Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Общая часть.



 

Ратинов А.Р.
Судебная психология для следователей.
М., 1967, стр. 157-163.

 

 

Гл.5.  § 3. АНАЛИЗ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ В ПРОЦЕССЕ РАССЛЕДОВАНИЯ

 

...Наличие элементов борьбы и противодействия в процессе расследования ставит вопрос о психических механизмах поведения участвующих в деле лиц, отстаивающих различные интересы. Тактическая ситуация расследования может носить конфликтный и бесконфликтный характер.

Бесконфликтная ситуация характеризуется полным или частичным совпадением интересов участников взаимодействия, отсутствием противоречий в целях, к достижению которых направлены их усилия на данном этапе расследования.

Такое положение складывается, когда следователь имеет дело с добросовестным участником процесса, готовым сообщить все необходимые сведения либо выполнить требуемые действия (опознать искомый объект, выдать нужный документ). В таких случаях основной тактической задачей является сохранение бесконфликтного характера отношений и оказание посильной помощи другой стороне в выполнении указанных действий (припоминание забытых фактов, отыскание требуемой вещи и т. п.).

Ситуации конфликтов различной длительности и остроты возникают тогда, когда между участниками процесса складываются отношения соперничества и противодействия.

В ходе расследования конфликтные отношения чаще всего складываются между следователем, с одной стороны, и недобросовестным, заинтересованным в деле свидетелем или потерпевшим, недобросовестным подозреваемым или обвиняемым, который может быть и виновным, и невиновным, с другой.

Известно, например, что, будучи ошибочно заподозрены или привлечены к уголовной ответственности, некоторые люди избирают позицию (линию поведения), затрудняющую установление истины, а иногда по тем или иным мотивам сознательно мешают в этом следователю. Для конфликта типично такое положение, когда стороны объективно стремятся к противоположным целям и при планировании своих действий учитывают возможные действия противной стороны, взаимно создают трудности и помехи, чтобы обеспечить себе выигрыш.

В исследовании любых конфликтов, включая и те, которые свойственны процессу расследования, нужно различать по крайней мере две стороны: внешнюю и внутреннюю.

С внешней стороны конфликт представляет собой реальное соперничество двух сил, противодействие друг другу участников расследуемого дела.

С внутренней стороны конфликт предстает перед нами, во-первых, как соотношение различных информационных систем, как определенная взаимосвязь субъектов, принимающих, сообщающих и использующих информацию друг о друге, и, во-вторых, как двустороннее решение взаимосвязанных и взаимоопределяющих мыслительных задач, лежащих в основе поведения «противников» и направляющих ход реальной борьбы.

Конфликтные ситуации бывают двух видов: со строгим соперничеством, когда интересы диаметрально противоположны и выигрыш одной стороны означает проигрыш другой, и с нестрогим соперничеством, когда скрещиваются не столь противоположные интересы .

Большинство конфликтных ситуаций, возникающих в процессе расследования, относится к второму виду и чаще всего являются результатом неправильно понятых интересов. Например, обвиняемый, желая уклониться от ответственности за совершенное преступление, дает ложные показания или следователь добивается признания вины от невиновного. Осознание участниками процесса общественных интересов и подлинных интересов личности нередко устраняет такое соперничество, «снимает» конфликт.1 В процессе расследования зачастую решаются две

противоположные, но взаимосвязанные и взаимоопределяющие задачи. Лицо, совершившее преступление, учитывая возможность использования следователем тех или иных способов и приемов, старается затруднить их применение, уклониться от ответственности (утаить истину). В свою очередь следователь, учитывая возможные способы совершения и сокрытия преступления, старается установить скрываемые факты, нейтрализовать сопротивление заинтересованных лиц, обеспечить наказание виновного.

Таким образом, участник каждой стороны стремится мыслить за другого. При этом успех зависит от полноты и точности осведомленности одного о другом.

Чтобы успешно, разумно и правомерно воздействовать на людей, нужно знать и учитывать сложные психические закономерности, определяющие позицию участников процесса и в первую очередь тех, кто явно или скрыто противостоит следователю.

В психологическом анализе конфликтных ситуаций расследования на первый план выдвигается вопрос о том, как рассуждают и принимают решения соперничающие стороны. В психологии такая мыслительная работа обозначается термином «рефлексия», то есть размышление, связанное с имитацией мыслей и действий противника и анализом собственных рассуждении и выводов2.

Чтобы раскрыть психологическую сторону тактических расчетов и комбинаций, представим себе такой эпизод: следователь предпринимает розыск преступника, скрывшегося с места совершения преступления. Наиболее вероятно он мог уйти двумя путями:

один из них («А») удобнее для движения, но проходит по людным местам и поэтому опаснее, другой («Б») труднее, но менее опасен. Преследуемый рассуждает так: «Путь «Б» надежнее «А», поэтому я выбираю путь «Б».

Следователь, оценивая обстановку, должен воспроизвести ход рассуждения преступника: «Он знает, что путь «Б» для него надежнее, чем путь «А», и потому выбирает «Б» — значит я должен его преследовать по этому пути».

Однако, если преступник не уступает следователю в рефлексии, он может рассуждать так: «Следователь полагает, будто я, зная, что путь «Б» надежнее, двинусь по нему и станет преследовать меня по этому пути. Значит, я выбираю путь «А».

Если следователь превосходит преступника в рефлексии, он воссоздав мысленно ход его рассуждении и их результат, примет соответствующее решение и захватит разыскиваемого. Но может случиться и так, что преступник «переиграет» следователя в этом соревновании, более точно и на более высоком уровне имитируя решение своего противника.

Преимущество в рефлексивных рассуждениях позволяет следователю не только предвидеть поведение своего соперника, регулируя тем самым и собственное поведение, но и активно влиять на его рассуждения, формировать у него основания для принятия желательного следователю решения.

Для этого в типичных ситуациях могут быть применены следующие методы:

— Формирование у подследственного истинного представления об обстановке и условиях, в которых ему придется действовать, путем передачи информации о реальных обстоятельствах, способных повлиять на него нужным для следователя образом. Например, сообщение подследственному, находящемуся на свободе об аресте соучастника, с целью побудить первого к отказу от продолжения преступной деятельности.

— Формирование у подследственного ошибочного представления о тех обстоятельствах, знание которых могло бы привести к нежелательным для следователя решениям и действиям. Здесь имеется в виду оставление в неведении относительно имеющихся у следователя доказательств либо, наоборот, создание преувеличенного представления об их объеме, весе и т. п.

— Формирование у подследственного целей, которые, в определенной степени совпадая с целями следователя, побуждают к компромиссным решениям и действиям. Речь идет, например, о побуждении к добровольному возмещению причиненного обвиняемым ущерба.

— Формирование у подследственного целей, попытка достижения которых поставит его в невыгодное положение. Этот метод имеет характер ловушки. Так, следователь косвенным путем формирует намерение, могущее в результате его осуществления разоблачить виновного: например, желание передать сообщение соучастнику (что приведет к выдаче связи с ним).

— Побуждение подследственного к желательному для следователя образу действий. Например, следователь сознательно «попадается» на определенные уловки преступника, в результате чего тот на некоторое время закрепляет «удавшийся» образ действий, а следователь в решающий момент (при допросе, обыске или ином мероприятии) использует это.

— Формирование у подследственного ошибочного представления о целях отдельных действий следователя. В этих случаях следователь, производя то или иное действие, создает у заинтересованных лиц впечатление, что делает он это совсем не с той целью, которую преследует в действительности. Благодаря этому подлинная цель, не вызывая негативной реакции, достигается без помех.

— Создание препятствий для правильной оценки заинтересованными лицами подлинных целей следователя. Поскольку следователь не всегда может скрыть от причастных к делу лиц свои намерения, то выполнять необходимые действия ему подчас выгоднее так, чтобы вывод о их целях был многозначным, допускал множество толкований. Тогда противостоять всем возможным замыслам следователя становится затруднительно, и нужная ему цель достигается легче. Например, отыскивая важный для дела документ, следователь осматривает и изымает большое количество различной документации.

— Формирование у заинтересованных лиц ошибочного представления о неосведомленности следователя относительно подлинных целей, которые они преследуют. Так, зная об инсценировании кражи со взломом, следователь делает вид, будто ни в чем не подозревает материально ответственное лицо и принимает его попытки направить расследование по ложному пути за искреннюю помощь.

— Формирование у подследственного ошибочного представления о неосведомленности следователя относительно ложности выдвинутых объяснений и представленных доказательств. Зная, например, о подложности реабилитирующего документа, следователь делает вид будто оценивает его как доброкачественный, что побуждает виновного не прибегать к другим более опасным ухищрениям.

— Формирование у подследственного намерения воспользоваться негодными средствами противодействия расследованию. Так, имея бесспорные доказательства пребывания подозреваемого на месте преступления, следователь не препятствует попыткам виновного создать себе мнимое алиби или, располагая уличающим документом, допускает уничтожение преступником его копии и использует этот факт в подходящий момент.

В указанных типичных ситуациях каждый из партнеров рассматривает себя, оперативную обстановку и поступающую информацию не только с собственной точки зрения, но и с точки зрения своего «противника». Можно сказать, что здесь действуют как бы годный для него эффект, склоняющее к отказу или прекращению нежелательных для следователя действий, побуждающее к должному поведению '.

Переходя к проблеме психического воздействия, нужно заметить, что оно чаще всего предполагает возможность известного противодействия. Требование выполнить какое-либо действие, когда нет никаких доводов против, вызывает соответствующую ответную реакцию, и тем дело исчерпывается. В ходе расследования так просто обстоит с лицами, совершенно незаинтересованными. Поэтому далее речь идет также главным образом о подозреваемом, обвиняемом и иных заинтересованных в деле лицах...


1 В наиболее общем виде конфликт является предметом исследования в теории игр. Используя математический аппарат и вероятностные закономерности, теория игр отыскивает такие правила поведения в конфликтных ситуациях, которые были бы наилучшими, устанавливая оптимальную стратегию для каждой из сторон.

2 В. А. Л е ф е в р. Элементы логики рефлексивных игр. Проблемы инженерной психологии. Вып. 4, изд. ЛГУ, 1966, стр. 296.