Сайт Юридическая психология
Хрестоматия по юридической психологии. Общая часть.


 
Журавель Е. Г.
Анализ этапов исторического развития юридической психологии.

Юридическая психология, 2008, № 4. Стр. 6-11.

 

<...>

Развитие юридической психологии шло параллельно с развитием права и психологии.

Этапы развития юридической психологии:

1. Ранняя история юридической психологии — XVIII в. и первая половина XIX в.

2. Первоначальное оформление юридической психологии как науки — конец XIX — начало XX в.

3. Современный этап развития юридической психологии — с середины XX в. по настоящее время.

1-й этап. Ранняя история юридической психологии.

Как большинство новых наук, возникших на стыке различных отраслей человеческих знаний, юридическая психология на первых этапах своего развития не имела самостоятельности и не располагала специальными кадрами ученых. Относящиеся к этой дисциплине вопросы пытались решать отдельные психологи, юристы и даже специалисты в других областях знаний. Начальный этап развития связан с необходимостью обращения правовых наук к психологии для разрешения специфических задач, которые не могли быть решены традиционными методами правоведения. Юридическая психология, как и многие другие отрасли психологической науки, прошла путь от чисто умозрительных построений к научно-экспериментальному исследованию.

М. М. Щербатов (1733 — 1790) в своих трудах требовал, чтобы законы разрабатывались с учетом индивидуальных особенностей личности человека, один из первых поднял вопрос об условно-досрочном освобождении от наказания, положительно оценивал фактор труда в перевоспитании преступника.

Представляют интерес и работы И. Т. Посошкова (1652 — 1726), в которых давались психологические рекомендации относительно допроса обвиняемых и свидетелей, классификация преступников, затрагивались и некоторые другие вопросы.

Распространение идеи исправления и перевоспитания преступника заставило право обратиться к психологии для научного обоснования психолого-правовых проблем.

И. Гофбауэр в работе «Психология в ее основных применениях в судебной жизни» (1808) и И. Фридрих в работе «Систематическое руководство по судебной психологии» (1835) сделали попытку использовать данные психологии в расследовании преступлений.

Психологические вопросы оценки свидетельских показаний занимали и выдающегося французского ученого-математика Лапласа. В книге «Опыты философии теории вероятностей», изданной во Франции в 1814 г. (русский перевод — М. 1908), Лаплас рассматривает вероятность свидетельских показаний наряду с вероятностью исходов судебных приговоров, резолюций на собраниях и т. д. пытаясь дать им оценку в математическом исчислении. Он сделал первую попытку создать научную методику оценки свидетельских показаний.

Изучение проблем судебной психологии долгое время дальше этих первых попыток не шло. Во второй половине XIX в. не только успешное развитие естественных наук, но и рост преступности во всех ведущих капиталистических странах послужили толчком к дальнейшему оживлению и расширению судебно-психологических исследований.

2-й этап. Оформление юридической психологии как науки.

Конец XIX и начало XX в. связаны с интенсивным развитием психологии, психиатрии и ряда юридических дисциплин (в первую очередь — уголовного права). Ряд ученых, представлявших эти науки в тот период, занимали прогрессивные позиции (И. М. Сеченов, В. М. Бехтерев, С. С. Корсаков, В. П. Сербский, А. Ф. Кони и др.).

Развитие психологии, психиатрии и права привело к необходимости оформления юридической психологии как самостоятельной научной дисциплины. П. И. Ковалевский в 1899 г. поставил вопрос о разделении психопатологии и правовой психологии, а также введении этих наук в курс юридического образования.

Примерно в этот же период развернулась борьба между антропологической и социологической школами уголовного права. Родоначальником антропологической школы был Ч. Ломброзо, создавший теорию врожденного преступника, который в силу своих атавистических черт не может быть исправлен.

Представители социологической школы использовали идеи утопического социализма и решающее значение в объяснении причин преступности придавали социальным фактам. Для этого времени некоторые идеи социологической школы несли в себе прогрессивные элементы.

В начале XX в. в юридической психологии появляются экспериментальные методы исследования. Значительное количество работ этого периода посвящено психологии свидетельских показаний и исследованию психологии личности преступника.

В изучении психологии расследования преступлений серьезным шагом вперед было непосредственное применение экспериментального метода психологии. Один из создателей этого метода, французский психолог Альфред Бинэ, впервые экспериментальным путем изучал вопрос о влиянии внушения на детские показания. В 1900 г. он опубликовал книгу под названием «Внушаемость», в которой вопросам влияния внушения на детские показания посвящена специальная глава. В ней А. Бинэ делает небезынтересные выводы:

1) ответы на вопросы всегда содержат ошибки;

2) в целях правильной оценки показаний в протоколах судебных заседаний следует подробно излагать как вопросы, так и ответы на них.

В 1902 г. эксперименты по определению достоверности свидетельских показаний производил немецкий психолог Вильям Штерн. Его задачей было не изыскание научно обоснованных приемов получения показаний свидетелей, а установление степени достоверности показаний. Опираясь на свои данные, В. Штерн утверждал, что свидетельские показания принципиально недостоверны.

Последователями В. Штерна в России стали О. Б. Гольдовский, А. В. Завадский и А. И. Елистратов. Они самостоятельно провели серию опытов, подобных опытам В. Штерна, и сделали аналогичные выводы.

Преподаватели Казанского университета М. А. Лазарев и В. И. Валицкий констатировали, что положения Штерна не будут иметь значения для практики, что важнейшее зло при свидетельских показаниях не непроизвольные ошибки, а сознательная ложь свидетелей, явление, распространенное более, чем принято считать: почти 3/4 свидетелей отступают от правды.

Развитие наук, в том числе наук о социальных явлениях, порождает стремление разобраться в причинах преступности, дать научное обоснование деятельности социальных институтов, занимающихся ее предупреждением. Таким образом, уже в XIX в. начинает складываться новый подход к решению данной проблемы, сутью которого является стремление вскрыть причины преступного поведения и на их основе составить программу практической деятельности по борьбе с преступлениями и преступностью.

В середине XIX в. Чезаре Ломброзо один из первых попытался научно объяснить природу преступного поведения с позиции антропологии.

Биологизаторский подход в объяснении природы преступного поведения был подвергнут серьезной критике со стороны социологов, современников Ломброзо, когда преступность начала изучаться как социальное явление.

3-й этап. Современный этап развития юридической психологии.

Конец XIX — начало XX в. характеризуется социологизацией криминологического знания, когда причины преступности как социального явления начали изучать социологи Ж. Кетле, Э. Дюркгейм, П. Дюпоти, М. Вебер и другие, которые, применив метод социальной статистики, преодолели антропологический подход в объяснении природы преступного поведения, показав зависимость отклоняющегося поведения от социальных условий существования общества.

Солидный статистический анализ различных аномальных проявлений, проведенный, в частности, Жаном Кетле, Эмилем Дюркгеймом за определенный исторический отрезок времени, показал, что число аномалий в поведении людей всякий раз неизбежно возрастало в период войн, экономических кризисов, социальных потрясений, что убедительно опровергало теорию врожденного преступника, указывая на социальные корни этого явления.

Отличительная особенность современного криминологического знания — это системный подход к рассмотрению и изучению причин и факторов отклоняющегося поведения, разработка проблемы одновременно представителями различных отраслей науки: юристами, социологами, психологами, медиками.

Современные биологизаторские криминологические теории далеко не так наивно, как Ломброзо, объясняют природу преступного поведения. Они строят свои аргументы на достижениях современных наук: генетики, психологии, психоанализа.

На Международной конференции во Франции в 1972 г. исследователи разных стран высказали единодушное мнение, что зависимость между генными нарушениями и преступностью не подтверждается статистически.

Таким образом, теория хромосомных аномалий, как когда-то и антропологическая теория преступности, при более тщательном изучении не нашла своего подтверждения и была подвергнута серьезной обоснованной критике.

Особое внимание последователи биологизаторского подхода, и в частности представители фрейдистской и неофрейдистской школ, уделяют объяснению природы такого свойства, как агрессивность, которая якобы служит первопричиной насильственных преступлений. Агрессия — поведение, целью которого является нанесение вреда некоторому объекту или человеку. Она возникает, по мнению фрейдистов и неофрейдистов, в результате того, что по различным причинам не получают реализацию отдельные неосознаваемые врожденные влечения, что и вызывает к жизни агрессивную энергию, энергию разрушения. В качестве таких неосознаваемых врожденных влечений Э. Фрейд рассматривал либидо, А. Адлер — стремление к власти, к превосходству над другими, Э. Фромм — влечение к разрушению.

Однако в последующем все большая роль в природе агрессии отводится социальным прижизненно действующим факторам. Так, А. Бандура считает, что агрессия — результат искаженного процесса социализации, в частности, результат злоупотребления родителей наказаниями, жестоким отношением к детям.

Развитие юридической психологии в России на современном этапе.

Развитию юридической психологии в первые годы Советской власти весьма способствовал большой общественный интерес к вопросам осуществления правосудия, законности, личности преступника и др. В стране начался поиск новых форм предупреждения преступности и перевоспитания правонарушителей. Юридическая психология приняла активное участие в решении этих проблем.

В 1925 г. в нашей стране впервые в мире был организован Государственный институт по изучению преступности и преступника.

Одновременно велись исследования по психологии свидетельских показаний и психологической экспертизе.

Интересные исследования провел психолог А. Р. Лурия в лаборатории экспериментальной психологии, созданной в 1927 г. при Московской губернской прокуратуре. Он изучал возможности применения методов экспериментальной психологии для расследования преступлений и сформулировал принципы работы прибора, который впоследствии получил наименование детектора лжи (лай-детектор).

Уже в первые годы Советской власти юристы и психологи настойчиво искали новые формы борьбы с преступностью. Новый общественный строй видел в преступнике прежде всего человека.

Н. Гладышевский сделал вывод о том, что органы чувств человека (зрение, слух, обоняние, осязание) несовершенны и, следовательно, причины, порождающие ошибки в показаниях свидетелей, неустранимы.

К. И. Сотонина изучала психологические аспекты деятельности следователя и судьи, вопросы получения правдивых свидетельских показаний, методы обнаружения в них непроизвольной лжи.

В. М. Бехтерев и его ученики активно занимаются проблемами психологической диагностики преступников и свидетелей. Первым значительным исследованием в области судебно-психологической экспертизы была книга А. Е. Брусиловского «Судебно-психологическая экспертиза: ее предмет, методика и предметы», вышедшая в свет в 1939 г. в Харькове.

В работах того периода активно исследовалась личность правонарушителя.

Уровень практической психологии в тот период еще отставал от запросов юридической практики. Психолог не только выявлял достоверность показаний, но и практически определял вину лица, совершившего преступление. Такая неправомерная переоценка компетенции психологической экспертизы приводила к субъективным оценкам и вызвала негативное отношение к экспертным психологическим исследованиям вплоть до 60-х годов.

Большинство противников судебно-психологической экспертизы недооценивали еще и то, что психологическая наука широко внедрилась в практическую деятельность. И только в конце 50-х — начале 60-х годов был поставлен вопрос о необходимости восстановления в правах юридической психологии и судебно-психологической экспертизы.

В 1980 г. было разработано и принято методическое письмо Прокуратуры СССР, посвященное назначению и проведению судебно-психологической экспертизы.

В начале 30-х годов исследования по судебной психологии были остановлены и до середины 50-х годов развитие этой науки прервалось.

В 1964 г. было принято Постановление ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему развитию юридической науки и улучшению юридического образования в стране», которое восстановило юридическую психологию во всех юридических вузах страны.

В мае 1971 г. в Москве состоялась первая Всесоюзная конференция по судебной психологии. Осенью 1986 г. в городе Тарту (Эстония) прошла Всесоюзная конференция по юридической психологии.

Существенный вклад в становление и развитие юридической психологии внесли М. И. Еникеев — в области организации преподавания этой дисциплины в московских вузах; В. В. Романов — в области внедрения юридической психологии в сферу военной юстиции.

В настоящее время в нашей стране в области юридической психологии проводится множество исследований по следующим основным направлениям, которые, в свою очередь, нашли отражение в разделах юридической психологии как научно-практической дисциплины:

Общие вопросы юридической психологии (предмет, система, методы, история, связи с другими науками).

Правосознание и правовая психология.

Профессиограммы юридических профессий, психологическая характеристика юридической деятельности.

Криминальная психология. Психология преступника и преступления.

Психология предварительного следствия.

Психология уголовного судопроизводства.

Судебно-психологическая экспертиза.

Психологические особенности несовершеннолетних правонарушителей.

Пенитенциарная психология.

<...>