Сайт Юридическая психология

Психологический практикум



 
ВСКРЫТЫЙ БАГАЖ
 

— Нет, меня не устраивают ваши извинения! — кричал толстый мужчина на представителя авиакомпании «Эх, прокачу!». — Я требую немедленной компенсации за украденный багаж!

Крик, отражаясь от сводов здания аэровокзала, привлек внимание многих пассажиров. Подошел к начавшей скапливаться толпе и Анискин, по долгу службы оказавшийся в аэропорту. Не слушая бормотания администратора, который явно пытался успокоить его, толстяк продолжал вопить:

— И это называется — приличная авиакомпания? Чего стоят все ваши рекламы? Либо вы немедленно оплатите мне утраченный багаж, либо за вашу репутацию я не дам и ломаной копейки!

— А что случилось? — поинтересовался один из зевак. Толстяк принялся оживленно рассказывать:

— Что-что! Соблазнился рекламой, купил билет на самолет к вам в город в «Эх, прокачу!». Сдал в багаж ручную кладь — чемодан весом 7 килограммов, вот у меня и квиточек есть! Меня еще заставили за перевес заплатить. Ценные, знаете ли, вещи — ноутбук, навороченный фотоаппарат плюс я из Владивостока лечу, так вез своим знакомым в подарок несколько банок икры. И что вы думаете? Прилетаю, выдают мне из багажа чемодан. Поднимаю, чувствую — слишком легкий! Я его открываю прямо у стойки — а он пустой!

Майор Анискин

— Мы обязательно разберемся, — виновато бормотал администратор, — проведем расследование. Пожалуйста, не кричите, не создавайте нездоровый ажиотаж. Вы же сами видели, все пломбы на чемодане были целыми!

— Нездоровый ажиотаж? — взвизгнул толстяк. — А создавать здоровое воровство у вашей компании считается нормальным? Да я вас по судам затаскаю, если вы немедленно не компенсируете мне потери. А насчет пломб — так ваши воры наверняка научились фальшивые пломбы ставить! Тоже мне, искусство!

— Одна-ако, — протянул один из тех, кто наблюдал сцену. — У меня тоже билет на самолет «Эх, прокачу!». Сдам-ка я его от греха подальше. Полечу лайнером нормальной компании, где не воруют.

— Я, пожалуй, тоже. А то, что получается, у человека вещи сперли, а вместо компенсации обещают расследование. Знаем мы эти расследования, — заявил второй. Оба направились к стойке «Эх, прокачу!» с явным намерением сдать билеты. За ними потянулись еще несколько зевак.

— Я умоляю, успокойтесь. Может быть, пройдем в служебное помещение и все обсудим?

— Нет, никаких служебных помещений! — кричал пострадавший. — Вы просто хотите увести меня с глаз подальше. Докажите, что вы действительно готовы компенсировать ущерб, прямо на глазах у этих людей. И тогда ваша репутация будет восстановлена!

— Какая компенсация вас устроила бы? — пошел на попятную представитель проштрафившейся авиакомпании, видя, как один за другим пассажиры сдают билеты.

— Сто тысяч рублей на бочку! — перевел разговор на деловые рельсы толстяк. — Хотя, конечно, это не поможет мне восстановить фотографии любимой дочки, которые остались в украденной камере, и коллекцию редких игр, что хранилась на ноутбуке. Но хотя бы поможет сгладить боль потери!

Зеваки, затаив дыхание, ждали развязки. Даже те, кто уже было отправился сдавать билет, остановились, явно готовые изменить решение, если «Эх, прокачу!», сделает жест доброй воли. Тяжело вздохнув, растерянный администратор заявил:

— Хорошо. Я думаю, мы сможем уладить этот вопрос на месте.

— Одну минутку! — вмешался Анискин, предъявив удостоверение. — Я полагаю, что вы ничего не должны платить этому пассажиру, а речь идет о банальном мошенничестве.

Когда Анискин взял толстяка под руку, тот изменился в лице, но вскоре, оказавшись в служебном помещении и утратив поддержку толпы, сдулся и сознался в попытке жульничества.

Почему чемодан пассажира, согласно квитанции весивший семь килограммов, после перелета оказался пуст?

(Не спешите нажимать на эту кнопку, пока не решили задачу)



У скандального пассажира, разумеется, не было никаких ценностей. Он положил в чемодан несколько брикетов сухого льда и специально оставил слегка прикрытой молнию. За время долгого перелета из Владивостока содержимое просто испарилось, не оставив никаких следов. Жулику оставалось только изобразить возмущение, устроить скандал и потребовать компенсации с компании «Эх, прокачу!».