Сайт Юридическая психология

Психологический практикум



 
ФУТБОЛЬНОЕ АЛИБИ
 

Участковый Данилин провел Анискина и Сидорова в квартиру, где произошло убийство. Эксперт уже закончил свою работу и отчитался перед прибывшими:

— Потерпевший погиб от колотой раны в область сердца. Смерть наступила около четырех дня.

— По «02» позвонили соседи потерпевшего, — вмешался в беседу Данилин. — Целый день здесь громко работал телевизор, а у них маленький ребенок. После 22-00 они и вызвали полицию. Я прибыл на место. На звонки никто не отвечал. Подергал на ручку, дверь открылась. Я зашел — а тут труп.

— Какие-то зацепки? — поинтересовался Анискин.

— Никаких следов взлома не обнаружено, вероятно, потерпевший сам впустил убийцу (или убийц). Из квартиры, на первый взгляд, ничего не пропало. У погибшего из родственников только племянник Валентин Носкин, с которым они находились в довольно сложных отношениях — тот требовал, чтобы дядя оформил на него квартиру. Пока единственное, что приходит в голову. Сейчас будем делать поквартирный обход.

— Договорились, — кивнул Анискин. — Вы тогда работайте, а мы навестим племянника погибшего.

…В дверь звонили долго, что не удивительно: было уже около полуночи. В конце концов им открыл дверь заспанный мужчина, от которого попахивало пивом. Представившись, сыщики попросили разрешения войти.

— В каких отношениях вы с дядей? — с ходу спросил Анискин.

— В плохих. Мы с ним поругались относительно завещания и общались очень мало. А что случилось? — поинтересовался Валентин.

— Ваш дядя убит, — скупо ответил Анискин. — Его зарезали.

Носкин картинно схватился за шею:

— Какой кошмар! Дядя — очень тяжелый человек, но он не заслужил такой участи. В глубине души я все же любил его, хотя он был очень упрям. Все-таки единственный мой родственник, брат отца. Ужасная новость!

— Что вы делали в момент убийства? — поинтересовался сыщик.

— Сегодня же Лига чемпионов была. А я страстный любитель футбола. Привычка такая есть — как матч, я беру пивка, устраиваюсь перед телевизором и болею… Так что сегодня с трех до пяти я был дома и никуда не выходил.

— Кто-то может это подтвердить? — уточнил Сидоров.

— Нет, я всегда один смотрю. Считаю, что большая компания только убивает интерес к просмотру. Футбол для меня, извините за откровенность, дело интимное. Я даже телефон отключаю на время матча. Так что мои свидетели, — криво усмехнулся Носкин и показал рукой в мусорное ведро, где лежали пустые пивные бутылки, — только они.

— Несерьезно! — нахмурился Сидоров.

Валентин задумался:

— У нас дом блочный, слышимость очень хорошая. Наверняка соседи смогут подтвердить, что у меня с трех до пяти телик громко работал. Я всегда на время матчей звук чуть ли не на максимум включаю. Соседи уже знают про эту мою маленькую слабость, претензий не предъявляют. Вот, пожалуй, и все.

— А с каким счетом закончился матч? — ввернул фразу Сидоров, который сам любил футбол и потому смотрел сегодняшний поединок. Чем черт не шутит, вдруг Носкин создает себе алиби, а счета не знает? Тогда все совсем просто. Но Валентин совершенно правильно ответил:

— 3-0 в пользу хозяев. У них еще на последней добавленной минуте здоровенный такой негр гол заколотил… Тьфу, забыл, как его зовут.

Сидоров в ответ на вопросительный взгляд Анискина кивнул. Все верно: хозяева выиграли 3-0, и гол действительно забил игрок из Африки. Фамилию его, кстати, Сидоров, к своему стыду, тоже забыл.

Сыщики встали, и Анискин, хлопнув себя по лбу, вдруг попросил хозяина:

Майор Анискин

— Простите, покажите ваши руки! Один момент буквально!

Стоило удивленному Валентину протянуть руки, как на его запястьях захлопнулись наручники, ловко наброшенные майором.

— Гражданин Носкин, вы задержаны по подозрению в убийстве вашего дяди, — заявил ошарашенному мужчине Анискин. — Рекомендую сделать чистосердечное признание!


Почему Анискин решил, что Носкин виновен в убийстве дяди?

(Не спешите нажимать на эту кнопку, пока не решили задачу)



Носкин, заявляя о своем алиби, сообщил, что с 3 до 5 был дома. Но сотрудники милиции не сообщали ему в какое время был убит его дядя. А он точно знал это время. Следовательно, он имеет непосредственное отношение к этому преступлению.