Сайт Юридическая психология
Психологический практикум

Сергей Асямов

 
ПОДСОЛНУХИ ДА ВИНЧИ
 

После работы Сейтимбетов решил заехать к своему другу бизнесмену Куропаткину. Тот еще с утра пораньше позвонил и попросил приехать — ему снова требовалась помощь майора. Он был очень возбужден и пообещал представить какую-то «бомбу». «Наверное опять ему чего-нибудь втюхнули очередные «искусствоведы», — размышлял Сейтимбетов по дороге к дому Куропаткина. — Сколько раз его уже обманывали, а он все продолжает оставаться доверчивым ребенком. И автограф Пушкина, и статуэтку Микеланджело, и даже саблю Тамерлана приобретал «великий» коллекционер. Лучше бы он коллекционировал бабочек… Хотя и там ему могли под видом какого-нибудь южноафриканского махаона всучить раскрашенную капустницу. Интересно, чем это он меня собирается сегодня поразить?»

Куропаткин с порога сразу потащил Сейтимбетова в свою обширную гостиную, которая одновременно служила ему и художественной галереей, и подвел к одной картине на стене, на которой был изображен натюрморт с букетом цветов подсолнуха.

— Ну, что скажешь? — хозяин дома вопрошающе посмотрел на Сейтимбетова и с нетерпением ожидал его реакции.

Следователь Сейтимбетов

— Ну что сказать, — протянул тот, — хорошая работа… Но вроде тебя никогда не интересовали натюрморты?

— И это все, что ты можешь сказать? Хорошая работа… — возмутился Куропаткин. — Да перед тобой один из шедевров мировой живописи! А он — «хорошая работа»…

— Да не бурчи, Семен! — Сейтимбетов похлопал его по плечу. — Ты ведь знаешь, что я довольно спокойно отношусь к живописи, в отличии от тебя. Это у тебя при виде «шедевров» подкашиваются ноги, трясутся руки и кружится голова.

— Ты как всегда иронизируешь над моими увлечениями, — «пробурчал» Куропаткин, — но посмотрим как у тебя закружится голова, когда ты узнаешь, что это за картина перед тобой и кто ее автор.

— Да неужели это рука самого Великого Мастера? Леонардо, я угадал? — попробовал поиронизировать майор и был поражен реакцией хозяина.

— Ты, ты уверен?... — дрожащим голосом тот переспросил его. — Значит меня не обманули. А я дурак еще сомневался. Надо ведь теперь принять меры к обеспечению ее безопасности. Вот я дурак, повесил ее на стенке. Надо переложить ее в сейф…

— Эй, алё, Сеня! Приди в себя, — Сейтимбетов был уже не рад своей шутке. — расскажи, откуда у тебя эта картина.

— Пару дней назад ко мне обратился один мой знакомый, мы с ним как-то провернули одно удачное дело, и предложил купить у него неизвестное полотно да Винчи — вот этот натюрморт.

— Семен, да будет тебе известно, что великий Леонардо никогда не писал натюрмортов, — произнес Сейтимбетов.

Но Куропаткин его не слышал:

— Да, все так считали. Но этот знакомый рассказал, что эта картина хранилась в его семье на протяжении нескольких поколений в строгой тайне. У них есть все документы, в том числе и исторические, которые подтверждают, что это работа Леонардо. Мало того… Тебе ничего не напоминает эта картина?

— «Подсолнухи» Ван Гога… — улыбнулся майор. — Кстати, меня быстрее можно убедить в том, что это одна из его работ.

— Вот именно, Ван Гог! — воодушевленно произнес Куропаткин. — Прапрадед моего знакомого долгое время вел бизнес в Париже в конце XIX века и познакомился там с Ван Гогом. У художника ведь были большие финансовые проблемы, при жизни его картины не очень то продавались и вот он как-то предложил этому прапрадеду купить у него этот натюрморт. Он рассказал, что это картина кисти самого Леонардо да Винчи.

— А как она к нему попала? — спросил Сейтимбетов. — И почему о ней никто ничего не знал?

— Все знают, что отец Ван Гога был священником, но мало кто знает, что он был одним из рыцарей того самого Приората Сиона, Великим магистром которого в свое время был да Винчи. Смотрел фильм «Код да Винчи»? — спросил Куропаткин и, не дожидаясь ответа, продолжил. — Так вот, отец хранил эту картину, которая досталась ему, по всей видимости, по роду его тайной деятельности. После его смерти картина перешла к Ван Гогу, но в то время у него начались проблемы с психикой и он, видимо, не осознал того, что у него оказалось в руках. Он продал ее за какие-то пять тысяч франков. Это не очень большие деньги в те времена. Но что самое интересное, первые «Подсолнухи» Ван Гога появились как раз в то время, когда он был владельцем этой картины. Так что он заимствовал свой знаменитый сюжет у Леонардо.

— Но Леонардо не писал натюрмортов. — возразил ему Сейтимбетов. — И вообще в те годы почти никто не писал их. Они вошли в моду только лет через триста…

— Ну, при Леонардо, да и через сотни лет после него, никто не строил вертолетов, не использовал парашюты, да и многое другое, что придумал Великий магистр. — возразил ему Куропаткин. — В результате проведенных исследований, моему знакомому удалось выяснить, что эту картину Леонардо написал еще в молодости и больше к этому жанру не возвращался.

— Если одна из работ «Подсолнухи» Ван Гога была в свое время продана за сорок миллионов долларов, то подсолнухи да Винчи оставят тебя без штанов, — опять сыронизировал майор.

— Не переживай, — серьезно произнес его друг, — мой знакомый в сложной финансовой ситуации и ему очень срочно нужны деньги. Он готов ее продать за миллион. Да, это большие деньги, но мне их не жалко. Я хочу представить миру этот неизвестный шедевр и передать в наш городской музей.

— Представляешь, как мне будет благодарно все прогрессивное человечество, — пафосно закончил Куропаткин.

— Я представляю, как все «прогрессивное человечество» будет смеяться над тобой, — еле сдерживая смех произнес майор. — В который раз говорю тебе — перестань приобретать «шедевры» у сомнительных типов. Тебя в очередной раз пытаются развести на большие деньги.

 

Почему Сейтимбетов не поверил в то, что это картина кисти Леонардо да Винчи?

(Не спешите нажимать на эту кнопку, пока не решили задачу)



На картине помимо подсолнухов изображены початки кукурузы. А первые зерна кукурузы, как известно из истории, в Европу привез Хростофор Колумб, вернувшись в 1493 году из своего первого путешествия в Америку. И только в течении нескольких следующих десятилетий кукуруза стала распространяться по европейским странам. Не известно, видел ли когда-нибудь в своей жизни Леонардо да Винчи початки кукурузы, но абсолютно точно, что художник, родившийся в 1452 году, не мог их видеть в своей молодости.