Сайт Юридическая психология
Психологический практикум

Сергей Асямов

 
ФАЛЬШИВАЯ КАРТИНА
 

У следователя Сейтимбетова было много друзей, но ни один из них не причинял ему столько хлопот, как бизнесмен Курапаткин. За долгие годы дружбы в какие только передряги он не попадал: то на него «наезжали» рэкетиры, то его обворовывали, то он становился жертвой мошенников… Причем последнее случалось с регулярной частотой. Дело в том, что Куропаткин был большим почитателем искусства и антиквариата, имел достаточные средства для того, чтобы регулярно пополнять свою домашнюю коллекцию, но был очень доверчив и постоянно становился жертвой различных махинаторов. Вот и сейчас, судя по дрожащему голосу в телефонной трубке, он попал в очередную криминальную историю.

— У тебя есть связи в Интерполе? — с ходу огорошил майора Куропаткин.

— На тебя что, международная мафия наехала? — иронично спросил его Сейтимбетов.

— Международная банда мошенников, — серьезно ответил Курапаткин. — Ты можешь сейчас приехать? Нужна твоя помощь…

Через четверть часа Сейтимбетов, удобно расположившись в большом кресле, внимательно слушал рассказ своего друга.

— Ты ведь знаешь, — взволновано начал хозяин дома, — что я недавно по делам своего бизнеса был в Италии. После завершения переговоров мои итальянские коллеги организовали мне поездку во Флоренцию. Я давно мечтал побывать в городе, знаменитого тем, что именно отсюда Европа шагнула в эпоху Возрождения. Там кажется, что даже воздух пропитан духом искусства, каждый камень несет на себе воспоминания о тех, чья нога касалась его — Леонардо, Рафаэль, Микеланджело, Боттичелли.

— И у тебя закружилась голова от этого воздуха, — произнес с улыбкой Сейтимбетов, уже догадываясь о том, что произошло, — а эти камни направили тебя к ловцам «особых» любителей искусства.

— Ты прав, — со смущением произнес Куропаткин. — Бродя по старинным улочкам Флоренции, я наткнулся на одну весьма приличную художественную галерею, в которой можно было приобрести великолепные картины современных итальянских мастеров.

— А с чего это вдруг тебя потянуло на современное искусство? — спросил майор своего друга. — Вроде бы ты никогда им не интересовался.

— Когда-нибудь я должен был к этому прийти. Просто не было случая приобрести действительно что-то стоящее. А тут такой случай и подвернулся, — ответил Куропаткин и продолжил. — Среди выставленных работ меня заинтересовала картина «Апостол с яблоком» Аурелио Бруни. Бруни это один из самых известных художников современной Италии и приобрести его работу — мечта многих коллекционеров. И вот представляешь какая удача, владелец галереи мне сказал, что эта картина продается и цена была вполне приемлемая для меня.

— Пару миллионов? — рассмеялся Сейтимбетов.

— Не угадал, — произнес с обидой его друг. — Всего двести тысяч евро.

— Какая мелочь, — усмехнулся майор.

— Действительно, — продолжил хозяин дома, не замечая иронии своего собеседника. — Я сразу согласился. Мы заключили договор о купле-продаже, был приглашен известный в городе эксперт, который подтвердил, что картина подлинная. Мне показали документ, в котором сам Аурелио Бруни передавал галереи право на продажу его картины. Все было законно и чисто… Так как в Италии довольно долгая процедура оформления вывоза из страны произведений искусства, а мне надо было уже уезжать, я не мог забрать картину с собой. Но владелец галереи успокоил меня. Он предложил мне и эксперту расписаться на оборотной стороне холста и поставить печати, чтобы таким образом застраховать картину от подмены. Что мы и сделали. Сегодня картина прибыла к нам в город, я поехал и забрал ее. Все печати и все подписи были на месте. Я пригласил к себе Льва Ивановича Петровского и Юру Вайсмана, чтобы похвастаться своим приобретением.

— Ты ведь знаешь их, — обратился к майору Куропаткин. — Они прекрасные ценители современного искусства, а Вайсман вообще без ума от итальянцев. И вдруг как гром среди ясного времени — Лев Иванович заявляет мне, что картина поддельная, что это копия. Вайсман не стал сразу делать подобных заявлений, он внимательно изучил картину и категорично заявил, что он согласен со Львом Ивановичем. Я был в шоке. Сначала я подумал, что друзья решили меня разыграть, но они были более чем серьезны и тверды в своих убеждениях.

Следователь Сейтимбетов

— А можно взглянуть на картину? — спросил майор.

— Да, конечно, вот она, — и бизнесмен передал ему в руки холст не очень большого размера.

Следователь с вниманием осмотрел его с разных сторон. Достал из кармана портативную лупу и еще раз просмотрел картину, вглядываясь в какие-то детали. Больше всего его внимание привлекла оборотная сторона, где были подписи и печати эксперта и Куропаткина.

— Может эксперт был в сговоре с преступниками? — спросил майор Куропаткина. — Как ты думаешь?

— Да нет, что ты, — ответил тот. — Это уважаемый в мире искусства человек, который не стал бы из-за такой мелочи ставить под сомнение свою честность.

— А подписи и печати подлинные?

— Безусловно, — уверенно ответил хозяин.

— Кто-то мог похитить в Италии на время твою печать?

— Нет. Я не расставался с ней ни на минуту, — сказал Куропаткин. — Да и через несколько часов после того как я купил картину, я уже возвращался на родину.

— Ну что же, поздравляю тебя, — серьезно сказал Сейтимбетов Куропаткину. — Ты стал жертвой не международного преступного синдиката, а обычных итальянских мошенников от искусства.

— Флоренция, Флоренция… Я еще когда учился в школе милиции, нам на занятиях по криминалистике приводили в пример подобный способ мошенничества с поддельными картинами, изобретенный флорентийскими преступниками. Сколько лет прошло, а во Флоренции все продолжают таким способом облапошивать доверчивых простачков, — майор с усмешкой посмотрел на своего несчастного друга.

Тот растеряно смотрел на майора.

— Ладно, не переживай, — похлопал Сейтимбетов по плечу Куропаткина. — Сейчас свяжусь с Интерполом и попробуем вернуть твои деньги.

 

Каким образом мошенники смогли продать фальшивку вместо подлинника и как следователь это определил?

(Не спешите нажимать на эту кнопку, пока не решили задачу)



Мошенники использовали преступный трюк, изобретенный в середине 70-х годов прошлого века во Флоренции неким Умберто Ломбарди, бывшим директором художественной галереи, художником, а по совместительству и главарем преступной группировки. Достаточно было на чистый холст наложить подлинную картину и в присутствии нотариуса предложить автору картины засвидетельствовать ее подлинность. После этого полотна разделялись и на чистый холст, уже имеющий на обороте нотариальную печать — свидетельство подлинности, наносилась искусная копия.
Сейтимбетов смог догадаться о том, что здесь использовался подобный трюк, внимательно осмотрев оборотную сторону куртины на подрамнике. На ней отчетливо видны следы скоб, которыми подлинная картины крепилась к фальшивому полотну.