Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Р. Карсон, Дж. Батчер, С. Минека
Анормальная психология.
//СПб, 2004.

 

Отрывок из книги любезно предоставлен нашим партнером - Издательским домом "Питер".

Глава 8. Расстройства, вызванные употреблением психоактивных веществ

 

Общие проблемы расстройств, вызванных употреблением психоактивных веществ

Проблема злоупотребления психоактивными веществами окружена великим невежеством, ханжеством и дезинформацией, и все это вдобавок осложнено вопросами законности. Какое бы вещество ни поступало в организм, какая-то часть его распадается, какая-то абсорбируется и, будучи переработанной, способна повлиять на состояние нашей психики; вещество, таким образом, является психоактивным. Человечество быстро обнаружило самые мощные психоактивные вещества, особенно если их эффект оказывался приятным. Даже если он и не столь приятен, то все равно вызывает изменение состояния, что можно расценивать как «отдых для мозга» или бегство от скуки.

При повторном введении организм становится толерантным к отдельным психоактивным веществам, т. е. подстраивается под их присутствие. Это означает, что для достижения прежнего психологического эффекта требуются все большие дозы, и воздержание приведет к утрате индуцированного комфорта, то есть разовьется эффект отмены. Его можно избежать, если продолжить употреблять вещество. Таким образом, физическая зависимость представляет собой процесс употребления количества вещества, достаточного для избегания симптомов отмены (поддерживающая доза), а психологическая зависимость является предвосхищением душевного изменения или «кайфа» (для которого на данной стадии нужна доза больше поддерживающей). В случаях, когда зависимость пагубно сказывается на адекватном функционировании, уместно говорить о наркомании. Термином «злоупотребление психоактивными веществами» обозначается прием такого количества вещества, которое производит значительное изменение в состоянии психики и обычно превосходит любую «нормальную» дозу (то есть «загул»). Такое спорадическое поведение обычно не сопровождается зависимостью и связано лишь с неспособностью умерить, единожды начав, потребление вещества.

Возможно, что к этому моменту в сознании читателя сформировался образ «нагероиненного» наркомана или запойного пьяницы. Чтобы разрушить эти стереотипы и проиллюстрировать некоторые из упомянутых процессов, полезно задуматься над веществами, которыми злоупотребляют чаще других: пищей. В этом примере нет ничего тривиального. Тремя веществами, которые наносят наибольший вред организму, являются табак, алкоголь и пища, именно в таком порядке. Процент летальных исходов или тяжелых заболеваний, явившихся результатом употребления всех прочих веществ, включая все запрещенные наркотики, представляется ничтожным на фоне тех, что непосредственно вытекают из злоупотребления табаком, алкоголем и пищей.

В большинстве классификационных систем к нарушениям пищевого поведения отнесены ожирение (связанное с перееданием или чревоугодием), анорексия и булимия, но может быть полезным рассмотреть их в контексте злоупотребления пищей. Ожирение, хотя в его развитии участвуют и другие факторы, обычно рассматривается как опасное для здоровья из-за избыточного веса, приобретенного в результате постоянного переедания; в некоторых развитых странах он отмечается более чем у 50% населения. Такие индивиды привыкают к потреблению больших количеств пищи с целью испытывать физическую «полноту» и душевную расслабленность или уменьшить тревогу. В своих поисках психологического комфорта от пищи они могут нацеливаться на простые углеводы, особенно шоколад. Страдание «опустошенности» и ажитации в той же мере, что и естественное чувство голода, не позволяет умерить приемы пищи или прибегнуть к диете, отказавшись от деструктивного цикла бездеятельности и повышенного потребления. При анорексии имеет место чрезмерный контроль над позывами к питанию, и физические последствия, обратные вышеописанным, запускают деструктивный цикл в противоположном направлении: наблюдаются гиперактивность, снижение пищеварительной способности и уменьшение количества съедаемой пищи как дополнение к той или иной психологической мотивации, запускающей цикл. При булимии злоупотребление принимает форму обжорства с приемом высококалорийной пищи, после чего больные прибегают к очистке организма (вызывают рвоту или принимают слабительные), чтобы не набирать вес, и все это в конечном счете причиняет им физический вред (например, кислота, содержащаяся в желудочном соке). На физическом уровне каждое из этих нарушений предполагает злоупотребление пищей в форме аддиктивных поведенческих циклов. Связи между нарушениями пищевого поведения и злоупотреблением психоактивными веществами начинают устанавливаться и в некоторых научных исследованиях (Grilo et al., 1995).

Понятно, что пища, съедаемая в рамках нормального приема, безопасна, и то же может быть отчасти справедливо по отношению к ряду психоактивных веществ, но при этом встает вопрос об их токсичности, чистоте и побочном действии. Наш организм так устроен, что может справиться с разумными концентрациями токсинов — в самом деле, если бы мы получали «очищенное питание», то могли бы стать гиперчувствительными к примесям, что аналогично отсутствию иммунитета к болезням. Однако токсичность некоторых веществ неизвестна (например, дизайн-наркотиков), некоторые из них содержат примеси, способные нанести массированный ущерб (например, при курении с целью получить никотин), другие же настолько чисты, что их употребление чревато передозировкой (например, очищенный героин). Конопля, например, обладает ярко выраженным психологическим эффектом, но очень низкой токсичностью (получить смертельную дозу почти невозможно); привыкание к ней минимально, если вообще встречается, и ее употребляли тысячи лет, так что все долговременные последствия задокументированы. Однако, будучи смешанной с табаком, она перенимает всю опасность (серьезную) курения и вырабатывает в потребителе пристрастие к никотину. Употребление конопли рискованно и в другом отношении: оно противозаконно.

Важным аспектом злоупотребления психоактивными веществами является тот факт, что многие из них запрещены в большинстве стран, и это ставит потребителя перед дальнейшими проблемами. Нарушение связи «потребитель–дилер» (при котором прочие контакты с преступным миром обычно невелики) может заставить потребителя вступить в контакт с преступниками, для которых наркотики являются просто-напросто еще одним источником криминальных доходов. Такие индивиды предпочитают продавать высокодоходные, вызывающие привычку вещества (например, героин или крэк) и «отвращают» потребителей от кустарных, легко обнаруживаемых, неприбыльных и не вызывающих наркомании субстанций (например, конопли). Потребитель может даже оказаться втянутым в какие-то дальнейшие преступные действия и рискует стать жертвой шантажа, если занимает уязвимое положение в обществе. Таким образом, социальное и профессиональное функционирование потребителя может быть подорвано многими факторами, выходящими за пределы простого цикла употребления наркотиков, включая возможный арест за их хранение и последующую криминализацию. В Англии Закон о злоупотреблении психоактивными препаратами» от 1971 года делит запрещенные вещества на наркотики класса А, В и С, где А подразумевает максимальное наказание. Приговор не предусматривает направления на лечение; как правило, он связан с тюремным заключением, которое часто усугубляет проблему. Наркотики очень распространены в тюрьмах, что объясняется неизбежной скукой, сопровождающей тюремное заключение; что касается дисциплины, то не раз оказывалось, что ее легче поддерживать, допуская известное «самолечение» узников. Однако методы обследования наподобие анализа мочи, практиковавшиеся в последнее время, привели к волнениям среди заключенных и спровоцировали переход от легко обнаружимых наркотиков типа конопли к менее обнаружимым — таким, как героин.

Поэтому выдвигаются многие доводы в пользу декриминализации наркотиков, что особенно относится к веществам, которые не столь опасны для организма. Это позволит предотвратить «прогрессию», устранив преступную связь, возникающую при переходе с «мягких» наркотиков на «тяжелые». Кроме того, это переведет наркоманию в разряд медицинских, а не уголовных проблем, и поможет резко сократить уровень преступности и ее последствий, а также лишить организованные преступные группировки прибылей, извлекаемых из наркоторговли. Аргументы, высказываемые против, обычно опираются на необходимость в наказании и контроле над потребителями и часто играют на беспочвенных страхах перед «призраком массовой наркомании». Более разумные доводы против легализации наркотиков сосредотачиваются на необходимости усиленного контроля над потреблением вызывающих привыкание веществ, а также на потере контроля над рынком и убытках легальных производителей психоактивных веществ (т. е. лекарств и алкоголя), хотя любое снижение потребления алкоголя повлечет за собой понижение уровня преступности. В некоторых обществах (например, в части Голландии) была экспериментально введена частичная легализация наркотиков, и уже наблюдаются некоторые предвестники долговременных эффектов. Производители «дженериков» пользуются преимуществами, которые им дает неповоротливость и особая природа законодательства, и выпускают препараты, достаточно похожие на существующие психоактивные вещества, чтобы вызвать эффект, но и достаточно отличные, чтобы соблюсти букву закона. Эти препараты могут быть очень опасными в силу своей новизны, непроверенности и неизвестных отдаленных последствий.

Злоупотребляют многими веществами, как легальными, так и нелегальными, и их характеристивки широко варьируют. По воздействию на нервную систему вещества можно грубо разделить на следующие группы: депрессанты ЦНС — алкоголь, опиаты (например, героин), барбитураты и бензодиазепины (например, валиум), которые снижают центральное торможение, контроль и неадекватное мышление; стимуляторы ЦНС — амфетамины, кофеин, кокаин, никотин, конопля, метилендиоксиметамфетамин (МДМА, или экстази), диэтиламид d-лизергиновой кислоты (ЛСД), фенциклидин (PCP, или ангельская пыль) и псилоцибин (получаемый из «волшебных грибов»), которые повышают торможение, вигильность (уровень бодрствования), контролируемость действий и мышления. Помимо этого, многие стимуляторы обладают галлюциногенными свойствами, например ЛСД, конопля, МДМА и псилоцибин, приводя к интенсивным или искаженным восприятиям, галлюцинациям, инсайтному или псевдокреативному мышлению, а потребители зачастую кажутся спокойными и погруженными в себя, иногда — переживающими страх.

Многие психоактивные вещества воздействуют на области, близкие к nucleus accumbens головного мозга, или непосредственно на это ядро. Это вызывает чувство наслаждения, поскольку последнее является частью нашей эндогенной системы вознаграждения, благодаря которой мы испытываем удовольствие, когда совершаем что-то полезное. Это естественный способ оперантного обусловливания, призванный укрепить наше полезное поведение и, наряду с механизмом наказания (вызывающим страх и «ощущение неудачи»), помочь нам избежать опасности. Некоторые наркотики, особенно героин и кокаин, более непосредственно воздействуют на этот механизм и эндогенную систему болевых ворот нашего организма, усиленно стимулируя механизм вознаграждения при отсутствии каких-либо «достижений» со стороны потребителя и ослабляя боль, благодаря чему такие наркотики вызывают большую наркозависимость (см. Wise, 1987). Поэтому потребитель может предпочитать наркотики сексу или не испытывает потребности быть продуктивным, ни к чему не стремится и вместо этого придает огромное значение процедурам, непосредственно предшествующим «дозе», поскольку именно такое «поведение» приводит к синтетической «награде». Это поведение типично для «джанк-культуры», описанной в книгах Уильяма Берроуза. У большинства галлюциногенных наркотиков нет такого вознаграждающего стимулирующего эффекта, что, возможно, является одной из причин, по которым они не вызывают привыкание.

Расстройства, вызванные употреблением алкоголя и никотина

Алкоголь и табак (главный источник никотина) имеют законное хождение в большинстве стран мира, что затушевывает их опасность: в современном обществе они являются наиболее опасными психоактивными веществами. Оба вещества наносят организму колоссальный коллатеральный ущерб, вызывая рак, сердечно-сосудистые и легочные заболевания, печеночную недостаточность, повреждения головного мозга и многие другие тяжелые или фатальные состояния. Помимо этого, потребители алкоголя склонны к смертельным передозировкам (особенно спирта), поскольку алкоголь, помимо своего токсического воздействия, растормаживает и нарушает способность здраво рассуждать. Эти особенности алкоголя приводят также к несчастным случаям (например, при вождении в нетрезвом виде), насилию и преступлениям, дорого обходясь обществу. Однако очень умеренное потребление алкоголя может способствовать некоторым биохимическим процессам, снижать стресс и тревогу и помогать замкнутым индивидам социализироваться. Однако для табака не существует никакого безопасного уровня потребления.

Алкоголь

Этиловый спирт был известен еще 5000 лет назад и, будучи депрессантом ЦНС, использовался в целях релаксации и снижения тревоги. Из-за своих дешевизны и доступности он легко становится предметом злоупотребления; отметим, что в США проблемы с алкоголем существуют примерно у 5% взрослых индивидов. Потребление алкоголя осложняет многие соматические состояния и психические расстройства, особенно в случаях, касающихся антисоциальных личностей (например, Kwapil, 1996) и депрессии (сопутствуя ей в половине случаев самоубийств). Многие больные прибегают к самолечению, тогда как алкоголь потенцирует действие медикаментов и подрывает их лечебный эффект. Поскольку алкоголь провоцирует многие несчастные случаи, в травматологических отделениях часто можно наблюдать последствия приема больших доз алкоголя: нечувствительность, агрессию, сбивчивую и невнятную речь. Высокие дозы нарушают умственное и физическое функционирование, в итоге приводя к смерти от аспирации рвотных масс или нарушения жизненно важных функций. Продолжительное чрезмерное употребление алкоголя более распространено среди представителей некоторых профессий (например, журналистов и даже врачей) и может приводить к циррозу печени, подагре и синдрому Вернике—Корсакова (тяжелому нарушению памяти). Даже небольшие, но постоянно принимаемые дозы алкоголя во время беременности могут привести к синдрому «пьяного зачатия», чреватому преждевременными родами, а также психическими и физическими нарушениями у ребенка (например, Baroff, 1986). Женщины и представители некоторых рас (например, азиатских) отличаются меньшим содержанием в организме алкогольдегидрогеназы — фермента, разрушающего алкоголь, и потому гораздо больше подвержены его воздействию.

Имеются весьма убедительные данные об участии в некоторых алкогольных проблемах генетических факторов, включая доказательства, полученные в ходе исследований приемных детей (см. Cloninger and Begleiter, 1990). Другими факторами, влияющими на распространенность алкоголизма, являются доступность, стоимость, давление окружения, а также наличие тревожных расстройств и расстройств настроения. В долговременной перспективе алкоголизм плохо поддается лечению. При краткосрочном лечении детоксикация подразумевает две недели тяжелого физического воздержания (более длительного и опасного, чем для героина, но менее тяжелого по сравнению с барбитуратами). Эти симптомы отмены — такие, как белая горячка (галлюцинации и возбуждение) — можно ослабить при помощи бензодиазепинов (хотя их применение чревато вторичной зависимостью). Исходя из этого, избегание алкоголя может поддерживаться назначением дисульфирама под наблюдением врача, что может вызвать у индивидов болезненную реакцию при приеме алкоголя. Эта и любые другие формы аверсивной терапии могут выступать лишь кратковременными мерами, ибо контоль осуществлять трудно, а алкоголь употребляем повсеместно. Когнитивные подходы могут помочь индивиду избежать самообмана и сигналов, приводящих к употреблению алкоголя, или даже сделать его способным к умеренному потреблению. Групповая поддержка равных — например, Анонимные алкоголики — может помочь только при условии, если индивид остается в группе (многие выбывают).

Никотин

Никотин является вызывающим привыкание стимулятором, содержащимся в табаке, который можно нюхать, жевать или курить. Курение вызывает наибольшее привыкание и представляет собой самую гибельную форму потребления табака, неся ответственность примерно за каждую шестую смерть в мире. Оно приводит к хроническим заболеваниям легких, бронхиальным осложнениям и тесно связано со многими формами рака, вероятность которых во много раз возрастает при сочетании табака с алкоголем.

Главными причинами курения выступают моделирование поведения и давление референтной группы; то обстоятельство, что курение опасно для здоровья, попросту добавляет ему привлекательности в глазах детей и подростков. Это как раз те самые люди, которые обладают наибольшим шансом избежать образования привычки, не начиная курить. Поначалу курение очень неприятно и требует настойчивого употребления, чтобы превратиться в привычку, поэтому не начинать курить легко. Наверное, в реальных кинематографических героев следует стрелять, когда они тянутся за сигаретой, или же они должны проигрывать поединки, заходясь кашлем. Отказу от курения может способствовать никотиновый пластырь, помогающий устранить первоначальные симптомы отмены, но для того, чтобы справиться с привычкой, нужны великая решимость и позитивное мышление, иначе получается, что слишком много людей «бросают бросать».

Расстройства, вызванные употреблением других веществ

Количество употребляемых психоактивных веществ необычайно велико, и каждое вещество обладает весьма специфическими особенностями. Ниже приводится избирательный перечень веществ, в котором отражены некоторые из категорий классификационной системы.

  • Опиаты являются алкалоидами, экстрагированными из опия. Они относятся к депрессантам ЦНС и иногда именуются «наркотиками» (narcotics) или «джанком», вызывая седативный эффект и облегчение боли; данное действие нашло медицинское применение при использовании морфина. Героин был получен из морфина в 1874 г. и добавлялся в микстуры от кашля и детские лекарства, но впоследствии зарекомендовал себя как самый наркогенный из опиатов, поскольку вызывает немедленную и стойкую эйфорию, не свойственную прочим веществам. Похоже, что отдельные индивиды используют его спорадически, обычно курят, или приобретают привычку к внутривенным инъекциям, которые делают себе (не повышая дозу) годами без видимых последствий для здоровья. Как правило, это люди из среднего класса, которые держатся за свою работу и здоровье, сторонясь криминального мира и загрязненных наркотиков. Гораздо большее число индивидов становится жертвой цикла, который включает в себя растущую потребность в наркотике, потерю работы, преступную деятельность и подорванное здоровье. Отмена кратковременна, но психологически мучительна. Однако героин разрушает в организме системы вознаграждения и болевых ворот и оказывает мощнейшее вовлекающее воздействие на восприимчивых индивидов, которые вступают в его субкультуру; как написал Уильям Берроуз, «Джанк — идеальный продукт, конечный товар. Уговоров не нужно. Клиент будет ползать по помойкам и побираться, чтобы купить» (Burroughs, 1959, p. 9).
  • Кокаин вызывает уверенность и прибавляет жизненных сил, являясь стимулятором с анестезирующим и кратковременным эйфорическим эффектом, похожим на тот, что наблюдается при гипомании, что сделало популярной его «нюхательную» форму для тех, кто в состоянии себе это позволить. Кокаин аддиктивен, но в меньшей степени, чем опиаты. Однако полученное в ходе его кристаллизации при помощи эфира «чистое основание», или крэк, если его выкурить, вызывает высоко аддиктивную кратковременную эйфорию.
  • Амфетамины являются стимуляторами (например, метедрин), повышающими живость, энергию и выносливость, а также приводят к субъективному ускорению психической деятельности — отсюда их уличное название, «скорость» («speed»). Они высоко аддиктивны и предрасполагают к «злоупотреблению на уикендах». Они приводят к опасной перегрузке сердечно-сосудистой системы и могут повлечь за собой спутанные параноидные состояния, напоминающие психоз. Кофеин порождает похожий, но более слабый эффект, и употребляется в качестве стимулятора в виде кофе. Его также добавляют в безалкогольные напитки, что может впоследствии привести к повышенному потреблению одновременно этих напитков и кофе и может частично объяснить повышенное предпочтение амфетаминов в молодежной среде.
  • МДМА и МДА являются стимуляторами с галлюциногенными свойствами, которые были впервые синтезированы приблизительно в 1910 г., но стали ассоциироваться с электромузыкальной танцевальной культурой 1980-х гг., и в результате был закреплен их нелегальный статус. В настоящее время миллионы молодых людей еженедельно принимают экстази (как названы эти наркотики), переживая галлюцинации, повышенную эмпатию, прилив энергии и безостановочное стереотипное движение, не в состоянии высвободиться из танцевальной среды (в расслабленной обстановке эффект гораздо более «мирный»). Смертельные реакции крайне редки, осложнения связаны с обезвоживанием и тревогой, но было отмечено небольшое число краткосрочных патологических эффектов. Долговременные эффекты в общем-то неизвестны, и постоянные потребители выступают здесь в качестве «неконтролируемых испытателей препарата», который способен нанести потенциальный ущерб серотонинэргической трансмиттерной системе.
  • ЛСД был синтезирован в 1938 г. и является очень мощным галлюциногеном, всего 50 микрограммов которого вызывают глубокие нарушения временного, зрительного и другого сенсорного восприятия, а состояние измененного сознания продолжается до 12 часов. На переживания могут повлиять ожидания, присутствие «проводника» и предвосхищающая тревога или психическое расстройство — так, что тревога и предчувствие приводят к панике или паранойе: «скверному путешествию» (bad trip), требующему назначения транквилизаторов. Скрытое психическое нарушение может обостриться под действием ретроспективных вспышек (возвращение переживаний после того, как вещество уже давно было выведено из организма) или попыток «летать». Большинство нормальных индивидов получает удовольствие от глубоких, подчас духовных, переживаний (по ходу которых они не осмеливаются приблизиться к открытому окну), но они, как правило, никогда не хотят повторить первый опыт. Употреблению ЛСД ради облегчения душевной и физической боли, которую испытывают безнадежные больные, был положен конец из-за криминализации препарата. Оно не связано с риском развития физической зависимости, которая влечет истощение эндогенных веществ, хотя тревожные и неуравновешенные индивиды продолжают попытки проделать «приятное путешествие». Аналогичные переживания отмечаются при приеме мескалина и псилоцибина.
  • Конопля поступает во многих формах («травка» или «гашиш»), содержащих единый активный ингредиент, дельта-9-тетрагидроканнабинол (ТГК), который обладает стимулирующими и галлюциногенными свойствами. Ее можно употреблять внутрь с пищей или кофе, etc., что достаточно безобидно с соматической точки зрения, но эффекты могут быть непредсказуемыми по времени возникновения и выраженности. При курении конопли эффекты более кратковременны, лучше контролируются, но сочетаются с очень серьезным риском для здоровья из-за курения. Действие наркотика проявляется в мягкой эйфории, временном и перцептивном искажении; потребители обычно спокойны и погружены в себя (действие, обратное действию алкоголя). ТГК накапливается в жировой ткани, порождая обратную толерантность, означающую, что регулярным потребителям нужно меньшее количество, и потому это вещество не вызывает физической зависимости. Предполагается, что оно имитирует эндогенный мозговой химический продукт анандамид. Вышеприведенные доводы в пользу декриминализации можно дополнить призывами к медицинскому использованию конопли для снижения тошноты при лечении рака, внутриглазного давления при глаукоме, страданий при рассеянном склерозе и для улучшения состояния при СПИДе (например, Salan et al., 1975).
  • Злоупотребление прописанными лекарствами особенно характерно для женщин, помимо этого, препараты продаются и на черном рынке. Барбитураты применялись с целью достижения седативного эффекта (депрессанты ЦНС), но сейчас прописываются реже, поскольку являются высокоаддиктивными с очень тяжелыми эффектами отмены, вплоть до летального исхода. Их действие потенцируется алкоголем, и они обладают очень высокой токсичностью (приводя к большей смертности, чем героин). Бензодиазепины (анксиолитики) широко используются при лечении тревожных расстройств, поскольку обладают очень низкой токсичностью, но в долгосрочной перспективе порождают зависимость, связанную с незаметным повышением тревоги при отмене. Аналогичным образом, приветствовалось появление флюоксетина (Прозак), селективного ингибитора обратного захвата серотонина с антидепрессивным действием. Надежных свидетельств о серьезных побочных эффектах пока нет.

Проблемы этиологии и лечения расстройств, вызванных употреблением психоактивных веществ

В совершенном мире никто не стал бы пробовать наркотики или злоупотреблять психоактивными веществами, и зависимость от них не смогла бы возникнуть. Однако мы живем в мире, который отличается стремительным ростом употребления и злоупотребления различными субстанциями. Помочь справиться с ситуацией могут просвещение и терпимость. Пропаганда и репрессии могут попросту усугубить ситуацию, как это произошло в 1920-х гг. в США в период «сухого закона», которым был запрещен алкоголь. Некоторые индивиды могут быть более подвержены риску аддиктивного поведения, унаследовав большую толерантность, страдая сопутствующими психическими расстройствами, находясь в высококонфликтном окружении, плохо перенося стресс, чаще попадая в провоцирующие ситуации или будучи просто впечатлительными натурами. Таких индивидов необходимо выявлять и целенаправленно воздействовать на них. Для выявления лиц с биологической предрасположенностью к злоупотреблению психоактивными веществами исследовались некоторые аномалии вызванных потенциалов головного мозга (особенно P3), в их отношении к алкоголю и ныне — к другим субстанциям (см. Brigham et al., 1995). Что касается таких факторов риска, как экспозиция (доступность), стресс и моделирование (подражание), то понятно, что общество не должно ни ставить коммерческие интересы превыше здоровья будущих поколений, ни смешивать понятия опасности, престижа, преступности и злоупотребления, особенно в умах молодежи.

Лечение расстройств, вызванных злоупотреблением психоактивными веществами, обычно включает в себя детоксикацию в сочетании с консультированием и поддержкой со стороны референтной группы. Тем не менее, с различными притязаниями на успех, к лечению этих расстройств был подключен весь комплекс лечебных методик — например, замена метадоном или портативные шоковые устройства для героиновой наркомании. Единственным высокоэффективным средством от этих расстройств является неуклонная решимость радоваться жизни, не употребляя психоактивных веществ.

Резюме

Имеется много психоактивных веществ, к некоторым из которых организм может сделаться толерантным, что приводит к абстиненции, которая мотивирует к их дальнейшему употреблению, или зависимости. Если дальнейшее употребление вещества нарушает функционирование, то в этом случае речь идет о наркомании, которая отличается от злоупотребления или спорадического чрезмерного употребления. Тремя наиболее опасными для организма субстанциями являются табак, алкоголь и пища. Злоупотребление пищей открывает один из путей к изучению нарушений пищевого поведения. Большинство субстанций различается по своим чистоте, токсичности и общему ущербу, который они наносят, а проблема законности может препятствовать лечению зависимости от некоторых веществ. В широком смысле психоактивные вещества подразделяются на депрессанты, стимуляторы и галлюциногены, причем те, что относятся к двум первым группам, нарушают эндогенную систему вознаграждения человека, вызывая, в отличие от галлюциногенов, физическую зависимость.

И алкоголь, и никотин часто оказываются причиной смерти и являются высокоаддиктивными. Другие вещества, становящиеся предметом злоупотребления, включают опиаты, кокаин, амфетамин, МДМА, ЛСД, коноплю и лекарства (например, барбитураты). Несмотря на возможность биологических предрасполагающих факторов, злоупотреблению психоактивными веществами способствуют: доступность, влияние средств массовой информации и социальное одобрение (попустительство); что касается лечения, то его успех в огромной степени зависит от воли злоупотребляющего.