Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Образцов В.А., Богомолова С.Н.
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.
Методы, рекомендации, практика раскрытия преступлений.

Учебное пособие.
М., 2002.

 


Раздел I. Использование достижений криминалистической психологии при выявлении и раскрытии серийных преступлений

Глава 1. Серийные преступления маньяков-убийц: психолого-криминалистический анализ

Пьяный мужик, крушащий топором все вокруг, хладнокровный наемный убийца, сексуальный маньяк или снедаемый идеей фанатик-террорист в равной степени загадочны и интересны для исследователя, ибо в личности ни одного из них нет ничего существенного для объяснения их поступков, что лежало бы на поверхности.
Юрий Антонян

1.1. Введение в суть проблемы

Слово маньяк [1] все чаще фигурирует в криминальной хронике и криминалистической литературе постперестроечного периода. Жуткий, отталкивающий, пугающий облик чикатил, красовских, куликов и других «героев» кровавых вакханалий привлекает всеобщее неослабевающее внимание. О нем гневно, с содроганием и осуждением говорят обыватели, его горячо обсуждают специалисты.

Состояние возрастающей тревожности в обществе усиливают СМИ, время от времени сообщающие, что и на так называемом цивилизованном Западе в этом смысле не все благополучно, что и там наблюдаются спорадические вспышки омерзительной активности собственных чикатил.

Однако целостное, глубокое представление о состоянии, тенденциях, опасности преступности данного вида, остроте проблемы борьбы с нею имеют очень и очень немногие. И это не удивительно, если учесть, что серийные (многоэпизодные) преступления вообще и в особенности убийства, совершаемые на сексуальной основе, предметом серьезного психолого-криминалистического изучения в нашей стране стали лишь в последние годы.

До недавнего времени феномен кровавых похождений маньяков считался сугубо американским: из 200 самых известных серийных убийц почти 75% являлись жителями США.

В своей книге «Серийные убийцы. Маньяки и их жертвы» журналист Н.С. Модестов приводит такие данные: ежегодно в США регистрируется до 100 серийных убийц, жертвами которых становятся дети, женщины, старики. Не единичны случаи серийных убийств и в Южной Америке. Здесь был разоблачен рекордсмен-серийник -- колумбиец Лопес. По его собственному признанию, начиная с 1973 года, в течение семи лет он отправил в могилу 300 девочек. «Охоту» на них он производил в Эквадоре, Перу, Колумбии.

В последние десятилетия с этой проблемой все чаще и чаще сталкиваются европейские страны.

Общественность Европы в наибольшей степени беспокоит то, что некоторые кровавые маньяки продолжают годами бродить по странам континента, насилуя и убивая. Полиция, несмотря на новейшие достижения криминалистики и увеличение числа сыщиков, не в состоянии положить конец их беспределу. В 1998 г. во Франции разгорелся скандал, связанный с неспособностью стражей порядка обезвредить жестокого серийного убийцу по прозвищу Хищник Бастилии. Так его окрестили журналисты, потому что мерзавец большинство своих преступлений совершил в центре Парижа, недалеко от площади, где когда-то стояла знаменитая тюрьма. Уже много лет маньяк безнаказанно продолжает мучить и убивать молодых женщин, с которыми знакомится в кафе и на улицах. Впервые о нем заговорили в 1991 году. Тогда в своей квартире нашли убитой 24-летнюю студентку Сорбонны Паскале Эскафаил. Она приехала на учебу из Италии, снимала в Париже скромную квартирку, отличалась серьезностью и не была склонна к легкому флирту и мимолетным связям. Поэтому ее жестокое убийство в собственной спальне удивило, но, к сожалению, не насторожило полицейских. Изучив окружение погибшей, сыщики не нашли ни одного человека, который мог бы совершить такое: девушка была неоднократно изнасилована в извращенной форме, потом ей отрезали груди, отрубили пальцы и вскрыли вены на руках. Видя, что преступление сошло ему с рук, маньяк обнаглел и стал совершать нападения на женщин примерно раз в полгода. Все свои злодеяния он совершал в квартирах жертв, что приводило полицию в недоумение. Как известно, парижанки не склонны приглашать первого встречного к себе домой.

Некоторую ясность в загадочное дело внесла Элизабет Ортега — студентка одного из медицинских институтов французской столицы. Она рассказывала, что молодой симпатичный мужчина, похожий на алжирца, подошел к ней в 1995 г. на улице и спросил, как найти нужный ему адрес. Элизабет подробно объяснила дорогу и вдруг почувствовала безотчетную симпатию к своему случайному знакомому. Как во сне, она разрешила ему проводить ее домой, сама открыла дверь своей квартиры и даже приготовила негодяю кофе. Потом он стал ее целовать и ласкать. Элизабет не сопротивлялась. И только когда он отнес ее на кровать, связал руки и залепил скотчем рот, Элизабет осознала, что ей грозит опасность. Маньяк, успокоенный покорностью жертвы, плохо завязал узел. Когда он пошел на кухню за вином, Элизабет освободилась от веревок, сорвала с губ скотч и, разбив окно на улицу, стала звать на помощь. Девушка жила на втором этаже, поэтому на ее крики сразу собрались прохожие. Маньяк, услышав шум толпы за окном, убежал.

В полиции Элизабет показала, что преступнику около 30 лет, у него смуглая кожа и короткие черные волосы. Убийца был хорошо одет и по-французски говорил без акцента. По мнению Элизабет, отличительной чертой маньяка было то, что он непостижимым образом внушал к себе доверие. Видимо, поэтому девушки после первого случайного знакомства сразу приводили его к себе домой. Полиция решила, что Элизабет попала именно в руки Хищника Бастилии, потому что у предыдущих жертв были точно так же связаны руки и рты заклеены скотчем.

Однако дальнейшие действия стражей порядка у многих обывателей вызвали недоумение. Получив от Элизабет важную информацию о личности, повадках и способностях убийцы, полицейские скрыли ее от широкой общественности. В результате погибли еще несколько женщин, которые, ничего не подозревая, продолжали знакомиться с негодяем на улицах, попадали под его, возможно, гипнотические чары и становились его легкой добычей.

Одна из его жертв — Эстелла Магд, 25 лет — оказала убийце отчаянное сопротивление. Ей так же, как Элизабет, удалось развязать руки. Она вцепилась ногтями в спину насильника и разорвала на нем рубашку. Взбешенный негодяй тут же ударил ее несколько раз ножом в грудь, а потом перерезал девушке горло. Но он был вынужден бросить на месте преступления свою окровавленную рубашку, что дало возможность экспертам определить группу крови, а также его генетический код. Благодаря этому удалось освободить из-под стражи нескольких человек, которые были ошибочно арестованы в связи с убийствами, совершенными в действительности Хищником Бастилии. И все же сам маньяк до сих пор продолжает творить свои кровавые дела.

«Если бы полиция приложила столько сил для поимки Хищника Бастилии, сколько она потратила на безуспешное расследование причин гибели известной английской аристократки, то жизни многих француженок были бы спасены, а негодяй получил бы по заслугам», — заявил корреспонденту газеты «Санди миррор» Чантал Сиротти — отец изнасилованной и зарезанной маньяком 19-летней Магалли Сиротти.

Многие парижане поддерживают мнение убитого горем старика.

Между тем стала поступать информация о том, что аналогичные преступления были совершены в Бельгии и других соседних странах. Возможно, Хищник Бастилии решил отправиться в кровавое турне по государствам Европы. Пока на счету негодяя семь убитых женщин. Если же учесть, что он может беспрепятственно разъезжать по соседним странам, то сколько он на самом деле загубил душ, не знает никто.

В таком же страхе продолжает держать всю Британию загадочный маньяк, которого журналисты окрестили Белокурым Волком. Он насилует и убивает женщин, начиная с 1982 года. О нем периодически пишет английская пресса — как правило, после очередного зверского преступления. В феврале газета «Санди телеграф» вспомнила о неуловимом маньяке в связи с тем, что следователи Скотланд-Ярда возобновили работу по делу о гибели 26-летней Шайни Уаррен, убитой более десяти лет назад. Тогда полицейские посчитали, что она покончила жизнь самоубийством. Девушку случайно нашли в небольшом озере около городка Таплоу. Когда Шайни вытащили из воды, ее тело было еще теплым, но вернуть ее к жизни не удалось. Девушка была полностью одета, следов насилия на трупе полицейские тогда не обнаружили. Однако экспертов смутило то, что ее руки были связаны веревкой так, что она сама сделать ничего подобного не могла бы. Кроме того, ее знакомая в тот вечер видела, что Шайни — дочь состоятельных родителей — куда-то торопилась на своей шикарной машине. Полиция тщательно обследовала место, где нашли тело Шайни, но никаких следов на берегу озера не обнаружила, как, впрочем, и машины Шайни, и ключей к ней. Тем не менее сыщики, не желая дальше заниматься бесперспективным делом, охарактеризовали случившееся с Шайни как самоубийство и материалы сдали в архив. Но родители ее были уверены, что у их дочери — веселой, жизнерадостной девушки, собиравшейся вскоре выйти замуж, не было причин для самоубийства. Кроме того, в прессе тех времен все чаще стали публиковаться сообщения о преступлениях Белокурого Волка. Он нападал только на женщин в автомобилях. Вытащив очередную жертву из салона ее автомобиля, он раскладывал несчастную на капоте и насиловал, часто в извращенной форме, избивал, а потом перерезал жертве горло. Некоторых он топил в реках и озерах. Причем руки он связывал так же, как была связана Шайни.

Одной из его жертв удалось спастись. Изнасиловав несчастную, он связал ее и швырнул в канал около города Лидс. Однако девушке повезло. Она смогла нащупать ногами большой камень, лежавший не слишком глубоко под водой. Так и простояла на нем до рассвета, едва высунув голову из воды. Только с восходом солнца она осмелилась позвать на помощь. Однако в полиции не смогла сказать ничего конкретного о насильнике, так как он в момент нападения надел ей на голову пластиковый пакет. Лишь в 1995 г. детективы Скотланд-Ярда получили конкретную информацию о серийном убийце. Поздно вечером он напал еще на одну молодую женщину, которая выходила из машины в одном из подземных гаражей города Ноттингем.

24-летняя владелица небольшого косметического салона была красива. Возможно, поэтому Белокурый Волк не убил ее сразу. Он несколько раз насиловал женщину. Угрожая ножом, заставил заниматься с ним оральным сексом. Потом повел свою жертву к банкомату, где снял все деньги с ее кредитных карточек. Затем приволок ее обратно в гараж и, по своему обыкновению, уткнув ее лицом в капот машины, поднял юбку несчастной, намереваясь совершить свое дело. Но тут раздался шум въехавшего в гараж автомобиля. Негодяй, видимо, испугался. Ударив девушку рукояткой ножа по затылку, он убежал. Девушка рассказала приехавшим полицейским, что маньяк — высокий, белокурый, молодой мужчина худощавого телосложения. Сыщики составили фоторобот серийного убийцы и насильника и опубликовали его в газетах. К их удивлению, около 200 женщин из разных уголков Англии позвонили в полицию и заявили, что их в разное время изнасиловал именно он. Английская общественность пришла от этого в замешательство.

Вот тогда-то отец многострадальной Шайни стал особенно активно требовать возобновления расследования гибели своей дочери. Наконец было проведено более тщательное исследование одежды Шайни. Эксперты обнаружили на джинсах девушки остатки следов спермы. Возможно, между ней и насильником завязалась борьба, в ходе которой у негодяя произошло семяизвержение. По своему составу его сперма совпала с той, которую Белокурый Волк обычно оставлял на своих жертвах.

Беспощадный и злобный садист до сих пор разгуливает на свободе. Точное количество его жертв трудно даже предположить [2].

События, подобные тем, что описаны выше, случаются и в других западных странах. «Неуловимые» (до поры) сексуальные маньяки все чаще наводят ужас и на жителей Северной Америки.

В США за последние тридцать лет отмечен трехкратный рост убийств, сопряженных с сексуальным насилием. Особую тревогу вызывает рост количества убийств, совершаемых людьми с аномальной психикой. По подсчетам специалистов ФБР, только за последние 20 лет они увеличились в 6 раз, тогда как в XIX в. такого рода убийства, являвшиеся сюжетами полицейских романов и триллеров, были вообще редкостью. Этим и объясняется то, что проблема оптимизации борьбы с указанными преступлениями попала в фокус внимания ученых различных специальностей.

Научное изучение серийных убийств в США резко интенсифицировалось после создания в 1985 г. при Академии ФБР Национального центра анализа насильственных преступлений.

Вслед за США аналогичные программы стали осуществляться в Канаде, Великобритании, ряде стран Западной Европы (Австрии, Швейцарии, Германии) и много позднее в России.

 

Понятие «серийные убийства»

Понятие «серийные убийства» было введено в  лексикон на Западе в конце 70-х гг. XX столетия. В России оно стало употребляться лишь с начала 90-х гг. С этого времени им пользуются средства массовой информации, сотрудники правоохранительных органов, ученые. Понятия «серийные преступления», «серийные убийства», «серийные убийцы» фигурируют в официальных документах органов прокуратуры и МВД. (Между тем законодателю это понятие не знакомо. В уголовном законе указаний ни на серийные преступления, ни на серийные убийства не содержится. Закон употребляет иную терминологию. В УК РФ говорится о неоднократности, совокупности, рецидиве преступлений как формах множественности преступлений).

Однако единого, общепринятого подхода к определению и серийных преступлений, и серийных убийств пока еще не выработано. Отсюда и терминологические, и содержательные расхождения имеющихся на этот счет дефиниций. Так А.А. Протасевич полагает возможным относить к числу серийных совершение двух и более в разное время одним лицом либо группой лиц тождественных или однородных преступлений, предусмотренных одной и той же либо разными статьями УК РФ [3].

Аналогичный подход демонстрируется некоторыми авторами и при определении серийных убийств. Считается, что термин «серийные» подходит лишь к случаям совершения в разное время одним лицом или группой лиц по предварительному сговору убийств не двух, а трех и более лиц, при условии, что преступления «...характеризуются единством или схожестью мотивов и однотипностью способов их совершения». Опираясь на такую трактовку, в круг серийных убийств включают:

  • убийства, сопряженные с изнасилованиями или удовлетворением полового влечения в иной форме, лицами, в обиходе называемыми маньяками;
  • убийства, жертвами которых одновременно становятся несколько человек, совершенные в результате «разборок» и иных конфликтов между преступными группировками;
  • убийства лиц, в отношении которых в течение длительного времени реализуется умысел на их уничтожение (очевидцев преступления и других нежелательных свидетелей; последовательное устранение членов конкурирующей преступной группировки; убийства лиц, претендующих на наследство; убийства жертв мошенничества; длящаяся кровная месть);
  • убийства по «заказу» наемными убийцами, превратившими это занятие в преступную профессию [4].

Подобная, излишне широкая, на наш взгляд, трактовка объема понятия серийных убийств вылилась в позицию авторов одного из пособий для следователей, которыми, судя по всему, ошибочно рекомендуется применять общий подход к раскрытию таких разных по своему психологическому содержанию и поведению преступников видов преступлений, как убийства из мести, убийства из хулиганских побуждений, убийства при преступных разборках, ритуальные убийства, а также убийства, совершенные в целях использования органов и тканей потерпевших, убийства по мотивам национальной, расовой, религиозной ненависти и вражды либо кровной мести, убийства, совершенные на корыстной основе и по сексуальным мотивам [5].

Между тем западные криминалисты, вводя в употребление понятие серийных убийств, имели и до сих пор имеют в виду значительно меньший объем характеризуемых этим понятием деяний. Оно было предложено для обозначения главным образом одной, но весьма своеобразной разновидности преступлений — убийств, совершаемых с необъяснимой, на первый взгляд, жестокостью и садизмом, доминирующим в механизме которых является мотив достижения психосексуальной разрядки. В круг серийных также включаются убийства и некоторые другие опасные многоэпизодные преступления, совершаемые по так называемым неочевидным мотивам, лицами, одержимыми маниакальными идеями и влечениями (например, пироманией). И вот тому пример.

В последний день августа 1995 г. в жилом секторе старой части Омска были найдены сразу два изуродованных трупа. 83-летняя жительница частного дома скончалась от нескольких рубленых ран головы. Прибывшая на место происшествия оперативная группа обнаружила и изъяла отпечатки пальцев потенциального убийцы и сумела найти свидетелей. Они рассказали, что видели у дома потерпевшей незнакомого мужчину, чуть раньше бесцельно бродившего по улицам.

Как выяснилось, из дома погибшей ничего не пропало. Да и жила она одиноко и очень скромно. Не прошло и часа, как сотрудники уголовного розыска в соседнем квартале обнаружили почти такую же картину: одинокая старуха (на год старше предыдущей жертвы) скончалась от рубленых ран головы. На этот раз убийца унес 800 тысяч рублей (сбережения покойной) и дешевые карманные часы.

Опрос возможных свидетелей дал положительный результат. Примерные приметы подозреваемого совпадали с полученными ранее. Кроме того, они напоминали описание неизвестного мужчины, причастного к убийству в том же районе Омска, случившемуся месяцем раньше. Тогда жертвой оказалась 60-летняя пенсионерка, проживавшая в собственном деревянном доме. Похож был и почерк преступника. Он зарубил старуху топором, снял с ее головы грошовые сережки- с камушками и оставил по всему дому множество кровавых следов.

Стало очевидно, что в городе появился опасный и безжалостный убийца с маниакальными наклонностями. И если у кого-нибудь оставались сомнения, они вскоре исчезли. Через две недели был найден очередной труп пожилой женщины. Ее смерть наступила от ударов топором по голове. Из дома потерпевшей не пропало ничего, кроме орудия преступления. Прошло немного времени, и маньяк вновь напомнил о себе.

18 сентября в частном доме был зарублен топором 70-летний одинокий старик. Единственной добычей убийцы оказались потрепанный магнитофон «Комета» и пачка говяжьего фарша. А на следующий день новое преступление. Жертва -- 85-летняя женщина. Убийца не притронулся ни к одной из вещей в доме, оставив на месте происшествия окровавленный топор и монтировку.

3 октября — очередное убийство. Жертва — дряхлая старуха, разменявшая девятый десяток и жившая в деревянной хибаре на окраине города. Почерк убийцы тот же — рубленые раны головы. На этот раз маньяк прихватил комплект постельного белья и ставший традиционным «сувениром» мясной фарш из холодильника. Неделю спустя ситуация повторяется с той лишь разницей, что жертва оказывается на четыре года моложе. Своей добычей маньяк делает банку варенья, золотые сережки и электронную игру «Тетрис».

Несмотря на усилия сыщиков, убийца оставался на свободе. Однако во время последней вылазки он совершил явную ошибку: в доме потерпевшей его видела молодая женщина. По ее показаниям составили подробный словесный портрет подозреваемого.

Каждый оперативник города получил документ следующего содержания: «На территории Ленинского района г. Омска в период с 27 июля по 19 сентября 1995 г. совершена серия убийств одиноких лиц пожилого возраста, проживающих в частном секторе. Разыскивается мужчина, который под видом аренды жилья расспрашивает прохожих о людях преклонного возраста, представляется беженцем из Казахстана или приехавшим из Петропавловска. Приметы разыскиваемого: европейская внешность, на вид 30—35 лет, рост 175—180 см, худощавого телосложения, волосы русые с сединой, прямые, взъерошенные, лицо прямоугольное, нос удлиненный с большими крыльями. На верхней челюсти зубы белого металла, справа один зуб отсутствует...»

Маховик розыска был запущен на максимальные обороты. Была принята версия о том, что убийца приезжает в Ленинский район на общественном транспорте, причем, скорее всего, по железной дороге. На маршрутах движения автобусов и пригородных поездов постоянно дежурили оперативники. Особое внимание уделялось периоду с десяти утра до трех часов дня. Именно в эти часы были совершены все убийства. В операции постоянно участвовали 170 человек, снабженных семьюдесятью рациями, по маршрутам общественного транспорта курсировали автомобили с оперативниками.

Уже на пятый день массированный поиск дал результат. 17 октября скрытым постом сотрудников уголовного розыска на платформе железнодорожного вокзала был задержан молодой мужчина, по приметам схожий с разыскиваемым. Едва его доставили в отделение милиции и «откатали» пальцы, сомнения отпали. Задержанным оказался 30-летний Петр Геранков, ранее дважды судимый, в том числе за убийство. Отрицать свою причастность к преступлениям он не стал. Но объяснить мотивы не смог.

Показания маньяка закрепили вещественными доказательствами. Кроме совпавших отпечатков пальцев и опознавших его свидетелей, на квартире Геранкова (он жил с женой без прописки у родственников) были изъяты похищенные ценности и вещи. Для чего же Геранков убивал стариков? Отобрать мелочи, которые его интересовали, он мог, не прибегая к топору и монтировке. И почему объектами нападения маньяка оказывались только немощные одинокие жители частных домов? Получить ответы на эти вопросы следствию не удалось [6].

Называя такие преступления серийными, западные криминалисты исходили из необходимости отграничения их от других опасных групп преступлений, поскольку серийные преступления требуют иных подходов и технологий раскрытия по сравнению со всеми прочими многоэпизодными преступлениями.

Своеобразие оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, реализуемых по делам о серийных преступлениях, обусловлено тем, что серийные преступники имеют существенные отличия по многим признакам личности, поведения в условиях совершения преступлений и вне их от других категорий лиц, совершающих преступления.

 

Классификация убийств

В Национальном Центре анализа насильственных преступлений при академии ФБР в Куантико (штат Вирджиния) была разработана оригинальная классификация убийств. В основу этой классификации положено количество жертв, тип и стиль поведения преступника. По этим критериям выделяется следующие виды убийств:

1. одиночное: одна жертва за один эпизод;

2. двойное: в одном месте и в одно время убиваются две жертвы;

3. тройное: три жертвы в одно время и в одном месте;

4. массовое: более четырех жертв за один эпизод и в одном месте.

Выделяются две подкатегории массовых убийств: классическое и семейное. Классические массовые убийства совершаются, как правило, психически неуравновешенными индивидами, имеющими серьезные личные проблемы. Эти индивиды переносят свою враждебность на группы людей, никак с ними лично и их проблемами не связанных. (Так в 1966 г. некто Чарльз Уитмен после того, как запасся ящиками боеприпасов, оружием, пищей, веревками, радиопередатчиком, забаррикадировался в башне университета города Остин (Техас) и на протяжении 90 минут вел открытую стрельбу, убив 16 и ранив более 30 человек.) Семейные массовые убийства характеризуются тем, что их жертвами становятся более четырех членов собственной семьи или близких убийцы. Нередко преступник потом убивает и себя тоже.

5. Цепное убийство: один растянутый во времени эпизод криминального поведения, сопряженного с последовательным совершением убийств нескольких человек в двух и более местах. Период  эмоционального  остывания  между убийствами  у таких преступников отсутствует. (Один из убийц (американец) раздобыл автомат с большим количеством патронов, прогуливался по своему кварталу и стрелял во всех, кто попадался ему навстречу.

За 20-минутную «прогулку» он убил 13 человек и троих ранил. Хотя убийца действовал на протяжении небольшого отрезка времени, его преступление не относится к числу массовых убийств, так как он действовал в разных местах, перемещаясь с одного места на другое.)

6. Серийное убийство: три и более отдельных эпизодов в трех или более отдельных местах с периодом эмоционального остывания преступника между убийствами. Это предумышленное преступление, отличительными чертами которого являются предшествующая ему фаза (стадия) фантазии и детальное планирование убийства. Когда проходит время, достаточное для «остывания» от последнего убийства, серийный киллер выбирает следующую жертву и действует в соответствии со своим планом. Продолжительность периода эмоционального остывания может составлять дни, недели, месяцы и даже годы. Однако убийства обязательно возобновляются. Наличие периода эмоционального остывания является ключевым признаком, отличающим серийника от других киллеров, совершающих множественные убийства.

Существуют и другие различия между массовым, цепным и серийным убийствами. Так, в классическом массовом и цепном убийстве жертвы оказываются случайными: любой, кто окажется на пути убийцы. Что касается убийства серийного, то здесь, как правило, в фантазиях преступника формируется своеобразный идеальный образ, типаж, в соответствии с которым и выбирается будущая жертва.

Еще один существенный признак, отличающий серийное убийство от других видов убийств со множественными жертвами, — планирование преступления и контролирование собственного поведения и ситуации во время его совершения. Серийный убийца в отличие от убийцы массового или цепного действует обдуманно, хладнокровно, стремясь оставить как можно меньше улик. Он выбирает не только подходящую для реализации своих замыслов жертву, но и удобное, с этой же точки зрения, место совершения преступления. Причем, если ситуация не представляется ему благоприятной, он может отложить на какое-то время замышляемое преступление.

 

Поведение убийцы-серийника

Существует несколько вариантов схемы поведения убийцы-серийника в рамках отдельно взятого эпизода серии. Наиболее распространенной считается шестиэтапная модель. Разумеется, с учетом ситуации и личности преступника она реализуется не всегда во всей полноте ее элементов. Однако во всех случаях в качестве первоначального она предполагает этап, названный на Западе фазой фантазии.

Фантазирование — непременная часть, ключевое звено системы криминального поведения серийника. Другими словами, задолго до того, как он переходит к действию, т.е. начинает убивать, у него обязательно, можно сказать, фатально возникает какая-то навязчивая идея, которая воплощается в те или иные формы и виды фантастических мечтаний. В одних случаях эти фантазии очень просты, в других — достаточно затейливы. Но они присутствуют всегда, как неизбежность. В фантазии отражаются потребности, мотивы, предвосхищаемые «выгоды» от замышляемого убийства.

 

Сравнительные характеристики массового, цепного и серийного убийства

 

Массовое убийство:

Цепное убийство:

 

Серийное убийство:

 

один субъект;

 

четыре (и более) жертв;

 

один эпизод;

 

 

одно место убийства;

 

период эмоционального остывания не характерен;

 

жертвами могут быть члены семьи убийцы.

 

один субъект (или больше);

 

две (и более) жертвы;

 

один эпизод (продолжительный или короткий);

 

два (и более) места убийства;

 

отсутствие периода эмоционального остывания.

 

один субъект;

 

три (и более) жертв;

 

три (и более) эпизода;

 

 

три (и более) места убийства;

 

период эмоционального остывания обязателен;

 

предумышленность;

планирование;

фантазия.

 

 

Один из серийников признался, что осуществлял убийства по сценарию, в основу которого положил сюжет порнофильма. Видеокассету с этим фильмом, будучи ребенком, он в тайне от взрослых посмотрел в гараже своего отца.

Серийник неоднократно проигрывает в воображении сцену убийства, до мелочей отрабатывает модель ритуала обращения с мысленной жертвой и схему сокрытия следов планируемого преступления.

Психологами установлено, что фантазия играет решающую роль в генезисе серийного убийцы.

Запретные мечтания, связанные с сексом и насилием, могут время от времени появляться у каждого. Однако моральные нормы, социальные табу и самоконтроль у большинства людей никогда не позволяют этим фантазиям воплотиться в действие. Фантазии же серийного убийцы отличаются от фантазий нормального человека тем, что в них сильнее и в более омерзительном виде представлен компонент физического насилия, а сдерживающие механизмы у данного типа преступников отсутствуют вовсе. К примеру, среднестатистический парень может воображать, как он занимается любовью с супермоделью. А серийный убийца будет одержим навязчивым желанием приковать ее к стене и разрезать на куски охотничьим ножом. И можно быть уверенным, что ничто не помешает ему со временем воплотить в жизнь это желание. Опять же в отличие от нормального человека стремление к осуществлению своих фантазий, к превращению кошмарных видений в реальность у серийного убийцы очень велико. Будущие серийные убийцы начинают воображать и мысленно проигрывать садистиские сцены порой еще в совсем юном возрасте. Пока их сверстники предаются мечтам о карьере спортивного чемпиона или супергероя, эти начинающие психопаты уже фантазируют об убийствах и преступлениях. Один серийный убийца после ареста рассказывал, что в школе на уроках он часто отвлекался, углубляясь в свои фантазии, и учителя делали ему замечания. «О чем вы мечтали?» — спросили его. Он ответил: «О том, чтобы взорвать к чертям всю школу».

Другой серийный убийца вспоминал, что в детстве часто представлял себя в газовой камере в роли осужденного преступника, которому предстояла мучительная казнь. Смакование мысленных моделей болезненной смерти доставляло ему чрезвычайное наслаждение.

В отличие от нормальных людей, серийные убийцы так никогда и не избавляются от своих детских фантазий. Напротив, они все глубже и глубже погружаются в мир зловещих, кошмарных видений. И хотя внешне серийный убийца может выглядеть вполне обычным человеком — хорошим работником, общительным соседом, добропорядочным гражданином, мысли его безумны, фантазии кровавы. Поскольку психопаты лишены внутренних ограничителей, удерживающих нормального человека от реализации запретных желаний, их извращенные мечты о власти над другими людьми, об истязаниях и крови подталкивают их каждый раз к новому преступлению.

Вторая стадия называется фазой сталкинга (выслеживание жертвы). Характер, продолжительность и другие особенности поведения киллера на этой стадии зависят от силы его желания и степени нетерпения, личностных качеств как самого преступника, так и выбранной им жертвы.

Реальный случай подтверждает сказанное. Маньяк узнал домашнее и рабочее места стоянки автомобиля супруга намеченной жертвы. С учетом этого он определил, какое время затрачивает автомобилист на проезд от дома до работы. Зная, каким временем он располагает, чтобы сделать то, что он задумал, убийца избрал оптимальный момент нападения на жертву.

Подобным образом поступают так называемые организованные убийцы. В отличие от у дезорганизованных киллеров (подробнее об этих преступниках мы расскажем далее) фаза сталкинга у них настолько сжата, что можно утверждать о почти полном ее отсутствии: дезорганизованный преступник нападает на случайную жертву внезапно. Заметим, что некоторые серийники при их опросе исследователями отмечали, что во время фазы сталкинга у них возникало состояние деперсонализации жертвы: к началу выслеживания (заманивания, охоты) жертва для них превращается из живого человека просто-напросто в предмет, неодушевленную обезличенную цель их активности. В глазах серийного убийцы в этот момент у нее как бы нет семьи, детей, супруга, родственников, друзей, увлечений и привязанностей. В таком состоянии серийному убийце лишить жизни избранную жертву ни больше ни меньше, чем разорвать бумагу на куски.

Третья фаза — похищение жертвы. Эта фаза также присутствует не во всех случаях серийных убийств. Дезорганизованный киллер чаще прибегает к «блиц-атаке». Организованный киллер использует различные «уловки» и хитрости, чтобы завлечь жертву в «комфортную» для совершения убийства зону. В зависимости от состояния и личностных особенностей киллера похищения могут быть как очень простыми, так и очень сложными, позволяющими ему продемонстрировать свой ум и изобретательность.

Четвертая фаза — сам акт убийства. Известны два варианта поведения преступников на этой стадии. Одни из них свое внимание фокусируют на действиях, связанных с лишением жертвы жизни, другие - - на процессе физического взаимодействия с жертвой, приводящем в конечном счете к ее смерти, и постмортальном обращении с телом потерпевшей (потерпевшего).

В первом случае сам акт убийства совершается быстро. Так как для киллера важен результат — смерть жертвы, а не сопутствующее убийству получение сексуального удовлетворения, или упоение властью над жертвой. Решение на убийство реализуется немедленно, независимо от поведения жертвы, от ее реакции на действия преступника. Убийство, сфокусированное на процессе другого характера, более типично для серийника, мотивированного поиском острых ощущений или же утверждением своей власти (контроля) над жертвой. Последний тип убийц обычно орудует в соответствии со стереотипной, каждый раз повторяющейся процедурой. Для нее могут быть характерны повторяющиеся слова и действия, выполняющие функцию ритуала и предшествующие акту непосредственно убийства. Ритуал не завершается и после смерти жертвы. Он может иметь свое постмортальное продолжение в совершении некросадистских действий, связанных с обращением с трупом. Они, в частности, выражаются в отчленении отдельных частей тела и органов трупа.

Пятая фаза — размещение трупа. Эта фаза также характерна не для всех серийников. Одни из них, насладившись манипуляциями с трупом, бросают его и покидают место преступления. Другие считают необходимым осуществить перемещение трупа. Эти действия имеют мотивационную окраску. Кто-то перемещает труп и оставляет его в таком месте, где его могли бы скорее обнаружить. Другие же руководствуются иными побуждениями. Для них главное — стремление сделать все, чтобы труп не смогли найти.

Когда одного серийника после ареста спросили, почему он выставлял трупы своих жертв на «всеобщее обозрение», последовал ответ: «Чтобы знали, что я еще здесь».

Завершающей фазой поведения серийного убийцы в рамках каждого эпизода содеянного считается депрессия. По признанию многих серийников, им никогда не удавалось получить от убийства того эффекта, на который они рассчитывали, поскольку в полном объеме ожидаемого эмоционального облегчения от совершенного преступления они никогда не испытывали. Наоборот, после этого их обычно охватывали чувства безнадежности и бессилия. Эту фазу известный знаток серийных убийц психолог Джоэл Норрис описывает следующим образом. «В период депрессии даже газетные заголовки, сообщающие об обнаружении очередной жертвы, не помогают преступнику вернуть себе состояние могущества, которого он, вроде бы, на мгновение достиг. Долгие дни или недели после убийства преступник пребывает в мрачном мире тоски, терзается печалями. Он занимается повседневными делами и со стороны кажется вполне нормальным. Со временем бремя совершенных преступлений становится настолько невыносимым, что он способен написать исповедь и отослать ее в полицию или позвонить в местную газету и попросить там помощи. Но вскоре фантазии вновь начинают рождаться в его голове. Неконтролируемые потребности захватывают убийцу целиком, и, движимый жаждой насилия, он снова прочесывает территорию, где, не ведая своей судьбы, гуляют его будущие жертвы. И вот еще один не чувствующий опасности незнакомец оказывается у него на пути, ступает в тоннель смерти. И опять разворачивается ритуал убийства, ведущий к неотвратимому концу» [7].

По нашим данным, если исключить стадию депрессии, рассмотренную схему криминального поведения серийников нетрудно обнаружить и в поведении других типов лиц, совершающих самые различные преднамеренные, заранее подготавливаемые преступления. Дело, однако, не в этом. Главное, чем отличается исследуемый нами криминальный тип от иных типов лиц, действующих по похожей схеме, состоит в особенностях содержательного наполнения каждого звена приведенной цепи [8]. Вот об этом и не только об этом пойдет речь в следующем параграфе.

 


1 По словарному определению (в интерпретации С.И. Ожегова), мания — это болезненное состояние психики, характеризуемое сосредоточением сознания и чувств на какой-либо одной идее и резким переходом от возбуждения к подавленности.

2 Мегаполис-Экспресс. — № 17. — 1998. — 30 апреля. — С. 19

3 Протасевич А.А. Серийные преступления, сопряженные с насилием, как объект криминалистики. — Иркутск, 1999. — С. 4.

4 Воронежские криминалистические чтения. Вып. 1. — Воронеж, 2000. — С. 79; Исаенко В.Н. Проблемы организации расследования серийных убийств // Серийные убийства и социальная агрессия. — Ростов на-Дону, 1998. — С. 113; Законность. - №2. - 1999. - С. 2

5 Методика расследования серийных убийств: Методическое пособие. — М.: Генеральная Прокуратура РФ. Научно-исследовательский институт проблем укрепления законности и правопорядка, 1998. — С. 11.

6 Модестов Н. Прирожденный убийца. //Крестьянская Россия. — 19%. — 10—16 июня.

7 Норрис Д. Серийные убийцы. — М., 1998. — С. 51.

8 В ходе работы над этой книгой стало известно, что в Санкт-Петербурге расследуется уголовное дело по обвинению врача-педиатра 5-ой подстанции городской «Скорой помощи», 35 лет, примерного семьянина, имеющего двух детей, уважаемого специалиста. На протяжении одного только 1999 г., как установлено следствием и не отрицается самим обвиняемым, признанным вменяемым, он убил десять и еще пять раз покушался на жизнь пенсионеров. Преступления этот «цепной» убийца совершал в квартирах жертв, оставаясь с ними один на один, путем введения потерпевшим смертельных инъекций. Действовал предельно рационально, причем исключительно из корыстных соображений: после того, как убийца приводил свои жертвы в бессознательное состояние, сделав им якобы обезболивающие уколы, он грабил квартиры стариков для обеспечения материального достатка своей семьи. И хотя он совершил хорошо спланированные, тщательно подготовленные множественные преступления в разное время и в разных местах, относить его к числу серийных преступников вряд ли правильно. Хотелось бы, чтобы читатель не спутал данного носителя белого халата с его коллегой и по профессии, и по кровавым похождениям — с Василием Куликом из  Иркутска,  являвшимся  классическим  представителем  «армии»  серийных маньяков-убийц, которого мы не раз будем упоминать по ходу исследования. Это пожелание высказано не случайно:  по профессиональной и возрастной принадлежности, иным признакам личности и поведения эти «врачи» мало чем отличаются один от другого. Фатальное сходство обнаруживается даже в том, что оба они были задержаны в один и тот же день — 17 января.




Содержание Следующая страница