Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Общая часть.


 
Сафуанов Ф.С.
История развития судебно-психологической экспертизы.

Психология и право, 2014. № 3. С. 125–141.

 

Судебно-психологическая экспертиза (СПЭ) является частью судебной психологии — одного из важнейших разделов юридической психологии. При этом психолог может изучать психологические аспекты психической деятельности не только разнообразных участников правовых отношений, но и самого психолога, выступающего в роли эксперта. Роль психолога в области СПЭ (в отличие от других сфер деятельности юридического психолога) как бы «раздваивается»: он может выступать и как исследователь проблем, связанных с проведением судебной экспертизы с участием психолога, и как собственно практик, осуществляющий само производство экспертизы.

Психолог как исследователь занимается судебно-психологической экспертологией — теоретической областью, изучающей закономерности, методологию и процесс формирования и развития научных основ СПЭ. Психолог как практик непосредственно осуществляет производство судебных экспертиз [39].

В настоящее время существуют две основные форм использования психологических знаний в форме судебной экспертизы — судебно-психологическая и комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертизы (КСППЭ). Комплексирование может быть и более широким, к примеру, достаточно распространена комплексная судебная психолого-сексолого-психиатрическая экспертиза [49]. Большинство СПЭ проводится в государственных судебно-экспертных учреждениях (СЭУ) Минюста России. Психологи СЭУ занимают должности экспертов, старших экспертов, ведущих экспертов, главных экспертов в Российском федеральном центре судебной экспертизы при Минюсте России и в региональных СЭУ. Производство КСППЭ практически всегда осуществляется в государственных судебно-психиатрических экспертных учреждениях (СПЭУ) Минздрава России. В СПЭУ предусмотрены ставки медицинских психологов. Согласно приказу Минздрава России от 19.05.2000 № 165 «О медицинском психологе в судебно-психиатрической экспертизе» предусмотрена одна должность медицинского психолога на 250 судебных психиатрических и комплексных с нею экспертиз, проводимых в амбулаторном отделении за один год (для экспертиз несовершеннолетних — на 200 проводимых комиссией экспертиз в год), а в стационаре — одна должность медицинского психолога предусмотрена на 15 коек [41].

Анализ истории развития СПЭ и КСППЭ позволяет выделить три основных этапа формирования данных видов экспертизы как особой формы применения специальных психологических знаний в уголовном и гражданском процессах.

Первый этап. Возникновение СПЭ и КСППЭ. Этот период связан с постановкой проблемы возможности производства судебной экспертизы с применением знаний в психологии. Эта проблема возникла под влиянием запросов прежде всего судебной практики. Характерно, что первоначально проблема необходимости использования психологических знаний в уголовном процессе была сформулирована не самими психологами, а юристами в конце 50-х и в 60-х гг. XX в. [20, 27, 28, 55].

Создание СПЭ как теоретического и практического раздела юридической психологии в России связано в первую очередь с трудами М. М. Коченова и его учеников [11], работавших в Отделе правовой психологии Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности при Генеральной прокуратуре СССР (ныне — Академия Генеральной прокуратуры РФ). Деятельность М. М. Коченова со своими сотрудниками по разработке СПЭ, начатая в 1968 г., была впервые обобщена в монографии «Судебно-психологическая экспертиза», изданной в 1977 г. под грифом «Для служебного пользования». В сокращенном варианте данная монография под тем же названием была опубликована в издательстве Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова в 1980 г. и стала доступна специалистам в области психологии. В 1991 г. М. М. Коченовым была защищена докторская диссертация «Теоретические основы судебно-психологической экспертизы».

Постановка вопроса о комплексировании психологических знаний с психиатрическими при производстве судебной экспертизы — это, в первую очередь, заслуга судебных психиатров. С начала 70-х гг. прошлого века Н. И. Фелинской, Н. Н. Станишевской, Т. П. Печерниковой и другими начата разработка вопросов КСППЭ [23, 47, 51, 52].

Именно на этот период приходится четкое осознание недостаточности узко психиатрических исследований для полных, глубоких и всесторонних судебно-экспертных оценок психической деятельности подэкспертных лиц и необходимости применения психологических познаний при экспертной оценке широкого круга явлений: непатологических эмоциональных реакций («физиологического аффекта») при экспертизе обвиняемых с пограничными формами психической патологии; ограничения способности в полной мере понимать значение своих действий и руководить ими, обусловленного умственной отсталостью, не связанной с психическим заболеванием, при экспертизе несовершеннолетних обвиняемых; способности осознавать характер и значение насильственных сексуальных действий обвиняемого или оказывать ему сопротивление при экспертизе малолетних и несовершеннолетних потерпевших, не обнаруживающих выраженной психической патологии; способности малолетних и несовершеннолетних свидетелей правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания. Нарушения указанных юридически значимых способностей подэкспертных лиц, как показали и практика судебно-психиатрической экспертизы, и исследования, проводимые в рамках изучения компетенции СПЭ, могут быть обусловлены не только психопатологическими факторами («медицинским критерием» судебно-психиатрической экспертной оценки), но и чисто психологическими (личностными, эмоциональными, возрастными) причинами [38].

Основным итогом первого этапа, наряду с признанием (в первую очередь, со стороны практики) возможности применения психологических знаний в экспертизе, стало выделение предметных видов СПЭ.

В то же время научные разработки в области исследования возможности использования специальных знаний в психологии поставили перед теорией СПЭ множество новых проблем, требующих своего решения для более эффективного применения психологических исследований в судебной практике. Актуализация этих проблем определялась не только логикой научных исследований, но и теми реальными затруднениями, которые возникали при производстве СПЭ и КСППЭ в каждодневной практике.

Эти проблемы касались широкого круга теоретических, методологических, организационно-правовых вопросов комплексных экспертиз, связанных с взаимодействием экспертов разных специальностей (психологов и психиатров); взаимодействием экспертов с органом, назначившим экспертизу; разработкой и уточнением экспертных критериев судебно-психологической, судебно-психиатрической и комплексной психолого-психиатрической оценок.

Таким образом, на первом этапе СПЭ выделилась как самостоятельная форма применения специальных познаний в уголовном процессе, были определены основные предметные виды СПЭ и одновременно с этим обозначились прикладные и фундаментальные проблемы, требующие своего дальнейшего решения.

Второй этап. Становление СПЭ и КСППЭ. Этот этап охватывает исследования от начала 80-х гг. до 1997 г. — времени введения в действие УК РФ. Именно с этим периодом можно связать бурное развитие разнообразных проблем СПЭ и КСППЭ. Он характеризуется активизацией исследований различных аспектов теории судебных психологических и психолого-психиатрических исследований, методологии психодиагностической судебно-экспертной деятельности, организационных и правовых проблем производства экспертизы, а также проведением фундаментальных психологических исследований, актуальных для разработки судебно-психологических экспертных критериев оценки психической деятельности подэкспертных лиц.

В рамках развития теории СПЭ М. М. Коченов выделил общий и частные предметы [11]. Общий предмет он определил как компоненты психической деятельности (психики) в ее целостности и единстве, устанавливаемые на основе исследования психической деятельности человека и имеющие значение для органов правосудия. Частные предметы он соотносил с юридическими критериями в предметных видах экспертизы. В широком смысле, по его мнению, предмет СПЭ можно обозначить как индивидуально-своеобразные черты психического отражения действительности субъектом. И. А. Кудрявцев, автор первой отечественной монографии, посвященной КСППЭ [12], уточнил это определение, включив в предмет, наряду с отражением, «рефлексию и регуляцию поведения», и указав факторы, влияющие на эти психические процессы: взаимодействие болезненных (психопатологических) и неболезненных (возрастного, ситуационного, эмоционального, личностного) психических факторов.

Тесно связанной с определением объекта и предмета исследования судебного психолога эксперта является проблема его специальных знаний [30]. В принципе, она — одна из основополагающих в контексте понимания того, чем деятельность психолога как судебного эксперта отличается от любой другой психодиагностической работы психолога. Разработка проблемы специальных познаний судебного эксперта-психолога велась в основном косвенно, в несколько преобразованном виде — через определение пределов его компетенции в противопоставлении компетенции судебно-следственных органов, с одной стороны, и компетенции судебных психиатров, с другой. Границы компетенции психолога в разных предметных видах СПЭ и КСППЭ (до введения УК РФ в 1997 г.) практически всеми авторами (М. М. Коченов, И. А. Кудрявцев, В. В. Гульдан и др.) рассматривалась одинаково.

При разработке вопросов методологии СПЭ традиционным для работ этого периода является перечисление конкретных психодиагностических методов, используемых при судебно-экспертном исследовании, а также указание на то, что экспериментальные методы исследования должны сочетаться с психологическим анализом материалов уголовного дела и других имеющих значение для дела документов для ретроспективной оценки предмета экспертизы. Осмыслению более общих методологических проблем, связанных с судебно-экспертной деятельностью, посвящены работы М. М. Коченова и И. А. Кудрявцева [11, 12]. В них обосновывалась необходимость применения в судебной экспертизе системного подхода к психическим явлениям с анализом их уровневого строения, динамики, внутренних и внешних детерминант, соотношения биологического и социального. Указывалось, что развитие судебных экспертиз с участием психолога требует разработки особых специальных психодиагностических приемов и методов — к таким относятся, к примеру, «ретроспективный анализ психических состояний» [11, 35, 45], выделение «патопсихологических симптомокомплексов» [15, 16, 47], сопоставление в экспериментальном психодиагностическом исследовании феноменологии патопсихологических нарушений со стимульным материалом тестов [19].

В целом, данный этап развития ознаменовался тем, что СПЭ и КСППЭ были успешно ассимилированы общенаучные методологические принципы, принятые в отечественной психологии, очерчен основной круг наиболее валидных и надежных экспериментальных методов, используемых в экспертной практике, и разработаны специальные методические приемы изучения объекта судебно-экспертного исследования.

При анализе основных организационно-правовых проблем СПЭ и КСППЭ велись дискуссии и разработки вопросов, связанных как с взаимодействием экспертов с судебно-следственными органами, назначающими экспертизу и оценивающими ее заключение, так и с взаимодействием экспертов-психологов и экспертов-психиатров при непосредственном проведении комплексной экспертизы.

Для рассматриваемого периода развития СПЭ и КСППЭ характерно полное отсутствие работ, посвященных этическим принципам проведения судебно-экспертного психологического исследования. Пробел в этой области был тем более очевиден на фоне ряда работ, посвященных этическим и деонтологическим принципам деятельности судебного эксперта-психиатра, и принятого 19 апреля 1994 г. Кодекса профессиональной этики психиатра.

На данном этапе развития велись активные разработки в различных предметных областях СПЭ. В рамках судебной экспертизы обвиняемых работы этого периода касаются в основном анализа двух понятий, являющихся предметом исследования психолога: аффекта и ИПО [1, 3, 4, 12, 29, 31, 34, 53]. Вопросы судебных и следственных органов о наличии состояния аффекта в момент совершения инкриминируемого обвиняемому деяния, а также об его ИПО и меры их влияния на криминальное поведение являются преобладающими при назначении экспертизы. И, несмотря на то, что данные вопросы относятся к разным предметным видам СПЭ, нередко они задаются одновременно. Во многих работах [12, 24, 38] анализировалась содержательная проблема роли психических расстройств в генезе возникновения и развития эмоциональных реакций и состояний, имеющих юридическое значение. О. Д. Ситковской была сформулирована и проверена на практике возможность экспертной диагностики аффекта у лиц, находящихся в легкой степени простого алкогольного опьянения в момент совершения преступления. Был сделан вывод, что при наличии основных экспертно-диагностических признаков возможна квалификация их эмоционального состояния как физиологического аффекта [45].

Судебно-психологическая экспертная оценка ИПО обвиняемых не имеет, в отличие от других традиционных предметных видов СПЭ и КСППЭ, прямого соотнесения с «юридическими критериями» в тексте уголовного законодательства. Однако, как указывалось в юридической литературе [5, 17, 22], понятие «личность преступника (обвиняемого)» необходимо для: а) решения вопросов, касающихся определения оснований уголовной ответственности и юридических мотивов отдельных видов преступлений; б) индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Поэтому в судебной психологии личность обвиняемого была выделена М. М. Коченовым как самостоятельный предмет исследования [11].

При исследовании личностного опосредования криминальной агрессии в этот период велись также работы по изучению роли отдельных черт личности [2, 11, 12], групповых влияний [40], этно-культуральных факторов [32], мотивации [4, 10] возрастных факторов [13, 25], а также психических расстройств в формировании и реализации общественно опасных действий.

В работах М. М. Коченова, Л. П. Конышевой, Ю. Л. Метелицы, И. А. Кудрявцева, Н. Б. Морозовой, М. В. Морозовой [21] и др. были разработаны судебно-экспертные критерии оценки способности потерпевших и свидетелей (в основном малолетних и несовершеннолетних) правильно воспринимать имеющие значения для дела обстоятельства и давать о них показания, а также их способности понимать характер и значение действий виновного в половом преступлении или оказывать ему сопротивление.

Именно в этот период были разработаны проблемы комплексной психолого-сексолого-психиатрической экспертизы обвиняемых, выделены предметные виды таких экспертиза, обоснованы методические подходы к экспериментально-психологическому обследованию подэкспертных [49].

Третий этап. Развитие СПЭ и КСППЭ в условиях нового законодательства. Введение в действие с 1 января 1997 г. УК РФ явилось новым и важным этапом в развитии отечественного уголовного законодательства. Одним из достоинств нового уголовного закона является, по выражению О. Д. Ситковской, значительная его «психологизация» [46]. Она же отмечала, что в первоначальный период в судебно-психологических работах, появившихся после принятия УК РФ, в подавляющем большинстве случаев авторы (обычно, профессиональные психологи) не оценили в должной мере важных изменений, внесенных УК РФ.

Наиболее дискуссионные проблемы возникли при обсуждении экспертизы аффекта и юридически значимых экспертных категорий, возникающих при необходимости судебной квалификации деяния по ст. 22 УК РФ.

Долгое время велась дискуссия об объеме экспертного понятия аффекта, о возможности одновременной судебно-экспертной квалификации аффекта и так называемой ограниченной вменяемости, о возможности установления аффекта на фоне алкогольного опьянения и т.п. Результатом этих творческих споров явилось издание в 2004 г. Методических рекомендаций «Судебно-психологические экспертные критерии диагностики аффекта у обвиняемого» [3]. Они составлены сотрудниками Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского, утверждены Минздравом России и Минюстом России как унифицированные и единообразные критерии, рекомендованные для государственных судебно-экспертных учреждений. В них рассмотрен алгоритм проведения судебной экспертизы аффекта, показаны особенности диагностики аффекта на патологической почве, на фоне алкогольного опьянения, у несовершеннолетних обвиняемых, приведены критерии дифференциальной диагностики «нормального» и «патологического» аффектов, разграничения аффекта и эмоциональных реакции (состояний) в рамках «вменяемости» и «ограниченной вменяемости».

Проблема «ограниченной вменяемости» разрабатывалась в основном в рамках судебно-психиатрической экспертизы, в то же время в работах Ф. С. Сафуанова, Е. Н. Лапшиной, И. А. Кудрявцева и др. авторов [7, 14, 37] были показаны возможности комплексной психолого-психиатрической оценки способности обвиняемых с психическими расстройствами осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими не в полной мере.

Активно разрабатывались также проблемы СПЭ и КСППЭ несовершеннолетних обвиняемых. В работах Е. Г. Дозорцевой, В. А. Гурьевой, И. А. Кудрявцева, О. Д. Ситковской, Г. М. Миньковского, С. С. Шипшина, Ф. С. Сафуанова и др. обсуждалось содержательное психологическое наполнение критериев определения отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, обусловливающего ограничение возможности обвиняемого осознанно и произвольно регулировать свои криминальные деяния [13, 21].

В это период был выделен новый предметный вид СПЭ и КСППЭ в уголовном процессе — экспертиза психического состояния матери, совершившей убийство новорожденного ребенка, имеющий значение для квалификации ст. 106 УК РФ [6, 8, 36].

Новые подходы были сформулированы и в отношении экспертизы лиц, окончивших жизнь самоубийством [26, 33].

Значимым признаком данного этапа развития СПЭ и КСППЭ явилось распространение судебных экспертиз с участием психолога на гражданское судопроизводство. После принятия новых ГК РФ СК РФ исследователи выделили целый ряд предметных видов экспертизы, в которых необходимо использование знаний в области психологии. Впервые такая попытка была предпринята юристом Т. В. Сахновой, которая еще в 1990 г. издала книгу с характерным названием «Зачем суду психолог? О психологической экспертизе в гражданском процессе». С начала нового столетия вопросы психологических исследований в гражданском процессе стали активно разрабатываться в судебно-экспертном контексте.

В соответствии с необходимостью определения «порока воли» при совершении сделки вследствие неспособности гражданина, хотя и дееспособного, но находившегося в таком состоянии, которое лишало его способности понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ), или в состоянии заблуждения (ст. 178 ГК РФ), был выделен новый вид СПЭ и КСППЭ — экспертиза «сделкоспособности» [21, 44].

Бурное развитие получила экспертиза по гражданским делам, связанным с защитой интересов ребенка. Своеобразным итогом разработок в этой области стала монография Ф. С. Сафуанова, Н. К. Харитоновой и О. А. Русаковской «Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка» [43].

Новой предметной областью СПЭ и КСППЭ в гражданском процессе стала экспертиза по делам, связанным с компенсацией морального вреда (ст. 151 ГК РФ). Были выделены факторы, имеющие юридическое значение для установления степени выраженности «нравственных страданий» истца и их причинно-следственной связи с причинением вреда [9, 42, 50].

Развивается такой вид комплексных исследований как психолого-лингвистическая экспертиза [18].

На сегодняшний день продолжают оставаться актуальными вопросы теории СПЭ, непосредственно вытекающие из оценки законодательных нововведений. Центральной проблемой СПЭ является разработка экспертных критериев судебно-психологической оценки юридически значимых способностей подэкспертных лиц. Она зависит от решения основополагающих теоретических вопросов (определения объекта, общего и частных предметов исследований судебного эксперта-психолога, его специальных знаний и границ компетенции), разработки методологических принципов (учитывающих своеобразие судебно-экспертного подхода к психодиагностике и правовые аспекты ее применения), поиска оптимальных организационно-правовых форм взаимодействия экспертов с правоохранительными органами и взаимодействия (в рамках КСППЭ) экспертов-психологов с экспертами-психиатрами.


Литература

  1. Алексеева Л.В. Проблема юридически значимых эмоциональных состояний. Тюмень, 1997.
  2. Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М.: Наука, 1991, 248 с.
  3. Аффект: практика судебной психолого-психиатрической экспертизы /Авторы-составители Сафуанов Ф.С., Макушкин Е.В. М.: Генезис, 2013, 312 с.
  4. Гульдан В.В. Мотивация преступного поведения психопатических личностей // Криминальная мотивация. М., 1986. С.189-250.
  5. Дагель П.С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. Владивосток, 1970, 132 с.
  6. Дмитриева Т.Б., Качаева М.А., Сафуанов Ф.С. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка: Руководство для врачей и психологов. М., 2001, 32 с.
  7. Дмитриева Т.Б., Сафуанов Ф.С. Критерии ограниченной способности к осознанию и регуляции криминально-агрессивных действий обвиняемых (по материалам комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы // Российский психиатрический журнал. 2001. № 3. С. 48-57.
  8. Дмитриева Т.Б., Щукина Е.Я., Качаева М.А. Применение новой 106 статьи УК РФ в отношении матерей, совершивших убийства новорожденных // Российский психиатрический журнал. 1998. № 2. С.65-68.
  9. Калинина А.Н., Шипшин С.С. Основы технологии экспертной психологической диагностики морального вреда // Судебная психиатрия. Вып. № 4. М., 2001, с.19-32.
  10. Конышева Л.П. Психологическое изучение мотивации при расследовании насильственных преступлений // Юридическая психология. М., 1998. С.74-95.
  11. Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза: теория и практика. Избранные труды. М.: Генезис, 2010, 352 с.
  12. Кудрявцев И. А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М. : Юридическая литература, 1988,  224 с.
  13. Кудрявцев И.А., Дозорцева Е.Г. Психологический возраст: методологические проблемы и судебная экспертная практика // Психологический журнал.1988.№ 6.С.103-115.
  14. Кудрявцев И.А., Лапшина Е.Н. Психологические подходы к проблеме саморегуляции и их прикладное значение для решения вопросов судебно-экспертной практики (ст. 22 УК РФ): Аналитический обзор. М.: ФГУ «ГНЦ ССП Росздрава», 2010. 38 с.
  15. Кудрявцев И.А., Печерникова Т.П., Азбукина В.Д., Владимирская М.Т., Цапенко И.В. О диагностической информативности некоторых патопсихологических симптомокомплексов // Судебно-психиатрическая экспертиза лиц пожилого и старческого возраста: Сборник научных трудов № 37. М., 1981. С.85-91.
  16. Кудрявцев И.А., Сафуанов Ф.С. Патопсихологические симптомокомплексы нарушений познавательной деятельности при психических заболеваниях: факторная структура и диагностическая информативность // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. 1989. Вып. 6. С.86-92.
  17. Кузнецов А.В. Уголовное право и личность. М.: Юридическая литература, 1977, 168 с.
  18. Кукушкина О. В., Сафонова Ю. А., Секераж Т. Н. Теоретические и методические основы судебной психолого-лингвистической экспертизы текстов по делам, связанным с  противодействием экстремизму. М.: ЭКОМ-Паблишер, 2011. 326 с.
  19. Лавринович А.Н., Москаленко Е.П. К проблеме квалификации результатов патопсихологического исследования // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. 1984. Вып. 12. С.1832-1838.
  20. Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних. М., 1959, 208 с.
  21. Медицинская и судебная психология. Курс лекций : учебное пособие /Под ред. Дмитриевой Т.Б., Сафуанова Ф.С. М.: Генезис, 2009, 606 с.
  22. Озрих М.Ф. Личность и право. М., 1975, 217 с.
  23. Печерникова Т.П., Станишевская Н.Н. Вопросы организации судебной комплексной психиатрической экспертизы // Вопросы организации судебно-психиатрической экспертизы. М., 1975. С.94-105.
  24. Печерникова Т.П., Гульдан В.В., Остришко В.В. Особенности экспертной оценки аффективных реакций у психически здоровых и психопатических личностей: Методические рекомендации. М., 1983, 30 с.
  25. Печерникова Т.П., Гульдан В.В. Актуальные вопросы комплексной психолого-психиатрической экспертизы // Психологический журнал. 1985. № 1. С.96-105.
  26. Печерникова Т. П., Туденева Т. Н. Посмертная судебно-психиатрическая экспертиза «по факту смерти» //Российский психиатрический журнал,2004, № 2, с.15-20.
  27. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967, 290 с.
  28. Рогачевский Л.И. О судебно-психологической экспертизе // Вопросы криминалистики. М., 1964, с.36-43.
  29. Сафуанов Ф.С. О проблеме аффективных состояний // Советская юстиция. 1991.     № 21-22. С.4-5.
  30. Сафуанов Ф.С .Об основных категориях судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе // Психологический журнал. 1994. № 3. С. 51.
  31. Сафуанов Ф.С. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза личности обвиняемого // Современные проблемы психиатрии. Казань, 1994. С.48-50.
  32. Сафуанов Ф.С. Влияние этнических и культуральных факторов на регуляцию поведения в практике судебной психолого-психиатрической экспертизы // Культуральные и этнические проблемы психического здоровья. М., 1995, C.160-164.
  33. Сафуанов Ф.С. Психолого-психиатрическая экспертиза по факту самоубийства // Российская юстиция. , 1995, № 12. - С. 28-31.
  34. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза аффекта в свете нового Уголовного кодекса Российской Федерации: проблемы и перспективы // Психологический журнал. 1997. № 2. С.50-57.
  35. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М., 1998, 192 с.
  36. Сафуанов Ф.С. Экспертиза психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка // Российская юстиция. 1998. № 3. С.29-30.
  37. Сафуанов Ф.С. Психологическая типология криминальной агрессии // Психологический журнал. 1999. № 6. С.24-35.
  38. Сафуанов Ф.С. Психология криминальной агрессии. М.: Смысл, 2003, 300с.
  39. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза: учебник для академического бакалавриата. М.: Издательство Юрайт, 2014, 421 с.
  40. Сафуанов Ф.С., Макушкин Е.В. Социально-психологический анализ индуцированных психических расстройств в судебно-психиатрической практике // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им.В.М.Бехтерева. 1995. № 4. С.192-202.
  41. Сафуанов Ф.С., Секераж Т.Н. Судебные экспертизы с участием психолога в Российской Федерации: формы, виды, перспективы межведомственного взаимодействия // Юридическая психология, № 1, 2006, с. 30-37
  42. Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К., Дозорцева Е.Г. Компетенция комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы по делам о компенсации морального вреда // Практика судебно-психиатрической экспертизы. Сборник № 43. М.,  2005. С.228-230.
  43. Сафуанов Ф. С., Харитонова Н. К.. Русаковская О. А Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. М.. Генезис, 2012, 192 с.
  44. Секераж Т.Н. Теоретические и методические основы диагностики «порока воли» в судебной психологической экспертизе: дисс. … канд. юрид. наук. М., 2004.
  45. Ситковская О.Д. Судебно-психологическая экспертиза аффекта: Методическое пособие. М., 1983, 71 с.
  46. Ситковская О.Д. Психологический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1999, 96 с.
  47. Станишевская Н.Н., Азбукина В.Д., Бурштын И.Б., Владимирская М.Т., Гульдан В.В. Практика проведения стационарных комплексных психолого-психиатрических экспертиз // Вопросы судебно-психологической экспертизы. М., 1974. С.41-45.
  48. Станишевская Н.Н., Гульдан В.В. Значение психологических исследований в судебно-психиатрической экспертизе // Теоретические и организационные вопросы судебной психиатрии. М.,1977. С.96-104.
  49. Ткаченко А.А., Введенский Г.Е., Дворянчиков Н.В. Судебная сексология. М., БИНОМ, 2015, с.648.
  50. Холопова Е.Н. Правовые основы судебно-психологической экспертизы по факту морального вреда в уголовном судопроизводстве. Калининград, 2003. 112 с.
  51. Фелинская Н.И., Печерникова Т.П. Компетенция комплексных судебно-психиатрических и судебно-психологических экспертиз // Социалистическая законность. 1973. № 12. С.44.
  52. Фелинская Н.И., Станишевская Н.Н. Использование психологических знаний в уголовном процессе // Советская юстиция. 1971. № 7. С.5-7.
  53. Шипшин С.С. К вопросу о понятии «аффект» в уголовном процессе и судебно-психологической экспертизе // Психология созидания. Казань, 2000. Т.7. Вып.2. С.119-120.
  54. Экмекчи А.С. О судебно-психологической экспертизе//Советская юстиция.1968.№ 6, с.11.