НАШИ ПАРТНЕРЫ

 

Статьи по юридической психологии



 

С.В. Асямов

Психология современного терроризма

Щит, 2005, № 11.

 

Среди явлений, угрожающих сегодня нашему обществу, особое место занимает эскалация терроризма. Терроризм представляет собой одно из самых опасных и сложных явлений современности, приобретающих все более угрожающие масштабы. Террористические акты сеют чувство страха, взаимной вражды, подозрительности. Терроризм во всех его формах и проявлениях и по своим масштабам и интенсивности, по своей бесчеловечности и жестокости превратился ныне в одну из самых острых и злободневных проблем глобальной значимости. Терроризм и международный терроризм как преступления и преступные явления, как часть организованной преступности, угрожают стать в XXI веке серьезными препятствиями на пути решения национальных, региональных и мировых проблем.

Сегодня и политические экстремисты, и простые уголовники, и криминализованные бизнесмены, и просто нездоровые одиночки успешно освоили технику устрашения своих оппонентов. Для этих людей, а точнее нелюдей, сеять ужас стало повседневным занятием.

В настоящее время мы еще мало знаем о природе и причинах терроризма, личности и стимулах индивидуального террористического поведения. Это происходит, среди прочих причин, и потому, что не научились мы выделять его разновидности, находимся в постоянном поиске того уникального мотива, который порождает поведение террориста.

Исследования показали, что контроль над терроризмом – это научное и официальное понимание данных деяний, определение сил и обстоятельств, порождающих их, а также принятие политических, правовых и других мер по предупреждению и пресечению террористической деятельности. Важное место в разработке мер предупреждения и борьбы с террористическими проявлениями занимают исследования психологической природы данного явления.

Здесь необходимо иметь ввиду, что психология террористической деятельности имеет существенную специфику, иногда мало понятную, если исходить из общепринятых мотивационных и поведенческих стандартов. «Эффективная антитеррористическая политика, - пишет американский исследо-ватель Д.Хаббард, - зависит от понимания того, что думают террористы, и того, почему они делают то, что делают; если мы берем самих себя в качестве модели, поведение террористов будет казаться необъяснимым.»1

Современный терроризм в психологическом плане имеет ряд отличительных черт:

Во-первых, терроризм – средство психологического воздействия. Его отличительной особенностью является преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности. При этом, создается обстановка страха, напряженности не на индивидуальном или узкогрупповом уровне, а на уровне социальном и представляет собой объективно сложившийся социально-психологический фактор, воздействующий на других лиц и вынуждающий их к каким-либо действиям в интересах террористов или принятию их условий. Создание обстановки страха есть выражение терроризма, проявление его сути. Его главный объект – не те, кто стал жертвой, а те, кто остался жив. Его цель – не убийство, а устрашение и деморализация живых. Таким образом, он наносит не только материальный, экономический и политический ущерб, но и болезненную моральную травму обществу.

Во-вторых, акции терроризма совершаются с особой жестокостью, причем это изначально планируется их организаторами, то есть они не совершаются спонтанно, по неосторожности или в состоянии аффекта. Подготовка террористического акта дело не простое. Они тщательно и скрытно готовятся. Иногда на подготовку конкретной террористической атаки уходят месяцы, а то годы. Но данное обстоятельство, с одной стороны, обеспечивает возможность своевременного выявления и предупреждения преступных замыслов террористов со стороны правоохранительных органов, а с другой стороны, вследствие тщательной конспирации действий организаторов теракта эта работа крайне затруднена.

В-третьих, терроризм имеет в качестве культурного основания нигилизм – отказ от общей этики. Общечеловеческие ценности отвергаются или сводятся на нет – они просто не существуют для современного терроризма. Он отрицает основное право человека - право на жизнь. Известный английский исследователь П.Уилкинсон пишет, что «террор кардинально отличается от других видов насилия не просто жестокостью, а высшей степенью аморальности, неразборчивости в средствах и неуправляемостью».2 Это эффективное средство собирать радикальную молодежь из отверженных слоев общества и направлять ее на ложные цели.

В-четвертых, терроризм отличает публичный характер его исполнения. Терроризм без широкой огласки, без открытого предъявления требований не существует. Террористы принимают в расчет общественный резонанс, вызванный их действиями, за которым следует обвинение в адрес правоохранительных и властных органов, якобы неспособных защитить граждан. Терроризм – это всегда вызов обществу. В его основе лежит обесцененная человеческая жизнь. Террористическим актам нередко предшествуют угрозы, шантаж, другие деяния, рассчитанные на запугивание людей. Реально сам террористический акт не приводит к достижению декларируемых целей. Часто это всего лишь повод для демонстрации террористами своих требований и возможностей. Вслед за самим террористическим актом обычно его организаторы, устроители и исполнители, публично «берут ответственность» за его осуществление и объявляют, во имя чего совершен террористический акт, а также иногда условия прекращения подобных актов. Тем самым, даже не достигая каких-то больших, главных целей, они достигают целей промежуточных: организация становится более известной и «авторитетной», о ней начинают говорить.

В-пятых, сейчас современный терроризм самым тесным образом связан с современными средствами массовой информации. Аморализм террористов подчеркивается тем, что иногда самые жестокие преступления совершаются ради достижения внешнего эффекта, которого нередко добиваются с помощью средств массовой информации. Террористам необходима возможно большая аудитория, максимальный отзвук, широкий резонанс. Они обычно предполагают и просчитывают реакцию политических партий и правительств, широкой общественности. Эта реакция порой важнее для террористов, чем убийство намеченной жертвы. Средства массовой информации существенно усиливают косвенное воздействие террористических акций. Без средств массовой информации не было бы современного терроризма. Он не знает никаких границ в пространственном отношении, а имеет только политико-психологические границы. Средства массовой информации создают терроризму «виртуальное пространство», через которое можно добиться политических и психологических воздействий на реальный мир. И не случайно, что в последнее время все чаще поднимается вопрос о моральной ответственности СМИ.

Из сказанного можно сделать вывод, что терроризм – это особая форма насилия, которая характеризуется жестокостью, целеустремленностью и внешне достаточно высокой эффективностью. На практике – это совершение демонстративно деструктивных, разрушительных действий для того, чтобы вызвать страх, запугать своих противников или же все население. Психологически, терроризм – естественное продолжение радикализма, экстремизма и фанатизма. Это реальный экстремизм уже не в теоретических рассуждениях, а в непосредственном практическом действии, осуществляемом с редким фанатизмом во имя абсолютно радикальных идей и ценностей.

Что побуждает человека заниматься террористической деятельностью, какие мотивы толкают его в члены террористической организации? Ответ на этот вопрос следует искать в глубинах его психологии. Конечно, безусловно, существуют социальные, политические, экономические и многие другие причины, порождающие терроризм, но все они преломляются в личности и наличие определенных личностных факторов, психологических механизмов, личностной предрасположенности, в конце концов, приводят человека в ряды террористов.

Нельзя не согласиться с мнением известного специалиста в области психологии терроризма профессора Д.В.Ольшанского, который считает, что терроризм это оружие слабых. Либо физически, материально слабых – либо духовно, психологически.

Психологи выделяют ряд личностных предрасположенностей, которые часто становятся побудительными мотивами вступления индивидов на путь терроризма3 : сверхсосредоточенность на защите своего "Я" путем проекции с постоянной агрессивно-оборонительной готовностью; недостаточная личная идентичность, низкие самооценки, элементы расщепления личности; сильная потребность в присоединении к группе, т. е. в групповой идентификации или принадлежности; переживание большой степени социальной несправедливости со склонностью проецировать на общество причины своих неудач; социальная изолированность и отчужденность, ощущение нахождения на обочине общества и потери жизненной перспективы. При этом нельзя сказать, что приведенный набор этих характеристик является каким-то обобщенным психологическим профилем личности террориста. Важное значение в ряде случаев имеют политико-идеологические мотивы вступления в террористическую группу. Но они чаще являются формой рационализации более глубинных личностных мотивов - стремления к укреплению личностной идентичности и, что особенно важно, потребности принадлежности к группе.

Террористическая группа в психологическом смысле снимает у индивида неполноту или расщепленность психосоциальной идентичности. Она становится для него стабилизирующим психологическим основанием, позволяющим чувствовать себя целостной личностью, важным компонентом его самосознания и обретения смысла жизни, мощным механизмом духовной, ценностной и поведенческой стереотипизации.

Для личности террориста характерно негативное мироощущение, которое возникает под воздействием ряда факторов. В первую очередь к ним относится несоответствие между образом идеальной модели мира и самого себя в реальной действительности и возможностями самореализации. Это противоречие с идеалом трансформируется в субъективное ощущение личной и социальной неадекватности; в результате для личности террориста характерна позиция “ Я хороший, мир плохой”. Эта позиция становится средством моральной самозащиты, позволяющей оправдать любые деструктивные действия. Таким образом деятельность террористов принимает характер деструктивной самореализации. При этом через отрицание зарождается новая умозрительная концепция уверенности в своей правоте, которая сводит на минимум возможности позитивного воздействия на террористическую группу и отдельного террориста.

Понятно, что терроризм вызывается комплексом факторов. Будущие террористы вступают на этот путь под влиянием общества, семьи и средств массовой информации - в наибольшей степени на них влияют модные в данной среде идеи. Религиозная принадлежность здесь является лишь одним, хотя и достаточно важным фактором. Религиозные взгляды позволяют лидерам террористических организаций легче рекрутировать новых сторонников и подводить под их действия идеологическую базу. Но, при этом, каждая террористическая группа преследует конкретные политические цели. Совмещение сакральных религиозных заповедей и сиюминутных политических целей по сути своей абсурдно, но адептов террористической идеологии это противоречие не смущает.

Терроризм силен, потому что террористам, как правило, нечего терять. В подавляющем большинстве случаев, они находятся под влиянием религии или иных идеологий, прославляющих мученичество и самопожертвование.

Помимо личностных факторов выделяют и ряд социально-психологических факторы, обеспечивающих вовлеченность в террористическую деятельность. Среди них можно выделить следующие:

  • использование различного рода психотехнологий, направленных на «промывание мозгов» (внушающее воздействие, идеологическая обработка, зомбирование и т.д.);

  • механизм групповой идентификации, обеспечивающий людям с ущербной самооценкой возможность почувствовать себя полноценной личностью, приобщаясь к числу «избранных, призванных к исправлению мира»;

  • деиндивидуализация психики - возникает «групповая мысль», содержание которой без критики и какой-либо попытки самостоятельности разделяется членами группы. Конфронтация определяет главное содержание этой мысли. Весь мир делится на «наших» и «не наших». Все, что исходит о «наших», любые их высказывания и действия, безраздельно одобряются. Все, что исходит от «не наших», априорно осуждается и объявляется порочным. Любая информация противоречащая такой железной установке, блокируется и не воспринимается.

  • конфликтные ситуации, особенно конфронтации с органами правопорядка, довольно часто криминальный и асоциальный опыт;

  • личные связи с членами террористических организаций.

Действенная профилактика террористических проявлений и эффективные котртеррористические мероприятия предполагают обязательный учет типологии личности террористов. Нельзя всех причесывать одной гребенкой. Террористическая организация, как и любая другая преступная организация, имеет сложную иерархическую структуру и на различных ее ступенях находятся различные люди, каждому из которых присущи определенные индивидуальные особенности. Но террористическая деятельность, как и любой другой вид деятельности, приводит к тому, что у людей которые ею занимаются вырабатываются определенные типичные способы поведения, типичные особенности личности. Да и само включение в террористическую организацию уже предполагает наличие определенных типичных для той или иной иерархической ступени особенностей личности.

Обобщая различные психологические исследования проблем терроризма, можно предложить следующую классификацию личности террористов:

I. «Организаторы-вдохновители».

Первую категорию составляют генетические террористы, или люди, склонные к террору от рождения. С позиций современных медицинских знаний можно с уверенностью утверждать, что генетические террористы имеют врожденные или рано приобретенные дефекты глубинных структур мозга, вследствие чего в них заключено трагическое для всего остального человечества сочетание садистических черт с неуемной жаждой власти. Причем власти тайной и достигаемой не путем постепенного восхождения по карьерной политической или социальной лестнице, а власти немедленной, получаемой путем устрашения окружающего микро- или макромира, посредством ужаса, который вызывают их нечеловеческие деяния. Но пребывать в полной таинственности в настоящее время не желает ни один террорист. И хотя руководители терроризма тщательно прячутся от людских глаз, теперь стало принято брать на себя ответственность за каждый конкретный теракт и таким образом провозглашать свою власть над миром. Не личную, а коллективную власть определенной террористической группировки.

Внутри данной категории можно выделить следующие типы:

а) идеологи–фанатики – наиболее опасный тип террориста, руководствующийся своими собственными убеждениями (религиозными, идеологическими, политическими) и искренне убежденный в необходимости своих действий, в правоте своих воззрений, в собственной непогрешимости, в возможности управлять судьбами людей. Как правило данная категория отличается достаточно высоким уровнем интеллекта, умением эффективно оказывать психологическое воздействие на других людей, красноречием.

б) непосредственные организаторы – тип более уравновешенный и хладнокровный, занятый не столько идейным обеспечением и эмоциональной энергетизацией, сколько продумыванием и планированием террористической деятельности и конкретных терактов. Лидер, предпочитающий оставаться в тени.

в) демонстративный тип – типаж откровенного боевого лидера, тщеславного и самолюбующегося «бойца-храбреца». Самоупоение при полном презрении ко всему и вся. Самоуверенность до мании величия.

II. «Обеспеченцы».

Вторую категорию составляют люди, готовые делать деньги любым путем, понимающие незаконность или преступность своих действий, но не обременяющие свою совесть никакими сомнениями. Их психологический портрет мозаичен и имеет массу оттенков в зависимости от того, какую функцию эти люди исполняют в деле террора. Но, как правило, их всех объединяет одно – сугубо корыстная мотивация поведения. Хотя, конечно, могут встречаться и отдельные исключения.

В данной категории можно выделить следующие типы:

а) вербовщики - поскольку дорогу к террористам найти не так просто, необходимо следить за потенциальными кандидатами, отбирать и вербовать их. Пополнять ряды террористической организации помогают специальные вербовщики. Данная категория лиц отличается высокой коммуникабельностью, умением легко вступать в психологический контакт, обладает навыками психотехнологий, внушающего воздействия.

Оплата у них сдельная и трудятся вербовщики не покладая рук, выискивая недовольных своей жизнью военспецов, любителей приключений, просто падких на деньги людей без морали и принципов, людей без устойчивого мировоззрения, имеющих серьезные личные проблемы, психотравмы. Кого-то им удается завлечь, а кого-то и заставить путем угроз или шантажа прийти на службу терроризму. Психология их примитивна: деньги платят – и ладно. Чем больше завербованных, тем больше денег.

Данная категория является наиболее слабым звеном в террористической организации в плане их обнаружения и выявления, так как им приходится действовать на виду у других.

б) разработчики терактов - в подавляющем большинстве это бывшие военспецы, прошедшие хорошую диверсионную подготовку в одной из спецслужб, а иногда даже в спецслужбах двух и более стран. Многолетняя диверсионная, а то и антитеррористическая деятельность формирует у них психологические черты, присущие и самим террористам. В принципе этих военспецов от террористов отличает только социальная направленность личности.

Однако, если по каким-либо причинам ущемляется их самолюбие или по возрасту с точки зрения государственной службы они «выходят в тираж», тогда происходит кардинальная смена социальной ориентации: они продолжают вести привычную деятельность, но только уже в «стане врага». Моральные принципы таких военспецов, как правило, давно стерты годами обучения и годами диверсионной деятельности. Помимо ущемленных амбиций, большую роль в смене социальных ориентаций играют деньги. В терроризме за ту же работу платят во много раз больше, чем на государственной службе любой страны.

в) «педагоги-воспитатели» - находятся на одной ступени с разработчиками терактов. Это инструкторы по всем видам специальностей террористической деятельности. Чаще всего это тоже бывшие работники спецслужб, ринувшиеся за большими деньгами. И так же, как у разработчиков терактов, у «педагогов-воспитателей» террористов, собственно, профессиональная деятельность не меняется. Просто раньше они учили людей бороться с террористами, а сейчас на основе своего прошлого опыта учат противостоять бывшим ученикам.

Сюда следует отнести и тех, кто «вбивает» в головы рядовым членам религиозные догмы, проводят идеологическую обработку – специалистов по индоктринации (промывания мозгов).

г) технологи – члены террористической организации, функции которых заключаются в техническом обеспечении проведения терактов. Обладают техническими и другими навыками, позволяющие им конструировать взрывные устройства и создавать условия для совершения конкретных террористических действий. Кто-то изготавливает для террористов фальшивые документы, кто-то обеспечивает их транспортом, билетами на самолет, жильем, складскими помещениями под взрывчатку.

Возможно, эти люди далеко не всегда знают, для кого они так стараются и на чьи деньги живут. Хотя сейчас даже человек, не обремененный большим интеллектом, способен понять, для и на кого он работает. Достаточно просто прочитать газеты, посмотреть новостные программы и сопоставить конкретные случаи терроризма со своими деяниями. Только вся эта техническая обслуга не очень-то обременяет свою совесть чужими горем и страданиями.

III. «Исполнители».

Следующую базовую категорию составляют люди, ранее и не помышлявшие о терроре, но кем-то или какими-то обстоятельствами вовлеченные в процесс террора. Уже будучи «приобщенными», они обретают уверенность, нередко фанатичную, в необходимости своего участия в террористических акциях и постепенно «входят во вкус» террористической деятельности. Характерологически многие из них постепенно сближаются по своим садистическим наклонностям и стремлению к власти с «организаторами». Наверное, и «организаторы», и вовлеченные в процесс террора имеют много общего с точки зрения их подсознательных побуждений. Равно как и серийные маньяки имеют те же изъяны в глубинных отделах мозга.

Этот тип террористов стоит на низшей ступени иерархической лестницы террористической организации и представляет собой непосредственных исполнителей терактов. Это те люди, которые доставляют взрывчатку к месту ее использования, проводники смертников, контролеры исполнения теракта, люди, нажимающие кнопки дистанционного управления (если смертники по каким-либо причинам этого не делают). Наконец, собственно, смертники и смертницы, ниже которых уже никого нет и быть не может.

Внутри данной категории можно выделить следующие типы террористов:

а) агрессивный тип – у данных людей агрессивная страсть к насилию, убийству, разрушению и устрашению преобладает над всем. Террор – основной способ эмоционального удовлетворения. Среди этой категории можно выделить тип «отморозка» - абсолютно безнравственного, хищного, работающего за вознаграждение, которому все равно кого резать и в кого стрелять.

б) авантюристический тип – человек не имеющий устойчивых политический ориентиров и твердых политических убеждений, но одержимый манией величия и жаждой, хотя и скандальной, известности, чьей жизненной стихией является риск и опасность. Как правило, данный тип в отличи от других действует в одиночку, что обуславливает трудности в его выявлении и применении к нему мер превентивного характера.

в) фанатичный тип – один из самых опасных типов террористов, так как идя на совершение теракта, заранее и сознательно подготовлен к собственной смерти, а потому наименее предсказуемый и наименее поддающийся мерам превентивного характера. При всей универсальности идейно-политических мотивов и ориентаций наиболее распространенным типом террориста-фанатика является религиозный фанатик независимо от его конкретной конфессиональной принадлежности.

г) зомбированный тип – это тип идеального исполнителя смертоносных заданий. Действует как запрограммированный автомат. Предельно внушаем. При выполнении задания, как правило, не испытывает чувство страха, быстр и сообразителен, в жизни чаще всего неприспособленный, пришибленный и безликий субъект.

д) мстительный тип – ведущий мотив основан на личной вражде и мести – за себя, за близких или друзей, единоверцев. Внутри этого типа с повышенной частотой оказываются подростки и женщины.

Внутри трех последних приведенных выше типов «исполнителей» можно выделить и весьма специфичный тип террориста – террориста-смертника.

В последние годы террористические организации все чаще стали применять метод борьбы, эффективность которого превышает эффективность любых ракетно-бомбовых ударов по направленности действия и затратам на его осуществление. Отличие - неизбежная смерть человека, являющегося одновременно и «средством доставки». При этом приходится констатировать: мировой опыт свидетельствует о том, что предотвратить действия террориста-смертника практически невозможно.

Смертники не работают в одиночку. За ними всегда стоит какая-то группировка. Использование смертников дает ей огромное преимущество над противником. Это преимущество заключается в следующем: во-первых, такие акции почти всегда приводят к многочисленным жертвам. Во-вторых, они всегда попадают в фокус СМИ, потому что символизируют решимость мятежников жертвовать собой. В-третьих, применение тактики самоубийств гарантирует, что атака состоится в наиболее подходящий момент, с учетом обстановки и расположения цели для удара. Бомбы с часовым механизмом или дистанционным управлением не столь совершенны. В-четвертых, нет нужды готовить пути отхода. В-пятых, нет опасений, что преступник попадет в руки противника и выдаст своих работодателей.

Ну а сам самоубийца - какова его мотивация? Им, по мнению специалистов, движут чаще всего религиозный фанатизм, националистический экстремизм и желание отомстить. Эти люди движимы желанием умереть и убивать. Что бы человек стал самоубийцей-смертником он должен чувствовать себя или совсем слабым или почти «богом». Один из внутренних мотивов подобного преступления – почувствовать собственное всесилие, справиться с беспомощностью. Таким людям свойственны экстремальные переживания – зависть и обида. Они завидуют тем, кто живет лучше, они обижены на них. Для них в мире царит абсолютное зло.

Проблема борьбы со смертниками настолько серьезна и всеобъемлюща, что для ее решения необходим комплексный подход с привлечением соответствующих специалистов. Чтобы раздавить нечисть, нужен опыт и многое другое.

Прежде всего, необходимо дать четкое определение тому, что представляет собой теракт, совершенный самоубийцей. Если боевик замыслил, к примеру, захватить автобус и направить его в пропасть, это еще не значит, что он - самоубийца. Ведь для него сохраняется шанс остаться в живых. К упомянутой выше категории не относятся и угонщики самолетов, других видов транспорта, террористы, которые прикрепляют к телу взрывные устройства на случай, если их распознают. Смертником может считаться такой террорист, который сознает: его задание может быть выполнено только при условии, что сам он не останется в живых.

Чаще всего смертник не сам предлагает принести себя в жертву. Его отбирает «духовный наставник» или командир. Затем наступает довольно длительный период подготовки, в том числе психологической. Готовят будущих террористов-смертников, как правило, в ряде стран Ближнего Востока, Закавказья, в Афганистане и Пакистане.

Обезвредить самоубийцу-террориста чрезвычайно сложно. Ведь он готов на смерть. Единственное средство против этого зла - эффективная работа служб безопасности. Специалисты считают, что террорист просто психологически не в состоянии ежесекундно быть готовым к самоубийству. Он не может постоянно держать палец на кнопке подрыва, ибо в этом случае преждевременный взрыв неминуем. Подсчитано, что террористу необходимо как минимум полминуты, чтобы подготовить себя к самоубийству. Вот эти-то полминуты являются решающими для профессионалов.

Психологический парадокс состоит в том, что часть смертников считают себя «честными и идейными бойцами террористического фронта», наивно полагая, что вся их деятельность происходит во имя ислама, во имя Аллаха или во имя каких-либо «благородных» с их точки зрения идей. Напротив, у насильственно вовлеченных в эту деятельность с помощью угроз и шантажа даже специальная нарко-сексо-психологическая обработка не всегда стирает в мозгу общечеловеческое понимание всей мерзости террористической деятельности. Умерщвлять самого себя оказывается не так-то просто. Именно поэтому идеологи терроризма и стали вовлекать в террористическую деятельность малолетних детей, с раннего детства воспитывая у них готовность умереть во имя террористических целей, подменяя в детском сознании этими целями святое для мусульман имя Аллаха.

Довольно сложно дать обобщенный психологический портрет террориста, но анализ различных психологических исследований, посвященных данной проблеме позволяет выделить следующие наиболее характерные черты личности террористов:

1. Комплекс неполноценности, проявляющийся в ущербности личности. Он чаще всего является причиной агрессии и жесткого поведения, которые выступают в качестве механизмов компенсации.

2. Низкая самоидентификация и заниженная самооценка. Террористическая группировка помогает индивидууму избавиться от недостатка психосоциальной идентификации, выполняя функцию психостабилизирующего фактора.

3. Самооправдание. Политико-идеологические мотивы, как правило, являются формой рационализации скрытых личностных потребностей.

4. Личностная и эмоциональная незрелость. Большинству террористов присущи максимализм, абсолютизм, часто являющийся результатом поверхностного восприятия реальности, теоретический и политический дилетантизм.

5. Агрессивная паранойя, склонность к возложению ответственности за собственные неудачи на обстоятельства и поиску внешних факторов для объяснения собственной неадекватности.

6. Для подавляющего числа террористов характерна слепая преданность террористической организации, ее задачам и идеалам.

7. Для типа исполнителей характерен низкий образовательный уровень, слабые познавательные интересы, недостаточно развитый интеллект.

8. Озлобленность личности, связанная с тем, что, как правило, террористами становятся лица вышедшие из неблагополучных семей, неполных семей, имеющие социально-патологическое развитие личности, люди не нашедшие себя в обществе, не имеющие или потерявшие работу, потерявшие близких, имеющие устойчивые асоциальные контакты, лица, с ограниченными физическими возможностями, лица, пережившие тяжелые психотравмы, дети.

9. Для всех характерна высокая агрессивность, постоянная готовность защитить свое «Я», стремление самоутвердиться, чрезмерная поглощенность собой, незначительное внимание к чувствам и желаниям других людей, фанатизм.

10. Для всех них характерная крайняя нетерпимость ко всякого рода инакомыслию, колебаниям и сомнениям.

Хотелось бы подчеркнуть: угроза терроризма вполне устранима. Было бы неверно рассматривать это явление как фатально неизбежное. Но непременное условие победы над ним - объединение усилий всех групп и слоев общества.

Проблема заключается не в том, чтобы уничтожить "Аль-Каиду" или другую какую-либо террористическую организацию. Главная проблема - уничтожить идеи терроризма.

Сейчас исключительно важно формирование у граждан чувства неприятия насилия как метода политической борьбы, а также понимания необходимости усилий всего общества по противодействию насилию. Однозначно ясно, что эта борьба должна вестись в области образования, массовой культуры, работы средств массовой информации, формирования общественного мнения и т.д. Победа над терроризмом возможна лишь тогда, когда этого желает общество.


1 D.G.Hubbard. Winning back the sky. A Tactical Analysis of Terrorism.San-Francisco etc. 1989. p.122

2 Wilkinson P. Political Terrorism. London, 1974. p.18

3 Психологи о терроризме (материалы круглого стола). //Психологический журнал, 1995, № 4.