Сайт Юридическая психология

Психологический практикум



 
Дело об эмигранте
 

Анискин с Сидоровым зашли в квартиру, где произошло преступление, и сразу окунулись в рабочую атмосферу. Над трупом пожилого человека колдовал эксперт. Из ругой комнаты доносился монотонный бубнеж – там общались с племянником покойного.

- Привет! Отравление цианистым калием. Никаких следов насилия, - отчеканил эксперт, не дожидаясь вопроса.

Анискин подошел к столу, где лежали документы покойного. Пробежал глазами: паспорт на имя Майкла Джонсона, билет на самолет из Лондона и обратно. Осмотревшись, Анискин отправился в комнату, где попросил оставить его наедине с племянником покойного.

- Меня зовут Валентин Иванов, - начал подробный рассказ молодой человек. – Раньше мой дядя носил такую же фамилию, но еще в 1980-хгодах он эмигрировал сначала в Израиль, а потом в Англию, где и стал Майклом Джонсоном. С тех пор с дядей я не общался и был очень удивлен, когда несколько дней назад в трубке раздался незнакомый голос. Дядя, а это был именно он, сказал, что хочет прилететь в Россию и увидеться со мной.

- Что же было дальше? – спросил Анискин.

- Я встретил дядю Мишу в аэропорту, привез домой. Мы беседовали целый вечер. У меня голова кругом пошла – сами видите, живу я не богато, а тут вдруг родственник-миллионер объявился. Тем более дядя Миша сказал, что после переезда на Запад он так и не женился. Как я понял из нашего разговора, у него была единственная страсть – к стяжательству. То есть зарабатывать, зарабатывать и еще раз зарабатывать, а тратить как можно меньше. Он считал каждую копейку. Мне в подарок, например, он привез галстук и запонки, судя по чеку, купленные на распродаже.

- Получается, Вы единственный наследник?

- Я так понял, что да. Вы поймите меня правильно, - спохватился Валентин, - дядю я видел только в детстве, и никаких нежных чувств к нему не испытывал.

- По какой причине Ваш дядя мог покончить жизнь самоубийством?

- Я не могу знать точно, но у меня есть одно предположение, - Валентин понизил голос. – Дядя обмолвился, что он тяжело болен. Суя по всему, он банально прилетел умереть в Россию.

- Вы думаете, Майкл Джонсон все спланировал заранее?

- Я уверен в этом. Дядя, как я понял, слишком большой прагматик, чтобы принять столь серьезное решение. Тем более, вечером мы пили чай, и он несколько раз отпускал туманные намеки на то, что он устал от жизни, что скоро все кончится и так далее. Я не придал значения – многие старики любят разглагольствовать на эту тему. Я ушел спать в свою комнату, а когда вышел утром, увидел мертвого дядю.

- Если Вы единственный наследник Майкла Джонсона, придется Вам привыкать к суровым будням миллионера… - заметил Анискин.

- Похоже на то, - притворно тяжело вздохнул Валентин.

- Хотя нет, - задумчиво продолжил свою мысль Анискин. – Ведь если потенциальный наследник отравил богатого родственника, то никаких денег он не получит.

Вскоре Валентин написал чистосердечное признание. Оказывается, появление дяди-миллионера и возможность получения наследства настолько взбудоражили молодого человека, что он понял: он не может ждать естественной смерти дяди, которая, вероятно, наступит еще не скоро. И Валентин отравил его…

 

Как Анискин понял, что Майкл Джонсон не планировал самоубийства?

(Не спешите нажимать на эту кнопку, пока не решили задачу)



Валентин сказал, что его дядя считал каждую копейку и был жутким скрягой. Но такой человек, спланировав самоубийство в России, не стал бы покупать обратный билет в Лондон.