Сайт Юридическая психология

Психологический практикум



 
Слепой попутчик
 

Анискин с Сидоровым как раз собрались перекусить и доставали принесенную из дома снедь, когда за дверью раздались гневные крики, а затем показался и издающий их мужчина. Широкоплечий, хорошо одетый, но втащил за собой пожилого человечка в поношенной, явно не по сезону курточке. Нос «буксируемого» украшали огромные черные очки, а в свободной руке он удерживал белую трость. Втащив жертву в кабинет наших бравых сыщиков, широкоплечий заявил:

– Здрасьте! Сосискин Петр Петрович меня зовут. Принимайте – ваш клиент. Ворюга!

– Вы все неправильно поняли, – слабым голоском запротестовал пожилой.

– Цыц! – одернул его Сосискин. – Я сейчас говорю!

– Слушаем вас, – уселся поудобнее Анискин.

Майор Анискин

– Еду я, значит, на работу. Спешу. Ну, у меня, как обычно, барсетка на заднем сиденье лежит. Смотрю – этот стоит машину ловит, голосует. Слепой! Ну, я ж не зверь какой, остановился. Он спросил, куда я еду и не могу ли его подвезти. Я ответил, он обрадовался – по пути, мол. Я ж не зверь какой! Посадил его на заднее сиденье да поехал. Доехали, он спасибо сказал, денег предложил, да я не взял. Грех с инвалида брать! Он вылез да пошел, а меня что-то как дернуло, обернулся – а барсетки-то и нет! К счастью, слепой этот далеко отойти не успел, я его догнал, схватил и к вам привел. Я тут рядом работаю, так что знаю, где у нас в районе отдел милиции. У-у-у, гад такой! – погрозил он слепому кулаком. – Убил мою веру в человечество. Никому больше никогда помогать не буду!

– Да послушайте, вы! Товарищи милиционеры, заставьте его послушать, –чуть не плакал слепой.

– Говорите, – разрешил Анискин.

– Дело в том, что здесь у вас рядом поликлиника, я как раз здесь наблюдаюсь у врача. Слепота моя неизлечима, но я должен подтверждать группу инвалидности. Как раз сегодня – этот день. Транспорт ходит плохо, пенсия у меня относительно неплохая, из дома выбираюсь редко. Поэтому, когда наступает необходимость, ловлю машину. Вот и в этот раз подошел к краю дороги, стал ловить. Первый, на «вольво», совсем в другой район едет, второй, на «Жигулях», тоже… В общем, только пятый водитель, вот этот добрый человек согласился подвезти. Посадил меня на заднее сиденье, а когда мы приехали, я вылезал и чисто на автомате прихватил его барсетку. Дело в том, что у меня точно такая же сумочка с документами, которую я, как на грех, оставил дома. Я только потом, когда он меня уже за шиворот схватил и кричать начал, что я вор, понял, что произошло! Ну, господи, почему такое невезение и именно сегодня – и документы забыл, и за вора приняли… Стыд-то какой! – слепой присел на стул и обхватил голову руками.

– Ну-у-у, – пробасил Сосискин. – А чего ты сразу-то не сказал?

– Так вы мне слова не дали сказать! – вскинулся слепой. – Вы ж за шиворот сразу схватили, кричать начали, мне слова не давали сказать! Даже в кабинет привели, все время рот затыкали!

Сидоров согласно кивнул.

– Ну, если такое дело, – виновато сказал здоровенный Сосискин. – Я это… того-самого… извиняюсь. Я мужик простой, из деревни, в городе недавно, иногда туго соображаю.

– Да я понимаю, что вы не со зла, – принял извинения слепой. – Но не надо всегда думать о людях плохо. Не все вокруг негодяи.

– Извиняюсь за беспокойство, граждане милиционеры, – обратился Петр Петрович к милиционерам. – Мы пойдем. А бедолагу этого я до дому довезу в виде компенсации.

– Боюсь, что одному из вас придется остаться, – резко поднимаясь из-за стола отозвался Анискин. – Коллега, давайте-ка вот этого гражданина в камеру!

Кого велел задержать Анискин, и почему рассказ этого человека показался ему подозрительным?

(Не спешите нажимать на эту кнопку, пока не решили задачу)



Слепого. Во-первых, слепой вряд ли мог точно определить марки автомобилей, которые останавливались. А во-вторых, он сказал, что барсетка была точно такой, как у него. Следовательно он ее видел.