сопровождается появлением признаков удивления на лице. Когда локти ставятся на стол, образуя пирамиду с вершиной из соединенных кистей рук около рта, и он сохраняет эту позу не только пока говорит сам, но и когда слушает (как бы играя в «кошки-мышки», прячась под «куполом», пока не раскрыли его замыслов), а после этого руки убираются на стол ладонями вверх или вниз, это свидетельствует о том, что динамика межличностных отношений возрастает, а оппонент либо сдается, либо склоняется к согласию с мнением собеседника.

Теоретически человек способен понимать 650-700 слов в минуту, а говорить 150-160 слов. Следовательно, у слушателя остается 3/4 времени на оценку жестов.

Когда возникает желание переубедить собеседника, и оно возрастает при усилении эмоциональной вовлеченности в предмет разговора, то об этом можно узнать по поднимающейся руке. Это движение изначально происходит от школьного жеста поднятия руки. Психологи считают, что если рука поднимается на 15-20 сантиметров, то она уже не остановится, дойдет до мочки уха и лишь затем вернется обратно.

Иногда осужденный прижимает указательный палец к сжатым губам, как бы не давая возможности выйти словам. У тех же, кто сознательно подавляет жесты, обычно рука поднимается на несколько сантиметров, а затем падает обратно. Этот жест надо отличать от жеста, когда преступник нервно теребит свое ухо, чтобы избавиться от гнетущей нервозности.

Во время беседы в тот момент, когда он захватывает нос в щепоть, что говорит о большой сосредоточенности, необходимо набраться терпения и дать ему возможность найти решение задачи, которая перед ним поставлена.

Преступник, не доверяя собеседнику, на каком-то этапе беседы может непроизвольно прикрывать рот левой рукой до или во время реплики, проявляя при этом сдержанность в собственных высказываниях.

Если преступник растопыренной ладонью резко прикрывает свое лицо - это предупреждающий знак, которым он сигнализирует о том, что не надо раскрывать тему дальше или продолжать начатый разговор, ибо рядом находится нежелательный слушатель.

Резкие движения двух пальцев (указательного и среднего) по воротнику - сигнал о том, что приближается сотрудник правоохранительных органов. Этот жест как бы изображает петлицу форменной одежды. Подобный жест говорит о том, что за спиной - представитель руководства, охраны, конвоиры, но в этом случае показывается знак «кокарда» (два пальца делают круговое движение в центре лба) или знак «погоны» (указывается двумя пальцами на место расположения звездочек или просветов на погонах: майор - вдоль плечевого шва, сержант - поперек шва).

Плотно прижатая к телу рука, делающая колебательные движения при неподвижном локте - сигнал-предупреждение соучастнику о том, чтобы он не поддерживал разговор.

Если преступник двумя пальцами правой руки водит вдоль ладони левой раскрытой руки, то это значит, что ему нужно написать подробную записку. А вот трение указательных пальцев друг о друга внешними боковыми поверхностями по всей их длине - одобрительный жест, принятый в преступной среде. Когда эти же пальцы при трении перекрещены или один палец скользит по тыльной стороне другого, то в среде осужденных принято считать, что это означает несоответствие сказанному или «всё идет наперекосяк».

Резкое движение кулака с оттопыренным большим пальцем (с прилегающим к телу ногтем) от кисти левой руки до сгиба ее в локтевом суставе - жест, приглашающий сделать инъекцию наркотиков, а при соответствующей мимике - вопрос о том, где бы достать наркотические средства.

Среди условных жестов уголовной среды особое место занимают жесты - оповестители. Если во время очной ставки один из опрашиваемых положил левую руку ладонью поверх кисти правой руки, это сигнал для другого о том, что следователь никакой новой информацией не владеет, потому вести себя лучше согласно прежнему уговору.

Жест левой рукой, опущенной вниз при сжатом кулаке, когда прижатые друг к другу указательный и средний пальцы делают колебательные движения, а сама рука и кисть остаются неподвижными, является предложением идти по делу только вдвоем.

Опора на стол широко расставленными руками - призыв: «Слушайте же меня, чёрт возьми, у меня есть что сказать!». Если этот призыв не воспринимается, то за этим, как правило, следует эмоциональный взрыв и чаще всего весьма разрушительный. Поэтому, обнаружив данную позу собеседника, надо дать ему возможность высказаться по волнующему его эпизоду. Если готовность говорить несет оттенок плохо скрываемой агрессивности, то собеседник обычно решительно приближается к вам, входя в ваше личностное пространство, хотя и говорит вроде бы доверительным тоном: «Только между нами».

Если рука жестикулирующего преступника движется из стороны в сторону ладонью вниз, то это следует воспринимать как сигнал сомнений. При этом большой палец может быть направлен в сторону предполагаемого источника опасности. Скрещивание среднего и указательного пальцев служит в преступной среде своего рода магическим знаком против всего плохого. Нетрудно заметить, что у неоднократно судимых лиц этот жест выглядит как непроизвольное, обычно легкое, быстрое движение кисти руки с постукиванием пальцев друг по другу.

С давних пор в уголовной среде действует секретный жест, предупреждающий собеседника о том, что в сказанном имеется зашифрованный смысл, который не должен быть понятен третьему лицу: осужденный показывает ладонь правой руки, а затем резко её поворачивает тыльной стороной, одновременно скрещивая два пальца, и несколько раз ударяет указательным пальцем по среднему сверху так, чтобы это движение заметил тот, кому этот сигнал адресован в данный момент.

Руки преступника во время ответа на вопрос, содержащий в его адрес серьезное обвинение, могут сжимать ладонями одна другую. Это значит, что правонарушитель напряжен, общение с ним может быть затруднено.

Чтобы своим поведением показать интерес к тому, что говорит собеседник, нужно внимательно и сосредоточенно его слушать: ваши сложенные у рта руки, легкий наклон тела вперед - всё это располагает к обстоятельному разговору.

Во все времена считалось, что рука является одной из самых значительных частей тела. В отличие от других частей тела, которые помогают говорящему, руки говорят сами за себя: они спрашивают, обещают, возражают; выражают страх, радость, горе, раскаяние; показывают умеренность, изобилие; обозначают число и время.

По поведению можно установить структуру отношений в среде преступников. Следует обращать особое внимание на тех, кто делает жесты, совершенно схожие с жестами своего собеседника. В результате можно определить основную малую группу, выделить приближенных к «вору в законе»: члены его «шестерки» обычно стоят точно в такой же позе, что и лидер, и даже сидят и двигаются так же, как и он.

Зеркальные жесты говорят о согласии с собеседником, идентичном отношении к ситуации. Очень интересно наблюдать за этой бессознательной мимикой преступников, когда они полностью копируют жесты друг друга, как будто обсуждают вопрос, на который их взгляды одинаковы. Например, если один опустит руки и перестанет скрещивать ноги или же будет опираться на другую ногу, то другой человек последует его примеру, а если один из собеседников положит руки за голову, то второй сделает точно такой же жест. Такое копирование жестов будет продолжаться до тех пор, пока собеседники будут находиться в полном согласии. Вместе с тем в ходе изучения невербальных отношений в среде преступников было замечено, что люди, которые только что познакомились, упорно избегают копирования жестов друг друга.

В беседе с группой преступников необходимо, прежде всего, выявить того, кто является инициатором жестов. Например, при обсуждении какой-либо сложной ситуации один говорит больше других, а другой молчит. Если говорящий при этом копирует жесты молчуна, то можно быть уверенным, что в этой группе лидером является тот, кто молчит. Поэтому следует переключить на него свое внимание. При этом надо быть уверенным в себе, убедительным в своих доводах, располагающим к доверию со стороны. Чтобы этого добиться, необходимо постоянно следить за собой, своими жестами, манерой держаться - от этого зависит очень многое во взаимоотношениях с другими людьми.

Практически не существует таких вещей, предметов и явлений, которые нельзя было бы использовать для передачи информации - это камни, ветки, веревки, рисунки, пуговицы, движения, звуки, запахи, методы работ и многое другое. Всё это может служить сигналами и средствами общения преступников.