Сайт Юридическая психология
Психологический практикум

Сергей Асямов

 
РИСКОВАННОЕ ДЕЛО
 

- Ну что, Сережа, ты мечтал заняться громким делом с международным размахом? – обратился майор Сейтимбетов к своему помощнику, входя в кабинет. – Только что был у начальства – нам поручают расследование совместно с Интерполом.

- Да ну! – лейтенант Гордеев даже подскочил со своего стула. – Вы не шутите, шеф?

- Какие шутки! – майор бросил на стол перед лейтенантом папку с какими-то бумагами. – Вот полюбуйся, какой геморрой обрисовался тут у нас.

- Интерпол подозревает одного из менеджеров канадской юношеской хоккейной команды «Грозные гризли» Джона Смола в контрабандной торговле наркотиков, - начал свой рассказ Сейтимбетов. – Но у них нет прямых улик на него и никак не удается взять его с поличным при перевозке наркотиков. Через несколько часов его команда прибывает к нам в город, чтобы провести пару товарищеских игр с нашими ребятами. У интерполовцев есть основание считать, что наш город и является конечной точкой этого «нарковояжа».

- Понял, - ответил лейтенант. – И нам поручают завершить эту «блестящую» операцию. А если что, то крайними будем мы…

- Какой ты догадливый! – усмехнулся майор. – Ладно, давай прикинем, что мы имеем и что надо будет сделать. Во-первых, эти «гризли» везут с собой целый вагон снаряжения – форма, клюшки, шайбы, напитки, продукты питания, различные сувениры и т.д. и т.п. Даже чучело медведя-гризли с собой возят. Оно у них вроде талисмана. То есть, есть где спрятать наркотики. Можно было бы конечно все это перепотрошить, но представляешь какой будет международный скандал. Надо точно знать, где искать. Во-вторых, интерполовцы зафиксировали в Риге, где команда находилась несколько дней до того, как отправиться к нам, контакт Смола с одним известным европейским поставщиком наркотиков. Кстати, там в Риге команда и пополнила свои запасы напитков и провизии. Так вот, Смол как-то зашел в один бар и присел за столик, где как раз сидел этот наркодилер. Он обратился к нему по-английски с просьбой разрешить сесть за столик, но тот сделал вид, что не понимает его и через минуту встал и ушел. В пепельнице он оставил сложенную бумажку. Смол взял ее и через секунду поджег зажигалкой. Официант поднял шум, забрал пепельницу с горящей запиской и потушил ее. Интерполовцы забрали эту пепельницу с остатками записки у официанта, но там остался только лишь небольшой кусочек, на котором можно прочитать слово «риск». Да вот можешь сам посмотреть – они прислали фотографию.

Следователь Сейтимбетов

Гордеев внимательно осмотрел протянутый снимок и спросил майора:

- А почему по-русски? Этот Смол, что знает русский язык?

- Да. Он занимается поиском перспективных игроков в постсоветских странах и неплохо разговаривает по-русски. Отсюда у него и связи в нашей стране.

- Интересно, что значит это слово? – размышлял в слух лейтенант. – «Большой риск», «рискованная операция»…

- Узнаем, если сможем задержать преступников, - ответил Сейтимбетов. – Сейчас наши оперативники ведут наблюдение за Смолом, но пока никаких подозрительных контактов у него не было. Я так думаю, что все произойдет только после игры.

- Почему? – удивленно спросил его Гордеев.

- Суета, большое количество людей, журналисты, фотовспышки и тому подобное… Самый удобный момент для передачи «товара». Короче, завтра мы с тобой идем смотреть хоккей.

На следующий день Сейтимбетов вместе с Гордеевым сидели на трибуне местного стадиона и изображали из себя страстных болельщиков, при этом ни на секунду не упуская из поля зрения Смола. Их подстраховывали несколько оперативников в разных местах на стадионе, но и они ничего подозрительного не заметили.

Внимание всех болельщиков было привлечено не только к захватывающей игре, но и к талисману канадцев – чучелу гризли. Смол сидел рядом с ним и периодически поднимал его лапы, раскачивал тело и грозно рычал, когда канадцы атаковали ворота противника.

Хоккей удался на славу. Игра, к восторгу зрителей, закончилась вничью, но на этом представление не закончилось. Канадские хоккеисты вытащили на лед чучело гризли, сделали с ним круг почета и посадили прямо на лед, чтобы желающие могли сфотографироваться с ним.

Потом были торжественные речи, обмен сувенирами. Канадцы подарили местным ребятам кучу подарков – форму, коньки, клюшки, шлемы и даже несколько упаковок с хоккейными шайбами. Смол принимал активное участие в передаче всех этих подарков.

Сейтимбетов внимательно следил за всем этим действом и вдруг он толкнул Гордеева в бок и сказал ему:

- А ну-ка пошли быстрее вон за тем типом!

- За кем? – с недоумением спросил Гордеев.

Но майор уже устремился в подтрибунные помещения за человеком, который, прогибаясь под тяжестью, тащил упаковки с подаренными шайбами.

Через несколько минут в кабинете директора стадиона собралась большая куча народа: сотрудники полиции, представители местной хоккейной команды и стадиона. Возле дверей крутились несколько журналистов, которые уже что-то пронюхали.

Задержанный оказался завхозом стадиона и он громко возмущался тем обстоятельством, что его задержали не понятно за что.

Посреди большого стола в кабинете лежало три больших упаковок с хоккейными шайбами. В каждой из них было по пятьдесят штук. Упаковки были запечатаны в красочные целлофановые оболочки без каких-либо видимых повреждений.

Не обращая внимания на причитания завхоза и недоуменные взгляды спортивных деятелей, Сейтимбетов приказал Гордееву вскрыть одну из упаковок. Он протянул лейтенанту свой знаменитый швейцарский перочинный нож и сказал, чтобы тот разрезал одну из шайб.

Лейтенант, недоуменно поглядывая на майора, начал резать шайбу. Она была из очень твердой резины и с трудом подавалась лезвию ножа. Но через пару минут Гордеев держал в руках две половинки шайбы. Ничего интересного в них не было.

Сейтимбетов приказал ему продолжать разрезать шайбы. К этому делу он подключил и двух оперативников, которые находились здесь же в кабинете. Одному из них вместо ножа досталась ножовка, которую нашли в кабинете.

- И что мне с ней делать? – спросил оперативник.

- Пилите, Шура, пилите, они золотые! - съязвил Гордеев.

Когда полицейские разрезали уже более половины шайб из упаковки, дверь кабинета открылась и на пороге появился руководитель канадской команды. Из-за плеча у него выглядывал Джон Смол.

- Што ви делаете? – возмутился канадец. – Эта видь подарок наших ребят вашим детям. Ми будим жаловатся.

- Режь следующую, - приказал майор Гордееву. Повернувшись к канадцам, он произнес на чистом английском:

- Вам придется немного подождать, господа, а потом можете жаловаться куда хотите.

Гордеев с удивлением посмотрел на своего шефа. Он и не подозревал, что тот так свободно владеет английским.

Через несколько минут полицейские перерезали все шайбы в упаковке. В них ничего не было. Гордеев и оперативники с немым вопросом смотрели на майора.

- Вскрывайте вторую упаковку, - приказал тот.

Гордеев подошел к нему и потихоньку сказал:

- Шеф, рискованное дело вы затеяли. Если мы ничего не найдем, будет грандиозный скандал. Под дверью куча журналистов, падких на любую сенсацию.

Но майор был непреклонен и молодым полицейским не оставалось ничего другого, как вскрыть новую упаковку и начать резать шайбы.

И тут из шайбы, которую, разрезал Гордеев, вдруг посыпался белый порошок. Шайба оказалась полым контейнером в котором находилось около 100 грамм белого порошка. Приглашенный эксперт-криминалист провел экспресс-анализ и уверенно заявил, что это героин. Все пятьдесят шайб были точно такими же контейнерами. И хотя в третьей упаковке были обычные шайбы, улов полицейских оказался богатым – пять килограммов чистейшего героина…

Вечером, после завершения всех следственных мероприятий, уставшие, но довольные полицейские сидели в кабинете Сейтимбетова и потягивали хороший коньяк, который майор по этому случаю достал из сейфа.

- Ну вот, Сережа, дождался ты, - обратился он к Гордееву. – Теперь и в Интерполе будут знать про тебя.

- Ладно, шеф, - довольно улыбнулся лейтенант, - лучше колитесь, каким образом вы догадались, что «товар» будет в шайбах? Ведь было множество других удобных мест. Я, например, был уверен, что тайник будет в чучеле медведя…

Действительно, как следователь Сейтимбетов догадался, что тайник оборудован в шайбах?

(Не спешите нажимать на эту кнопку, пока не решили задачу)



- А ты знаешь, Сергей, - ответил ему Сейтимбетов, - ты был прав, когда сказал мне, что мы затеяли «рискованное» дело. Ты помнишь ту записку, которую обнаружили интерполовцы? Все решили, что это слово написано на кириллице и прочитали его как «риск». На самом деле записка была написана на английском и это было слово «puck», т.е. шайба. Сообщник Смола в записке указал то, где будет оборудован тайник.
- Учите английский, Сережа, а то так и будете пилить как Шура, - улыбнулся майор.