Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Общая часть.



 

М.И.Еникеев
ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.
М., 1999.

 

Глава 2. Краткий очерк исторического развития юридической психологии

§ 1. Развитие юридической психологии в Западной Европе

Развитие юридической психологии исторически первоначально осуществлялось как развитие правовой психологии – Правового мировоззрения.

С возникновением права, закона стала развиваться совокупность взглядов, идей, выражающих отношение людей к праву, законности, правосудию, формировались общечеловеческие представления о справедливости и правомерности.

Развитие правосознания в историческом плане связано с развитием правопонимания, историческими этапами в трактовке сущности права.

Основы теоретического осмысливания сущности права и правосознания были заложены выдающимися древнегреческими философами. Уже тогда эффективность закона связывалась с естественными (психологическими) законами поведения людей.

Рационалистические идеи о природе человеческого поведения были высказаны Сократом (469–399 гг. до н. э.). Его идеи о необходимости совпадения справедливого и законного были развиты Платоном и Аристотелем.

Однако в период средневековья, во время формирования абсолютных монархий сложилось этатическое (от французского «etat» – государство) понимание права, произошло приравнивание его к государственной власти. Считалось, что в условиях местнического самочинства и самоуправства человеку лучше уступить свои права неограниченному монарху, получив от него защиту жизни и имущества. Поведение подданных стало жестко регламентироваться – возникла цензура над жизнедеятельностью человека, утвердилась система жестких ограничений его жизненной активности. Государственная регламентация охватила всю гражданскую жизнедеятельность членов общества. Правом стала именоваться система государственно-нормативных ограничений человеческого поведения. В управлении обществом возобладал принцип: «все, что не разрешено, – запрещено».

Прогрессивные мыслители начинали понимать, что оздоровление общества может произойти лишь на основе освобождения жизнедеятельности людей. В XVIII в. прогрессивные мыслители и общественные деятели (Кант, Руссо, Вольтер, Дидро, Монтескье и др.) формируют современную концепцию либерализма и правового государства.

Руссо, Монтескье, Вольтер и другие идеологи Просвещения убедительно показали, что если право является возведенной в закон волей правителя, то такое право ничуть не лучше, чем полное бесправие.

Просветительная философия права провозгласила: право должно содержать не столько запреты, сколько признания – дозволения. Каждый член общества должен признаваться как интеллектуально и нравственно полноценное существо. За личностью должны быть признаны ее неотъемлемые права. Людям должно быть разрешено думать так, как они хотят, открыто выражать все, что они думают, свободно распоряжаться своими возможностями и своей собственностью. Личность несет определенную ответственность перед государством. Но в равной мере и государство ответственно перед личностью. Одним из революционизирующих принципов правового мировоззрения нового времени стал принцип гарантий личностного развития, обеспечения автономности ее поведения.

Формировалось новое правовое мировоззрение. Право стало трактоваться как осознаваемая обществом мера социальной справедливости, социально допустимой свободы личности.

Формировались фундаментальные идеи современного общества – идеи свободы и социальной справедливости, гражданские основы демократического права.

В 1789 году после победы Великой французской революции была принята Декларация прав человека и гражданина. В перовой статье этого исторического документа было провозглашено: люди рождаются и остаются свободными и равными в правах. В этой Декларации было дано следующее определение свободы: свобода состоит в возможности любой жизнедеятельной активности, не приносящей вреда другому. Границы свободы лимитируются законом. Все, что не запрещено законом, – дозволено. Новые правовые воззрения формировались на основе просветительной, гуманистической философии. Утверждалась новая правомировоззренческая парадигма: отношения в обществе могут урегулироваться только таким законом, который основан на «природе человека». Разрабатывая философские аспекты права, Гегель позднее провозгласил: «Человек должен найти в праве свой разум».

Новая правовая идеология раскрепощала человеческую активность, поощряла предприимчивость, инициативность. Расширялась массовая правовая компетентность. Принятый в 1791 году Учредительным собранием Уголовный кодекс провозгласил основные принципы современного уголовно-правового мировоззрения: преступны лишь предусмотренные законом деяния, наказание должно быть неотвратимым и соразмерным преступлению. Обвинительная форма судопроизводства была заменена состязательной формой, провозглашалась презумпция невиновности, утверждалось юридическое равенство участников правоотношения, вводился суд присяжных «снялась теория формальных доказательств, присяжные и судьи получили право принимать решения на основе внутреннего убеждения («искать в чистоте своей совести, какое впечатление оставили на их разуме доказательства, представленные за и против обвинения»). Обвиняемый получил право на защиту, бремя доказывания возлагалось на обвинителя. Оправдательный приговор стал обязательным при недоказанной виновности. Апелляция прокурора при оправдательном приговоре не допускалась.

Прогрессивное общественное развитие нового времени обусловило существенные сдвиги и в гражданском судопроизводстве. На передний план выдвинулась идея свободы коммерческих и личных отношений, признавалась свобода договорных отношений. «Согласие не признается, если оно было результатом заблуждения, если оно было исторгнуто силой или обманом».

В договорном праве в качестве основания действительности договоров признается встречная выгода, встречное удовлетворение. На смену усложненным формальным договорам вводятся простые договоры как средство установления любой формы обязательственных отношений. Заведомый обман контрагента становится основанием для расторжения договора. В Кодексе Наполеона закрепляется буржуазный принцип единства наследственной массы (ни один вид собственности не имеет привилегий перед другими). Основой личностной самостоятельности становится экономическая самостоятельность индивида, его незыблемое право на частную собственность. В условиях частной собственности общесоциальные проблемы разрешаются более эффективно, чем в условиях глобальной государственной собственности: большие доходы предприимчивых людей идут через эффективную систему налогообложения на пользу всех членов общества. Правовое государство, гражданское общество возникали на фундаменте свободного экономического развития. Все, что препятствует этой свободе, выступает как негативный социально-психологический фактор.

Итак, право – исторически обусловленное социальное и социально-психологическое явление. Его содержание и функционирование определяются условиями экономической и духовной жизни общества. Право определяет меру свободы и социальной справедливости, меру допустимого поведения людей в данном обществе. Правотворческая деятельность – это не изобретение произвольных «правил игры», она объективно обусловлена закономерностями межлюдских отношений, тенденциями их развития. Нормы права мертвы, если они «перескакивают» через существующие в обществе экономические и нравственно-психологические возможности. Обречены на неизбежное отмирание и те нормы, которые тормозят прогрессивное развитие общества. Право – инструмент, регулирующий сбалансированность свободы и гражданской ответственности. Таковы основы современного правового мировоззрения, зародившиеся в эпоху Просвещения на развалинах средневековой монархически-государственной правовой идеологии.

В XVIII-XIX вв. на основе новой правовой идеологии зарождается специализированная отрасль психолого-юридических знаний – криминальная, а затем и более широко – судебная психология.

В рамках криминальной психологии стал осуществляться эмпирический синтез фактов, касающихся психологии преступного доведения и психологии личности преступника. Начинает осознаваться необходимость психологических знаний в судопроизводстве, во всей системе правовой регуляции. Во второй половине XIX в. зарождается антропологическая школа права, повышается интерес юристов к «человеческому фактору». В конце XIX в. в связи с формированием криминалистики и экспериментальной психологии интенсивно формируется и судебная психология.

Основоположник криминалистики Ганс Гросс создает фундаментальный труд «Криминальная психология». Г. Гросс рассматривал судебную психологию как прикладную отрасль общей психологии. «Чтобы знать правила, которые руководят психическими процессами в судебной деятельности, требуется особая отрасль прикладной психологии. Эта последняя занимается всеми психическими факторами, которые могут идти в расчет при установлении и обсуждении преступления»1. Первые крупные исследования по судебной психологии были Осуществлены в Германии еще в начале XIX в.2 Но только во второй половине XIX в. с развитием экспериментальной психологии и зарождением криминалистики эти исследования приобщают систематический характер.

В «Криминальной психологии» Г. Гросса (1898 г.) содержится большой раздел по психологии свидетелей. В этом разделе Г. Гросс использовал обширный материал из области экспериментальной психологии (исследования В. Вундта, Г. Эббингауза, Т. Рибо, А. Вине и др.) и показал ее значение для криминалистики.

Известный французский психолог Э. Клапаред, читавший курс лекций по судебной психологии в Женевском университете, значительно расширил круг судебно-психологических проблем и уже во второй половине XIX в. ввел понятие «юридическая психология».

В начале XX в. в связи с общим кризисом психологии произошел спад и в развитии судебной психологии. Однако в 20-х, а затем в 60-х годах вновь активизируется интерес к проблемам юридической психологии.

Авторами наиболее крупных работ в области зарубежной юридической психологии являются Г. Тох (Правовая и криминальная психология. Нью-Йорк, 1961), М. Липмман (Основы психологии для юристов. Лейпциг, 1914), Д. Абрахамсен (Криминальная психология. Нью-Йорк, 1961), бельгийский криминалист и психиатр Р. Луваж (Психология и преступность. Гамбург, 1956) и др. В этих работах широко используются социально-психологические и криминологические идеи французских социологов Габриэля Тарда (1843–1904)3 и Эмиля Дюркгейма (1858–1917)4.

§ 2. Развитие юридической психологии в России

Интерес к судебно-психологическим проблемам в России особенно возрос после судебной реформы 1864 года. В 1874 году в Казани публикуется первая монография по судебной психологии – «Очерки судебной психологии». Ее автор – психиатр А. А. Фрезе считал, что предмет судебной психологии – «применение к юридическим вопросам наших сведений о нормальном и ненормальном проявлении душевной жизни». В 1877 году юрист Л. Е. Владимиров выступил со статьей «Психологические особенности преступников по новейшим исследованиям», в которой отмечал, что социальные причины преступности находят почву в индивидуальных характерах, изучение которых обязательно для юристов.

В конце XIX в. в связи с развитием экспериментальной психологии судебная психология постепенно оформляется в самостоятельную науку. Крупнейший ее представитель Д. А. Дриль указывал, что психология и право имеют дело с одними и теми же явлениями – «законами сознательной жизни человека» (Дриль Д. А. На что должна быть направлена карательная деятельность? Психологический очерк. СПб., 1881). В другой работе («Психологические типы в их соотношении с преступностью... Частная психология преступности». 1890) Д. А. Дриль, анализируя общие механизмы преступного поведения, приходит к выводу, что один из этих механизмов – ослабление у преступников способности «властно руководствоваться предвидением будущего». Глубокой психологической эрудицией отличались судебные речи В. Д. Спасовича и Ф. Н. Плевако.

В 80-х годах прошлого века начинается деятельность выдающегося русского юриста А. Ф. Кони, который постоянно уделял большое внимание связи уголовного права с психологией5. Позднее А. Ф. Кони читал курс лекций «О преступных типах», написал ряд содержательных работ по судебной психологии. Так, в работе «Память и внимание» А. Ф. Кони писал: «... Судебные деятели по предварительному исследованию преступлений и рассмотрению уголовных дел на суде должны иметь твердую почву сознательного отношения к доказательствам среди которых главнейшее, а в большинстве случаев и исключительное, место занимают показания свидетелей, для чего в круг преподавания на юридическом факультете должны быть введены психология и психопатология»6.

В 80-х годах XIX в. начинается научная деятельность выдающихся русских психиатров и психологов В. М. Бехтерева С. С. Корсакова и В. П. Сербского.

В. М. Бехтерев разрабатывал конкретные судебно-психологические проблемы, а С. С. Корсаков и В. П. Сербский выдвинули ряд плодотворных концепций, пограничных между психиатрией и судебной психологией.

В это же время к вопросам криминальной психологии обращаются и профессиональные психологи – Н. Я. Грот, А. В. Завадский, А. Ф. Лазурский7.

На рубеже XIX и XX вв. в России остро ставятся вопросы о психологическом исследовании (экспертизе) участников уголовного процесса8. В ряде случаев преступность рассматривалась как психопатология9. Однако идеи Ч. Ломброзо о врожденной преступности не имели широкого распространения в России и были подвергнуты резкой критике передовыми юристами и психологами (А. Ф. Кони, В. М. Бехтеревым и др.).

В конце XIX в. и в начале XX в. в России формируется психологическая школа права, родоначальником которой стал юрист и социолог Л. И. Петражицкий, в 1898–1918 гг. руководивший кафедрой истории философии права в Петербургском университете. Л. Петражицкий полагал, что науки о праве и государстве должны базироваться на анализе психических явлений. Однако социальную обусловленность права Петражицкий подменил психологической обусловленностью. Петражицкий утверждал, что реально существуют только психические процессы, а социально-исторические образования – их внешние проекции. Петражицкий, находясь под влиянием фрейдизма, преувеличивал роль подсознательно-эмоциональной сферы психики в поведении людей, формировании правовых норм10.

Психологическая школа права исходила из полной совместимости права и психологии. Юридическая психология не была осмыслена психологической школой права как пограничная область между правом и психологией. Однако несмотря на общую несостоятельность психологической школы права, она привлекла внимание юристов к психологическим аспектам права. Идеи Петражицкого оказали значительное влияние на развитие судебной психологии в начале XX в.

В 1902–1903 гг. выходит двухтомное исследование Г. С. Фельдштейна «Психологические основы учения о виновности». Известный юрист М. Н. Гернет в свой учебник «Уголовное право» (1913 г.) ввел параграфы «Психология преступника» и «Психология заключенного». Однако во всех работах по судебной психологии до начала XX в. психологические положения лишь механически применялись к отдельным правовым явлениям.

В 1908 году по инициативе В. М. Бехтерева и Д. А. Дриля был создан научно-учебный Психоневрологический институт, в программу которого входила и разработка курса «Судебной психологии». А в 1909 году в рамках Психоневрологического института был создан Криминологический институт. Судебной психологией начали заниматься профессиональные психологи, и с этого времени она стала развиваться как самостоятельная прикладная отрасль психологии.

В судебной психологии наметился круг основных проблем – изучение психики преступников, свидетелей и других участников уголовного процесса, диагностика лжи и др.

В разработке судебно-психологических проблем активно участвовал В. М. Бехтерев. Итоги его работы были обобщены им в труде «Объективно-психологический метод в применении к изучению преступности» (СПб., 1912)11.

В первые годы после революции началось широкое изучение психологии различных групп преступников, психологических предпосылок преступности, психологии отдельных участников судопроизводства, проблем судебно-психологической экспертизы, психологии исправления правонарушителей12.

Судебная (криминальная) психология становится общепризнанной и авторитетной отраслью знаний. Уже в 1923 году на 1 Всероссийском съезде по психоневрологии работала секция криминальной психологии (под руководством криминалиста С. В. Познышева). Съезд отметил необходимость подготовки криминалистов-психологов, а также целесообразность открытия кабинетов для криминально-психологических исследований. Вслед за этим во многих городах – Москве, Ленинграде, Киеве, Одессе, Харькове, Минске, Баку и др. – организуются криминально-психологические кабинеты и кабинеты научно-судебной экспертизы, в составе которых были секции криминалистической психологии, которые исследовали психологию преступника и преступления. В работе этих кабинетов участвовали ведущие психологи. Их исследования становились достоянием практических работников правоохранения.

Однако многие судебно-психологические исследования того времени испытывали влияние рефлексологии, антропологизма и социологизма. Во многих случаях гипертрофировалась роль отдельных факторов формирования личности преступника. Исследователями все более осознавалась необходимость комплексного, всестороннего изучения преступности. В 1925 году в Москве был создан первый в мире Государственный институт по изучению преступности и преступника. К работе в биопсихологической секции института были привлечены крупные психологи. За время существования (до 1929 года) институт опубликовал около 300 работ, в том числе и по проблемам судебной психологии.13

Из наиболее значительных работ по судебной психологии 20-х годов следует отметить работы К. Сотони, С. В. Познышева, А. Р. Лурии, А. Е. Брусиловского, М. Липммана и др.14 Были осуществлены массовые психологические обследования различных групп преступников – убийц, хулиганов, сексуальных правонарушителей и др.15 Широко исследовались проблемы исправительной психологии.16 Экспериментальное исследование свидетельских показаний было включено в план работ Московского института психологии.

В 1930 году состоялся 1 съезд по изучению поведения человека, на котором работала секция судебной психологии. На секции были заслушаны и обсуждены доклады А. С. Тагера «Об итогах и перспективах изучения судебной психологии» и А. Е. Брусиловского «Основные проблемы психологии подсудимого в уголовном процессе».

Однако в то время были допущены и крупные биологизаторские ошибки. Так, С. В. Познышев в работе «Криминальная психология. Преступные типы» подразделял преступников на два типа – экзогенных и эндогенных (внешне обусловленных и внутренне обусловленных).

Резкая критика этих ошибок в начале 30-х годов, а также последующий правовой волюнтаризм привели к неоправданному прекращению судебно-психологических исследований. Репрессивный аппарат не интересовался психологическими тонкостями доказательств. Были нарушены элементарные основы законности. Нарушение элементарных прав личности, законности стало нормой карательного аппарата. Это привело к глубоким деформациям в общественном правосознании, аномалиям в системе права. Понятие «революционной законности» стало .орудием нарушения прав человека. Политическая власть стала рассматриваться не как инструмент эффективного общесоциального управления, а как средство подавления самопроявления личности. Свобода человека в творчестве, миропонимании, в мышлении стала основным объектом преследования. Преследовалась, по существу, животворящая духовность человека, деформировалась его психика.

В советском правоведении утвердилось деформированное понимание сущности права как воли господствующего класса, как орудия регламентации, контроля и наказания отклоняющегося поведения.

До середины 60-х годов проблемы юридической психологии были преданы забвению.

Некоторые сдвиги в развитии юридической психологии произошли после того, когда в 1966 году в юридических вузах страны было введено преподавание общей и судебной психологии.

Появляется ряд исследований по судебной психологии17, психологии допроса18, исправительной психологии19. Создаются новые учебные пособия по судебной психологии20. В 1971 году была проведена первая Всесоюзная конференция по проблемам судебной психологии. На съездах психологического общества СССР стала функционировать секция «Судебная психология».

В структуре Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности был создан сектор психологии.

В составе Академии МВД СССР была организована кафедра психологии. Во ВНИИ общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского была создана лаборатория психологии. В отдельных юридических вузах начались исследования различных проблем судебной психологии. Однако связь психологии и права осуществлялась в основном лишь в сфере уголовного судопроизводства.

Многие направления юридической психологии пока еще не разработаны. К их числу относятся психология гражданского судопроизводства, психология частного и предпринимательского права и др.

В стране пока еще нет специализированного научного учреждения по проблемам юридической психологии, по производству судебно-психологической экспертизы, отсутствует система подготовки специалистов по юридической психологии.

В настоящее время в связи с социальным обновлением общества возникает острая необходимость исследования механизмов формирования демократического правосознания, стереотипов поведения в условиях правового государства.

Юридическая психология приобретает существенное значение и в системе подготовки и повышения квалификации юридических кадров. Одной из актуальных задач формирования юридической психологии является ее разработка в качестве учебной дисциплины, формирующей гуманистическое правосознание будущих юристов.

 


 

1 Gross G. Kriminalpsychologie. Graz, 1898. P. 3.

2 Гоффбауэр И. Психология в ее основных применениях к судебной жизни. Лейпциг, 1818.

3 См.: Тарб Г. Законы подражания. СПб., 1890; он же. Личность и толпа. СПб., 1903; он же. Преступник и преступление. М„ 1906; он же. Сравнительная преступность. М„ 1907.

4 См.: Дюркгейм Э. Самоубийство. Социологический этюд. СПб., 1912; см. также: Социология преступности. М., 1966.

5 См.: Кони А. Ф. Свидетели на суде // Проблемы психологии. 1909. № 1.

6 Кони А. Ф. Память и внимание. Петроград, 1922. С. 30.

7 См. например: Завадский А. В. Обзор работ по психологии свидетельских показаний // Право. 1904. № 2.

8 См.: Владимиров Л. В. Психологические исследования в уголовном суде. М. 1901.

9 См.: Сербский В. П. Судебная психопатология, СПб., 1900.

10 См.: Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Т. 1. СПб., 1909.

11 См.: Бехтерев Ю. Ю. Изучение личности заключенного. М., 1928;

12 Лурия А. Р. Психология в определении следов преступления // Научное слово. 1928. № 3.

13 См.: Проблемы преступности. Вып. 1–II. М., 1926–1929.

14 См.: Сотони К. Очерки криминальной психологии. Казань, 1925; Познышев С. В. Криминальная психология. Преступные типы. М., 1925; Лурия А. Р. Экспериментальная психология в судебно-следственном деле // Советское право. 1928. № 2; Брусиловский А. Е. Судебно-психологическая экспертиза. Харьков, 1929; Липмман М. Психология лжи. Харьков, 1926.

15 См.: Преступный мир. М., 1924.

16 См.: Гернет М. Н. В тюрьме. Очерки тюремной психологии. М„ 1930.

17 См.: Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М., 1967.

18 См.: Кэртес И. Тактика и психологические основы допроса на предварительном следствии. М. 1965.

19 См.: Глоточкин А. В., Пирожков В. Ф. Психология состояния человека, лишенного свободы. М., 1968; Ковалев А. Г. Психологические основы исправления правонарушителя. Л., 1968.

20 Еникеев М. И. Судебная психология. Часть 1. М., 1975; часть 2. М., 1976.