Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Общая часть.



 

Костицкий М.В.
Введение в юридическую психологию: методологические и теоретические проблемы.
Киев, 1990. Стр. 141-145, 156-160.

 

 

<...>С категорией „поведение" в юридической психологии и юриспруденции связан целый ряд понятий, развивающихся в результате конкретизации категории „поведение". Прежде всего - правовое поведение как разновидность человеческого поведения, одно из выражений общественных отношений, в котором сплетаются фактическое и юридическое, волевое и эмоциональное, внутреннее и внешнее1, осознанное и неосознанное2.

В другой трактовке правовое поведение понимается как внешнее проявление активности личности, урегулированное правом, оцениваемое по социально-правовой программе (общественная полезность, правомерность), осуществляемое деликтоспособным лицом. Оно состоит из отдельных „поведенческих актов", в которых объективируются сознание и воля человека, проявляется свобода воли при выборе направления правовой активности. В понятие „поведение" включается не только активное проявление, но и пассивное - бездействие (урегулированное правом бездействие также получает поведенческую характеристику)3. Однако приведенная позиция представляется противоречивой, поскольку утверждение о поведении, как „внешнем проявлении активности личности" исключает воздержание от активных действий. Активность в биологии и психологии - это всеобщая характеристика живых существ, их динамика. Применительно к человеку активность означает его способность производить общественно значимые преобразования, проявляющуюся в творчестве, волевых актах, общении и др. Исходя из того, что поведение есть внешнее и активное проявление человека, совершенно невозможно допустить, что его бездействие является поведением. Скорее, с точки зрения деятельностного подхода, бездействие - это действие со знаком минус. С другой стороны, деятельность включает как внешний, так и внутренний моменты проявления личности, чего нельзя сказать о поведении (лишь внешний момент).

Правовое поведение можно рассматривать в двух проявлениях:

а) как соответствующее праву - правомерное;

б) как не соответствующее праву - неправомерное, противоправное.

Третьего, нейтрального, варианта, нет, поскольку не может иметь место правовое поведение человека, выпадающее из системы его правовой оценки. Исходя из формулы правового государства - „разрешено все, что не запрещено законом", любое поведение человека в государственно-правовой сфере, если оно не запрещено, следует считать правомерным. Правда, о правомерности или неправомерности (в юридическом смысле) можно говорить лишь в рамках сферы государства и права. Поведение, регулируемое другими социальными нормами - моралью, традициями, обычаями, религиозными нормами, нельзя оценивать как правомерное или неправомерное. В то же время, если толковать правомерность (неправомерность) поведения в свете всех социальных норм, то этим должна заниматься уже не юридическая, а социальная психология.

Под правомерным поведением, по мнению В. В. Оксамытного, следует понимать деятельность личности в сфере социально-правового регулирования, основанную на сознательном выполнении норм права, которое выражается в их соблюдении, исполнении и использовании4.

В. В. Лазарев5, Е. К. Нурпеисов6, отмечая различия в правомерном поведении в зависимости от характера правовых предписаний ; при их реализации, указывают на применение права как формы такого поведения. В отличие от них Ю. И. Новик при анализе форм или структуры правомерного поведения исходит не из формально-логической юридической позиции, а из психологической. Он считает, что выявление элементов психологического механизма правомерного поведения должно характеризовать различные формы направленности личности на совершение правомерных поступков, ее психическое отношение к своему поведению в правовой сфере и его последствиям7.

В целом с названными авторами можно согласиться, за исключением понимания поведения как тождества деятельности.

Неправомерное, противоправное поведение - это поведение, нарушающее правовые запреты, причиняющие вред обществу и влекущее установленное законом воздействие со стороны государства. Юридическим аналогом понятия неправомерного или противоправного поведения является понятие „правонарушение". Правонарушения (деликты) дифференцируются на виды в зависимости от отрасли права, которой они урегулированы (административные, цивильные, трудовые, экологические, уголовные преступления и др.).

В теоретической литературе получили в последнее время распространение позиция В. Н. Кудрявцева и введенное им снова в научный оборот понятие „социальная патология", понимаемое как отклонение от социальной нормы, имеющее отрицательное значение с точки зрения общественных интересов (индивидуальные или массовые „негативные отклонения" от социальной нормы). К социальной патологии относятся явления, противоречащие объективным закономерностям общественного развития, прогрессивному движению общества: тунеядство, спекуляция, взяточничество, хищения, эгоизм и другие нарушения норм права и морали. Правонарушения также являются частью социальной патологии поведения, но связанной с нарушением норм права8.

В отличие от В. Н. Кудрявцева В. Д. Плахов употребляет для обозначения поведения, не соответствующего норме, нарушающего ее, не понятие „патология", а „аномалия". Правда, он вкладывает в него несколько другое содержание: аномальные образования -не безнормативные образования, а нормы, не отвечающие историческому прогрессу, это поведение, не совмещающееся с ценностными представлениями того или иного социального объединения и общества в целом9.

Развивая эти положения, В. Н. Кудрявцев разрабатывает новые понятия (значимые не только для юриспруденции, но и для общей социологической и юридической психологии): «социальные отклонения», под которыми следует понимать нарушение любой социальной нормы; «нормативное поведение» - поведение, соответствующее социальным нормам. Социальные отклонения поведения могут происходить в различных направлениях. Поступок может не соответствовать норме по объективным или субъективным признакам, по целям и мотивам, по прямым и косвенным результатам; он может быть новаторским или консервативным, полезным и вредным, случайным или типичным.

При анализе правомерного, нормативного, противоправного и отклоняющегося поведения учитывается прежде всего соответствие или несоответствие социальной норме. Если этого достаточно в юриспруденции и социологии, то совершенно недостаточно в юридической психологии. В последней необходим еще анализ детерминирующих поведение факторов, мотивов, целей, других психологических характеристик правового, противоправного поведения. Но и этого недостаточно, ибо должно быть выяснено соответствие психологического восприятия «социальной патологичности», «нормативности», «правомерности» и т. п. объективно установленному в социальных нормах. Здесь может возникать масса проблем. Ведь, как указывает Н. М. Амосов, нет ничего более неопределенного, чем нормальное поведение человека. «Да и что такое - норма поведения? Это чисто статистическое понятие, когда поступки человека не выходят за некоторые условные границы, принятые в данном обществе. Такие качества универсального, а следовательно, и человеческого разума, как субъективность, ограниченность, неравномерность отражения, увлекаемость, если их довести до определенной степени, могут извратить как познание мира, так и реакцию на него»10.

Неправомерность, неправильность поведения в психологии, психиатрии, социологии, юриспруденции связывают с принятыми в данный момент стереотипами, моделями и программами. Понятно, что последние неизбежно подвергаются изменениям и тогда возникает вопрос о совпадении внутренних, психологических стереотипов, моделей и программ с внешним «заказом». В этом плане представляется справедливым мнение М. И. Бобневой о том, что социальные нормы могут выполнять разнообразные социальные функции лишь при их действенности и эффективности как средств социальной регуляции поведения. Это поднимает социальную значимость психологических и социально-психологических механизмов социальных норм и закономерностей нормативного поведения и процесса регуляции. Если не обеспечиваются механизмы воздействия идеалов и норм на человека, если не реализуются психологические и социально-психологические закономерности организации и регуляции поведения людей и отношений между ними, то любые нормативные системы останутся формальными сводами, идеалы - прекрасными словами.<…>

<…>С категорией «личность» в юридической психологии связано понятие «правосознание», под которым понимают совокупность правовых идей и соответствующих им психологических форм, отражающих общественное бытие сквозь призму социальных отношений и воплотившихся в нормах права, выступающих практической стороной правосознания, правовых теорий, правовых представлений обыденного порядка, а также в групповых и индивидуальных правовых взглядах11.

К исследованию правосознания в юриспруденции наметилось несколько подходов: классический (Е. А. Лукашева), философский (Д. А. Потопейко), этический (С. С. Остроумов, Ю. А. Алешин), социологический (В. А. Щегориев), психолого-правовой (Г. К. Ефремова, А. Р. Ратинов, А. В. Ярмоленко).

Представители последнего подхода выделили в правовом сознании интеллектуальную, эмоциональную и волевую сферы, которые служат основанием для установления трех основных функций правового сознания: познавательной, оценочной и регулятивной. Проявлением этих сфер правового сознания являются такие результаты их функционирования, как правовая подготовка, ценностные отношения к праву и практике его применения, выработка правовых установок и ориентации, которые предопределяют наличие юридических знаний и умение ими пользоваться, мнений и оценочных суждений по отношению к праву, отдельным институтам и нормам, принятие решений вести себя законопослушно или противоправно12.

Широкие и длительные эмпирические исследования ученых показали, что деформации правосознания, служащие источником отклоняющегося поведения, лежат не в когнитивно-познавательной сфере, а связаны с уровнем оценочных суждений личности о праве и ее индивидуальной практикой их применения.

Изучение В. Л. Васильевым лиц, совершивших преступления, позволили ему выявить такие особенности их правосознания:

  • правосознание лиц, совершивших преступление, как правило, по ряду существенных аспектов не совпадает с существующим общественным правосознанием, противоречит правовым нормам;
  • преступник отрицает конкретную правовую норму или группу правовых норм, защищающих общественные отношения, на которые он посягнул;
  • в иных случаях преступник принимает как правильную и справедливую действующую правовую норму, в соответствии с которой был осужден, в ее «абстрактном понимании», однако считает приговор несправедливым (излишне суровым) по отношению к себе конкретно.

Категория «личность» является базовой для разработки понятий «личность юриста» и производных от него «личность следователя», «личность судьи», «личность адвоката», «личность прокурора». Отдельные понятия, например, «личность следователя», разрабатывались криминалистами, специалистами по уголовному процессу и юридической психологии достаточно долго. В результате были установлены требования, предъявляемые к психике лиц, занимающихся следственной, судебной и другой деятельностью. В то же время следует отметить, что деятельность юриста анализируется лишь сквозь призму особенностей той или иной юридической профессии, а это приводит к тому, что личность юриста выпадает из поля зрения исследователя.

По нашему мнению, психологические исследования личности юриста, а также представителей ряда конкретных юридических профессий еще впереди. Сегодня главным критерием для анализа личности юриста является наличие документа о юридическом образовании и замещение должности в правоохранительных или правоприменительных органах, хотя должно быть наоборот - наличие необходимых психологических и профессиональных качеств должно быть основанием для назначения на юридическую должность.

Важной категорией, применяемой в юридической психологии, является установка, как состояние готовности к активности, направленной на удовлетворение той или иной потребности. В советской психологии теорию установки разрабатывал Д. Н. Узнадзе, который экспериментально доказал наличие общепсихологической готовности к реализации актуальной в конкретной ситуации потребности (актуальной установки) и установил закономерности закрепления такой готовности при неоднократном повторении ситуаций, дающих возможность удовлетворить данную потребность (фиксированную установку)13.

По мнению Д. Н. Узнадзе, в установке аккумулируется прошлый опыт, который опосредует стимулирующее воздействие внешних условий и уравновешивает субъекта со средой.

С установкой связаны оценочные суждения и отношения: применительно к праву, его принципам, институтам, нормам, к правомерному или противоправному поведению окружающих и своему собственному. Пусковым механизмом реализации оценочных суждений и отношений является волевой компонент поведения и деятельности, тесно связанный с социальными установками. Динамика и направленность установок отличает их от оценочных суждений и отношений. Если объектом установки служат правовые ценности, то речь идет о правовых установках14.

Совокупность установок образует ценностные ориентации, которые непосредственно формируют внутренний план, программу поведения и деятельности в жизненных ситуациях, урегулированных правом. Правовые установки, ориентации входят в правосознание, реализуются в правовой активности личности, ее правомерном или противоправном поведении. Прикладные исследования юридических психологов подтвердили гипотезу о принципиальных отличиях правосознания правонарушителей и законопослушных граждан, о существенной деформации у лиц с отклоняющимся поведением в сфере установок и ориентации, представляющих собой «общий центр», главный внутренний механизм регулирования социального поведения. Исследования показали, что не имеющие судимости правонарушители уступают законопослушным гражданам по широте и устойчивости правомерных установок, а преступникам -по распространенности и устойчивости противоправных установок15. Деформации правовых установок, как составные части правосознания, во многих случаях выступают детерминантами отклоняющегося и противоправного поведения.

Ряд авторов включают установку в процесс мотивации поведения, который имеет следующий порядок:

  • потребности - интересы - установки - ценностные ориентации - направленность личности - чувства и эмоции - мотивы поведения - поведение;
  • потребность - интерес - установка - ориентация - направленность;
  • потребность - планы и проблемная ситуация - ценностная ориентация - интересы16.

Все три приведенных варианта линейной схемы мотивации, включающей установку, представляются несовершенными. Психологический механизм человека, его деятельности, познавательных процессов носит системный, а не линейный характер. Установка взаимодействует с потребностями, интересами, чувствами, направленностью личности системно, а не линейно (в формально-логической зависимости). Поэтому и применительно к правовой и противоправной установке следует применять системный подход, что позволит более полно и глубоко познать как механизм правомерного, так и отклоняющегося поведения.

 


 

1 Кудрявцев В. Н. Правовое поведение норма и патология - М., 1982. - С. 6-7.

2 Зелинский А. Ф. Осознаваемое и неосознаваемое в преступном поведении. -X., 1986.-С 19.

3 Орзих М. Ф. Личность и право. - М., 1975. - С. 52-53.

4 Оксамытный В. В. Правомерное поведение личности. - К., 1985. - С. 24.

5 Лазарев В. В. Правомерное поведение как объект юридического исследования // Сов. государство и право. -1976. - № 10. - С. 30.

6 Нурпеисов Е. К. Механизм формирования правомерного поведения личности: Автореф. дис.... канд. юр. наук - М., 1980, - С 13.

7 Новик Ю. И. Психологические проблемы правового регулирования - Минск, 1989. - С. 78.

8 Кудрявцев В. Н. Правовое поведение: норма и патология. - С. 34—36.

9 Плахов В. Д. Социальные нормы. Философские обоснования общей теории. — М., 1985. - С. 216-229.

10 Амосов Н. М. Природа человека. - К., 1983. - С. 79.

11 Чефранов В. А. Правовое сознание как разновидность социального отражения (философско-методологический очерк). - К., 1976. - С 13.

12 Ефремова Г. X., Ратинов А. Р. Правовая психология и преступность молодежи". - М., 1976. - С 22-36.

13 Узнадзе В. Н. Психологические исследования - №, 1966. - С, 450.

14 Лысков Б. Д., Курбатова Т. Н. Основы юридической психологии. - С 29-30.

15 Ефремова Г. X., Ратинов А. Р. Правовая психология и преступность молодежи. - С. 140-141.

16 Кравченко С. Н. Социально-психологические аспекты правовой охраны окружающей среды. - С. 80.