Сайт Юридическая психология

Психологический практикум



 
Прокол воришки
 

В кабинет к Анискину и Сидорову робко заглянул стажер отдела Вася Носкин:

- Извините, тут такая ситуация: мне доставили подозреваемого в краже. Но, по-моему, не наш клиент. Приличный мужчина, документы в порядке. Да и потерпевший уже претензий не имеет...

В кабинете Носкина сыщики увидели амбала в кожаной куртке и пожилого мужчину с растрепанными седыми волосами и в очках с толстыми стеклами.

Сидоров с ходу грозно надвинулся на амбала:

- Ну что, колоться будем?

- Что-о-о? - удивленно пробасил тот.

- Это потерпевший, - подал голос Валя Носкин.

- Ну и методы работы у вас! - возмущенно заявил амбал. - Нет уж, я вам Виктора Пантелеймоновича на растерзание не оставлю. Официально заявляю: претензий не имею и требую, чтобы мы ушли отсюда вместе!

- Спокойно, граждане, разберемся! - заявил ко всему привыкший Анискин. - Так что случилось?

- Ошибка вышла, милостивый государь, - отозвался старичок. - Видите ли, меня, интеллигентного человека, ученого, приняли за банального, стыдно сказать, вора! У вас в городе я в командировке, ехал к коллеге-ученому в трамвае. Смотрю-на полу кошелек валяется, я нагнулся, поднял, держу его в руке. Только собрался спросить, чье это портмоне, а тут Андрей Борисович обернулся - это его кошелек оказался! - увидел его у меня в руках и как схватит меня, как закричит! И к вам, милостивые государи, доставил под белы руки.

-Ну, простите, Виктор Пантелеймонович, - смущенно пробасил амбал. Судя по всему, как и многие физически крепкие люди, производящий грозное впечатление, но на самом деле очень добрый. - Сами понимаете, контролер подошел, я в карман за кошельком полез - а его нет. Оборачиваюсь, смотрю, а он у вас в руках, и мне даже показалось, что вы его спрятать хотите. Поймите меня правильно!

- Да все понимаю, Андрей Борисович! Я очень рад, что вы поняли мотив моего поступка и больше не держите на меня зла.

Майор Анискин

- Ну, какое тут зло? - амбал повернулся к сыщикам и восхищенно заявил им: - Вы бы знали, какой это человечище, какой мегамозг! Такие люди - гордость России! Это я токарем на заводе вкалываю, а Виктор Пантелеймонович - суперматематик! Академик! Да Гришка Перельман перед ним - мальчишка, щенок! Он мне тут как рассказал, над какими проектами они у себя работают, у меня ум за разум зашел!

- Да Бог с вами, - покраснел старичок. - Григорий Яковлевич Перельман настоящий гений. И, как и положено гению, бескорыстный. Я бы, скажу честно, от Нобелевской премии по математике отказаться не смог. А он смог! Мы оба математики, но он полностью абстрагировался от меркантильного мира и жажды наживы, а я, к сожалению, не святой...

-Ладно, разговор окончен! - хлопнул рукой по столу Носкина токарь. - Пойдемте, Виктор Пантелеймонович, выпьем по стопочке коньяка во славу российской науки и за вас лично. Я угощаю!

- Ну что же, пойдемте, Андрей Борисович. Всего доброго, молодые люди, - интеллигентно раскланялся с сыщиками старичок. - Желаю вам успехов вашем непростом ремесле.

- Боюсь Андрею Борисовичу придется пить в одиночестве, - сухо заявил Анискин. - Я вынужден задержать Виктора Пантелеймоновича до выяснения личности.

Пробив "ученого" по базе, сыщики выяснили, что им в руки угодил известный вор-рецидивист. Прекрасный психолог, умевший втереться в доверие жертвы, даже поймавший его за руку, он почти всегда уходил от руки, правосудия, выдавая себя то за ученого, то за известного писателя, а то и за сотрудника правоохранительных органов, который ловит карманников на транспорте. К счастью, на "гастролях" в другом городе он наследил и на момент задержания Валей Носкиным находился в розыске. Поэтому его удалось отправить за решетку, даже несмотря на то, что Андрей Борисович категорически отказался давать против него показания.

КАК АНИСКИН ПОНЯЛ,ЧТО "УЧЕНЫЙ" ВОВСЕ НЕ ТОТ,ЗА КОГО СЕБЯ ВЫДАЕТ?

(Не спешите нажимать на эту кнопку, пока не решили задачу)



По мотивам личного характера Альфред Нобель на дух не переносил математиков. Поэтому согласно его завещанию Нобелевская премия не присуждается математикам за заслуги в этой науке. И тот же Григорий Перельман, вопреки распространенному мнению, отказался не от Нобелевской премии, а от Премии тысячелетия.