Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Образцов В.А., Богомолова С.Н.
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.
Методы, рекомендации, практика раскрытия преступлений.

Учебное пособие.
М., 2002.

 


Раздел I. Использование достижений криминалистической психологии при выявлении и раскрытии серийных преступлений

Глава 3. Российские убийцы-серийники

 

3.4. Лжедмитрий из Балашихи

Утром 22 марта 1992 г. москвич, выгуливавший собаку в лесном массиве возле микрорайона Гольяново, наткнулся на полуобнаженный труп девушки с перерезанным горлом. Погибшая лежала в снегу лицом вниз. Вокруг валялись беспорядочно разбросанные носильные вещи — женские сапожки, спортивная куртка, безрукавка, шарф.

Пройдет всего несколько часов и судебно-медицинский эксперт, исследовавший труп, насчитает на нем тридцать две колотые раны. Убитой оказалась молодая работница одного из заводов, совсем еще девчонка. Через две недели Тане исполнилось бы шестнадцать лет. Еще сутки назад она была живой и здоровой.

В ту роковую ночь с 20 на 21 марта ничего не предвещало трагического исхода. Вместе со своей знакомой Ириной Мажаровой (фамилия изменена), девятнадцати лет, Таня прогуливалась возле магазина «Ганг». Там они познакомились с приличным на вид парнем. Новый знакомый, назвавшийся Димой, стал сопровождать их во время прогулки. В пути по его инициативе они повернули в сторону лесного массива национального парка «Лосиный остров». Здесь их спутник достал нож и внезапно напал на Ирину. Раненная в шею и спину, она сумела вырваться из его объятий и убежать. Добежав до ближайших домов, Ирина бросилась к первой попавшейся двери. Ее впустили. Трясущимися, окровавленными руками Ирина схватила трубку телефона и вызвала «Скорую помощь» и милицию. Девушке повезло. Она спаслась и залечила раны. Не повезло ее юной подруге. Беззащитная, насмерть испуганная, отчаянно кричащая Таня осталась один на один с озверевшим, безжалостным чудовищем, с ножа которого еще капала кровь Ирины Мажаровой. Вокруг ни души. Только глухое, безмолвное, безучастное ко всему пространство. Оно равнодушно поглощало ее, как песчинку, не обращая внимания на ее отчаяние, ужас и страдания. Участь ее была предрешена...

Учинив кроваво-беспощадную вакханалию на окраине Гольяново, преступник не спеша удалился в сторону от места своего обитания. Спешить было незачем. Под крыло своей сожительницы на Сахалинскую улицу он вернулся только под утро.

Его криминальный опыт подсказывал, что особенно бояться нечего и некого. Он знал как медленно, неуклюже, лениво действуют в подобных случаях те, кто поставлен на стражу людей и правопорядка. Он верил в свою судьбу и в то, что силы замедленного реагирования его безопасности не угрожают. И не ошибся в своих расчетах.

По всем классическим канонам цивилизованного сыска его могли и должны были взять «тепленьким». Если не на месте преступления, то по крайней мере вблизи от него. Но не взяли.

Выехавшая по звонку Ирины Мажаровой опергруппа не только не пресекла преступление, не только не задержала преступника, но и труп не нашла. Да, была ночь. Да, было темно. Но ведь были еще один день и одна ночь. И тем не менее труп не смогли обнаружить. Не очень, стало быть, хотели. Спасибо комнатной собачонке. Она сделала, можно сказать, на общественных началах то, что не сделали профессионалы, получающие за свои дежурства немалые деньги. Низкий ей поклон, бессловесной, бескорыстной твари. Сама того не ведая, она помогла ускорить розыск убийцы и уберечь общество от новых жертв, которые планировал скрывшийся преступник.

Гольяновское убийство стало последним эпизодом кровавой серии жестоких преступлений, совершенных одним и тем же сексуальным маньяком и садистом.

22 марта 1992 г. после обнаружения трупа Тани следователь показал Ирине Мажаровой несколько фотографий. Осмотрев их, она уверенно указала на одну. На ней был изображен тот самый парень, назвавшийся при знакомстве Димой, который поранил ее и убил Таню. Опознанного звали Олегом Кузнецовым. Спустя три дня он был задержан и заключен под стражу.

 

Кто он, новоявленный Джек Потрошитель?

Олег Кузнецов родился и большую часть своей жизни провел в г. Балашиха Московской области. Когда ему исполнилось пять лет, его родители развелись. После этого он стал проживать с отцом в его новой семье. С матерью, хотя она и жила в одном доме с ним, отношений не поддерживал. Из школьной характеристики О. Кузнецова:

«... Олег упрям, проявляет упорство в неправильных суждениях, старается настоять на своем вопреки убедительным доводам и здравому смыслу. По характеру замкнут. Друзей в классе не было...»

Закончил восемь классов, затем СПТУ, получив аттестат по профессии модельщик по деревянным моделям. В школе ДОСААФ приобрел специальность водителя, несколько месяцев работал по этой специальности. Занимался спортом. Имел первый разряд по биатлону, увлекался рукопашным боем.

С шестнадцати лет стал систематически вступать в интимные отношения с различными женщинами, вел беспорядочную половую жизнь.

Призванный в армию, служил в автороте в Киеве. В армии Кузнецов ни с кем не дружил, часто допускал самовольные отлучки из подразделения, навещая знакомых женщин (незаметно уходил после отбоя и возвращался к подъему), держался особняком, «ходил как неприкаянный», «был каким-то тормозом», вступал в конфликты с сослуживцами. За грубые нарушения воинской дисциплины неоднократно наказывался начальством.

Отец Кузнецова на допросе показал, что до армии сын был трусоват, часто врал. После службы в армии стал дерзким, отчужденным, к его советам не прислушивался. У него появились прежде не наблюдаемые злобность, садистские замашки по отношению к женщинам. При виде девушек его «начинало трясти». По свидетельству мачехи, у Олега после армии «... стали появляться различные женщины, он часто их менял, был непостоянен, неразборчив в связях». С десяток допрошенных по делу случайных сожительниц Кузнецова характеризуют его как высокомерного, легко возбудимого, плохо управляющего своими эмоциями человека. Ему было свойственно применение физической силы при достижении сексуальных целей в случае нежелания в тот или иной момент вступать с ним в интимные отношения. По словам одной из его партнерш, Кузнецов был «какой-то нелюдимый, злой, ненавидел женщин». Еще более красноречиво его облик был описан другой сожительницей. Она показала, что как-то, активно добиваясь от нее близости, он разозлился, впал в бешенство, говорил, что все равно своего добьется, «будет мстить всем женщинам и делать это жестоко». И еще одна деталь: новоявленный «мститель» очень заботился о своем здоровье, почти не употреблял спиртного, не курил.

А теперь предоставим слово главному персонажу сего, мягко выражаясь, не совсем обычного дела. Вот что собственноручно написал Кузнецов о себе в «Чистосердечных признаниях» после ареста (воспроизводится дословно):

«С раннего возраста насмотревшись порнухи, мне стали сниться эротические сны, иногда я просыпался с мокрыми трусами, меня это очень пугало. В 7 классе я уже не мог себя сдержать, занялся онанизмом. Первая девушка у меня была в конце 16 лет. Звали ее Оля, она была старше меня, училась в институте. После этого я начал вести интенсивную половую жизнь. С конца 16 лет до армии я вел интенсивную половую жизнь. Во время этих лет у меня не было постоянных девушек. Переспавши с девушкой один раз, ну от силы два раза, меня влекло к другой. Я никогда не ждал их согласия, а насильно требовал их подчинения. Если девушка от меня не удовлетворялась, то есть не плакала или не кричала, я ей делал больно сжимая сильно груди или кусая зубами, она начинала кричать, от этого только я мог кончить. Каждый раз после этого я клялся себе, что это последний раз, но наступал вечер я себе искал новую партнершу, с которой я повторял то же самое...»

Специалисты в области судебной психиатрии и сексологии, привлеченные для производства экспертизы Кузнецова, в своем заключении указали, что он вменяем в отношении инкриминируемых ему преступлений. Вместе с тем эксперты отметили, что он обнаруживает психопатические черты характера и садистские сексуальные влечения. Они развивались еще в юношеские годы на фоне асинхронии полового развития и гиперсексуальности. Для достижения сексуальной разрядки он стремился причинять жертвам физические мучения.

 

Начало преступной деятельности

По официальным данным следствия, на тропу кроваво-сексуальной агрессии Олег Кузнецов встал в мае 1991 г. За сравнительно непродолжительный период (с мая 1991 по 21 марта 1992 гг.) он совершил 15 тягчайших преступлений. Безвинно пролитые кровь и слезы его жертв окропили землю Москвы, Подмосковья, Киева и Киевской области. Действовал он стереотипно. Поле его деятельности — улица. Основной способ — подстеречь, выследить, познакомиться с будущими жертвами, а затем, выбрав подходящий момент и удобное место, осуществить задуманное. Главным, определяющим мотивом было стремление удовлетворить свою похоть — движущую силу, «локомотив» его криминальной активности. Сфера его преступлений в начальный ее период не выходила за пределы города Балашихи и примыкающей к нему территории ближайшего Подмосковья.

Как и многие другие любители преступно-сексуального промысла, на первых порах Кузнецов не рассматривал убийство жертв в качестве обязательного для всех случаев элемента. В значительной мере это объясняется тем, что пострадавшие сдавались практически «без боя». Запуганные, подавленные им психологически и физически, они не несли угрозы его разоблачения. Одни из них не заявили в милицию потому, что боялись мести, другие --из нежелания огласки, пересудов, позора. Отсутствие необходимой информации — главная причина того, что следствие не смогло установить исчерпывающе полное количество изнасилованных Кузнецовым в 1991 г. Во всяком случае, если даже судить только по первоначальным его показаниям, их было значительно больше того количества, которое указано в обвинительном заключении.

Этот, в основном бескровный этап преступной деятельности нашего «героя» (в 1991 г. им была убита одна потерпевшая), внезапно оборвался осенью 1991 г.

В ночь с 13 на 14 ноября острое желание потешить похотливую плоть свою вытолкнуло его из тепла на холод в промозглую темень улицы. Он пришел к автобусной остановке и стал вести наблюдение в поисках объекта нападения. Прошло немного времени и из затормозившего автобуса вышла девушка. Крадучись, Кузнецов пошел за ней. Возле кладбища он догнал одинокую путницу и в грубой форме предложил ей совершить с ним половой акт. Девушка бурно запротестовала, стала кричать, пыталась убежать. Он догнал ее, избил и затащил на территорию кладбища. Там под угрозой ножа, преодолев отчаянное сопротивление непокорной жертвы, Кузнецов изнасиловал ее. Припугнув девушку убийством в случае, если она вздумает обращаться в милицию, он безмятежно удалился восвояси. Утро, однако, принесло неприятную неожиданность. По заявлению потерпевшей прокуратура Балашихи возбудила уголовное дело. Подозрение пало на Кузнецова. Узнав о том, что его разыскивают, насильник изрядно струхнул и заметался. Чтобы избежать ареста, перестал появляться дома, ночевал у знакомых, прекратил визиты в общественные места. Балашиха — городок небольшой. Все на виду. Долго от милиции не побегаешь. Рано или поздно схватят. Кузнецов это понимал. Поэтому надумал податься в Киев, отсидеться там до лучших времен. Выбор на этот город пал не случайно. Во-первых, государство, хотя и доступное, да все же другое. Достать его там будет сложнее. Во-вторых, там у него были знакомые женщины, с которыми крутил любовь во время службы в армии. Их адреса он еще не забыл. У них и собирался укрыться. Нет, со своими гнусными проделками не собирался расставаться. Просто решил поставить их на новые основы. Реально замаячивший перед ним призрак тюрьмы подтолкнул к мысли не оставлять в будущем живых свидетелей своих пакостей. Твердые решения подкреплялись делом: собираясь в дорогу, сунул в сумку с барахлишком остро заточенный нож. С этого момента начался заключительный, усеянный трупами этап преступного промысла балашихинского Лжедмитрия.

 

Киевский сериал

Взбудораженный Киев бурлил, возмущался, негодовал, теряясь в догадках, фактах и измышлениях. По городу ползли самые невероятные, фантастические слухи, один страшнее другого. Для всеобщей тревоги и панического настроения были серьезные основания: в городе и его окрестностях зверствует кровожадный охотник на девочек и молодых женщин. Нечего сказать — хорошенькое начало нового года. Только в одном Ленинском районе в январе были обнаружены с интервалом в несколько дней три полуобнаженных, изрезанных трупа. Люди поговаривали, что таинственный маньяк выслеживает свои жертвы, внезапно нападает и извращенно глумится над ними. Потом убивает и оставляет истерзанные тела в неприличных позах как бы для показа и устрашения.

Воображение посвященных в детали поражало то, что четверо из пяти потерпевших были тезками. Их звали Светланами.

Что стоит за этим: случайность, простое, ничего не значащее совпадение или какая-то закономерность, фатальная неизбежность, целенаправленная избирательность расчетливого злодея?

Ничего определенного по этому поводу никто сказать не мог. Пройдет немало полных тревожных ожиданий дней и ночей, и лишь тогда наконец успокоятся люди и перестанут дрожать от страха потенциальные жертвы, их родственники и близкие, лишь тогда затихнут страсти и схлынет волна напряжения, когда вздохнувшие с облегчением киевляне услышат долгожданную новость: преступник пойман и посажен за решетку. И лишь немногие узнают, как непросто это было сделать, как много сил было затрачено впустую на поиск несуществующего, мифического Димы из Балашихи, Димы Фадеева.

Много воды утечет, пока те, кто вел его розыск, поймут, что они дезориентированы, пока не выяснят, преодолев нагроможденные преступником и его благодетелями препятствия, что за балашихинским Лжедмитрием стоит вполне реальный Олег Кузнецов со всей его подлинной и полной атрибутикой...

Избыточность сексуального влечения и желания его удовлетворить насильственным способом не покидали Кузнецова ни до, ни после его киевского вояжа. И на украинскую землю он прибыл не только для того, чтобы оттянуть как можно на больший срок нежелательные для него контакты с балашихинской прокуратурой и милицией.

Инстинкт самосохранения подсказывал, что с ходу, прямо с вокзала слишком рискованно браться за реализацию обуревавших желаний. Нужна была пауза для решения прозаических вопросов: подыскать надежную крышу над головой, основательно устроиться и оглядеться.

Старые связи пригодились, но они могли обеспечить лишь временное пристанище. Это его не устраивало. Пришлось заняться свободным поиском по отработанной методике. Наконец повезло. На улице познакомился с Аллой Уголь. Слово за слово — и он убедился, что нашел ту, какая ему нужна.

Скудное философское кредо Кузнецова исходило из одной идеи - - рассмотрение лиц женского пола в качестве средства удовлетворения потребностей. Его каннибальски примитивное деление их основывалось на убеждении, что одна часть — это те, у кого он берет (они должны содержать и ублажать его), другая — те, кого он берет, кого насилует и убивает.

Алла подходила под первую категорию: молодая, заботливая до услужливости, нетребовательная. Небольшая имитация возвышенных чувств — и вот уже рекламируемый как жених неискушенной в любовных интригах Аллой, Кузнецов со всеми своими «походными» пожитками перебирается на снятую им и его сожительницей квартиру. Надежная хата, база и явка обеспечены.

А вскоре, отоспавшись в теплой постели своей пассии, обустроившись и сориентировавшись в обстановке, Кузнецов приступает к основному «делу своей жизни». Отсюда он уходит в вечерне-ночные рейды по полутемным улицам, темным переулкам и глухим местам города. Сюда же возвращается, утолив свои «печали», чтобы отдышаться, привести себя в безопасности в порядок, почистить перышки, осмыслить текущие события и перспективу. Отсюда же, когда откроются неблагоприятные обстоятельства, сложив пожитки, он рванет на вокзал, чтобы вновь, как ни в чем не бывало, возродиться в Московии.

Но это случится лишь через месяц после последнего здесь убийства. А первым в его киевском сериале было убийство, совершенное на шестой день января...

Вечером Света, пятнадцатилетняя ученица 9-го класса одной из киевских школ, ехала в пригородной электричке. Она собралась навестить своих родственников из деревни в окрестностях города. Помогал коротать ей дорогу говорливый москвич по имени Дима, только что с ней познакомившийся и набившийся в провожатые.

Сойдя на станции «Макийчуково», в сопровождении нового знакомого Света пошла по дороге, ведущей в деревню. Когда они зашли в лесной массив, ее спутник вдруг достал нож и под угрозой убийства раздел, изнасиловал, а спустя некоторое время и убил ее. Прихватив с собой деньги, кое-что из вещей потерпевшей, Дима-Кузнецов покидает место происшествия и вместе с «товаром» как ни в чем не бывало приезжает на «явку». Пылая свежестью и негой, сожительница открывает ему дверь и видит в его руке целлофановый пакет...

Пройдет несколько месяцев, будет арестован и изобличен Кузнецов, и лишь после этого Алла Уголь на допросе раскроет тайну содержимого пакета. Она расскажет, что в нем находились книга Коллинза «Женщина в белом», обруч для волос, одноразовые шприцы, кошелек, косметичка, губная помада, две коробки теней, кисточки, тональный крем, зеркало и 15 рублей. А тогда, вечером 6 января, увидев пакет у Кузнецова, она спросила: «Откуда эти вещи?» В ответ безмятежное, как улыбка ребенка: «Грохнул подругу!» А потом прозаично, без всяких эмоций: «Она была малолеткой».

Сожитель помылся и поужинал. Потом они легли спать. Спали без сновидений. Вот и все, чем закончилась сцена признания убийцы, посвятившего сожительницу в суть своего «хобби».

Нет, все же не все. Наутро Кузнецов выбросил пакет с большей частью похищенных вещей. Сожительница настояла. Вещи не представляли ценности. Вот теперь все. Так Алла совершила свой первый шаг на пути того, что на юридическом языке квалифицируется как недоносительство, укрывательство преступления и преступника. У нее было много возможностей для того, чтобы помочь правоохранительным органам поставить точку, оборвать преступную цепь Кузнецова. Выходец из глубоко религиозной семьи, сама верящая в Бога, она могла и должна была это сделать и по закону, и по христианской морали, хотя бы из сострадания к будущим жертвам сожителя. Она не сделала этого, и кровь еще четырех киевских и пятерых московских жертв сожителя мрачной тенью легла на ее совесть как тяжкий, несмываемый грех...

* * *

Седьмого января Алла была свободна от работы. Этот день и ночь с 7 на 8 января сожители провели вместе. Утром она поехала на работу в онкологический центр на суточное дежурство. Кузнецов остался один в квартире. От нечего делать мысли поплыли в привычном направлении. Размышления на сексуальную тему не покидали его весь день. Ни о чем другом не умел и не мог думать этот извращенный, ограниченный, нищий духом бездельник, не обремененный нервными, интеллектуальными и физическими затратами. Свободного времени для этого у него было сколько угодно. Да и возможности для реализации навязчивой идеи были богатые. Их повсеместно предоставляла наша непутевая, уродливая, расхристанная действительность, одуревшая от кризисов, шараханий, катаклизмов. Все шло к тому, что пора бы и отправляться на «охоту». Ситуация подсказывала, что лучше всего ее предпринять на окраине города в районе онкологического центра. Места там ему известные, к тому же глухие, пути-дороги знает. И он поехал в онкологический центр. Навестил сожительницу, поболтали о том, о сем, потом попрощался и сказал, что едет домой. В ночь на 9 января он вышел на улицу, огляделся и отправился на поиск.

В это время после вечерней смены домой возвращалась шестнадцатилетняя работница одной из фабрик. Кузнецов завел с ней разговор, узнал, что девушку зовут Светланой, стал ее сопровождать.

Когда они оказались в районе новостройки, Кузнецов затащил Светлану в ближайший подъезд недостроенного дома и, сопровождая свои действия угрозами, стал раздевать ее. Девушка отдала ему 500 рублей с тем, чтобы он отпустил ее. Затем он стал избивать ее ногами. Девушка кричала. Кузнецов достал нож и дважды ударил ее. Потерпевшая увернулась и сталь клинка ножа причинила повреждения лишь одежде.

Сопротивляясь, Светлана ударила Кузнецова ногой в живот. Он споткнулся о кучу мусора и упал. Воспользовавшись этим и темнотой, Светлана выскочила на улицу и забежала в подъезд расположенного напротив жилого дома. Жильцы укрыли ее, а затем проводили домой. Утром о случившемся Светлана заявила в местное отделение милиции.

Милиция на этот раз оказалась не в состоянии оперативно найти и обезвредить мародерствующего на местах совершенных им изнасилований и убийств «мстителя», приметами которого располагала. И пока его безуспешно искали или делали вид, что ищут, Кузнецов тоже искал. Прежде всего он искал то же самое, что и до этого — очередных жертв. Искал и находил, а найдя, добивался своих целей.

19 января, вечером, находясь неподалеку от онкологического центра, Кузнецов заметил девушку, гулявшую с собачкой. Далее все шло по отработанной схеме: вступил в контакт, завязал разговор, легкий флирт, знакомство, совместная прогулка.

Ничего не подозревающая школьница по имени Света, пятнадцати лет, заходит во двор школы-интерната. Еще мгновение и обходительный молодой человек вдруг резко сбрасывает маску. Школьница подвергается жестокому избиению. Преступник срывает с нее одежду, насилует и наносит 20 ножевых ранений в область шеи, груди и спины. Жертва умирает от острой потери крови, а Кузнецов покидает место происшествия.

* * *

В эти дни Кузнецов искал не только тех, кому уготовил мученическую смерть. Много хлопот и беспокойства ему доставил поиск исчезнувшей из его поля зрения сожительницы.

Ах, какие мы стали твердокожие, непробиваемые, отстраненные. Для реального прозрения, для нормальной оценки нормальной ситуации мало, оказывается того, что лежит на поверхности, бросается в глаза и лезет в уши. Надо, чтобы все было доведено до крайности, до точки, до полного распада и обнажения, чтобы все из области чужого, отдаленного, расплывающегося перешло в нечто личное, кровное, необратимое. Только тогда начнет действовать внутри защитный механизм, сработает сигнал пожарной опасности, проснется от сна разум.

Так и было в случае с Аллой Уголь. Она спокойно, как должное, приняла известие о совершении сожителем убийства школьницы под Киевом. И только тогда, когда узнала о том, чем систематически занимается он вне дома, страшно испугалась и забила тревогу.

Ее не очень волновало то, что происходит и может произойти с другими девушками. До сознания дошло, что ее жених может учинить расправу и над ней. И тогда, почувствовав смертельную опасность, она сбежала к отцу и попросила спрятать ее. Отцу она передала записку, в которой на всякий случай сообщила, что если ее найдут убитой, это сделал Дима из Балашихи...

Вечером 24 января, надеясь застать Уголь у нее на работе, Кузнецов опять (в который уже раз) приехал в онкологический центр. И снова неудача. На работе ее не оказалось. Предупрежденные ею сослуживцы скрыли от Кузнецова, что Уголь взяла отпуск за свой счёт. Раздосадованный, Кузнецов покинул здание медицинского учреждения. Он понимал что Алла «пропала без вести» совсем не случайно. Никто не делал секрета из того, что она жива и здорова, что она ушла в «подполье» по причинам, напрямую связанным с ним. Подобное развитие ситуации вело к тому, что его в любой момент могли «сдать» милицейским властям. Нужно было быть предельно осторожным. Однако эти тревожные мысли не особенно досаждали ему. Они заглушались привычным утробным позывом. Даже в условиях возросшего риска он не смог совладать с собой и не желал «тормозиться».

На этот раз будущая жертва нашла его сама. В 21 час 15 минут на проспекте Победы к нему обратилась молоденькая жертва с просьбой дать ей двухкопеечную монету, чтобы позвонить. Подождав, пока девушка наговорится по телефону-автомату, Кузнецов предложил ей погулять. На свою беду та согласилась. Прогулка завершилась традиционным для Кузнецова финалом. Он и на этот раз ничего оригинального не содержал: те же действия, те же последствия. Жизнь еще одной Светланы из Киева оборвалась за пару месяцев до ее совершеннолетия. Прошло еще три дня. Все эти дни Кузнецов безуспешно искал Аллу Уголь. Она как в воду канула. Тучи сгущались. В Киеве оставаться было небезопасно. «Пора сматываться», — подумал Кузнецов. Его решение окрепло после того, как 27 января попытка застать Аллу на работе ничего не дала.

Покидая онкологический центр, Кузнецов заметил, как следом за ним на улицу вышла молодая женщина. Не нее и пал выбор. С двадцатилетней Ольгой, сотрудницей онкологического центра, связан последний эпизод кровавой киевской эпопеи Кузнецова.

Ольга была избита и изнасилована Кузнецовым в лесном массиве около Киевской окружной автострады. Затем он убил ее. Девять ножевых ударов в шею, пять в грудь, четыре в веки глаз и шесть в спину. Но и это было не все. «На прощанье» он снял с трупа зимние сапоги, золотую цепочку с нательным крестиком, серебряное кольцо. Кроме того, похитил сумку, косметичку, деньги и портмоне. Перед уходом с места происшествия Кузнецов положил труп спиной на пень. В этом положении, напоминающем гимнастический мостик, с обнаженной нижней половиной туловища его и обнаружили на следующий день.

Благополучно добравшись до своего опустевшего пристанища, Кузнецов отоспался и, нацепив на свою шею трофейную цепочку с крестиком, стал собираться в путь-дорогу. Перед отъездом из Киева 28 января он подарил малюсенькой дочери хозяйки, которая сдавала ему и его сожительнице квартиру, кое-какие мелочи, похищенные им после убийства школьницы — первой своей киевской жертвы. Обруч для волос и круглое зеркальце в коричневом чехле, оставленные «на память» трехлетней девочке, позже ее мать передала следствию.

 

Московский сериал

Киевский вокзал столицы и привокзальная Московский площадь встретили его обычной толкотней, суетой и гамом. Продав на толкучке часть похищенных при последнем убийстве вещей, Кузнецов занялся подыскиванием «опорной точки». В Балашиху возвращаться не хотелось: слишком опасно. В Москве же нетрудно было раствориться -- ищи иголку в стоге сена. Первоочередная задача — найти достойную замену Алле Уголь, но с московской пропиской. Задача поставлена — задача решена. Пригодился киевский опыт. Его приняла, разместила и пригрела в своей квартире Елена Злогина — новая благодетельница, с которой он познакомился на улице.

Вначале любовники жили в квартире Злогиной на одной из Парковых улиц. Сожительница работала, сожитель по-прежнему вел праздный образ жизни, по принципу: «пока есть женщины, не пропаду». Иногда он «взбрыкивал», возникали ссоры. Но в основном все было тихо и мирно. Сожительнице особенно по душе пришлись подарки, которые ей царственным жестом преподнес Кузнецов. Среди них замшевая сумка и золотая цепочка с крестиком. Позднее, вспоминая эту сцену на допросе в прокуратуре, она показала, что цепочку с крестиком Кузнецов снял со своей шеи и протянул ей со словами: «Пока крестик у тебя, у меня все будет хорошо». Тогда Злогина не знала, что приняла в качестве подарка «трофеи», захваченные Кузнецовым во время последнего его преступления в Киеве. Еще хранившие запах тела убитой им сотрудницы онкологического центра, они не могли принести счастья их новой владелице и не годились на роль талисмана-хранителя. Поняла это Злогина лишь после ареста сожителя. Потому и передала их следствию в порядке так называемой добровольной выдачи. А тогда, за полтора месяца до своего «прозрения» она думала и действовала по-другому...

Как-то находясь со Злогиной в Измайловском парке, Кузнецов демонстрировал ей искусство метания ножа, который бросал в деревянную скамью. Во время этой процедуры нож, оставивший кровавую цепь следов в Киеве, сломался. Кузнецов выбросил обломки. С этим обстоятельством было связано то, что три последующих преступления он совершил несколько измененным способом. Наряду с отработанными ранее элементами он включал нечто новое — удушение.

Свой московский сериал Кузнецов открыл 25 февраля нападением на сотрудницу одного из строительных трестов. Действовал он нагло и решительно. Догнав свою жертву, двадцати двух лет, недалеко от кинотеатра «Первомайский», схватил ее за руку и предложил прогуляться. Молодая женщина стала кричать и вырываться. Зажав ей рот одной рукой, он обхватил ее другой и затащил в расположенный поблизости лесок. Избив, он изнасиловал ошеломленную женщину. После продолжил ее избиение кулаками, ногами и палкой. Поскольку жертва подавала признаки жизни, схватил ее шарф, обмотал вокруг ее шеи и затянул его. Но и этого ему показалось мало. Взял палку и с силой загнал ее во влагалище агонизирующей жертвы. И на этот раз он покинул место происшествия не с пустыми руками. С собой прихватил деньги, документы, снятые с трупа пальто и сапоги.

Аналогичным образом он действовал и в дальнейшем: зверски избитые, изнасилованные и обворованные, две студентки московских вузов одна за другой были задушены им с помощью ремней. Случилось это 3 и 9 марта. Перед тем, как покинуть места преступлений, Кузнецов вбил ногой в полость рта одной из жертв палку, другой запихнул во влагалище ветку.

Окопавшись в квартире Злогиной, где он и отсиживался в промежутках между преступлениями, Кузнецов чувствовал себя какое-то время в относительной безопасности. Однако после того, как в непосредственной близости от своего жилища убил трех человек, понял, что слишком много наследил в этом микрорайоне. И хищник сменил «нору». С помощью Злогиной через квартирное бюро Кузнецов отыскал новую квартиру в другом районе города на Вешняковской улице (в дальнейшем сожители еще раз меняли местожительство). Таким путем он дважды уходил из эпицентра активности правоохранительных органов. Унося ноги от греха подальше, Кузнецов не только уменьшал возможности розыскников напасть на его след, но и в то же время создавал условия для безопасного осуществления новых преступных замыслов.

Легкость, с которой он добивался задуманного, неуязвимость вдохновляли Лжедмитрия, хвастливо возносившего себя до уровня «неуловимого мстителя», а безнаказанность все более развращала его. Остановиться он был не в силах. Как у деградирующего наркомана, его организм, его плоть, мозг, кровь требовали все более возбуждающих вливаний, все новых и новых, увеличивающихся доз криминального дурмана. Его кровожадный, замешанный на избыточной похотливости сексуального извращенца аппетит возрастал от одной жертвы к другой. И без убийств он уже не мыслил своей жизни. Услужливая сожительница своими действиями невольно попустительствовала ему, стимулируя его криминальную активность. При переезде на новую квартиру 10 марта она подарила ему нож с кнопочным фиксатором, имеющим выкидной клинок. С этого времени в ночные рейды по городу он выходит с этим ножом, пуская его в ход при совершении преступлений. Этим рейдам обычно предшествовали конфликты с сожительницей.

Вот и на этот раз вечером 13 марта, поссорившись со Злогиной, он отправился в район станции «Новогиреево» в поисках объекта сексуальной и психологической разрядки. Выбор пал на женщину, которую он заметил у дворца культуры «Мир». Ее жизнь оборвалась в возрасте тридцати лет. Труп жертвы со следами изнасилования, побоев и с двадцатью шестью колото-резаными ранами обнаружили на территории учебно-производственного комбината. Нижняя часть тела потерпевшей была обнажена. Как выяснилось, изнасиловавший и убивший ее изверг, вытащил из ее кошелька и положил в свой карман 200 рублей.

Спустя два месяца, заметая следы, Кузнецов перебрался вместе со Злогиной на новую квартиру на Сахалинской улице. Отсюда за десять дней до его задержания он и вышел на последнюю в своей жизни криминальную «охоту» к магазину «Ганг» в микрорайоне Гольяново. При задержании 26 марта при нем обнаружили нож с фиксатором, длина которого составляла 31 мм. Это был тот самый подарок Злогиной, который он использовал в двух последних случаях в качестве орудия преступления. Изъяли у него и кошелек типа портмоне, похищенный вечером 27 января у своей последней жертвы.

 

Лжедмитрии

Выявление и изобличение Кузнецова базировалось на результатах грамотного криминалистического анализа нераскрытых изнасилований и убийств совершенных в 1991—1992 гг. Сперва он осуществлялся раздельно по киевскому и московскому регионам. Его начали толковые киевские следователи и сыщики. Позднее то же самое сделали участники следственно-оперативной группы, раскрывавшей преступления по Москве. Сходство признаков преступления киевского и московского сериалов позволило осуществить комплексный анализ преступлений, совершенных в обоих регионах. Во внимание принимались не только данные о преступлениях и преступнике, почерпнутые при изучении обстановки мест обнаружения трупов, их соотношения, материально-фиксированных следов, но и сведения, сообщаемые изнасилованными, а также оставшимися в живых жертвами покушений на убийства. На основе данного анализа был сделан вывод о том, что в Москве и Киеве орудовал один и тот же неизвестный сексуально-извращенный с садистскими наклонностями «Джек Потрошитель».

На это указывали в первую очередь такие обстоятельства: 1) скученность преступлений, локализирующихся на территориально ограниченных пространствах московского и киевского регионов (это позволяло предположить, что преступник орудует в зоне его места жительства, работы либо иного частого появления); 2) выбор преступником его будущих жертв осуществлялся избирательно; предпочтение отдавалось симпатичным, доверчивым девушкам либо молодым женщинам, не чуждающимся уличных знакомств; 3) совершению преступлений предшествовали вступление преступника в контакт с объектами его интереса, завязывание разговора по подходящему для ситуации поводу, знакомство, прогулка; 4) «вербовка» будущих жертв, прогулка с ними, совершение преступлений осуществлялись под покровом темноты (в вечернее время либо ночью); 5) в целях создания условий для беспрепятственного, безопасного совершения планируемых деяний, преступник заводил обманным путем либо с помощью силовых методов девушек и женщин в укромные, безлюдные, неосвещенные места, где и осуществлял задуманное; 6) в основной массе случаев изнасилования совершались неоднократно в естественной и извращенной формах после жестокого избиения потерпевших; 7) чтобы избежать разоблачения по заявлениям и показаниям изнасилованных, преступник убивал их и, забрав найденные у них деньги, ценности, вещи, пользующиеся спросом, с мест происшествия скрывался; 8) вступая в контакт с будущими жертвами, а подчас и с другими лицами, преступник называл себя вымышленными именами: Димой, иногда Димой Фадеевым из Балашихи; 9) преступная деятельность разыскиваемого маньяка характеризуется возрастающей агрессией и жестокостью; 10) хотя модели его преступного поведения в ряде случаев имеют различия в части некоторых моментов, они содержат признаки стереотипности действий, сходства многих элементов не только в стадии приготовления, но и ходе совершения преступлений (например, в эпизодах убийств, совершенных колюще-режущим орудием, раны и повреждения носят множественный, скученный характер, локализируются в основном в области шеи, левой стороны груди, спины).

Опираясь на результаты конкретизации и проверки построенной мысленной модели преступника, участники киевской следственно-оперативной группы сумели решить две ключевые задачи. Было установлено, что киевские преступления — дело рук «гостя», прибывшего из московского региона.

Наряду с этим следователи и оперативники из Киева, дезинформированные вначале, в конце концов сумели прорваться сквозь дымовую завесу вымышленных имени и фамилии искомого лица и установили подлинные данные, характеризующие его.

Собранные таким путем по Москве и Киеву данные использовались участниками расследования для установления места временного пристанища Кузнецова в Москве, его задержания, ареста, изобличения. При этом удалось доказать не только преступления, в которых он подозревался к моменту задержания, но и изобличить его в совершении некоторых преступлений, которые до этого по разным причинам не были известны участникам расследования. Этому способствовал тактически правильно построенный первый, проведенный «по горячим следам» задержания допрос подозреваемого.

Вначале Кузнецову продемонстрировали доказательства его виновности в покушении на убийство Ирины Мажаровой и в убийстве ее подруги (последний эпизод), а затем было объявлено, что следствие располагает доказательствами совершения им других тяжких преступлений в Москве и Киеве. Характер, количество, детали преступлений при этом не раскрывались.

Поскольку при задержании у Кузнецова изъяли нож — орудие последних преступлений и портмоне, похищенное у одной из киевских жертв, он понял бессмысленность отрицания вины. Ему предложили собственноручно изложить на бумаге обстоятельства всех совершенных преступлений, что он и сделал.

Затем по каждому указанному им факту он был обстоятельно, с выяснением всех деталей допрошен.

После тщательного изучения протокола допроса Кузнецова возникла неотложная задача обеспечения безотлагательной, экстренной проверки его показаний. Необходимость в этом была очевидна по ряду причин и прежде всего в силу одного щекотливого обстоятельства. Полагая, что следствие располагает информацией о всех эпизодах его преступной деятельности, Кузнецов посчитал нецелесообразным что-то утаивать. В этом, правда, убедились лишь после того, как завершилась проверка его показаний. Однако в тот момент, когда он их дал, объем достоверного следственного знания был не особенно большим. Поэтому трудно было с ходу разобраться в том, что истинно в его показаниях, а что ложно. Не исключалось, что вперемешку с правдой он мог допустить и «дезу». Для подобных рассуждений имелись основания.

Особое беспокойство вызвало сообщение Кузнецова о двух убийствах, одно из которых, как он утверждал, совершил в Подмосковье в 1991 г., а второе — в Измайловском парке Москвы в марте 1992 г. Об этих преступлениях участники расследования не располагали никакой информацией.

С них и началась проверка. Сомнения по эпизоду 1991 г. рассеялись быстро. Позвонили в областную милицию и прокуратуру и убедились, что действительно в том месте и в то время, на которые указал Кузнецов, было совершено до сих пор нераскрытое убийство девушки. Детали преступления совпадают с теми, что изложил в своих показаниях подозреваемый.

То обнадеживающее сообщение омрачалось другим. В нем говорилось, что каких-либо официальных сведений об убийстве девушки в Измайловском парке в марте 1992 г. не имеется. Такое преступление по криминалистическим учетам не значилось, уголовного дела по данному убийству не возбуждалось.

Из этой информации вытекало одно из двух возможных следствий: либо Кузнецов совершил данное убийство, но оно по каким-либо причинам до сих пор не обнаружено, либо он приписал себе то, чего не было. Если верен второй вариант развития событий, если поверить в то, что имел место самооговор, оставалось неясным, для чего это сделано Кузнецовым, где гарантии того, что и другие преступления, в совершении которых он признался, или хотя бы часть из них — творения рук его, а не другого (других) лица (лиц). Эти и другие вопросы спустя несколько часов разрешились в тот же день, 27 марта.

 

Здесь производится проверка показаний подозреваемого Кузнецова на месте с его участием.

 

Измайловский парк столицы

В присутствии понятых, в сопровождении немигающего ока видеокамеры, фиксирующей каждый его шаг, каждый жест, каждое слово, Кузнецов показывает место около лыжной базы, где он увидел 3 марта 1992 г. незнакомую девушку, где заговорил и познакомился с ней. Потом он указывает тропинку, по которой прогуливался с Таней Ищенко (фамилия изменена) — студенткой одного из вузов Москвы, подводит участников следственного действия к поваленному дереву. Здесь он останавливается и рассказывает про то, как сидел с девушкой на этом дереве, пытался ее обнимать, предлагал совершить с ним половой акт, как, получив отпор, избивал ее. Далее Кузнецов рукой указывает на кусты, где оставил, по его словам, труп убитой им студентки.

Присутствующие направляют свои взоры на этот участок парка, приглядываются и замечают небольшой, присыпанный снегом бугорочек. Сильное внутреннее напряжение сковывает понятых, следователей, оперативников. Кажется, оно достигает своего апогея. Кто-то из участников следственного действия отделяется от основной группы, приближается к бугорку, разрывает снег ногой и, побледнев, оборачивается. «Труп», — тихо говорит он.

Да, это был полуобнаженный, со связанными руками труп Тани Ищенко, без вести пропавшей 3 марта после посещения спортивного комплекса в Измайловском парке.

Произведенный осмотр места происшествия и трупа, другие следственные действия полностью подтвердили показания Кузнецова о всех, даже мельчайших, обстоятельствах встречи его с Таней, о ее личности, образе жизни и конкретных событиях ее жизни, учебе, времяпрепровождении, а также об обстоятельствах содеянного и картине места происшествия, когда он покидал его после учиненных здесь зверств.

Было доказано, что сообщенные им сведения он мог почерпнуть только в результате личного общения с потерпевшей в роковой для нее день перед преступлением, а также при совершении им преступления и сразу после этого. Возможность их получения иным образом, при иных обстоятельствах, из иных источников категорически исключалась. Его показаниям, кроме того, соответствовали выводы судебных медиков, исследовавших труп Тани, о причине ее смерти (удушение), нанесенных повреждениях, орудиях преступления и других обстоятельствах.

Эксперты-трасологи исследовали узлы на ремне, снятом с рук потерпевшей, а также узлы на ремнях и шарфе, изъятых с трех других мест происшествия. Выяснилось, что все они имеют одинаковый механизм исполнения.

Глубокая, всесторонняя проверка была произведена и в связи с показаниями Кузнецова о других преступлениях. Обвинение в совершении инкриминированных ему преступлений объективно подтверждалось показаниями оставшихся в живых потерпевших, большого количества свидетелей и многочисленными вещественными доказательствами. Важное доказательственное значение имели и заключения судебных экспертиз. Их по делу было произведено несколько десятков.

Особо важную роль в изобличении обвиняемого сыграли судебно-биологические экспертизы. В ряде случаев на базе метода генной идентификации и следственных данных было установлено, что следы биологической природы (сперма, кровь, пот) на объектах, обнаруженных на местах происшествий, оставлены одним и тем же человеком — Кузнецовым и не могли произойти от других людей.

Прочную доказательственную базу, сформированную в ходе следствия, не смогло подорвать и резкое изменение Кузнецовым своей позиции. После того, как судебно-психиатрическая экспертиза установила вменяемость обвиняемого, испугавшись неотвратимого сурового возмездия за содеянное, он отрекся от прежних показаний, назвав их фальшивкой, и встал на путь полного отказа от дачи показаний по делу под надуманной, несерьезной мотивировкой.

Жестокосердный, ни во что не ставивший жизнь других людей душегуб, не хотел умирать. Стремясь избежать наказания, Кузнецов делал все, что мог, чтобы затянуть срок следствия, опорочить доказательства, поставить под сомнение объективность расследования (отказывался знакомятся с материалами дела, обливал грязью следователей и т.д.). Не помогло. Истина, как говорится, восторжествовала.

1 декабря 1993 г. коллегия по уголовным делам Мосгорсуда приговорила Кузнецова, 24 лет от роду, к исключительной мере наказания. [1]

 


1 Записки криминалистов. — Вып. 3. — М, 1994. — С. 3—22.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница