Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Энциклопедия юридической психологии.
Под ред. А.М. Столяренко.
М., 2003. Стр. 192-193.

 

Глава 6. Психология предварительного следствия.

Психология судебной экспертизы.

Новое, недостаточно разработанное направление юридической психологии. Судебно-экспертная деятельность, исходя из ее места в уголовном/гражданском процессе, призвана выявлять новые доказательственные факты в результате применения специальных познаний к объекту исследования. Главной особенностью, отличающей С.Э. от иных видов применения специальных познаний (например, научного исследования), является регламентация деятельности эксперта нормами УПК, ГПК и АПК РФ, ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В частности, эксперт наделен правами и обязанностями, содержание и структура его заключения определена соответствующими статьями указанных законодательных актов. Кроме того, в своей деятельности эксперт освобожден от функции сбора материала, являющегося объектом исследования, но, при этом, сохраняет относительную самостоятельность в определении и выборе видов и методов исследования. Особой отличительной чертой С.Э. является ее ретроспективный характер. Так, в результате исследования объектов, предоставленных в распоряжение эксперта, устанавливаются доказательственные факты, позволяющие воссоздать действительную картину происходивших в прошлом событий. Одним из отличительных признаков С.Э. является наличие специального субъекта экспертизы, которым является лицо, назначенное для ее производства и удовлетворяющее определенным требованиям (главные из них – компетентность и незаинтересованность в исходе дела). При этом судебный эксперт как субъект судебно-экспертной деятельности может выступать одновременно в трех ипостасях: как носитель специальных познаний (собственно эксперта); как исполнитель процессуальной роли эксперта (будучи назначенным органом, вынесшим постановление/определение о назначении экспертизы); как представитель экспертной профессии (если он является сотрудником государственного экспертного учреждения). Судебно-экспертная деятельность осуществляется главным образом посредством познавательной, конструктивной, организационной и коммуникативной деятельности. Особенностью познавательной деятельности эксперта является ее, как правило, прикладной характер. Во-первых, проводимые исследования осуществляются для решения конкретных задач, вытекающих из поставленных органом, назначившим С.Э., вопросов. Во-вторых, познавательная деятельность эксперта направлена на обнаружение конкретных явлений/свойств исследуемого объекта в то время, как общие закономерности данных явлений/свойств эксперту, как носителю специальных познаний, известны до проведения исследования. Т.е. проводимое в ходе экспертизы исследование призвано только подтвердить наличие или отсутствие искомого явления/свойства в исследуемом объекте и сделать доступным для восприятия. В-третьих, задача экспертного исследования заключается в установлении доказательственных фактов в отношении событий, уже происшедших и возникновение которых могло быть следствием самых разнообразных причин. Конструктивная деятельность эксперта предполагает планирование предстоящей экспертной деятельности. Она включает в себя в рамках конкретной экспертизы планирование предстоящих исследований, их последовательности, методики исследования, необходимых экспериментов. В тех случаях, когда экспертная деятельность является для носителя специальных познаний профессиональной, конструктивная деятельность имеет и перспективную направленность: планирование выполнения других экспертных исследований, находящихся в его производстве, осуществления иных функций, вытекающих из специфики экспертной деятельности (профилактической, методической, консультативной работы). С конструктивной деятельностью тесно связана и организационная деятельность эксперта. Особое значение организационная деятельность имеет в тех случаях, когда экспертиза проводится комиссионно и/или комплексно и в ее производстве участвуют несколько специалистов одной или различных специальностей, что требует координации как при проведении необходимых исследований, так и при составлении заключения. Коммуникативная деятельность эксперта, в отличие от других видов профессиональной деятельности, связанных с отправлением правосудия (следователя, судьи, защитника), проявляется в меньшей степени (особенно если речь идет о криминалистической, судебно-автотехнической, судебно-химической, почерковедческой и иных классах и родах экспертиз). Тем не менее, взаимодействие с участниками уголовного/гражданского процесса является необходимым компонентом судебно-экспертной деятельности. Неизмеримо повышается роль коммуникативной деятельности эксперта, если речь идет об экспертизе живых лиц (судебно-медицинской, судебно-психиатрической, судебно-психологической). Одной из актуальных и далеко не разрешенных в психологии С.Э. является проблема оценки результатов экспертного исследования, формирования экспертного решения, материализуемого в виде процессуального документа - заключения эксперта. Не менее важным является вопрос оценки заключения судебного эксперта органом, назначившем экспертизу, а также, в конечном счете, - судом. Специфика судебно-экспертной деятельности предъявляет особые требования к судебному эксперту, что обусловливает развитие направления профессионального отбора и обучения.

(С.С. Шипшин)

Литература: Яковлев Я.М. Основы психологии судебно-экспертной деятельности.// Вопросы психологии и логики в судебно-экспертной деятельности. Сборник научных трудов. – М., 1977. С. 3-172; ; Андрианова Т.П. Оценка судом заключения эксперта в судебном разбирательстве / Методология судебной экспертизы. – М. 1986. С. 161-166; Надгорный Г.М. К вопросу о понятии судебно-экспертной отрасли знаний.//Криминалистика и судебная экспертиза. В. 25. – Киев, 1982. – с. 28-33; Кальницкий А.Ф. Особенности оценки результатов исследования и формирования выводов при решении диагностических экспертных задач с использованием математических методов и вычислительной техники. //Криминалистика. ХХI век. Материалы Всероссийской науч.-практ.конф. – Ростов-на-Дону, 2001. С. 7-13