Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Лепёшкин Н.Я., Василин В.Г., Обирин А.И., Талынёв В.Е.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕРРОРИЗМА И АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ.
Учебно-методическое пособие.

Хабаровск, 2008.

 


РАЗДЕЛ I. ОБЩАЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОВРЕМЕННОГО ТЕРРОРИЗМА И ЕГО ПРОЯВЛЕНИЙ

Глава l. ТЕРРОРИЗМ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ


1. Понятие, признаки, основные черты и структурные элементы терроризма в современных условиях

Осмысление такого негативного общественного явления как терроризм, предполагает сущностное наполнение этого феномена. Но, несмотря на проводившиеся научные исследования и осуществляемую практическую деятельность, специалисты до сих пор не смогли дать исчерпывающей дефиниции терроризма. Это не случайно, поскольку терроризм чрезвычайно многолик, давно вышел за рамки явления сугубо криминального свойства. Достаточно сказать, что в мире существуют по разным данным более 200 официально обозначенных определений понятия «терроризм». Однако ни одно из них не стало общепринятым из-за сложности исследований в данном направлении, а также в связи с возникающими дополнительными трудностями. К таким трудностям можно отнести то обстоятельство, что терроризм как явление изучается в разных аспектах – философском, социологическом, политологическом, правовом и психологическом. Каждый исследователь рассматривает это явление со своей точки зрения, давая понятию «терроризм» собственную интерпретацию.

Итак, в настоящее время не существует универсального определения понятия «терроризм» и производных от него видов. А отсутствие однозначного и общепринятого понятия не дает возможности осмыслить суть явления и выработать комплекс организационно-правовых и психологических мер противодействия терроризму. В результате антитеррористическая деятельность напоминает фрагмент из сказки: «пойди туда, не ведая куда, принеси то, не ведая что». Во всем мире борьба ведется не с терроризмом, как явлением, а с его отдельными преступлениями: убийствами, взрывами, разрушениями.

Дать всеобъемлющее (или абсолютно точное) определение терроризма настолько трудно, что приходится ограничиваться простым описанием этого сложного явления. Чаще всего так поступают специалисты, когда речь идёт не о юридических формулировках, а о терроризме как общественном явлении. Попытаемся уточнить ряд моментов, связанных с дефиницией терроризма. Каждое определение должно содержать в себе существенные признаки явления. Кроме того, определение должно быть не только истинным по содержанию, но и правильным по своему строению, форме и смыслу. Если истинность определения обусловливается соответствием указанных в нем признаков действительным свойствам определяемого явления, то его правильность зависит от его структуры, которая регулируется логическими правилами. Этих правил четыре: определение должно быть соразмерным; не должно содержать в себе круга; быть ясным и не быть отрицательным. Отсюда и будем строить логику нашего исследования дефиниции терроризма. Прежде всего, попытаемся выделить его существенные признаки. Для этого полезно сделать этимологический срез данного явления.

Этимология термина «терроризм» свидетельствует о том, что корни этого понятия произрастают из латинского «terror – страх, ужас («terroris» – лицо, внушающее ужас). Аналогичное значение имеют английское слово «terror» и французское «terreur». Понятие террора ввел Аристотель для обозначения особого типа ужаса, который овладевал зрителями трагедии в греческом театре. Это был ужас перед небытием, представленным в форме боли, хаоса, разрушения. Считается, что осмысление террора посредством театра породило ритуал суда как разновидности театрального представления, побеждающего террор через закон.

Впервые террор как инструмент политического воздействия появился во времена Великой французской революции. Он использовался радикальными революционерами для репрессий против  своих политических противников. Таким образом, именно с той поры терроризм вошел в политическую науку – как категория и в повседневность – как способ решения политических проблем методом насилия. Его обыденное и научное понимание с течением времени изменилось и расширилось. Как и другие абстрактные существительные с суффиксом «изм», оно употребляется в собирательном значении, сохраняя значение общего понятия.

В настоящее время существуют три основных взгляда на природу этого феномена: исходя из боевых, криминальных и социально-политических характеристик проявлений террористической деятельности.

В соответствии с первой позицией терроризм рассматривается как специфический вид вооруженных действий и определяется как «вооруженный конфликт низкой интенсивности». Это предельно жестокая форма реализации группового конфликта. К террористической борьбе приводят конфликты политического, социального, территориального, национального, мировоззренческого характера.

Вторая точка зрения делает акцент на криминальной составляющей и классифицирует терроризм как вид уголовной преступности. Террористы совершают убийства, похищения, угоны самолетов, то есть действия, которые внутренним и международным правом классифицируются как преступления. Предлагается считать их обычными уголовниками.

Представители  третьей считают терроризм видом политической борьбы, формирующимся на основе социально-политического протеста. Другими словами, терроризм появляется как ответная реакция на длительное затягивание решения различных проблем, в том числе и политических, вырастая на основе значимых общественных противоречий.

Предварительное выделение сфер, наиболее часто связываемых с терроризмом на основании привычного словоупотребления и научного осмысления, позволяет увидеть главное: основой терроризма является насилие.

С точки зрения этимологии слова, мы должны зафиксировать еще один признак, важный при построении дефиниции терроризма – устрашение, что в определенной степени и зафиксировано практически во всех определениях. Анализ изданий по рассматриваемой проблеме свидетельствует также о совпадении мнений ученых в отношении такого признака терроризма как его политическая направленность.

Общепризнанным является понимание насилия как основного признака терроризма, его специфики, позволяющей отделить его от смежных и очень похожих на него явлений. В Федеральном законе «О противодействии терроризму» прямо записано: терроризм – идеология насилия [3]. Насилие – применение различных форм принуждения с целью приобретения или сохранения господства, завоевания тех или иных привилегий.

Определенный интерес представляют имеющиеся в мировой науке концепции природы насилия, которые можно разделить на два направления – биологизаторские и социологизаторские.

Общей чертой биологизаторских концепцийявляется стремление истолковать сущность насилия преимущественно с позиций биологии. При этом подходе предполагается, что существуют врожденные склонности, инстинкты (инстинкт смерти, сексуальный инстинкт), которые подталкивают человека к насилию. Еще З. Фрейд связывал насилие с природными инстинктами человека. З. Фрейд писал об «инстинкте смерти», который он назвал «танатос». По мнению психолога, именно он обусловливает разрушительное поведение человека [143]. В последние года большой популярностью на Западе пользуется социобиология, которая пытается объяснить социальные действия человека, в том числе и насилие, исходя из его эволюционно-биологических и генетических характеристик. Один из основоположников социобиологии, американский ученый Э. Уилсон, не усматривая качественного различия между человеком и животными, провозглашает генетическую детерминацию всех, в том числе высших форм человеческого поведения. Согласно логике Э. Уилсона, склонность к агрессии, насилию и, в конечном счете, убийству передаётся личности на генетическом уровне.

Можно согласиться, правда, с определенными оговорками, и с тем, что подпитывать склонность человеческой личности к насилию могут и подсознательные импульсы: комплекс неполноценности; психологические фрустрации – разряды накопившихся гнева и ненависти; «внутренняя смута» и т.д. Есть и «чисто восточная» специфика проявления отчаяния, толкающего людей на применение насилия. Врачи-психологи давно обратили внимание на то, что в странах Востока нервное расстройство, проявлявшееся у студенческой и учащейся молодежи вызывалось болезненно высоким чувством ответственности перед своими семьями. В этих странах, где в семьях, есть хотя бы один служащий (особенно если он занимает должность в государственном аппарате), – то он может существенно помочь улучшению положение своих родственников, именно поэтому обучение одного студента в большинстве стран Востока становится семейным делом. Отец, родня со стороны мужа, жены и даже дальние двоюродные братья участвуют в расходах на содержание студента в                университете. Вот почему такого студента охватывает страх, что он погубит семью, если лишится учёбы. В этом случае у молодого человека появляется стремление свести счеты с жестоким обществом, и реализовать это стремление он пытается в рядах террористов.

Таким образом, если исходить из биологизаторской природы насилия, то склонность индивида к террористическому насилию выражается в сложном комплексе присущих ему идей, взглядов, нравов, психологических черт, подсознательных влечений, а также поступков и действий. Генетический компонент сказывается на всех сторонах жизни и деятельности человека, на самых возвышенных и самых низменных его качествах.

Сторонники социологизаторской концепции доказывают, что в человеке нет «генов насилия», что явления, связанные с социальным насилием, не запрограммированы генетически, т.е. у людей нет стремлений к ним, передаваемым посредством генных механизмов. Представители данного направления считают, что некритическое отношение к биологизаторским концепциям может привести к антинаучным выводам, – будто бы гены одной расы заслуживают социальной поддержки, а против другой могут быть допустимы все методы борьбы, включая террористические.

Но с другой стороны, социологизаторские концепции абсолютизируют значение социальных отношений и соответствующих социологических методов изучения человека. Так, к примеру, основоположник школы структурно-функционального анализа американский социолог Т. Парсонс считает, что общество, будучи целостной социальной системой, вместе со своими подсистемами состоит, в конечном счете, из миллионов индивидов, совершающих свои действия не просто как ответ на реакцию социальной среды, но и в соответствии с определенной программой. Социальные действия индивида, которого Т. Парсонс называет «актором», предполагают также «ситуацию» и его «поведение», направленное на достижение какой-либо цели. В обществе имеются нормы, или ценности. Это правила, которыми «актор» должен руководствоваться как своего рода сценарием или планом действий. Из этого следует, что террорист – это человек с нарушенной социальной программой, «актер», играющий роль «злодея», руководствующийся в своих действиях сценарием, включающим искаженные моральные и духовные ценности, когда ради исполнения своей мечты ему необходимо принести в жертву жизни людей [109].

По мнению авторов, обе рассмотренные концепции человека – биологизаторская и социологизаторская – страдают односторонностью. Первая абсолютизирует биологическое начало и в крайних своих выражениях низводит человеческую личность до уровня животного. Террорист же предстает перед нами как генетически обусловленный кровожадный хищник. Вторая концепция превращает человека в абстрактную социологическую схему, и террорист выступает неким терминатором, роботом-убийцей с нарушенной социальной программой поведения. Очевидно, что истина находится где-то посредине, но она не представляет собой механическое соединение этих подходов к личности.

К проявлениям насилия относят агрессию и жестокость, но по сравнению с жестокостью агрессивность – более широкое и в значительной мере нравственно-нейтральное понятие, поскольку далеко не всегда агрессивные действия носят жестокий характер. В то же время любая жестокость агрессивна. Можно сказать, что жестокость – особое качество агрессивности. Если агрессия и агрессивность (как и альтруизм) имеют природный характер, то жестокость – явление социального происхождения, присущее, лишь человеку, продукт именно человеческих противоречий и страстей, обусловленных воспитанием и условиями жизни. Возникнув на биологической основе, агрессивность проявляется в качественно иной области – социальной.

Некоторые психологи считают, что агрессия как основной инстинкт всегда была и будет в человеческом обществе. Они предсказывают неизбежность применения агрессивных методов в бизнесе и в процессе реализации новых научных идей. Такие же методы предполагаются и в решении политических конфликтов, причинами которых являются: в социальном плане – резкая социальная дифференциация и сдвиги в стратификационной системе общества, изменяющие относительный статус оппозиционных групп; в социально-психологическом – существенная разница между ожидаемым и реальным состоянием социального положения людей.

В самом общем виде агрессия и жестокость могут пониматься как демонстрация силы, угроза ее применения либо использование силы в отношении отдельного человека или группы лиц. И эти явления могу носить и индивидуальный, и коллективный характер и всегда направлены на нанесение физического, психологического, нравственного или иного ущерба кому-либо. Часто целью насилия выступает уничтожение человека или группы людей. Поэтому насильственные (террористические) действия, жестокие в том числе, всегда имеют внутренний смысл, совершаются ради чего-то, какой-то выгоды, выигрыша.

Жестокое поведение может быть определено как намеренное и осмысленное причинение другому индивиду мучений и страданий. Если агрессивность – черта личности, а агрессия – проявление этой черты, то жестокость тоже можно рассматривать в качестве личностной особенности, которая реализуется в жестоких действиях. Жестоким может быть назван такой человек, который характеризуется безжалостностью, бесчеловечностью, отсутствием сопереживания и сострадания, и в то же время склонностью совершать жестокие поступки; предпочитая их для разрешения возникающих жизненных проблем. Жестокость же следует относить к числу личностных черт только в том случае, если она стабильна и фундаментальна для данного человека, внутренне присуща ему. В юридической психологии жестокость определяется, во-первых, как свойство личности, заключающееся в стремлении причинять страдания другим людям, и, во-вторых, как осознанные действия, направленные на причинение таких страданий. Представляется, тем не менее, что жестокость можно рассматривать и как самостоятельный мотив преступного поведения [16].

Важно также подчеркнуть, что, как всякое человеческое свойство, в т.ч. склонность человека к агрессии, террористическое насилие имеет внешнюю (открытую, видимую) и внутреннюю (скрытую) стороны.

Внешняя сторонавыражается в комплексе действий, поступков, таких, как: а) инициирование террористических угроз, акций; б) стремление к поиску все более мощных и разрушительных средств осуществления террора; в) увлеченность террористической идеей все большего количества молодежи, особенно в странах Азии; г) возведение террористов в ранг святых, мучеников за веру; д) не ограниченные никакими нормами морали, законами и правилами жестокие, решительные методы террористических действий, не считаясь с жертвами и разрушениями, а наоборот – прогнозирование как можно большего их числа.

Внутренняя сторонанасилия, проявляемого террористами, также отличается сложной структурой. Во-первых, это совокупность побудительных причин к проявлению террористического насилия: мотивов, стимулов, привычек к инициативному его применению. Во-вторых, для террористов характерно восприятие теории терроризма, подготовки и проведения терактов как необходимого способа удовлетворения общественных, групповых и личных потребностей, предпочтительной сферы проявления своих способностей, самоутверждения, творчества. В-третьих, это внутренняя нацеленность на поиск объектов приложения террористической активности, поиск врагов и жертв, целей для нанесения ударов по «слабым местам» общества.

Насилие осуществляется в самых разных формах. В каждом террористическом акте та или иная форма насилия фигурирует в качестве доминирующей. Специалисты перечисляют следующие формы насилия [79]:

- физическое насилиепри использовании террористических методов (лишение жизни, нанесение телесных повреждений, лишение или существенное ограничение свободы определенного лица) рассчитано на то, чтобы изменить правовое состояние, политику путем физического отстранения конкретного лица или группы лиц от выполнения ими общественной или государственной деятельности;

- имущественное насилиенад личностью имеет те же цели, но осуществляется путем посягательства на государственное, общественное имущество или личное имущество отдельных граждан, чтобы лишить конкретного деятеля или организацию материальной базы для проведения в жизнь избранной политической или экономической линии;

- морально-психологическое насилие (шантаж, угрозы и т.д.) рассчитано на отстранение того или иного лица от соответствующей деятельности или на изменение ее характера и содержания либо входит как составной элемент в вышеназванные формы, поскольку террористы всегда стремятся к устрашению противника.

Специалисты считают, что в основу терроризма положена биополитика, проявляющаяся в росте численного превосходства субъектов над объектами терроризма, в противовес социополитики его жертв, которая целиком сосредоточена на достижении качественного превосходства [43]. Инструментом терроризма является психологическое превосходство над противником, который не знает: что, где, когда, как, зачем будет нанесен очередной террористический удар. Террористы, атаковавшие США 11 сентября 2001 года, несомненно, прорабатывали психологические сценарии возможной реакции как нападавших, так и подвергшихся нападению. Расчеты строились на том, что в широком масштабе, в освещении средств массовой информации Вашингтон должен учесть:

1) настроение немусульманской части населения США в отношении мира ислама;

2) что сам мусульманский мир неоднороден;

3) что единственная страна в исламском мире, обладающая ядерным оружием, – мусульманский Пакистан, который является союзником США, чем и возможно воспользоваться для внесения раскола в ряды исламских государств, сотрудничающих с США в экономическом пространстве;

4) что США не рискнут нанести удар по ядерным хранилищам и ракетным установкам с ядерным оружием исламского Пакистана.

Сбрасывать со счетов влияние психологического фактора в деятельности террористов нельзя. По всей видимости, в разработке «штурма» Соединенных Штатов принимали участие специалисты, квалифицированные во многих областях, включая психологические аспекты воздействия, которые учли ответную реакцию не только руководства США, но и населения, которому нужно было внушить страх.

По степени массовости и по мере организованности выделяют четыре вида насилия: массовое организованное и массовое стихийное, индивидуальное стихийное и индивидуальное организованное. Каждое из них имеет свою специфику и особенности. Общее историческое развитие терроризма, с некоторыми исключениями, шло по цепочке: индивидуальный – групповой – локальный – массовый терроризм. Массовый терроризм – достижение минувшего столетия, точнее  его последней четверти.

Занимая важное место в политической истории человечества с древнейших времен и до наших дней, именно насилие рассматривается субъектами политики как одно из основных, хотя и крайних, но неизбежных, не очень желательных теоретически, но достаточно удобных практически, средств достижения своих целей. Вместе с тем использование насилия влечет за собой серьезные деструктивные последствия: гибель людей, разрушение материальных ценностей, дегуманизацию социальных отношений.

Насилие характеризуется целенаправленностью и кажущейся эффективностью. Террорист абсолютизирует роль насилия, которое считает инструментом социальной хирургии. Для террориста насилие – это способ влиять на общество в необходимом направлении и форма демонстрации несогласия с устоявшимися нормами и стереотипами.

Необходимым следствием насилия является устрашение, запугивание. Слово «терроризм» ассоциируется с распространением страха, ужаса. Обстановка страха, подавленности, напряженности преднамеренно создается не на индивидуальном или узкогрупповом уровне, а на уровне социальном и представляет собой объективно сложившийся социально-психологический фактор, воздействующий на других лиц и вынуждающий их к каким-либо действиям в интересах террористов или к принятию их условий. Следует подчеркнуть особо, что чрезвычайно существенным аспектом терроризма является его нацеленность не только на конкретные политические и практические последствия, а на общественный резонанс, то есть, по существу, на побочный, но более «громкий» эффект, за которым следует обвинение в адрес правоохранительных органов, неспособных защитить граждан.

Главное в теракте не само насилие, а производимый им психологический эффект – запугивание, создание массового психоза в обществе. В целом это социальная ситуация, держащая всех в страхе и постоянном напряжении. В физическом плане – это постоянная угроза жизни и здоровью. В социальном плане – деструкция управления и общественного самоуправления. В психологическом плане результат такой ситуации – утрата уверенности в завтрашнем дне, хаотизация сознания, иррациональное состояние психики, деструкция привычного, нормативного «регулярного» поведения. Для терроризма типично насаждение в обществе, в сознании людей неуверенности в себе, которая провоцируется отсутствием чувства перспективы.

Психологи считают, что человек может справиться со многими трудностями, если знает, ради чего он это делает. А когда у человека нет определенных перспектив и конкретной цели, он беспомощен перед психологическим давлением. Идеологи терроризма прекрасно осознают это и эффективно используют в своих целях, в частности, внушая народам Северного Кавказа мысль об агрессивной сущности проводимой РФ политики, формируя тем самым антироссийские настроения.

Терроризм – это война нервов, рассчитанная на долгосрочную перспективу и на глобальные масштабы ее осуществления. Терроризм, как и «цивилизованная война», побеждает не на полях сражений, а во внутреннем пространстве психики человека. Для того, чтобы изменить поведение одного человека или больших масс людей, совершенно необязательно их всех убивать или ранить: надо изменить содержание и состояние их сознания. Выбор невоенных средств для нагнетания устрашающего воздействия на население обусловлен прагматическим расчетом на гораздо более высокий эффект в связи с отсутствием материального разрушения, что создает иллюзию идеологической чистоты и возможности «обелить» себя перед мировым сообществом с целью получения поддержки различных государств или политических движений внутри страны.

Воздействие теракта вызывает намного большие страхи, чем реальная угроза, причем ожидание новых терактов ужесточает психологические последствия уже случившихся. Психоэмоциональное включение формирует феномен «соучастия» и последующие идентификации людей, находящихся за сотни и тысячи километров от места трагедии. Сочетание непредсказуемости террористических атак, массовости их жертв, чувства неконтролируемости собственной судьбы и постоянной уязвимости дестабилизирует общество и провоцирует на асимметричную реакцию.

Жертвами ответных правительственных силовых действий или «удара по оси зла» становятся не столько террористы, сколько мирные жители. А это, с одной стороны, провоцирует, как правило, рост ксенофобии среди титульного населения, а с другой – вызывает «чувство второсортности» у этнических меньшинств и расширяет в их рядах число потенциальных сторонников и участников террористической деятельности. Таким образом, террористический акт замыкает порочный круг, подкрепляя убеждение террористов в справедливости их действий и отсутствии легальных путей изменения ситуации, создавая ложное чувство осмысленности, исторической значимости их жизни и смерти, причастности к национальному героико-террористическому пантеону. Игнорирование указанных обстоятельств приводит к тому, что к терроризму порой относят любые действия, породившие страх и беспокойство в социальной среде. Воздействие на жертву страхом отмечается также при разбое, вымогательстве, угрозе убийством и совершении ряда других преступлений. Однако в этих случаях одно и то же лицо является субъектом, к которому обращены требования, и одновременно объектом, в отношении которого (или близких которого) допускается насилие либо угроза его применения.

Терроризм отличается от других порождающих страх преступлений тем, что страх сам по себе не рассматривается террористами в качестве основной цели их деятельности. Террористические акции осуществляются ими не ради самого страха, пусть и вызванного в результате получивших общественный резонанс их преступных деяний, он служит им своеобразным объективным рычагом целенаправленного воздействия, при котором создание обстановки страха необходимо им в качестве средства её достижения. Создание обстановки страха и есть выражение терроризма, проявление его сути, а не его конечная цель.

Характерным признаком терроризма является его политическая направленность. Терроризм, за редчайшими исключениями, всегда носил политический характер. Это тактика противостояния, которое будет существовать до тех пор, пока не исчезнут его причины. Добиться победы над ним только вооруженным путем невозможно. Пример – Ирак, война с мафией и преступностью вообще. Терроризм – это мотивированное насилие с политическими целями. За каждой акцией террора стоит попытка решения определенных политических задач. А насилие над личностью – лишь средство сохранения либо изменения проводимой в данной стране политики. Этот метод политической борьбы, который заключается в его устрашающей направленности. Путем устранения с политической арены неугодных представителей власти, государственных или общественных деятелей, террористы стремятся сорвать проводимый политический курс, посеять панику и растерянность среди его возможных последователей. Вместе с тем терроризм – это преступление, которое связано с серьезной морально-психологической травмой для окружающих и материальным ущербом для государства.

Помимо совокупности отличительных признаков, составляющих внутреннее содержание, сущность терроризма определяется характерными чертами, присущими ему как социально-политической и социально-психологической категории. В современной научной литературе, посвященной проблемам терроризма, выделяют следующие его черты как общественного явления.

Во-первых, отличительной чертой терроризма является то, что он порождает высокую общественную опасность:

- часто влечет за собой массовые человеческие жертвы, наносит многим людям непоправимые телесные увечья и психические травмы, приводит к разрушению материальных и духовных ценностей (в том числе культовых),         которые иногда бывает трудно, а подчас невозможно воссоздать. Террористы часто уничтожают людей, не имеющих к их конфликтам и проблемам никакого отношения. Именно поэтому, говоря о терактах, часто употребляют слова «невинная жертва». Для терроризма характерно полное отрицание понятия «невиновность». Другими словами, концепция террористической борьбы подразумевает тотальную виновность всех, уже в силу принадлежности к иному сообществу, религии, национальности;

- способен сращиваться в ряде случаев с организованной преступностью, в первую очередь в связи с незаконным оборотом наркотиков и оружия;

- может использовать ядерное и иное оружие массового поражения для достижения своих целей;

- таит в себе угрозу провоцирования серьезных военных конфликтов и даже войны, не говоря о конфронтации на национальной и религиозной почве;

- влечет за собой ухудшение общественно-политической и экономической ситуации в данной стране или регионе мира, снижение уровня жизни населения.

Понятно, что не всякий урон  (ущерб, убыток), наносимый терроризмом, может быть исчислен или выражен в каком-либо числовом эквиваленте. Однако работа в этом плане должна проводиться. Надо стремиться к тому, чтобы все конкретизировать. Оценка последствий терроризма всегда связана с изучением «уровня безопасности» общества, защитой граждан и обеспечением эффективной борьбы с экстремизмом, насилием и жестокостью. Последствия терроризма следует рассматривать как «подрывающие» явления. Иногда они могут быть более значимыми и опасными, чем сам террористический акт, но теракт и его последствия отрывать друг от друга нельзя, они всегда находятся в постоянной взаимосвязи, являясь составными частями одного общего явления.

Во-вторых, терроризм отличает публичный характер исполнения акций. Большинство преступлений обычно совершаются тайно без претензий на огласку, преступниками информируются лишь те лица, в чьих действиях у них имеется заинтересованность. Терроризм же без широкой огласки, без открытого предъявления требований исполнителями терактов не существует. Деструктивный модус бытия террористов будет не понят до конца, если не раскрыть такую его составляющую, как «театральность», склонность к прославлению как отдельных террористов, так и целых террористических структур.

В этом террористам невольно помогают средства массовой информации, которые в погоне за своим рейтингом, тиражами, аудиторией, ради получения в конечном итоге финансовой прибыли, готовы предоставить свои газетные полосы, время в эфире любому резонансному событию или факту, чтобы вызвать интерес читателей, телезрителей, слушателей радиопередач. В силу этого СМИ, так или иначе, способствуют героизации террористов, а из терактов делают всемирное шоу. Они с лихвой восполняют жажду последних в придании огласке результатов собственных преступных деяний, привлекают внимание к ним широких слоев населения, вызывая тем самым ожидаемый террористами резонанс в обществе. По своему психическому складу террорист всегда должен быть на арене. Его «дело» должно громко звучать. Как без публики не может быть тореадора, так террорист не может жить без общественного резонанса.

В-третьих, наблюдается очень частый разрыв между непосредственной жертвой политического насилия и лицами, являющимися объектом террористических посягательств. То есть насилие применяется в отношении одних лиц, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению оказывается на совершенно других. Причём на принятие решения последними, в соответствие с требованиями террористов и в их интересах, собственно само насилие влияет не непосредственно, а опосредованно – через выработку (хотя и вынужденно) волевого решения самим лицом (физическим или юридическим, либо группой лиц) вследствие созданной обстановки страха.

Таким образом, во всех случаях проявления терроризма, как такового, налицо три участника конфликта: 1) тот или те, кто совершает насилие; 2) его непосредственная жертва или жертвы и те (3), кого хотят запугать и заставить вести себя определенным образом, то есть объект воздействия. Именно наличие трех сторон в конфликте отличает терроризм от уголовного преступления и военных действий.

В-четвертых, терроризм сочетает высокий уровень политической мотивированности с крайне низким уровнем участия в террористической деятельности масс. Именно это отличает его от национально-освободительных движений, революций и других массовых политических процессов.

Обобщая перечисленные выше признаки и черты терроризма, специалисты, характеризуют его как противоправную, политически мотивированную систему публичного неограниченного насилия (или угрозы его применения) для уничтожения, подавления, либо устрашения политических противников в целях их принуждения к исполнению требований террористов.

Современный терроризм представляет сложную систему, состоящую из следующих основных элементов:

- террористической идеологии;

- самой практики террористической деятельности;

- соответствующих структур, проводящих и осуществляющих политику насилия в форме террористических проявлений.

Терроризм в философском понятии – это, прежде всего, идеология. Идеология – это система политических правовых, философских и других взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности. Человеку как биологическому существу присуще то, что Чарльз Дарвин называл «социальными инстинктами». Потребность в аффилиации (быть членом группы, иметь социальный статус, общаться и т.д.) является одной из базовых, фундаментальных потребностей человека. Исторически «начальными» группами для человека являлись семья, внутриплеменная группа, племя. Затем, по мере становления человеческого общества, развиваются «естественные» общности – этнос, город, государство, которые формируются «стихийно» и еще не имеют «идеологии».

С появлением сословий у социальных групп стали формироваться собственные «идеологические позиции» отражающие и объясняющие результат взаимодействия социальных категорий в обществе. Пожалуй, это можно назвать первой «групповой идеологией». К началу нашей эры распространяются и укрепляются такие мегаобщности, как религиозные. К концу ХIХ века появляется и начинает активно развиваться националистическая идеология,  формирующая общности по этническому или расовому признаку.

Наконец, в ХХ веке возникают новые мегаобщности, в массовом сознании укореняется разделение стран на развитые, развивающиеся и отсталые. Разделение происходит в основном по трем параметрам: «потребительский» – объем и качество потребляемых благ; «политический» – наличие и разделение власти; «экономический» – наличие свободной и одновременно контролируемой государством конкуренции.

Биосоциальной основой всякой сословно-классовой идеологии является соотношение интересов группы и индивида, всей группы и ее части. Интересы группы порождают такие ценности, как социальная справедливость и демократия, а интересы отдельного индивида приобретают форму обоснования идей «свободной конкуренции» и «прав человека» (отдельной личности). Собственно, это соотношение и является основой левого / правого размежевания, формируя соответствующие формы «сословной» и партийной идеологии.

Итак, идеология – это более или менее целостная система идей и взглядов, идеалов, выражающих интересы и ценности того или иного общества или его части (нации, класса группы и т.д.). Под идеологией терроризма понимается система идей и взглядов экстремистского характера, выражающая интересы различных субъектов социально-политических отношений, оправдывающая применение ими нелегитимного насилия и устрашения для реализации этих интересов, обосновывающая соответствующие цели террористической деятельности и, как правило, определяющая механизмы их достижения. Стало быть, речь идет об идеологии принуждения с целью приобретения господства и завоевания привилегий. И можно полагать, что данное понятие терроризма носит, скорее всего политический характер. Но здесь нельзя отрицать и уголовные, экономические и военные аспекты (применение вооруженных методов борьбы с идеологией насилия).  Существование и насаждение идеологии насилия ставит под угрозу дружественные отношения между государствами и народами, угрожает территориальной целостности и безопасности государств.

Идеология терроризма может иметь относительную целостность в форме определенных теорий, концепций либо являться элементом общих внутриполитических или внешнеполитических теорий отдельных государств, движений, партий, общественно-политических объединений. Возникает вопрос: может ли терроризм со своей единой идеологией иметь различное содержание? Несомненно. Оттенки терроризма чрезвычайно разнообразны и зависят не только от определенного народа или определенной нации его проповедующего, но и от истории народа, сложившихся обычаев, его культурного и социального развития, психологии, религии, образования, этнических особенностей и даже от места проживания, ландшафта, климатических условий.

Любая идеология, в том числе и террористическая, имеет свое учение, программу, определяет цели, ставит перед собой задачи, разрабатывает тактику и методы. Даная идеология выражается в конкретных действиях – практике воздействия на принятие решения. При этом террористы добиваются принятия решения не только от органов государственной власти и местного самоуправления конкретного государства (в данном случае – Российской Федерации), но и от международных организаций. Поэтому фактическое осуществление терроризма проявляется в террористической деятельности, включающей следующие функциональные виды:

1) организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта;

2) подстрекательство к террористическому акту;

3) организацию незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре;

4) вербовку, вооружение, обучение и использование террористов;

5) информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта;

6) пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности.

Под организацией следует понимать руководящие действия заказчиков, организаторов, направленные на реализацию террористического акта в целом, либо на отдельные террористические действия, например, постановка задачи перед одной из организованных групп террористов.

Планирование, как элемент организации – это интеллектуальный процесс генерации представлений о будущем поведении террористов до того, как разработанные планы будут использованы для реализации этого поведения. Результатом планирования террористического акта является совершение множества действий, в том числе носящих насильственный характер.

Подготовка крупномасштабного теракта может включать в себя следующие действия:

- разработка плана операции и ее целей;

- подбор участников и их перебазирование к месту совершения теракта;

- выбор объекта посягательства;

- определение способа совершения террористического акта и необходимых для этого средств (оружия, взрывных устройств и т.п.), доставка их к намеченному объекту, хранение, проверка и приведение в боевое положение;

- устранение препятствий;

- инструктаж участников о мерах конспирации (кодированная радиосвязь, поддельные документы, клички, маски и т.п.), проверка знаний и умений террористов-исполнителей.

Финансирование как частный вид подготовки террористической акции, означает предоставление лицу или террористической организации в целом любыми методами (прямо или косвенно), незаконно и умышленно средств или осуществление их сбора с намерением, чтобы они использовались, или при осознании того, что они будут использованы, полностью или частично, для совершения теракта или функционирования указанной организации.

Для определения факта финансирования теракта либо террористической организации не имеет значения, предоставляются ли средства на конкретную акцию или на обеспечение функционирования террористической организации в целом, например, систематические отчисления или разовый взнос в кассу, материальная поддержка членов организации, покупка недвижимости для ее  деятельности, предоставление денег на снабжение автотранспортом, оружием, взрывными устройствами, документами, финансирование взяток и т.д.

Финансовыми ресурсами (средствами) являются активы любого рода, движимые или недвижимые, независимо от способа их приобретения, а также юридические документы или акты в любой форме, в том числе в электронной или цифровой, удостоверяющие право на такие активы или участие в них, включая банковские кредиты, дорожные чеки, банковские чеки, почтовые переводы, акции, облигации, векселя, аккредитивы и другие.

Подстрекательство к террористической деятельности создает угрозу многим правоохраняемым объектам – личности, собственности, государственной власти, порядку управления и т.д. Подстрекательство к теракту – это склонение другого лица (лиц) к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом. Подстрекатель сам не принимает непосредственного участия в совершении преступления. Его задача сводится к тому, чтобы путем внушения необходимости, целесообразности или выгодности его совершения возбудить у исполнителя такое намерение. По форме выражения подстрекательство может совершаться словами, жестами, письменными знаками, носить открытый или завуалированный характер, но обязательно должно быть направлено на возбуждение желания к совершению конкретного теракта.

Под организацией незаконного вооруженного формирования следует понимать объединение двух или более лиц по предварительному сговору, созданное для подготовки и осуществления взрыва, поджога, захвата заложника, посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, нападения на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой, либо иных действий, направленных на подрыв общественной безопасности.

Вербовка (от нем. werbung) – наем людей на военную службу. Действия по вербовке террористов направлены на приискание кандидатов как для участия в деятельности террористической организации, так и в разовых террористических актах. Вербовка заканчивается выражением согласия лица принять участие в таких действиях.

Вооружение – это оснащение отдельных террористов или террористической организации в целом (либо ее подразделений) оружием, к которому относятся любые виды продукции военного назначения, в том числе боевое огнестрельное оружие заводского или кустарного изготовления; навигационные приборы; радиолокационная аппаратура военного назначения и др.

Обучение террористов – это система методов и средств передачи знаний и умений, основой которого выступает моделирование процесса преступной деятельности в целях привития навыков диверсионной и террористической    направленности; повышения физической формы готовности; обучение приемам минирования, изготовления из подручных материалов взрывных устройств и т.п. В программы обучения террористов обычно входят: изучение методов сбора информации, подделки документов, использования взрывчатых веществ и различных видов огнестрельного оружия, правил конспирации, способов вербовки агентуры, правил вождения автомобилей, воздушных, водных и железнодорожных транспортных средств и др.

Участие в деятельности незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы выражается во вступлении в подобное формирование и выполнении вытекающих из этого факта любых действий в соответствии с его планами и задачами: членство или служба в формировании, патрулирование, дежурство, выполнение разовых поручений или каких-либо работ, связанных с хозяйственным обеспечением деятельности организации (формирования) и т.д. Таким образом, участие в незаконном вооруженном формировании, преступном сообществе (преступной организации), организованной группе может выражаться в двух формах: непосредственное вступление в их состав; выполнение обязанностей по обеспечению их деятельности.

В Федеральном законе [3] указывается на информационное и иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта. К информационному виду пособничества можно отнести так называемое «интеллектуальное» пособничество, характеризующееся психическим влиянием пособника на сознание и волю исполнителя в целях укрепления в нем решимости совершить преступление. К информационным способам пособничества относятся:

- дача советов, то есть рекомендаций по эффективному планированию, подготовке или реализации террористической акции (рекогносцировка объекта посягательства, методы конспирации и т.п.);

- указание исполнителю, как действовать в конкретном случае ее совершения (закладка скрытого заряда, использование огнепроводного шнура и т.д.);

- предоставление информации, выражающееся в передаче сведений, имеющих значение для облегчения совершения преступления (например, предоставление видеозаписи с отображением образа жизни жертвы);

- данное заранее обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения террористического акта, его следов.

К иным видам пособничества следует отнести «физическое» пособничество, характеризующееся оказанием физической помощи исполнителю при планировании, подготовке или реализации террористической акции: предоставление средств или орудий совершения преступления и устранение препятствий (сигнализации, охраны, запирающих устройств, периметрового ограждения объекта и т.д.).

Пропаганда идей терроризма – это воздействие на сознание, волю, и поведение людей с целью побудить их к совершению соответствующих действий или воздержанию от определенных действий. Формы пропаганды (призывов) бывают разными (устными и письменными, с применением технических средств, с использованием средств массовой информации и т.п.). Пропаганда идей терроризма, как вид террористической деятельности – это конкретные действия, направленные на распространение знаний и другой информации с целью формирования определенных взглядов, представлений, эмоциональных состояний, оказания влияния на социальное поведение людей. Такая пропаганда может касаться оправдания терактов, содержать призывы и высказывания террористов и иных лиц, препятствующих осуществлению контртеррористической операции, которые оправдывают сопротивление органам государственной власти и стремятся к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжиганию национальной, социальной, религиозной нетерпимости или розни.

Распространением материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности является любая форма передачи, вручения материалов или информации другому лицу или группе лиц. Практически это может выражаться в демонстрации таких материалов и распространении информации, выгодной террористам.

Непосредственная террористическая деятельность, действия по подавлению идеологических (политических) противников насильственными, устрашающими мерами, вплоть до физического уничтожения, определяется термином «террор». Здесь мы видим переход от слов к делу. Известно, что понятие «терроризм» является производным словом от имени существительного «террор». В отличие от терроризма, понятие террор раскрывается только в узком смысле. Поэтому использование в выступлениях или печатных работах словосочетания «акт (акция) терроризма», по крайней мере, некорректно.

 Как уже отмечалось, латинское значение слова terror – страх, ужас. Ужас же психологически иногда определяется как циркулярное (повторяющееся и нарастающее) переживание страха. Значит, террор – такое повторяющееся и нарастающее переживание страха, которое приводит к ужасу.

В начале 1970-х гг. психолог К. Изард [63] исследовал отношение представителей разных стран к различным эмоциям. В ответ на вопрос, «Какой эмоции вы больше всего боитесь?», большинство людей назвали страх. Эмоция страха сама по себе вызывает страх, а переживание страха его усиливает, доводя до экстремальной стадии ужаса. Ужас – это максимальная степень переживания страха, усиливающего самого себя за счет повторяющейся циркуляции этого переживания в психике. Образно говоря, ужас – это страх страха. Человек может переживать страх в самых разных ситуациях, но все эти ситуации имеют одну общую черту. Они ощущаются, воспринимаются человеком как ситуации, в которых под угрозу поставлено его спокойствие или безопасность. Состояние ужаса можно вызвать, лишив человека спокойствия и безопасности практически в любой сфере – все зависит от того, насколько данная сфера значима для него. Чаще всего, естественно, это происходит в сфере физической, когда возникает непосредственная угроза самой жизни и физической безопасности.

Анализируя подобный страх в ситуации войны, исследователи заметили, что после вступления государства в войну, человека захлестывает новая волна страха: перед поражением, неопределенностью, лишениями, ранением и т.д.

Военнообязанный, подлежащий призыву в вооруженные силы, независимо от желания и энтузиазма, с которыми он идет на службу, несет с собой страх перед неизвестным. И самый великий из всех страхов – останется ли он жив? [71]. Известный терролог Г. Ньюман подчеркивал, что теория и практика терроризма резко расходятся между собой. Теоретически терроризм «равняет», а в социальной практике противопоставляет людей и группы друг другу, ставя между ними стену страха [164].

Террор – это и есть возникающий в результате некоторых действий (прежде всего насилия) ужас от утраты человеком спокойствия или безопасности. Таким образом, с точки зрения психологии, террор – это состояние очень сильного страха (ужаса), возникающее как реакция на некоторые действия, имеющие целью вызвать именно это состояние у тех, в отношении кого они осуществляются или же тех, кто является их свидетелем. Значит, террор есть цель и результат используемых для их достижения действий и методов. Террористические акты – это изначально акты насилия.

Признаки террора:

- деятельностный характер – террор осуществляется в форме активных действий. Угроза проведения акта террора будет реальна только в том случае, если имел место фактический прецедент. При этом, чем меньше времени прошло с момента совершения террористического акта и чем более значительны его разрушительные результаты, тем действеннее будет угроза;

- осознанный, волевой характер – террор осуществляется людьми, действующими в соответствии с четкими целевыми установками и ценностными приоритетами, осознающими, к каким последствиям может привести планируемый акт, и сознательно стремящимися к достижению этих последствий;

- противоправный характер – террор изначально строится на принципе явного нарушения прав и свобод человека и гражданина. При этом противоправный характер террора имеет место и тогда, когда субъектами его осуществления являются террористы-одиночки и террористические организации, и тогда, когда террор осуществляется от имени государства («Красный террор»);

- правосубъектность лиц, осуществляющих террор (террористов)субъекты, планирующие и реализующие теракты, признаются террористами в случае наличия у них соответствующей правоспособности и дееспособности;

- вызываемое у широких социальных масс чувство ужаса в отношении субъекта, от имени которого террор осуществляется, которое является целевой установкой и содержательным признаком террора. Террор – средство запугивания населения. В том случае, если террор осуществляется от имени государства, его задачей является воспитание у граждан чувства рабской покорности перед государственной мощью; в тех же случаях, когда действуют террористы-одиночки, либо террористические организации, имеет место обратное стремление – посеять у людей сомнение в прочности государства, способности государственной власти защитить своих граждан от террора.

Подчеркнем, что террор – это полностью криминально-уголовное деяние. Он может быть характерен как для действий организованной или стихийно сложившейся группы, организации, так и для террориста-одиночки. Акции   террора в отличие от общеуголовных преступлений не могут быть совершены спонтанно, по неосторожности или в состоянии аффекта. Они тщательно и скрытно готовятся.

Среди особенностей современного террора как практической реализации террористической идеологии, можно выделить следующие: целеустремленность – каждая акция носит конкретный, целенаправленный характер; крайняя жестокость и циничность; массовость – затрагивает непосредственно и через средства массовой информации огромное количество людей из различных стран; внешне достаточно высокая эффективность – о каждом террористическом акте узнает весь мир; гибкость и изобретательность; отсутствие любых, в том числе и моральных, ограничений.

Террор можно представить как особый вид деятельности, главной объектной целью которого является достигаемое каким-либо образом устрашение других людей. Наличие такой цели не отменяет множества различных субъективных целей, которыми руководствуются отдельные террористы. Однако именно чужой страх как цель движет действиями террориста и придает смысл всему его существованию. Для достижения такой цели, то есть для массового распространения страха, террорист совершает самые различные действия: готовит оружие, выслеживает жертвы, присматривает место совершения будущего террористического акта, решает транспортные вопросы и т.д. Каждое действие распадается на отдельные операции: например, подготовка оружия складывается из его выбора, приобретения, приведения в боевое состояние, проверки, оснащения боеприпасами, маскировки и т.д.

Таким образом, террор выступает в качестве специфического средства социального воздействия, использование которого во всех случаях связано с устрашением тех, в отношении кого осуществляется террористическая деятельность. Китайская поговорка «убить одного и запугать сотни» в очень точной мере относится к этому воздействию.

Анализ большинства высказываний самих террористов демонстрирует, что террор – не просто «работа» или «профессия». Это – определенный способ жизнедеятельности, который целиком захватывает человека и подчиняет его себе. Террор не может быть просто увлечением в свободное время: террорист-любитель обречен на неудачу в конкретном деле и скорый провал вообще. Нельзя рассматривать террористическую деятельность как вполне примитивный бандитизм. Все обстоит значительно сложнее, хотя насилие и составляет стержень этой деятельности, а элементы бандитизма в ней видны невооруженным глазом.

С момента нападения террористов 11 сентября 2001 года мир стал свидетелем наступления новой фазы террористической деятельности. Отличительная черта этой фазы – оперативное принятие решений в условиях, когда мировое сообщество имеет дело с религиозными фанатиками, выступающими в роли террористов, и с более политически мотивированными государственными субъектами, и с частными лицами, которые поддерживают их, потому что чувствуют себя бессильными или устраненными от принятия решений в современном мире, объединяющемся в борьбе против международного терроризма.

Сегодня терроризм невозможно представить вне четко оформленной организационной структуры. Терроризм в современных условиях, в отличие от террористических проявлений других исторических периодов его развития, интернационален – не имеет, какой бы то ни было определенной, единой национальной, этнической, религиозной или культурной идентичности. Он представляет собой конгломерат международных, многонациональных, трансгранично действующих террористических организаций и групп, а также индивидов, часто не связанных непосредственно, но объединенных схожей или общей экстремистской идеологией, позволяющей обеспечивать необходимую согласованность террористических операций.

Понятие организация – собирательное. Чаще всего оно связано с понятием «группа». В словарях русского языка слово «организовать» толкуется как соединить, объединить, связать друг с другом, сгруппировать, учредить организацию. Относительно «живого социального организма» в этих словарях говорится об объединении людей в группу для выполнения какого-то дела.

Терроризм стал стилем жизни для многих людей. Террористические организации дают своим членам социальный статус, самоуважение, власть, влияние, чего они могут лишиться в обычных условиях жизни. Пол Пилар, бывший исполнительный директор контртеррористического центра ЦРУ, сформулировал четыре ключевых элемента, отличающих террористическую организацию от любой другой [46].

Во-первых, террористы действуют не импульсивно, а по заранее разработанному плану.

Во-вторых, они преследуют политические, а не криминальные цели. В отличие от мафии они стремятся изменить существующий порядок вещей, а не просто получить деньги.

В-третьих, их целью являются гражданские лица, а не войска.

В-четвертых, они действуют в составе межнациональных групп, в большинстве случаев не обращая внимания на государственные границы.

Но лицо терроризма очень изменчиво. Например, опыт борьбы с террористами в Чечне показывает, что целью их нападения могут быть и войска. Это свидетельствует о том, что в России у терроризма есть своя специфика, которую надо изучать.

К числу критериев, позволяющих квалифицировать ту или иную организацию как террористическую, могут быть отнесены [33]:

- декларация в программных документах террористических целей, признания возможности использования противоправного насилия или угрозы его применения для достижения целей организации;

- публичные призывы руководителей организации или ее структурных подразделений к использованию террора, а также публичные высказывания террористических намерений или угроз;

- подстрекательство к террористическим акциям, насилию над физическими лицами или организациями, уничтожению материальных объектов в террористических целях;

- издание или распространение через средства массовой информации материалов, пропагандирующих идеологию насилия, совершение террористических актов или террористической деятельности;

- организация незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для совершения террористического акта, а равно участие в таком акте;

- вербовка, вооружение, обучение, переброска в горячие точки или использование террористов, профессиональных боевиков или наемников, а равно участие членов организации в качестве таковых на территории Российской Федерации или за ее пределами.

Таким образом, террористическая организация есть относительно самостоятельное образование, состоящее из террористов, их наставников и руководителей (светских и религиозных), обладающее необходимыми для террористической деятельности военно-техническими, информационными, финансовыми средствами, центрами подготовки, пользующееся политической или иной поддержкой населения или государственных структур. Террористическая организация специализируется на террористической деятельности в полном составе или одним из своих структурных подразделений.

Она отличается многочисленностью рядов, сравнительно длительным временем существования, наличием руководящей иерархии, разделением функций управления, проведения террористических акций, разведки, пропаганды и финансирования. Возможно наличие филиалов в различных регионах страны и на территории нескольких государств. Важнейшей чертой деятельности террористических организаций является ее идеологическая обоснованность, подчиненность разработанной доктрине и включение в политический процесс.

Среди особенностей современной международной террористической организации, специалистами отмечаются:

- децентрализованность организации, когда каждая организация может работать в своем регионе независимо;

- отсутствие единого финансового органа (часто сама организация зарабатывает средства, одно звено может профинансировать акции другого звена);

- связь организации с харизматическими лидерами второго уровня – тактическими лидерами, предстающими перед членами организации как жертвы или мученики, которые уходят через одну-две акции, истинный же лидер первого плана остается;

- опора в своих действиях, на множество разбросанных по разным странам и автономно функционирующих вербовочных и тренировочных лагерей.

Трансграничный характер терроризма, а также совершенствование его организационных форм (благодаря которым терроризм сближается с организованной преступностью) вызваны тем, что очень многие люди видят в нем единственно эффективный способ удовлетворения собственных интересов. Сложные транснациональные структуры террористических формирований создают практически беспрепятственные возможности ухода террористов от возмездия.

Особенностью организации терроризма в последние десятилетия можно считать значительное совершенствование управления деятельностью              террористических организаций, которое, в частности связано с развитием инфраструктуры террористических организаций. Этот процесс выражается в развитии специализации в деятельности участников террористических организаций как в области непосредственного осуществления тех или иных террористических акций, так и в сфере обеспечения деятельности террористических структур. Основными направлениями этой специализации являются:

1) осуществление разведывательных действий;

2) пропагандистское обеспечение террористической деятельности;

3) координация и взаимодействие с другими террористическими структурами;

4) отбор участников террористических организаций и их обучение;

5) материально-техническое обеспечение;

6) изготовление необходимых документов прикрытия и пропагандистских материалов;

7) организация быта террористов (размещения, отдыха и лечения);

8) создание тренировочных лагерей в своей стране и за рубежом;

9) формирование каналов финансирования террористической деятельности;

10) снабжение террористов средствами преступной деятельности и др.

Организационные построения террористических сообществ – постоянный, непрекращающийся процесс. Структура террористических организаций разного типа и уровня постоянно совершенствуется. Сегодня они перестраиваются на сетевой принцип деятельности. По уровню использования преимуществ глобализации современный терроризм опережает межгосударственные объединения, действующие в сфере безопасности. Террористические образования рождаются и функционируют вне поля правового регулирования, их гибкие сетевые структуры способны пронизывать общество сверху донизу. Они способны развиваться и функционировать в любой среде – нейтральной, дружественной, враждебной и создавать свою инфраструктуру на транстерриториальной основе, опираясь на современные коммуникационные технологии, легальные и нелегальные методы мобилизации и использования людских ресурсов и т.д. Отдельные элементы сетевых структур могут создаваться или объединяться для выполнения конкретных задач и замораживать свою деятельность, не подвергая опасности всю сеть. Более того, специалисты приходят к выводу, что «Аль-Каида» из структурированной организации, по сути, превратилась в идеологию, на базе которой и возникают очаги терроризма.

Современные террористические организации с трудом поддаются государственному контролю. На «внутреннем поле», где бороться с ними, призвано государство, реакция последнего выражается, прежде всего, в расширении и диверсификации системы обеспечения внутренней безопасности (использование вооруженных сил, усиление спецслужб и различных антитеррористических формирований, ужесточение соответствующих правовых норм). Но эти усилия не слишком эффективны в силу имманентно присущей террористическим сетевым структурам высокой маневренности и выживаемости, а также фактора транснациональности.

Итак, совокупность звеньев – идеология, террористическая деятельность и террористические структуры составляет терроризм как целостное явление, которое по своей природе воздействует на психологию масс, является формой политической борьбы, а по криминальной составляющей расценивается как преступление.

В основе терроризма лежит целенаправленное противоправное, политически мотивированное насилие, вплоть до уничтожения объекта воздействия (физического лица, группы или организации, материальных объектов), направленное на изменение поведения объекта управления (того или тех, кто может принять решение и совершить действие либо бездействие, необходимые террористам) и посягающее на общественные отношения, охраняемые международным и (или) внутригосударственным правом.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница