Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Ушатиков А.И., Ковалев О.Г., Корнеева Г.К.
ПРИКЛАДНАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Учебное пособие.
Рязань, 2012.

 

Раздел IV. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОБЩЕЙ, ГРУППОВОЙ И ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАДАНИЯ


Задание 6. Несовершеннолетняя преступница

Родившись в многодетной семье единственной дочкой среди пяти сыновей, она все свое детство только тем и занималась, что с кем-нибудь из них дралась. За лишнюю горбушку хлеба, дополнительный глоток киселя или старые игрушки, а за конфеты и пирожное, наверное, могла бы их вообще убить, не моргнув глазом, однако ни того ни другого по причине нищеты родители им никогда не покупали. Возможно, поэтому свою первую в жизни кражу Валерка совершила из клубного буфета. Ей тогда было 10 лет, а украла она коробку конфет «Птичье молоко». Почти треть коробки жадно съела по дороге сама, еще треть щедро раздала знакомым пацанам и девчонкам, а остальное притащила домой – родителям и братьям. Родители тут же отнесли конфеты обратно, вследствие чего по факту хищения был составлен протокол, а Валерка – поставлена на учет в детскую комнату милиции. Но она на них за это не озлобилась, не обиделась и отзывается об отце с матерью с исключительной теплотой. «Они у меня очень хорошие, – говорит она. – Жаль только, дочь им досталась скверная».

В 14 лет Валера села на скамью подсудимых. Не за воровство (с ним она завязала сразу после первой кражи), а за избиение одноклассника и оскорбление действием сотрудника милиции. Однокласснику, задравшему ей из озорства на улице подол, она сломала на правой руке два пальца, а вмешавшемуся в их потасовку участковому милиционеру подбила глаз и оторвала погон от кителя. За все получила два года и шесть месяцев условно.

Должных выводов из приговора, естественно, не сделала и буквально через три недели снова угодила под следствие за нанесение не менее тяжких телесных повреждений 19-летней девице, рискнувшей отбить у нее на дискотеке парня.

Нисколько не оробев, что соперница была выше ее на целых полторы головы, Валера с ходу двинула ей острым носком сапога точно под лобок, причинив сильнейший ушиб, а когда та сложилась пополам, тем же самым носком чуть не вышибла ей глаз, разорвав при этом веко и рассадив до кости бровь, кроме того, врачи «скорой» установили у потерпевшей сотрясение головного мозга.

Возиться с хулиганкой после этого в суде больше не стали, но и полный срок тоже не дали, видимо, все-таки пожалев. В общей сложности Валерка получила четыре года.

«На «малолетке» я ощутила себя, будто на курорте, – делилась потом впечатлениями девушка. – Кормили хорошо, ларек был, и воспитатели – не зануды. В карцере всего четыре раза сидела. За драки. Пришлось четырем дылдам поочередно доказывать, кто в отряде лидер. Зато после все ходили передо мной по струнке. Подруг, правда, не имела ни одной, да они там и не нужны. Там каждая норовит сама за себя – один начальник колонии за всех. У нас, кстати, начальник оказался мужиком толковым и порядочным.

Меж собой мы его ласково звали по имени – Афоня. Он, если нечаянно слышал, не обижался. Умный был страсть. А вот когда к нам комиссия каких-то правозащитников приезжала, так там – дурак на дураке. Не успели войти, сразу же принялись, словно старые бабы, причитать: «Ах, вы бедненькие, ох, вы несчастненькие. Да разве можно детей в тюрьму за пустяки сажать, неужели было нельзя предупреждением обойтись или родителей их штрафу подвергнуть?» Девки наши им, само собой, подыгрывают – невинных «целочек-невредимочек» из себя строят. А меня вдруг зло взяло: во-первых, говорю, здесь не тюрьма, а колония; во-вторых, в ней сидят абсолютно все уже по сто раз предупрежденные, в том числе и судом – условно; в-третьих, половина из нас детдомовские, а лично мои родители, сколько их ни штрафуй, копейки заплатить не смогут, поскольку деньги не всегда даже во сне видят. А в-четвертых, говорю, сюда ни за что ни про что не сажают. Например, вон ту замухрышку, которую вы сейчас жалостливо по макушке погладили, мы называем Циклопом. Она родной матери шилом глаз выколола, когда та не дала ей денег на «наркоту». И вообще, вместо того, чтобы нас жалеть на словах, лучше бы прокладок привезли. С крылышками.

У комиссии после моих слов рожи аж красными пятнами пошли. Афоня мне потом, конечно, «фитиля вставил» приличного, но в карцер не посадил. Хотя имел полное право – я ведь их тогда еще матом на прощание обложила».

К зависти пятерых законопослушных братцев, Валерка вернулась из колонии разрисованная наколками. Левое ее бедро украшала обвитая колючей проволокой роза (что означало: встретила 18-летие на зоне), правое – голова оскаленного тигра (ненавижу ментов), а на правой лопатке вызывающе крутила пистолетами в руках ковбойка (принадлежу к «отрицалам»).

Долго, впрочем, им завидовать не пришлось – не пробыв на свободе и пары месяцев, криминальная сестрица зарезала азербайджанца, который был нетрезв, спесив и первым прицепился к стоящему вместе с ней в подворотне парню. Парень уже собирался было кинуться на обидчика с кулаками, но Валерка попросила предоставить это право ей. И если судить по обвинительному заключению, то этот 100-килограммовый бугай с юга «махался» с худенькой девушкой на равных, будто с дюжим мужиком...

Выйдя из подворотни, как потом показала Валера, они завернули за угол дома, где Балиев неожиданно ударил ее кулаком в лицо, отчего она упала. Не давая ей встать, он нанес девушке ряд ударов ногой по туловищу и удар чем-то тяжелым по голове: «Мне кажется, что Балиев ударил меня бутылкой, но этого я не утверждаю, так как точно не разобрала, что у него было в руке».

Как указывалось в деле, у нападавшего была при себе плоская бутылка с коньяком, находившаяся в левом внутреннем кармане пиджака. Этой бутылки в дальнейшем при Балиеве не оказалось. В ответ на действия обидчика Валера достала из кармана джинсов складной нож, открывающийся при помощи кнопки. Обнажив лезвие, она нанесла Балиеву три удара: первым прорезала левый рукав пиджака, вторым причинила непроникающее ранение в грудь, а третьим – смертельное ранение сердца.

Несмотря на непогашенную судимость, суд и на этот раз обошелся с преступницей по-человечески, приговорив за убийство по минимуму – к 8 годам общего режима. Оценив это, гордая Валерия вслух сказала судье при всех: «Спасибо», – и подавать апелляцию на приговор, разумеется, тоже не стала.

Колония для взрослых произвела на девушку весьма удручающее впечатление. И не столько скудной кормежкой и несравнимо более строгими порядками, чем на любезной сердцу малолетке, сколько тем, что содержались там женщины в зрелых годах и почти дряхлые старухи, с которыми 18-летней Валерке не хотелось ни бок о бок работать, ни тем более спать. Даже разговаривать с ними ей было совершенно не о чем.

В свою очередь, «зечки» также не пребывали в восторге от ее скверного характера и дурной привычки – чуть что лезть в драку. Таких стремящихся на всех наплевать индивидуалисток на женских «зонах» полупрезрительно величают «ухалками» и ради собственного покоя (и безопасности) стараются с ними без край ней нужды не общаться.

Валерка этому была только рада, но все равно чувствовала себя отвратительно. И кто знает, до какой критической точки довела бы ее все усиливающаяся хандра, если бы не один случай. Примерно месяца через три на Валеркину поджарую фигуру вдруг ни с того ни с сего возбудилась мощная, как борец, активная лесбиянка – «кобел», что обошлось ей в два выбитых зуба и свороченный нос. Валерка за рукоприкладство очутилась в строгих условиях содержания, где ей неожиданно понравилось, и она решила отсидеть здесь вплоть до «звонка».

Умышленно нарушая по мелочам внутренний режим, Валерка находится в строгих условиях содержания уже ровно четыре года.

Вопросы и задания

  1. Объясните причины и мотивы преступления и дайте психологический портрет личности преступницы. Какие изменения в личности несовершеннолетней преступницы вызвала первая судимость?
  2. Проведите сравнительный анализ поведения и взаимоотношений с окружающими Валерки в первом и последнем отбывании уголовного наказания.

 

Задание 7. Преступники-наркоманы

Задержанного на станции метро подростка доставили в пикет для проверки документов.

Подросток внезапно заблокировал дверь и, выхватив самодельный пистолет, выстрелил в голову 27-летнему сержанту милиции Игорю Г., который погиб на месте.

В это время сотрудник 23-го отдела милиции Невского РУВД прапорщик Николай Колесник решил проверить наряд и попытался войти в помещение пикета. Ему удалось открыть дверь, но, как толь ко он оказался в помещении, вооруженный подросток выстрелил ему в лицо, а затем нанес два удара ножом в спину. В прапорщика подросток стрелял из оружия, которое взял у убитого сержанта.

После случившегося подросток пытался покончить с собой и выстрелил себе в голову. В настоящее время он находится в больнице (врачи не уверены, что выживет).

Все это время станция метро была закрыта, и пассажиров направляли на соседнюю. На место происшествия прибыли представители руководства ГУВД и УВД метрополитена, а также правительства г. Санкт-Петербурга.

Станция «Улица Дыбенко» открылась только в два часа дня. Никто из пассажиров, выходивших из метро в момент трагедии, выстрелов не слышал и даже не подозревал, что в это время происходит в нескольких метрах от них.

На месте происшествия весь вечер работали криминалисты. В милицейской каморке площадью каких-то 15 метров развернулось настоящее побоище. Дверь пикета, обитая алюминием, разворочена пулями. Вот что рассказал корреспонденту газеты сержант милиции:

- Этого пацана задержали по подозрению в торговле наркотиками у метро «Дыбенко». Это крупнейший наркотический центр города, препроводили в пикет.

Что там было, можно только догадываться. Когда двери стали ломать, задержанный выстрелил себе в голову, кажется, снизу, потому что вся нижняя челюсть, как я видел, у него была разворочена.

- Почему он начал стрелять?

- Доза ему нужна была, а его тормознули. Он любого мог убить, кто бы его ни пытался остановить.

Вопросы и задания

  1. Охарактеризуйте причины и мотивы преступления.
  2. Какие действия характерны для наркомана в этом преступлении: импульсивные, волевые, аддиктивные?
  3. Перечислите и дайте психологическую характеристику способам данного преступления.

 

Доза

Утро семьи Семеновых началось рано. Марта и Роман поднялись, когда еще не было пяти утра. Им надо было идти на работу. Оба работали в одном магазине: жена – продавцом, муж – водителем.

В начале шестого утра Роман зашел в спальню к 11-летней дочери. Будить ее было жалко, но срочно нужен был ластик – что то подправить в служебных бумагах. Дочь услышала, как зашел отец, проснулась и нашла в школьном ранце ластик.

– Ты чего без пижамы спишь? Холодно в рубашке, – мягко сказал девочке отец. Но та беззаботно отмахнулась:

– Все равно скоро вставать и одеваться! Прощаясь, дочь привычно обняла отца:

– Пока, папочка!

Уже на выходе Роман отдал распоряжение сыну:

– Витюш, печку растопи, прогорела...

Сонный 17-летний сын что-то промычал в ответ.

Дети еще досыпали, когда в доме появились чужие люди. Дочка проснулась от шума и увидела каких-то незнакомых мужчин, которые рылись в мамином шкафу, стоящем в комнате девочки.

– А где папа?.. – больше ничего сказать девочка не успела. Позже прибывшие по вызову милиционеры испытали шок – преступники изрубили ребенка топором и истыкали ножом.

В комнату сына убийцы попали без труда, сняв ножом хлипкую защелку.

Не поняв спросонок, кто это, парень вскочил с кровати, и тут же на него обрушился топор.

«Хладнокровное умышленное убийство» – так позже квалифицировало следствие это преступление. Убийцы – Николай С. и Вадим Л. – проживали в том же поселке, на одной улице.

Вадим Л. жил с матерью, которая трудилась на нескольких работах, чтобы сын ни в чем не нуждался. В школе парень был одет лучше всех, всегда имел карманные деньги. Принимать наркотики начал еще до призыва в армию, но срочной службы не миновал. Демобилизовавшись, вернулся домой. Не работал, из дома все ценное продавал, чтобы на «дозу» денег зашибить.

Обворовывал соседей, за что был осужден на два года. После отбывания наказания опять воровал и покупал наркотики.

У Николая С. семья вполне благополучная. Он был в семье младшим. Осужден за кражи. Как и его приятель Вадим, не работал и не учился. Крал из дома вещи и продавал их, чтобы иметь деньги. Соседи говорили, что он всегда был вежливый, тихий, уважительный. «Как же он на убийство решился? Да он не мог видеть, как курицу режут!»

Во время следствия один из обвиняемых – Николай С. – умер от передозировки наркотиков. Вообще казалось, что оба убийцы считали себя больными людьми, достойными снисхождения: «...Прости меня, дурака, – писал в записке из СИЗО матери Вадим Л. – Я не жилец на этом свете. Моя болезнь – моя беда...»

Во время следствия Вадим Л. все валил на подельника: дескать, убийство – это был его план. Но следствие уже располагало уликами и свидетелями. Из ценного взяли только видеомагнитофон да две золотые цепочки, сорванные с детских трупов. Но на дозу в тот день выручили.

Вопросы и задания

  1. Дайте характеристику преступления, которое совершили наркоманы.
  2. Назовите основные мотивы и способы совершения преступления.
  3. Дайте психологическую характеристику преступника-наркомана.

 

Задание 8. Преступники-шантажисты

Видеопленка была извлечена во время обыска на даче из сейфа руководителя «Монтажспецбанка» Аркадия Ангелевича. Съемки велись в сауне ночного клуба, известного как одно из любимых мест встреч «ребят» из Солнцева. О том, что клуб оборудован системой скрытых камер, которые методично фиксировали все, что происходило в сауне, бассейне и спальнях, посетители клуба, естественно, не подозревали.

Можно только догадываться о том, каким образом видеокассета с таким умопомрачительным компроматом на министра Ковалева оказалась в сейфе банкира Ангелевича. Возможно, это как то связано с тем, что Аркадий Ангелевич всегда носил при себе официальное удостоверение советника министра юстиции. То, что он хранил в сейфе, как самую большую ценность, видеокассету с компроматом, совершенно очевидно: министр юстиции России Валентин Ковалев – главный куратор судов и прочих серьезных инстанций. По-видимому, предусмотрительный банкир, у которого давно наметились определенные нелады с законом, рассчитывал при случае выгодно обменять компромат на нечто более весомое, чем деньги, – на свободу.

Видно было, что к неприятностям человек готовился заранее: съемки произведены в 1995 г. Наверное, приятно было ощущать себя «хозяином» министра, но воспользоваться своим тайным козырем банкир так и не успел. 17 апреля 1997 г. председатель совета директоров акционерного коммерческого банка «Монтажспецбанк» (АКБ «МСБ») 35-летний Аркадий Ангелевич был задержан по подозрению в хищении 7 млн долл. Генеральная прокуратура РФ санкционировала постановление о применении меры пресечения – заключения под стражу. В соответствии с законом были проведены обыски. В сейфе на даче вместе с драгоценностями, оцененными в 1 млн долл., хранилась и заветная пленка. Из наличности дома обнаружилось 50 тыс. долл., большое количество российских загранпаспортов, израильский паспорт, германский паспорт (по некоторым данным, в Берлине у семьи Ангелевича есть своя фирма, а также квартира, из которой похитили драгоценности, оцененные в 250 тыс. немецких марок). Обнаруженные авиабилеты в Лондон наводили на размышления: Ангелевич с семьей собирался уехать подальше от уголовного дела, по которому он сначала проходил в качестве свидетеля. Некоторые любопытные записи свидетельствовали о подготовке «линии обороны» и «группы поддержки».

«Группа поддержки»

Ангелевич оказался очень аккуратным человеком и на всякий случай не только хранил видеозапись «шалостей» Валентина Ковалева и еще некоторых известных персонажей, но и скрупулезно документировал свои действия по развалу собственного уголовного дела. Запись имела кодовое название «Дело». Безусловно, под номером один был обозначен министр юстиции Валентин Ковалев.

В прессе, казалось, было все, даже публикации личных разговоров, в которых не последние люди в государстве признаются в том, что они преступили закон. Но ничего подобного по сравнению с фотографиями обнаженного министра в компании обнаженных барышень в России еще не было.

Следственная группа по делу Ангелевича направила видеокомпромат на просмотр министру Куликову. Куликов посмотрел кассету и без комментариев ее вернул, но информация вместе с пленкой уже вышла из-под контроля. Ангелевич умел оказываться рядом. Естественно, он включил в свой список по развалу «Дела» всех ответственных людей, которых он знал в правоохранительных органах. Тем не менее, как стало известно, некоторые из них, в том числе не упоминавшийся в списке спасителей Борис Березовский, уже нанесли визиты первым лицам министерства и постарались представить банкира жертвой и мучеником. Активно работали адвокаты. Их было целых пять. Самый опытный – Генрих Падва, которому в схеме Ангелевича отводилась разработка плана действий. В этом же ряду стоят «солнцевские» (правда, со знаком вопроса). «Источник» в московском РУОПе уверя ет, что банкир хорошо знаком с их лидером. При аресте Михася женевская полиция изъяла у него визитную карточку Ангелевича. Записи в блокноте этого преступного лидера свидетельствовали о контактах с банкиром. Думал Ангелевич и о «комплекте» заявлений от свидетелей, тех, на кого, по его показаниям, ФСБ и РУОП оказывали давление. Помимо работы со свидетелями, началось активное воздействие на оперативно-следственную группу, занятую делом банкира. В частности, очень пригодился человек, проходящий в списке Ангелевича под номером пять, – Ванесян. Будучи действующим сотрудником Лубянки, Ванесян работал в «Монтажспецбанке» начальником службы экономической безопасности и настолько профессионально отрабатывал свои деньги, что даже наладил прослушивание телефонных разговоров членов оперативно-следственной группы МВД.

Коллеги Ангелевича в день его ареста распространили нечто вроде письма протеста от возмущенных членов Ассоциации банков России, в котором обосновывается аргументация невиновности председателя АКБ «МСБ» (мол, ему инкриминируют преступление, совершенное несколько лет назад).

Вопросы и задания

  1. Какой вид преступления здесь имеется в виду?
  2. Дайте характеристику психологии шантажа.

 

Задание 9. Секс-ловушки

«Львицы»-добытчицы

Эти женщины знают мужскую психологию и едут на курорт с совершенно определенной целью – заработать деньги на доверчивых мужчинах. Причем они не занимаются проституцией, где властвуют сутенеры. Такие дамочки работают в своей, не облагаемой теневыми налогами нише. «Львицы»-добытчицы проворачивают грандиозные аферы на сексуальной почве.

Одна из них несколько лет подряд ездила в Сочи за алиментами. Технология была отработана до автоматизма. У себя дома она беременела от сожителя (он был в курсе всего промысла), мигом садилась в самолет и летела в Сочи. В первый же день «отдыха» эта шикарная блондинка знакомилась с солидным денежным мужчиной и после первого же ужина страстно ему отдавалась. Среди ее клиентов были двое военных (один из них – командир атомной подводной лодки), полярный летчик, популярнейший актер и два мафиози.

В самый сладострастный момент половой близости со своими богатыми любовниками она вдруг прерывала дыхание и томно произносила такую фразу:

«Миленький, не надо больше, еще движение, и ты – отец». Естественно, ни один мужчина в такую минуту не способен остановить свое последнее движение. И начинался целый спектакль:

«Что ты наделал! Как я буду растить твоего ребенка! У меня, одинокой бедной женщины, нет денег!»

А через несколько дней наша «львица» дрожащим голосом объявляла о беременности. Мужчины были к этому готовы – каждый помнил тревожные слова в постели. В случившемся они винили только себя, свой слабый характер – предупреждала ведь его, дурака! Ну а дальше, опасаясь огласки, почтенные отцы семейств слали на воспитание своих курортных детей кругленькие суммы.

У этой «львицы»-добытчицы было пятеро детей от сожителя, которых содержали военные, артисты и мафиози.

Семейный «бизнес»

Соскучившийся по женскому телу мужчина звонит по объявлению, намекающему на приятное времяпрепровождение. Сговариваются о цене.

Приведя клиента после короткого визуального знакомства до мой, женщина поит гостя чаем, предлагает рюмку коньяка...

Звук в дверном замке застает сластолюбца в голом виде в самом начале любовной игры. Только что томно стонавшая партнер ша испуганно округляет глаза и шепчет:

- Муж...

-Далее для любителя «клубнички» все происходит как во сне. Сильный и высокий, под два метра, супруг-«рогоносец» в ярости:

- Ах ты, шлюха! – орет он. – Убью вместе с хахалем!

- Не надо, родной, не надо... – лепечет неверная жена. – Я ни в чем не виновата. Этот мужик ворвался в квартиру и хотел меня изнасиловать.

От страха и такой наглости голый гость окончательно впадает в полную прострацию. Вскоре от угроз супруг переходит к делу:

- Значит, так: либо платишь тысячу баксов, либо жена прямо сейчас вызывает милицию и пишет заявление о попытке изнасилования.

В итоге незадачливый клиент расстается со своими сбережениями. Разумеется, он становится жертвой хорошо разыгранного семейного спектакля.

Капканы на дорогах

Водитель иномарки согласился подвезти симпатичную девушку. На предложение скоротать вечерок вдвоем в интимной обстановке юная прелестница согласилась не сразу. Поднимаясь в квартиру к новой знакомой, он уже предвкушал романтическое приключение...

Однако в самый неподходящий момент в дверь позвонили. На пороге стояли разгневанная дама средних лет и двое верзил.

«Мамаша» и «племянники» недвусмысленно растолковали полуодетому ловеласу, какие крупные неприятности его ждут, поскольку девушка несовершеннолетняя, теперь ему грозит срок. Впрочем, есть шанс уладить дело.

Для недогадливых совратителей во втором акте спектакля «родитель» всерьез наказывает блудливую дочь. Та оправдывается: мол, он сам пришел, хотел изнасиловать. «Насильник», глядя на заплывающий глаз «жертвы», в 99 случаях из 100 смекает, что попытка надругательства над «ребенком» налицо, а это уже иные суммы и другой срок.

Улаживание дела реально выливается в истребование максимально возможного отступного – в деньгах и ценностях.

Несовершеннолетние соблазнительницы ловят клиентов на вокзалах, в аэропортах и транспорте, связывающем аэропорт с городом.

Возможны и другие варианты развития криминального сюжета. Попутчица может пригласить к себе на «рюмку чая». При остановке где-нибудь в глухом дворе у машины могут появиться налетчики-качки. Возможно, они просто уедут на вашем автомобиле. Но были случаи, когда любителя «клубнички» еще и калечили или заставляли подвозить краденые вещи.

Сложился клан проституток, специализирующихся исключительно на «лохах». Одни из них подмешивают клофелин в напитки, отчего клиент тут же засыпает. В этом случае он лишь остается без бумажника и часов. Другие совмещают древнейшую профессию с ремеслом наводчицы, и тогда сладостное свидание оборачивается квартирной кражей. Третьи просто заманивают «лоха» в укромное место, где его поджидают ее приятели. Тут уж можно здоровья и жизни лишиться.

«Меня изнасиловали!»

В публикации минской журналистки Ольги Улевич утверждается, что воистину новое слово в проституции сказали ушлые девушки из белорусского города Гомель. Во-первых, они за одну единственную ночь любви получают столько, сколько элитные московские путаны зарабатывают в лучшем случае за несколько «сеансов». Во-вторых, у клиентов гомельских красоток после такой ночи напрочь пропадает желание ходить «налево», а то и импотенция случается на нервной почве.

При этом выглядит все чинно, благородно и просто до гениальности.

Представьте: девушка ложится в постель с мужчиной. Ни о каком насилии или – упаси Бог! – деньгах и речи не идет. Все происходит с обоюдного согласия, по любви, так сказать, а наутро девушка пишет в прокуратуру заявление об изнасиловании. После этого «насильник» сам несет ей деньги, умоляя их принять. Обычно девчонки принимают по 500–600 долларов, однако, по неофициальной информации, отдельным субъектам приходилось выкладывать и по нескольку тысяч баксов. За эти деньги реально купить приличный автомобиль или даже квартиру.

Девушки познали тонкую юридическую особенность уголовной статьи об изнасиловании, которая заключается в том, что насильник полностью зависит от своей жертвы. При изнасиловании обычно не бывает свидетелей. Это интимное дело: есть толь ко насильник и жертва. Закон предписывает больше верить жертве. Скажет жертва: «Изнасиловали!» – значит, изнасиловали. Преступник ведь, понятное дело, сам никогда не признается в совершенном преступлении.

Написать заявление об изнасиловании в десять раз легче, чем школьное сочинение. Например: «Он изнасиловал меня. Как реальную угрозу я восприняла его слова «лежи, а то ударю», поэтому не сопротивлялась и боялась кричать». Этого достаточно.

В течение 10 дней после подачи заявления прокуратура рассматривает все обстоятельства и заводит уголовное дело. Все эти 10 дней «насильник» мечется, как тигр в клетке.

Во-первых, нет дураков сидеть ни за что. Во-вторых, деловая репутация под угрозой. А про осложнения в семье и подумать страшно! Но за эти 10 дней все еще можно поправить. Способ один – выкупить у «жертвы» ее заявление.

Иногда в эту хитроумную ловушку попадается какой-нибудь 18-летний парень. И тогда на откуп сбрасывается вся семья. Не начинать же ребенку жизнь с тюрьмы: за изнасилование светит от 5 до 15 лет...

Девушке же надо соблюдать только одно правило: не подавать заявление дважды в одну прокуратуру за один сезон.

Когда очередное заявление одной из таких девушек появилось в прокуратуре, следователи насторожились. Дело в том, что в последнее время с заявлениями об изнасиловании происходили какие-то странные вещи. Дамочки как будто взбесились! Вначале приписывают своим знакомцам все смертные грехи: насильник, убийца, маньяк! А через несколько дней приходят, как будто их подменили: она не так его поняла, это он в порыве страсти, он любит ее, она любит его. И заявление забирают.

За «групповуху», получается, можно заработать очень приличные деньги. Каждый участник группового секса, как в карточной игре, платит за себя сам: двое – это уже 1000–1200 долларов, трое – 1500–1800.

Но бывает, что в сети попадается и крупная добыча: какой-нибудь местный или залетный бизнесмен. С такого не грех запросить и несколько тысчонок «зеленых». Надо быть лишь тонким психологом, чтобы не прогадать и держать паузу. А менее профессиональные шантажистки чаще всего сами приходили к насильнику за деньгами и получали свои несчастные 100 долларов.

Уличить девушек в мошенничестве очень сложно. На суровый вопрос прокурора: «И почему это вас так часто насилуют?» – ангельское создание резонно отвечает: «Красивая потому что».

Шантаж

Сняв проститутку, мужчина отрывается на всю катушку. Та практикует все виды секса, о которых он знал только понаслышке. Более того, через некоторое время путана томным голосом делает комплименты мужским достоинствам и темпераменту клиента и, опасаясь, что он ее «может замучить», предлагает позвать еще одну свою коллегу, не требуя дополнительной платы. «Групповуха» удалась... Некоторое время спустя к новоиспеченному «секс-гиганту» обращается молодой человек, предлагая купить у него за 5 тыс. долл. видеокассету, где засняты его подвиги в чужой постели. В случае отказа видеофильм грозят растиражировать для продажи через розничную торговую сеть, а одну кассету бесплатно преподнесут его супруге. «Пять тысяч баксов за такой артистизм главного героя – совсем немного, – успокаивает молодой человек. – Возьми те. У нас есть еще. Посмотрите. Оцените». Приходится покупать: семья и служебное положение дороже.

Услужливый Эдик

Девушки могут стать приманкой и для мужчин, которые зашли в бар выпить пива и не помышляли об интимном приключении. Для таких заготовлена другая технология, где девочки будут «на десерт».

Рассказывает журналист Глеб Бывалов.

Эдику около двадцати. Прилично одет, хорошо пострижен. Парень тихо сидит в уголке бара и присматривается к посетителям. В отличие от большинства из них Эдик совершенно трезв и лишь для маскировки изредка потягивает пиво. Его задача простая – вычислить желающего пообщаться и «раскрутить» на разговор.

Во время беседы Эдик выясняет, чем занимается новый знакомый, его семейное положение, место проживания и, самое главное, материальное положение. Эдику позавидовал бы любой налоговый инспектор: «студенту университета» хвастливые от воздействия «ерша» взрослые мужчины выкладывают начистоту все нюансы своего бизнеса.

«Шью куртки! Кожаные куртки! Понимаешь? Сам на себя работаю! Штуку баксов в месяц имею!» – рассказывает парню крепко поддавший собеседник.

Эдик уважительно кивает и вскоре под предлогом «освободить место для пива» покидает собеседника. На улице Эдик находится недолго. Короткий звонок по телефону: «Клиент созрел!» – и снова к новому «другу». Производитель курток и не подозревает, что ввалившаяся вскоре в бар толпа (человек 6–7) коротко стриженных подростков, представляющихся друзьями Эдика, – это и есть настоящая «группа захвата»: «Я Петр! Я Кирилл! Я Леня! Пить будешь? А из горла? Ну, молодец! Давай еще! Погнали!» События развиваются динамично. Окружив со всех сторон, мужчину накачивают спиртным настолько, что объективно оценить происходящее тот уже не в состоянии. Эдик исчезает, а когда появляются симпатичные девочки, «клиент» охотно соглашается выехать освежиться за город, нередко приглашает в свою квартиру. Дальше, как можно догадаться, следует банальное ограбление, нередко человека избивают и, сняв дорогие вещи, оставляют лежать на улице. Хорошо, если «скорая» или милиция подберут.

Наутро вчерашний гуляка, естественно, не помнит, с кем пил и у кого... А наводчик Эдик и «группа захвата» вновь чуть ли не каждый вечер выходят на охоту. «Чесать» богатеньких пьяных в среде начинающих бандитов становится все более популярным – приятное совмещается с полезным, да и риск быть пойманным не так уж велик. Наиболее прибыльное для юных «кидал» время – дни выдачи зарплат, весенне-летний сезон, праздники, выходные.

Вопросы и задания

  1. Дайте психологическую характеристику лицам, совершающим подобные деяния.
  2. Определите мотивы и способы совершения преступления.

 

Задание 10. Женская преступность

Любовь зла, или Тайная мечта уругвайца Джимми

Эта история абсолютно правдива и, несмотря на сюжет, схожий с шекспировской трагедией, произошла она не в Средние века, а в наши дни, и не где-то, а в Москве.

Молодая женщина так стремилась уехать к своему возлюбленному в далекий Уругвай, что пошла на убийство 2-летней дочери, оставшейся у нее от первого брака.

Началось все с обычного, на первый взгляд, любовного треугольника. Молодой человек по имени Василий ушел служить в армию. Его 17-летняя беременная жена Светлана, живущая вместе с мамой в доме на Тверском бульваре, продолжала учиться на втором курсе Университета дружбы народов. Там она и познакомилась с уругвайцем Джимми, который приехал, чтобы стать врачом.

Василий тем временем вернулся из армии. Не дождавшаяся его жена моментально начала бракоразводный процесс. Она спешила вместе с дочкой уехать в Уругвай, к Джимми. «Рогатый» муж не стал упрямиться, и они расстались.

Однако для того, чтобы уехать вместе с ребенком из страны, Светлане необходимо было получить официальное разрешение от бывшего мужа. Василий заупрямился и поставил условие: либо он не возражает против отъезда маленькой Марины, но никогда не будет платить алименты, либо Света никогда не получит необходимого разрешения.

Джимми же оказался довольно алчным. В одном из телефонных разговоров он заявил Светлане, что лишние деньги им не помешают. Света восприняла это как руководство к действию. В голове женщины созрел ужасный план: она решила избавиться от дочки и инсценировать несчастный случай. Она поставила у открытого окна табуретку и два стула таким образом, что посаженная на них «заботливой» материнской рукой девочка не мог ла слезть на пол, но при первом же движении должна была выпасть из окна, а жила Светлана на 6-м этаже. У экспертов должно было сложиться впечатление, что двухлетняя девочка сама составила стулья и табуретку, залезла на них, не удержалась и выпала из окна.

Для страховки Светлана привязала проволокой всю конструкцию к батарее отопления. Закончив приготовления, она посадила на верхний стул Марину и незаметно вышла из квартиры. Через минуту она оказалась у подъезда, как бы спеша домой. В это время малышка увидела маму, протянула к ней ручонки и… полетела вниз. Девочка упала на асфальт. Смерть наступила мгновенно.

Несколько свидетелей уверяли в последующем, что Светланы в момент падения дочки из окна дома не было. Сама же она к приезду милиционеров успела скрутить с ножки стула проволоку. Так как связь Джимми и Светланы была известна и женщина собиралась уехать жить за границу, дело о гибели маленькой Марины поручили спецуправлению Генеральной прокуратуры России.

Молодой женщине почти удалось одурачить бывалых следователей, но она не успела уехать из России. Помешала Светла не в этом студентка третьего курса юрфака Московского государственного университета, пришедшая на практику. Ей на глаза попалась фотокарточка, на которой были изображены стулья, с которых якобы упала девочка, сама поставившая их друг на друга.

Практикантка долго экспериментировала со стульями и пришла к выводу, что без дополнительного крепления к батарее конструкция должна была упасть внутрь комнаты, а девочка – не на асфальт, а на мягкий ковер.

Светлана тут же попала под подозрение. У нее взяли подписку о невыезде. Естественно, ни о каком отъезде в Уругвай не могло быть и речи до окончания следствия. Прошло еще полтора года, и Светлана призналась в содеянном.

Вопросы и задания

  1. Проведите психологический анализ преступного деяния женщины.
  2. Дайте краткую психологическую характеристику женщины-преступницы.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница


НАВЕРХ