Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Судебная экспертиза.
Зинин А.М., Майлис Н.П.
М., 2002, стр. 226-242.

 

Глава 7. Психологические основы деятельности судебного эксперта

§ 2. ВНУТРЕННЕЕ УБЕЖДЕНИЕ ЭКСПЕРТА И ОСОБЕННОСТИ ЕГО ФОРМИРОВАНИЯЯ

 

Внутреннее убеждение эксперта является субъективным результатом его психологической деятельности при производстве экспертизы. Оно основывается на объективных результатах проведенного им исследования [1].

Внутреннее убеждение, по определению П.Ф. Пашкевича, "есть чувственное выражение того, что мы познали предмет, что имеются достаточные доказательства истинности наших знаний о предмете" [2].

По своему характеру убеждение эксперта - весьма сложное и многогранное образование. Оно имеет ряд тесно связанных между собой аспектов, в частности гносеологический, логический и психологический [3].

Гносеологический аспект означает, что убеждение эксперта представляет собой отражение в его сознании предмета исследования в соответствии с характеризующими его свойствами, которые он установил, выявил в результате исследования объектов, представленных на экспертизу.

Оно включает гносеологическую и психологическую стороны [4].

Гносеологическую познавательную сторону определяют знание экспертом природы изучаемого объекта и его представления о закономерностях существования и проявления свойств объекта, соответствующие действительности. Однако всякое знание неизбежно окрашивается эмоционально-волевыми элементами, что связано с желанием, и стремлением понять изучаемое явление, факт. Поэтому знание об объекте воспринимается и оценивается каждым экспертом внутренне ("для себя"), как личная уверенность, убеждение, которые служат опорой в практических действиях эксперта и формулируемых им выводах по результатам исследования. Внутреннее убеждение эксперта формируется постепенно, складываясь на протяжении всего исследования. Оно базируется на специальных знаниях эксперта и предопределяется получаемыми результатами. Внутреннее убеждение является результатом познавательной деятельности эксперта. Оно означает свободу, автономность в формировании своего отношения к результатам исследования и изложению выводов.

Эксперт должен быть уверен, что использованные им методы позволили объективно и правильно установить особенности объектов экспертизы и что его выводы логически вытекают из них, а сделанное на их основе заключение является единственно возможным [5].

Однако само по себе внутреннее убеждение не может служить достаточным основанием истинности выводов, достоверности устанавливаемых экспертом фактов, оно должно строиться на результатах исследования.

Несмотря на спой субъективный характер, внутреннее убеждение основано на фактах объективной реальности и поддается соответствующей проверке.

Субъективная оценка эксперта протекает в соответствии с законами и приемами логики, понятиями и методическими положениями науки криминалистики.

Таким образом, внутреннее убеждение предполагает единство объективных и субъективных моментов. Содержание его - это преломление общих теоретических положений и эмпирических наблюдений при оценке конкретных результатов исследования, подведении итогов экспертизы и формулировании выводов. Оно основывается на объективных данных исследования, и при этом учитываются возможности методов экспертизы и технических средств, конкретные результаты их применения [6].

У эксперта имеется возможность проверить результаты своих предварительных сведений путем использования инструментальных методов и средств эксперимента, который позволяет убедиться в достоверности выводов.

На отдельных этапах исследования, применяя инструментальные методы и средства, эксперт всегда ставит частные конкретные задачи. Поэтому совпадение положений цели и полученного результата является важнейшим элементом проверки правильности ранее сделанных частных выводов и общего заключения эксперта по поставленному вопросу. В последующем эксперт использует такое сопоставление и соответствие результатов в качестве основы для оценки данных, получаемых при производстве других экспертиз.

В логическом плане убеждение субъекта, как правило, представляет собой выводное знание, результат его творческих суждений и умозаключений об установленных в процессе исследования свойствах и особенностях объектов экспертизы. Логический компонент убеждения эксперта непосредственно связан с психикой человека, представляя собой одну из разновидностей его мыслительной деятельности в форме умозаключения.

С точки зрения психологической, убеждение эксперта представляет собой органическое сочетание объективных и субъективных факторов.

Объективные факторы заключаются в том, что сознание эксперта правильно отражает действительность и сформировавшееся у него чувство уверенности в правильности этого базируются на проведенных им исследованиях, выполненных в соответствии с методиками, разработанными на основе закономерностей науки, специалистом которой он является.

Психологический аспект проявляется в том, что деятельность эксперта неразрывно связана "с его волей, эмоциями, интеллектуальной активностью. Убеждение эксперта отражает присущие ему как личности особенности высшей нервной деятельности, характеризующие его психические процессы и направленность.

Убеждение эксперта в психологическом плане представляет собой сформировавшееся у него психическое состояние уверенности в том, что изложенные в его заключении выводы о результатах исследований, проведенных на основе его специальных познаний, отражают объективную реальность или же что современный уровень науки либо недостаточность материалов не позволяют дать категорический ответ на поставленный вопрос или решить его [8].

Экспертное исследование является творческим процессом, в котором важнейшее место принадлежит таким психологическим факторам, как восприятие, запоминание, представление, а также существенное значение в характеристике этого процесса имеют логические операции и интеллектуальные чувства.

К интеллектуальным чувствам относится, в частности, чувство удовлетворенности при уясненных результатах исследования и неудовлетворенности, если оно не дало ожидаемых результатов.

В процессе исследования большое значение имеет интуиция эксперта и другие виды эвристического мышления, как компоненты его познавательной деятельности.

Эвристическое мышление особенно значимо, когда исследуемая связь явлений еще полностью не выявлена, но у эксперта возникает предположение о характере этой связи, не являющееся логическим результатом перебора всех возможных вариантов такой связи. Это положение базируется на интуиции эксперта, т.е. на чутье, проницательности, непосредственном постижении истины без логического основания, основанное на предшествующем опыте [9]. Оно является основанием для построения гипотезы, проверка которой должна либо подтвердить, либо опровергнуть правильность предположения.

Одним из интеллектуальных чувств, способствующих формированию экспертного убеждения, является сомнение, которое особенно интенсивно проявляется в тех случаях, когда проверяемые экспертные версии сталкиваются с противоречащими им фактами. Сомнение побуждает эксперта к дальнейшей проверке полученных фактических данных, к выдвижению и проверке новых гипотез для того, чтобы убедиться в правильности своих выводов или опровергнуть их.

Следующим элементом процесса формирования убеждения является мыслительная деятельность эксперта в виде логических операций, в результате которых он приходит к умозаключениям о значении выявленных особенностей, признаков и свойств объектов экспертизы для ответа на поставленные вопросы.

Оценка экспертом результатов исследования объектов экспертизы является весьма сложным мыслительным процессом, в котором реализуются предшествующие этапы его познавательной деятельности.

Вывод эксперта, отражающий его убеждения, формируется в виде оценочного суждения о значении информации, полученной об объекте экспертного исследования и умозаключения, сделанного на ее основе.

И хотя оценка результатов исследования осуществляется экспертами, имеющими различные способности, опыт работы и психические качества, она должна быть основанной на одинаковых для них как специалистов научных положениях и объективных данных, выявленных путем анализа, сравнения, синтеза и других методов, применяемых в логике при построении выводов.

А.Р. Шляхов отмечает, что "синтез результатов исследования может и должен быть у экспертов принципиально одинаковым, объективным, независимо от их личного опыта и субъективных возможностей".

Хотя психологический процесс возникновения у эксперта уверенности в правильности своих выводов основан на объективных данных исследования и их оценке в результате логических операций и умозаключений, на данный процесс могут оказать воздействие факторы, не имеющие непосредственного отношения к исследуемым объектам. Эти факторы могут побудить эксперта усомниться в собственных выводах или принять неправильное решение.

Прежде всего, это внушение, представляющее собой такое психологическое воздействие на человека, в результате которого он некритически, как свои собственные, воспринимает мысли и свойства другого. Такое воздействие подразделяется на прямое и косвенное. Для последнего характерно то, что косвенное воздействие не всегда осознается не только тем, на кого оно оказывается, но и воздействующим на эксперта лицом.

Такое воздействие может явиться результатом беседы эксперта со следователем, который сообщает ему, что вопрос, подлежащий исследованию, уже решен с помощью других доказательств и эксперт своим заключением только подтвердил это. Непреднамеренным внушением может оказаться и беседа с более опытным экспертом, к которому данный эксперт обратился за советом.

Мнение более опытного эксперта полезно, но оно должно основываться на совместном изучении материалов конкретной экспертизы, а не просто мнении более опытного коллеги, исходящего из его практики проведения подобного исследований.

На формирование убеждения может оказать отрицательное влияние и подражание, когда, вместо того, чтобы самостоятельно прийти к определенному выводу, недостаточно добросовестный или опытный эксперт начинает изучать заключения по аналогичным экспертизам и, механически подражая им, строить свои выводы.

Эксперт в начале исследования изучает материалы дела. Влияние знакомства с этими материалами может оказать существенное влияние на формирование убеждения, поскольку в нем содержатся оценочные суждения и фактические сведения о значении для расследования тех объектов, которые направлены на экспертизу. В таких случаях эксперт может прийти к выводу не на основании своих специальных познаний, а в результате общей оценки материалов дела [10]. Поэтому для обеспечения нормального процесса формирования убеждения эксперта достаточно ознакомить его с материалами дела только в тех пределах, которые относятся к объекту экспертизы или обстоятельствам, которые могут помочь эксперту в его исследованиях, в частности объяснить происхождение отдельных признаков и свойств исследуемых объектов, имеющих значение для правильной оценки результатов экспертного исследования [11].

Косвенным внушением может быть воздействие на эксперта выводов, полученных при помощи ЭВМ, если они воспринимаются им без надлежащей проверки.

В заключении эксперта находит свое отражение не только сформировавшееся у него убеждение, но также раскрывается процесс его формирования.

В исследовательской части заключения должны найти свое отражение данные о примененных методах исследования, о полученных с их помощью результатах и сделанных на этой основе выводах, чтобы при необходимости можно было их проверить.

 

В заключительной части сформированные выводы должны логически вытекать из исследовательской части заключения и являться словесным выражением убеждения эксперта.

В завершение рассмотрения вопроса о природе внутреннего убеждения, особенностей его формирования и факторах, влияющих на этот процесс, необходимо подчеркнуть, что его базисом является процессуальная самостоятельность эксперта как по отношению к органу, назначившему экспертизу, так и по отношению к руководителю экспертного учреждения. Процессуальная самостоятельность, независимость эксперта являются важной гарантией свободы его внутреннего убеждения, а следовательно, и гарантией принятия соответствующего этому убеждению решения. Она также является гарантией объективности его заключения.

Таким образом, убеждение эксперта складывается из многих факторов. Оно основывается на проведенном исследовании, изучении представленных образцов, экспертных экспериментах и, при необходимости, материалов дела.

Эксперт анализирует весь технологический процесс, иллюстрации выявленных, в том числе совпадающих признаков, удостоверяется, насколько они наглядны и убедительны для восприятия участниками судопроизводства и подтверждают ли достоверность сформулированных выводов.

Свое познавательное и оценочное суждение эксперт строит:

- на выдвижении рабочих гипотез;

- на правильности решения им задачи в объеме его специальных познаний и существующих методик ее решения;

- на обоснованности и надежности выбранных методов, технических средств и правильности их использования.

Главное понимание и оценка, например, закономерностей механизма возникновения следа (объекта) зависит от профессиональной подготовки и накопленного опыта. Эксперт, имеющий высокую квалификацию соответственно ясно и четко формулирует выводы. Эти два свойства - "ясность" и "четкость" - следует вырабатывать в своей деятельности каждому эксперту, т.к. экспертные выводы не должны иметь двойственное толкование.

Формулирование выводов происходит на двух условных уровнях.

По ходу исследования эксперт формирует определенное мнение об установленном суждении, признаках и т.п. Это суждение является промежуточными выводами.

После проведения экспертизы в целом складывается общее мнение (суждение) и формулируются окончательные выводы.

Рассмотрим основные формы выводов, часто встречающихся и используемых в экспертной практике.

Идентификационные категорические положительные или отрицательные выводы, формулируемые как при установлении общеродовой или групповой принадлежности, так и при решении вопроса о тождестве.

Диагностические выводы: формулируются в случаях, когда объект известен, то есть существующий класс его четко определен и необходимо уяснить его свойства и состояние; время (давность) изготовления объекта, каково было его первоначальное состояние; механизм образования следов и возможность такового в конкретных условиях. Например, твердость следовоспринимающей поверхности значительно превышает твердость следообразующей, что соответственно исключает саму возможность образования (оставления) следа этим предметом (объектом); время (давность) оставления следов; способ и последовательность, в том числе направление, нанесение повреждений или образование следов, и т.п.

Вероятные выводы формулируются, например, в случаях недостаточности информации о выявленных признаках при идентификации, касающейся единичного, конкретного объекта (факта).

Следует четко дифференцировать выводы о родовой (групповой) принадлежности от вероятного вывода. В первом случае выводы формулируются в категорической форме. Нежелательность формулирования выводов в вероятной форме обусловлена, прежде всего, тем, что в отличие от категорических, даже если они касаются родовой (групповой) принадлежности или об общем источнике происхождения, не говоря уже об установлении индивидуально-конкретного тождества, они не обладают определенным доказательственным значением. Поэтому использование таких выводов следователями (судами) весьма ограниченно. Они могут им оказать помощь при проверке выдвигаемых версий, при установлении существования факта и т.п.

Если же эксперт все-таки формулирует вывод в вероятной форме, то он должен его, также как и при категорическом суждении, обосновать. Только при достаточной совокупности достоверно установленных промежуточных данных и высокой степени вероятности можно формулировать такие выводы.

В криминалистической литературе некоторые авторы1 предлагают выделить в самостоятельный подвид классификационные выводы. Такие выводы способствуют правильной оценке полученной информации как при решении идентификационных, так и диагностических задач. В последних случаях классификационные выводы являются промежуточными, например при установлении факта принадлежности к определенной категории (наркотики, холодное оружие и т.д.). Как свидетельствует экспертная практика, классификационные выводы в большей степени используются в материаловедческих (КЭМВИ) экспертизах и др.

Психологические особенности деятельности комиссии экспертов по производству комплексных судебных экспертиз

Для производства комплексных судебных экспертиз создается комиссия экспертов, которая представляет собой формальную группу временного действия из экспертов разных специальностей одного или разных учреждений.

Такое кратковременное объединение экспертов создается либо решением следователя (суда), назначившего экспертизу, либо распоряжением руководителя экспертного учреждения, в которое поступило постановление о назначении комплексной экспертизы. Факт создания -комиссии, включения в ее состав является для членов комиссии не зависящим от их желаний, устремлений, привязанностей. Данное обстоятельство может порождать определенные трудности во взаимодействии, взаимоотношениях членов группы экспертов. Оно предполагает, что руководитель экспертного учреждения должен обращать особое внимание при создании комиссии экспертов на процессуальные, организационные и этико-психологические аспекты, чтобы обеспечить ее успешную работу.

Основными составляющими [12] успешного взаимодействия группы экспертов являются:

- формальное равенство всех членов комиссии, отсутствие служебной зависимости друг от друга;

- необходимость координирования интеллектуальной деятельности всех членов комиссии и принятия коллективного решения;

- сочетание индивидуальных и совместных действий членов комиссии;

- согласование самостоятельных решений, принятых независимо от других членов комиссии, с окончательным коллегиальным решением;

- принятие в отдельных случаях решения в условиях эмоционального напряжения, связанного с расхождением в оценках выявленных признаков членами комиссии;

- преодоление волнения (особенно это касается молодых по возрасту и опыту работы экспертов) при выполнении исследования в присутствии других членов комиссии (боязнь проявить неловкость в приемах исследования, обнаружить недостаток знаний) и т.п. [13]

При организации работы комиссии необходимо добиться совместимости ее членов, что обеспечивает их взаимодействие, сплоченность, а также обуславливает единодушие, взаимопонимание и взаимоуважение.

В создании обстановки слаженной работы комиссии экспертов большую роль играет ведущий эксперт, назначаемый из членов комиссии. Его организационные функции предусматриваются ведомственными нормативными актами.

Ведущий эксперт не имеет перед другими членами комиссии каких-либо процессуальных преимуществ. Он является организатором работы комиссии. В его обязанности входит умение наметить подлежащие решению экспертные подзадачи, определить сроки и методы их решения, убедить экспертов в возможности достижения цели, проконтролировать сроки выполнения этапов работы, следить за сохранностью объектов, материалов дела и т.п. По ходу исследования проявляется обратная связь, когда эксперты, получив результаты, сопоставимые между собой, соотносят их с указаниями ведущего эксперта.

Обычно функции ведущего выполняет эксперт, пользующийся у остальных членов комиссии наибольшим авторитетом в силу его знаний, опыта, организаторских способностей, нравственных и психофизиологических качеств.

Для комиссии экспертов как коллектива характерны равенство прав и независимость всех ее членов. В то же время групповая деятельность невозможна без организующей и координирующей силы, которая определяет и направляет действия группы. Такой организующей силой и должен являться ведущий эксперт.

Коллегиальность - управляемый процесс обсуждения и принятия коллективного решения. Но функции управления не могут быть заменены или поглощены самоуправлением, поэтому в любом коллективе должен быть формальный или неформальный руководитель, который и осуществляет управленческие функции.

Наибольшее значение в работе комиссий экспертов имеет ее устойчивость, предполагающая сопротивляемость внутренним разрушающим силам: противоречиям между членами комиссии, их индивидуалистическим тенденциям и т.д. Устранение подобных тенденций и возлагается на ведущего эксперта.

Ведущий эксперт не всегда может стать неформальным лидером группы. В этой роли может выступать другой эксперт, как правило, наиболее авторитетный.

Наличие двух лидеров - назначенного и неформального - не должно восприниматься отрицательно и не обязательно менять ведущего эксперта, ставя на его место неформального лидера. Более того, разделение функций (управление комиссией и лидерство в ней как в группе) способно принести больше пользы, чем вреда. Важно только, чтобы в этой ситуации ведущий эксперт не поддавался нездоровому духу соперничества, не испытывал зависти к лидеру, а наоборот, вместе с ним стремился к созданию благоприятного климата в коллективе, способствующего успеху общей деятельности [14].

Психологическая сторона деятельности ведущего эксперта в составе комиссии имеет существенное значение [15]. С учетом его роли ведущий эксперт должен удовлетворять определенным этико-психологическим требованиям: быть целеустремленным при решении главной задачи, обладать чувством долга, сочетающегося с профессиональными навыками и мышлением; уметь применять свои знания на практике и обучать этому других, владеть приемами и методами организации работы комиссии экспертов.

Ведущий эксперт никогда не должен рассчитывать на то, что сам факт его назначения обеспечит ему авторитет в группе экспертов, - многое зависит от личностных его качеств. С этических позиций деятельность ведущего эксперта основывается на самоанализе, объективной оценке своих поступков, знаний, профессионального опыта, умении устанавливать и поддерживать контакт в коллективе, отказе от предвзятости в суждениях, стремлении добиться взаимопонимания и доверия.

Особое внимание руководитель, группы экспертов должен обращать на их индивидуальные этико-психологические особенности. Следует учитывать, что одни из них могут недоверчиво относится к результатам, полученным другими, отличаться стремлением все проверить лично; другие напротив, постоянно сомневаются в своих познаниях, готовы присоединиться к чужому мнению. Таких членов комиссии ведущий эксперт должен поддерживать и помогать им утвердиться в собственном мнении.

Комплексная экспертиза, как и комиссионная, - единый динамический процесс. Подчеркивая данное обстоятельство, Г.Л. Грановский [16] перечисляет следующие ее фазы: уяснение и обсуждение задачи, изучение каждым экспертом материалов дела, выдвижение и обсуждение версий (гипотез), выбор методов и средств исследования, его планирование и координация, все фазы раздельного и совместного исследования, оценка результатов, формирование раздельных и общих выводов, оформление экспертизы.

Наиболее сложным и ответственным моментом при производстве комплексной экспертизы является оценочная деятельность комиссии экспертов.

Для экспертного исследования вообще и производства экспертиз с использованием комплексности, в частности, особенно важным является понимание того, что оценка и формирование вывода - процесс постепенный [17]. Оценочная мыслительная деятельность происходит на протяжении всего исследования: неоднократное возвращение от синтеза к анализу, постепенное накопление информации и формирование промежуточных выводов, совокупность которых приводит в конечном итоге к выводу, являющемуся ответом на вопрос, составляющий главную задачу.

Для оценочной деятельности при производстве комплексной экспертизы характерна согласованность результатов проведенного исследования.

Под согласованностью в данном случае понимают не отсутствие значительных расхождений в результате допущенных ошибок, а сочетаемость уровня исследования и фактических данных, реализованная способность использовать точные результаты исследования, полученные с помощью новейших технических средств; координирование технологии получения результатов с приемами и методами их оценки [18].

Оценке окончательных результатов способствует взаимное ознакомление членов комиссии с ходом исследования и получаемыми промежуточными результатами. Задача данного этапа в том, чтобы увязать результаты исследования с оценкой их каждым экспертом, тем более, что расхождения возможны.

От экспертной комиссии требуется обсудить и выяснить сущность как совпадений, так и несовпадений результатов, чтобы в итоге прийти к "групповому убеждению", которое должно являться отражением осознанного убеждения каждого эксперта.

При формировании коллективного убеждения следует опасаться внушаемости, т.е. навязывания комиссии мнения нескольких ее членов или одного, наиболее авторитетного. Должно соблюдаться равенство и служебная независимость друг от друга.

Каждый из участников комиссии должен быть готов к тому, что его мнение может вызвать возражение и он должен быть в состоянии объективно воспринять эти возражения. Психологическая подготовка, моральные, профессиональные качества эксперта должны помочь сохранить ему гибкость мышления, и, в конечном счете, -обеспечить взаимодействие с членами комиссии.

Таким образом, при производстве комплексных экспертиз в равной мере опасны как конформизм, беспринципность членов комиссии, так и излишняя самоуверенность каждого из них. Коллективное, "групповое", убеждение должно являться отражением осознанного убеждения каждого члена коллектива, а самоубеждение - основываться на профессиональных знаниях эксперта, на знаниях из области пограничных к его специальности наук, на убежденности в достоверности результатов, полученных как им самим, так и экспертами другой специальности.

 


1. Арсеньев В.Д. К вопросу о внутреннем убеждении судебного эксперта // Труды ВНИИСЭ. - М., 1973, вып. 5, с. 147.

2. Пашкевич П.Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. -М., 1961, с. 64.

3. Яковлев Я.М. Цитир. произв., с. 70.

4. Шляхов А.Р. Структура экспертного исследования и гносеологическая характеристика выводов эксперта-криминалиста. Труды ВНИИСЭ. - М., 1972, вып. 4, с. 93.

5. Яковлев Я.М. К вопросу о формировании убеждения судебного эксперта // Сб. Правовые и методологические проблемы судебной экспертизы - М , ВНШ1СЭ, 1974, вып. 10, (.70.

6. Шляхов А.Р. Структура экспертного исследования и гносеологическая характеристика выводов эксперта-криминалиста. Труды ВНИИСЭ. - М., 1972, вып. 4. с. 94.

7. Яковяев Я.М. Цитир. произв., с 72.

8. Словарь иностранных слов. - М , 1088.

9. Галкин В.М. Средства доказывания в уголовном процессе, ч. 3. -М, ВНИИСЭ, 1970, с. 29.

10. Яковлев В М Цитир против , с 74

11. Орлов Ю.К. Формы выводов эксперта. - М., 1981.

12. Основы судебной экспертизы, ч. 1, с. 195.

13. Грановский Г.Л. Некоторые психологические проблемы комплексной экспертизы / Теоретич. и метод, суд. экспертизы: Сб. научн. гр. ВНИИСЭ. - М., 1984.

14. Основы судебной экспертизы, ч. 1, г. 310.

15. Яковлев Я.М. Психологические особенности комиссии судебных экспертов: Материалы научи, практ. конф. - Рига, 1976; Берзап В.Ф, и др. Психологические аспекты формирования и организации деятельности комиссии экспертов, проводящих комплексную экспертизу / Криминалистика и суд. экспертиза, - Киев., 1985, вып. 31.

16. Грановский ГЛ. Цит. произв.

17. Основы судебной экспертизы, ч. 1, с. 312.

18. Основы судебной экспертизы, ч. 1, с. 196.