Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Вопросы психологии и логики в судебно-экспертной практике.
Сборник научных трудов.
М., 1977.

 

Яковлев Я.М.
Основы психологии судебно-медицинской деятельности.

I. Психологические особенности деятельности судебного эксперта

Общая характеристика и психологическая структура экспертной деятельности

<…>

Изучение личности и её деятельности в единстве является одним из основополагающих принципов советской психологии [61, с.75; 65, с.251; 67, с.251].

Личность всегда проявляется и формируется в процессе её деятельности [54, с.75]. Поэтому анализ психологической структура определенной деятельности – обязательная предпосылка установления таких психическая качеств, которые обеспечивают наиболее успешное осуществление этой деятельности. В последние годы психологические аспекты работы следователя и судьи были предметом специального научения [7; 8; 22; 63]. Однако психологические стороны судебно-экспертной деятельности до сих пор не исследованы. Между тем условия и характер деятельности судебного эксперта существенно отличаются от деятельности следователя, судьи, прокурора и адвоката, хотя и имеют некоторые общие черты. Это связано с местом судебной экспертизы в уголовном (гражданском) процессе. Целью экспертизы является не расследование и не осуществление правосудия, а выявление новых доказательственных фактов в результате применения к объекту исследования специальных познаний эксперта.

Особый характер, специальная цель выполняемых судебным экспертом исследований, правовое регулирование оснований и порядка их проведения отличают судебно-экспертную деятельность от других видов исследовательских работ.

На необходимость специального изучения психологии экспертной деятельности неоднократно указывалось в юридической литературе [21; 22; 63].

Судебная экспертиза представляет собой сложную систему приёма, обработки и перекодирования судебным экспертом поступившей к нему информации. На качество и достоверность такой обработки большое влияние оказывают психические особенности эксперта, его интеллект, социальная направленность, эмоциональное состояние.

Для разработки основ профессионального отбора, подготовки и повышения мастерства судебных экспертов необходимо изучение психологической стороны их деятельности, влияния на неё процессуальных рамок, в которых она протекает, выявление механизма решения экспертом мыслительных задач и процесса формирования экспертного убеждения.

В профессиональной деятельности эксперта как совокупности эксперта как совокупности выполняемых им физических действий и психических процессов проявляются, во-первых, психологические свойства, присущие любой деятельности, деятельности, и, во-вторых, свойства, характеризующие работу эксперта как особую разновидность деятельности, связанной с осуществлением правосудия.

Общими психологическими чертами судебно-экспертной деятельности являются ее общественный характер, целенаправленность, плановость, систематичность [69, с. 409-410]. Хотя эти свойства характерны для любой профессиональной деятельности, применительно к работе судебного эксперта они приобретают свои особенности.

Общественный характер деятельности эксперта проявляется, прежде всего, в том, что она направлена на укрепление правопорядка и социалистической законности. Кроме того, эта деятельность по своему содержанию и способам выполнения является результатом общественно-исторического развития человечества. Так, судебный эксперт при производстве экспертиз использует научные приемы и методы исследования, разработанные соответствующей отраслью судебной экспертизы. В основе последней, в свою очередь, лежат закономерности той естественной или технической науки, на почве которой возник данный вид экспертизы или возможности которого она использует [12, с. 5-6]. Поэтому судебный эксперт, как и любой другой специалист, может овладеть своей профессией только в результате специального обучения.

В связи с этим следует отметить, что проблема подготовки судебных экспертов является весьма сложной. С одной стороны, это связано с тем, что экспертная деятельность в значительной степени регламентируется процессуальным законодательством и поэтому теоретические и методические положения, представляющие собой научную основу отдельных видов судебных экспертиз, разрабатывается не только на базе комплексного использования данных естественно-технических наук, но и с учетом требований процессуального законодательства [89]. Поэтому судебный эксперт независимо от своей специальности должен овладеть комплексом соответствующих правовых знаний.

С другой стороны, каждый вид судебной экспертизы основан на закономерностях конкретной отрасли естественно-технические наук, специалистом которой должен быть эксперт. В соответствии с этим подготовка судебных экспертов проводится в медицинских, автотехников – в автодорожных, бухгалтеров – в экономических учебных заведениях и т.п. Однако в настоящее время в высших учебных заведениях, кроме медицинских институтов, специализация судебных экспертов отсутствует. Для приобретения соответствующей квалификации лицо, принятое на должность судебного эксперта, должно пройти соответствующую подготовку. Такая подготовка проводится в форме стажировки в экспертных учреждениях и обучения на курсах повышения квалификации.

Особенно сложно обстоит вопрос с подготовкой экспертов-криминалистов. Знаний общих положений криминалистики, полученных в юридических учебных заведениях, для овладения специальностью эксперта совершенно недостаточно. Методика производства отдельных видов криминалистических экспертиз в зависимости от специфики исследуемых объектов основана на достижениях соответствующих отраслей естественных или технических наук, причем способы применения таких достижений в ряде случаев разрабатываются применительно к задачам судебной криминалистической экспертизы. Поэтому назрела острая необходимость введения специализации в ведущих высших юридических учебных заведениях – эксперт-криминалист соответствующего профиля: почерковедческая экспертиза, техническое исследование документов, трассологическая и баллистическая экспертизы (Исключение составляют учебные заведения МВД СССР. В некоторых из них проводится подготовка экспертов. Однако окончившие их слушатели используются главным образом в качестве специалистов в оперативной работе органов МВД).

О том, насколько сложным является в настоящее время процесс подготовки экспертов-криминалистов, свидетельствует то, что экспертом-почерковедом, по высказыванию В.Ф.Орловой, можно стать, лишь производя экспертизы под руководством и контролем квалифицированного эксперта около одного-двух лет, а высококвалифицированным экспертом – после трёх-пяти лет самостоятельной работы.

Целенаправленность судебно-экспертной деятельности проявляется в том, что при помощи исследований, проводимых по определенной методике и на основе имеющихся специальных познаний, эксперт обязан дать правильные ответы на вопросы, поставленные перед ним органом, назначившим экспертизу. Тем самым деятельность судебного эксперта служит делу социалистического правосудия, способствуя установлению органами расследования и судом объективной истины по расследуемым и рассматриваемым уголовным делам и гражданским спорам.

Плановость судебно-экспертной деятельности имеет свои особенности. Ввиду того, что количество и характер поступающих для производства судебной экспертизы дел не могут быть заранее учтены, годовое и текущее планирование рассматриваемой деятельности ограничивается составлением планов научно-методической и профилактической работы. Что же касается производства конкретных экспертиз, то эксперт планирует, во-первых, последовательность работы над имеющимися у него в производстве несколькими экспертизами. Во-вторых, производство любой экспертизы носит плановый (программированный) характер, так как предполагает определенную систему последовательно выполняемых экспертом действий, необходимых для получения ответа на поставленный перед ним вопросы (ознакомление с постановлением о назначении экспертизы и приложенными к нему материалами и вещественными доказательствами; выдвижение экспертных версий; проведение исследования; составление заключения).

Важной особенностью экспертной деятельности является систематичность её осуществления. Экспертные исследования выполняются специалистом по постановлению следователя или определению суда не случайно, а постоянно, в силу занимаемой им должности, как специалистом по конкретному виду судебной экспертизы, работающим в системе государственных учреждений судебной экспертизы.

Кроме рассмотренных общих черт, свойственных любому виду деятельности, судебно-экспертная имеет и специфические особенности, присущие ей как особой разновидности деятельности, связанной с осуществлением правосудия.

К таким чертам относится, прежде всего, правовая регламентация этой деятельности.

Все виды деятельности, связанные с осуществлением правосудия, подробно регламентируются процессуальным законодательством, устанавливающим правомочия ее субъектов, способы сбора и закрепления необходимой информации, порядок расследования и судебного рассмотрения уголовных (гражданских) дел. Вместе с тем каждая разновидность такой деятельности имеет свои, только ей присущие правовые рамки. Это относится и к деятельности судебного эксперта.

Экспертиза отличается от других средств доказывания особой, присущей ей процессуальной формой, связанной с целью данного правового института – обнаружением в результате экспертных исследований новых доказательственных фактов по расследуемому (рассматриваемому) делу.

Правовая регламентация действий эксперта направлена, с одной стороны, на гарантирование прав участников процесса, а с другой – на создание наиболее благоприятных условий для скорейшего достижения объективной истины по делу. Процессуальный закон точно определяет действия, из которых слагается внешняя деятельность эксперта: его отношения с органом, назначившим экспертизу, и с другими участниками уголовного (гражданского) процесса, права и обязанности эксперта на предварительном следствии и в суде, а также требования, которым должно отвечать заключение эксперта как итог его исследований.

Одной из особенностей процессуальной регламентации деятельности судебного эксперта является освобождение его от функции сборе материала, являющегося объектом исследований. Эксперт вправе исследовать только обстоятельстве, которые отражены в постановлении (определении) о назначении экспертизы  приложенных к нему материалах. Только при соблюдении этого требования установленные экспертом фактические данные являются доказательством в процессуальном смысле [4; 89].

Второй особенностью судебно-экспертной деятельности является относительная самостоятельность эксперта в определении и выборе видов и методов проводимых им исследований. Юридическая регламентация судебно-экспертной деятельности охватывает только процессуальный порядок назначения и производства экспертизы. В нормативном порядке установлена также ответственность эксперта за дачу заведомо ложного заключения, а также регламентируются сроки проведения экспертиз (Регламентация сроков проведения экспертиз и ряда должностных прав и обязанностей судебных экспертов осуществляется ведомственными нормативными актами, в частности Положением об организации производства судебных экспертиз в экспертных учреждениях МЮ СССР от 6 декабря 1972 г.). Виды исследований, необходимых для получения ответов на поставленные перед экспертом вопросы, а также методики их проведения выбирает сам эксперт как специалист данной отрасли знаний. Даже в редко встречающихся в практике случаях, когда в постановлении (определении) о назначении экспертизы конкретно указаны исследования, которые должен провести эксперт для получения ответа на поставленные перед ним вопросы, последний вправе по своей инициативе, кроме предложенных ему исследований, провести и другие, которые, по его мнению, необходимы для выполнения поставленной перед ним задачи.

Вместе с тем следует иметь в виду и то обстоятельство, что применяемые экспертом приемы и средства исследования не должны нарушать установленных процессуальным законодательством правил обращения с вещественными доказательствами, учитывать права и гарантии, предоставленные участникам процесса при производстве экспертизы, а также требования социалистической нравственности. Результаты же исследования должны обеспечивать достоверность полученных ими данных.

Третьей особенностью экспертной деятельности является ее реконструктивный (ретросказательный) характер. Она, как и другие виды деятельности, связанной с осуществлением правосудия, подчинена задаче установления объективной истины по делу. Установить же эту истину можно, восстановив действительную картину всех происшедших в прошлом событий, имеющая значение для данного дела. Применительно к судебно-экспертной деятельности это означает, что в результате проведанных исследований должны быть установлены определенные доказательственные факты,  для выявления которых была назначена экспертиза. При этом в заключении эксперта должно быть отражено, на основе каких научных положений он пришел к своим выводам, какие особенности и признаки объектов исследования дают основания для таких вводов и какие новые доказательства получены в результате проведения экспертизы.

Четвертая особенность рассматриваемого вида деятельности – её исследовательский характер. Это связано с тем, что сущностью экспертизы является применение специальных знаний для решения задач, поставленных органом, назначившим экспертизу. Решение же таких задач возможно только в результате исследования предоставленных в распоряжение эксперта объектов.

Пятой особенностью рассматриваемого вида деятельности является наличие в ней элемента прогнозирования. Исходя из анализа накопленных данных о совершенных в прошлом преступлениях определённого вида и способах их совершения можно предвидеть и, следовательно, предупредить дальнейшее развитие этого рода правонарушений. Именно прогнозирование дает возможность наметить действенные средства борьбы с преступностью [6, с. 114].

В экспертной практике, особенно при производстве автотехнических, бухгалтерских, трассологических, почерковедческих судебных экспертиз, неоднократны случаи, когда на основе прогнозирования совершения определенного вида преступлений экспертами предлагались технические средства, приемы и организационные мероприятия, предупреждающие возможность создания благоприятных условий для совершения таких правонарушений.

Наконец, шестой характерной чертой судебно-экспертной деятельности является её верифицируемость (проверяемость). Эксперт обязан в своем заключении подробно описать весь ход проведенных исследований и их результаты, а также обосновать сделанные на их основе выводы с тем, чтобы они могли быть восприняты и проверены заинтересованными органами и лицами.

Отмеченные выше профессиональные особенности предопределяют как общую, так и психологическую структуру экспертной деятельности.

Общая структура экспертной деятельности связана с её правовой регламентацией и раскрывается в нормах уголовного и гражданского процессуального законодательства. Она устанавливает систему, порядок и последовательность действий судебного эксперта как участника уголовного (гражданского) процесса.

Элементами общей структуры экспертной деятельности являются:

– субъекты (эксперт, руководитель экспертного учреждения и органы, назначившие экспертизу);

– объекты исследования;

–исследование как процесс применения специальных знаний в целях обнаружения доказательств;

– заключение эксперта как процессуальная форма сообщения результатов исследования.

Психологическая структура экспертной, как я любой другой деятельности, охватывается схемой: цель – мотив – способ – результат [54, c. 151].

Целью экспертной деятельности является получение на основе применения специальных познаний эксперта, объективно верных и научно обоснованных ответов, на поставленные органом, назначившим экспертизу, вопросы, связанные с установлением конкретных доказательственных фактов по расследуемому (рассматриваемому) делу.

Мотивы экспертной деятельности определяются направленностью личности судебного эксперта. Основной яз них – желание содействовать осуществлению задач социалистического правосудия. Важным мотивом экспертной деятельности является интерес к своей профессии, стремление приобрести высокую квалификацию, совершенствовать свое профессиональное мастерство.

Наиболее сложный компонент рассматриваемого вида деятельности – это способ её осуществления. Указанное связано о тем, что, как отмечалось выше, экспертная деятельность осуществляется в определённых процессуальных рамках, но имеет самостоятельность в выборе средств (видов исследования) и методик её осуществления.

Особенностью способа осуществления экспертной деятельности является слияние в ней процессов труда и познания [39, с. 14]. В процессе своей профессиональной деятельности эксперт выступает одновременно как субъект процесса труда в субъект процесса познания. Важнейшим компонентом способа осуществления рассматриваемой деятельности является познавательная деятельность эксперта.

Осуществление экспертной деятельности требует, чтобы она была соответствующим образом организована и осуществлялась по заранее определённому экспертом плану, охватывающему как планирование его работы на определенный период времени, так и программу (план) проведения исследований по конкретной экспертизе. Поэтому специальными компонентами способа осуществления экспертной деятельности являются её организаторский и конструктивный аспекты.

В процессе работы эксперт вступает в определённые процессуальным законом отношения с органом, назначившим экспертизу, и с другими участниками процесса, а при производстве комиссионных и комплексных экспертиз – с другими экспертами, что составляет содержание коммуникативной деятельности эксперта.

Осуществление рассматриваемой деятельности предполагает, что эксперт проводит определённую воспитательную работу, хотя её формы в ряде случаев отличаются от воспитательной деятельности других работников в области социалистического правосудия.

Таким образом, основными компонентами способа осуществления деятельности судебного эксперта являются его познавательная, конструктивная, организационная и воспитательная деятельность (в литературе по судебной психологии в психологическую структуру деятельности, связанной с осуществлением правосудия, в частности следователя и судьи, включаются только способы её осуществления (познавательная, конструктивная, организационная, коммуникативная, воспитательная). При всей важности эти компоненты не исчерпывают психологической структуры такой деятельности, которая не может быть раскрыта без уяснения наряду со способами осуществления её цели, мотивов и результата).

В психологическую структуру рассматриваемого вида деятельности входит также её результат (последняя подструктура). Таким результатом является сформировавшееся у эксперта убеждение в том, что полученная им в итоге проведённых исследований информация и сделанные на её основе умозаключения подтверждают существование (несуществование) доказательственного факта, интересующего орган, назначивший экспертизу. Это убеждение эксперта получает объективное выражение в его заключении по данной экспертизе.

<…>

Наиболее сложной подструктурой этой деятельности являются способы её осуществления: именно они отличают её от других видов деятельности, связанной с осуществлением правосудия, и требуют от занимающегося ею лица особых психических качеств.

Познавательная деятельность судебного эксперта

Марксистская психология делит познавательную деятельность человека на:

– перцептивную, в которой на первый план выступает целенаправленное восприятие объекта, осуществляемое путём его наблюдения;

– мнестическую, т.е. умственную, состоящую из преднамеренного запоминания какой-либо информации и последующего припоминания её с определённой целью;

– мыслительную, заключающуюся в решении ряда мыслительных задач, подчинённых общей цели;

– имажитивную, т.е. активную деятельность воображения в процессе творчества [61, c.107].

В большинстве случаев в интеллектуальной деятельности содержатся все указанные eё виды, однако некоторым из них принадлежит решающая роль. Для судебного эксперта основное значение имеет перцептивная и мыслительная деятельность.

Главной задачей познавательной деятельности является получение достоверного знания, адекватно отражающего познаваемый объект. Особенность этого знания состоит в возможности проверки правильности полученных объективных данных. В познавательной деятельности эксперта важное значение имеют внешние факторы её осуществления: последовательное (стадийное) исследование объектов экспертизы в соответствии с установленной методикой; наличие необходимых приборов и других средств исследования; полнота представленных эксперту материалов дела; надлежащая обстановка, в которой работает эксперт.

Вместе с тем большую роль в рассматриваемой деятельности играют её внутренние субъективные факторы. К ним, прежде всего, относится психологическая готовность эксперта к своей деятельности, предполагающая концентрацию его мыслительных процессов на объектах исследования и аналитический подход к его результатам.

Основным содержанием познавательной деятельности эксперта является исследование объектов экспертизы. Большинство процессуалистов, в частности М.С.Строгович [80, с.437], И.А.Петрухин [60, с. 30], считают, что без проведения такого исследования эксперт не правомочен дать заключение. Такой же точки зрения придерживаются А.В.Дулов [19, с. 17], И.Ф.Крылов [34, с. 207] и другие криминалисты.

Несколько иное мнение было высказано А.М.Чельцовым, отмечавшим, что «в судебной практике бывают случаи, когда приглашённый эксперт не производит никаких исследований (повторная экспертиза) и не устанавливает новых фактов. Эта часть работы проведена до него другим экспертом. Он и не может произвести исследования, так как объекты его уже значительно изменились (труп разложился, отравленные пищевые продукты уничтожены и т.д.)» [88, с. 174].

Критикуя приведённое утверждение, И.Ф.Крылов правильно указывает на то, что исследование имеет место и в случаях повторной экспертизы, на которые ссылается А.М.Чельцов. Здесь подробному анализу, а следовательно, и исследованию подвергается заключение эксперта и все материалы дела, относящиеся к первичной экспертизе [34, c. 207-208].

Исходя из целей и задач судебной экспертизы, проводимые экспертом исследования отличаются рядом специфических особенностей.

В информационном аспекте экспертное исследование представляет собой выявление в исследуемых объектах, как носителях информационных сигналов особенностей, содержащих доказательную информацию, которая может быть расшифрована только с помощью специальных средств и методов криминалистики [76, c.20]. Познавательная деятельность судебного эксперта направлена на отбор и выявление информационных сигналов, содержащихся в объектах исследования. Этим объясняется отмеченная выше особенность рассматриваемой деятельности, в соответствии с которой объект исследования определяется назначившим экспертизу органом, а не экспертом.

Как известно, познание человеком объективной действительности может носить как непосредственный, так и опосредствованный характер. Экспертной деятельности присущ в основном непосредственный процесс познания. Этим она отличается, в частности, от работы следователя и судьи, которые в большинстве случаев доказательственные факты по делу, составляющие в своей совокупности объективную истину, познают опосредствованно.

Познавательная деятельность эксперта тесно соприкасается с научно-исследовательской работой. Она так же, как и деятельность ученого, заключается в применении экспертом научных средств и методов определенной отрасли знания для решения поставленной перед ним задачи.

А.В.Дулов отмечает, что производство экспертизы представляет собой такой процесс научного исследования, когда эксперт на основе имеющихся у него знаний о закономерностях в определенной науке, умения использовать специальную аппаратуру и другие средства должен принять все меры для того, чтобы ответить на поставленные перед ним вопросы. В тех же случаях, когда методика для их решения еще не разработана, эксперт, как и любой другой научный работник, обязан сделать все возможное для её разработки [20, с.20].

Несколько иначе рассматривает этот вопрос А.Р.Ратинов. Он считает, что, обслуживая уголовный процесс, производя по поручению следователя сложные эксперименты, разрабатывая даже специальную научную методику для того, чтобы ответить на поставленный вопрос, эксперт является практиком и его деятельность не носит характера научно-исследовательской. Черты последней она приобретает только в случаях, когда эксперт осуществляет теоретическую разработку, не связанную о разрешением конкретной практической задачи, а имеющую целью усовершенствовать какую-либо методику исследования для последующего применения её в своей практической деятельности [63, с. 48-49]. Мы полагаем, что познавательная деятельность эксперта, приближаясь к научной работе, тем не менее, отличается от неё следующими особенностями:

– эксперт проводит исследования для решения конкретных вопросов, вытекающих из расследуемого (рассматриваемого) уголовного (гражданского) дела, которые поставлены перед ним органом, назначившим экспертизу. Цель познавательной деятельности ученого – получение новых научных знаний, установление общих закономерностей изучаемых явлений, решение теоретических проблем;

– познавательная деятельность эксперта направлена на обнаружение конкретного явления (свойства) исследуемого объекта. При этом общие закономерности данного явления (свойства) эксперту как специалисту уже известны до проведения исследования, которое должно только подтвердить наличие или отсутствие его в исследуемом объекте и сделать доступным для восприятия [6, с. 22]. Целью же научного исследования является установление в объектах познания неизвестных или малоизвестных объективных закономерностей или свойств;

– задача экспертного исследования в конечном итоге сводится к установлению определенных доказательственных фактов, относящихся к событиям, которые уже произошли и возникновение которых может бить следствием самых разнообразных причин. Это обусловливает вариантность используемых в ходе исследования научных приёмов и средств в зависимости от возможных ситуаций, в которых в соответствии с проверяемой экспертной версией протекал процесс возникновения и обнаружения вещественных доказательств, являющихся объектами экспертного исследования. Подобного рода вариантность в научных исследованиях обычно отсутствует.

Однако,  несмотря на отличия, познавательная деятельность эксперта так же,  как и научная работа,  представляет собой применение специальных знаний для решения определенных задач, т.е. заключается главным образом в мыслительной деятельности. При этом, как уже отмечалось, особенностью мыслительного процесса судебного эксперта является то, что этот процесс неразрывно связан с совершением следующих за ним физических действий, направленных на решение данной задачи и последующую оценку их результатов.

Решение экспертом стоящих перед ним задач осуществляется в несколько этапов. Первым из них является уяснение поставленных перед экспертом вопросов. Прежде чем приступить к их решению, эксперт обязан убедиться в том, что вопросы сформулированы правильно и ответ на них с точки зрения состояния науки, специалистом которой он является, в принципе возможен. На этой же стадии эксперт решает, не следует ли ему по своей инициативе поставить и другие вопросы (в пределах данной задачи) для получения наиболее полной информации об объекте исследования.

Второй этап решения экспертом мыслительных задач, связанны с производством данной экспертизы, – это анализ условий каждой из таких задач. Указанное предполагает, в частности, выяснение, имеются ли необходимые для решения данной задачи исходные данные или надо получить дополнительные сведения. На этом же этапе разрабатывается программа (план) решения задачи в соответствии с возникшими у эксперта версиями и намечаются вида исследований, необходимых для проверки каждой из них.

По своему характеру экспертная версия – это частная гипотеза. Она представляет собой одно из предположений, объясняющих происхождение или свойство объектов экспертизы, и относится к возможным ответам на поставленные перед экспертом вопросы.

При выдвижении версий определенное значение имеет не только их обоснованность, но и эвристическое мышление эксперта, в результате которого поставленная задача решается им не путем проверки всех возможных в данном случае гипотез, а в результате исследования в первую очередь той из них,  которая представляется эксперту наиболее вероятной.

Третий этап решения мыслительной задачи при производстве экспертизы состоит в получении экспертом ответа на поставленные вопросы. Этот этап включает в себя выполнение предусмотренных исследований, оценку их результатов и логические выводы, вытекающие из такой оценки. В итоге у эксперта начинает формироваться убеждение в правильности решения данной задачи, которое окончательно складывается в результате анализа и синтеза полученных данных.

Мыслительные задачи, решаемые при производстве экспертиз, можно условно разделить на два вида: задачи, включающие в себя подлежащие учету при их решении формализованные признаки, и задачи, в которых такие признаки отсутствуют. На практике эти виды часто взаимосвязаны.

К первому виду относятся задачи, решая которые, эксперт, исходя из своего опыта, профессиональных знаний и предлагаемых в соответствующей методике для решения таких задач формул или расчетов применяет одну из имеющихся схем их решения, на основе которой получает искомый ответ. К таким задачам относится, в частности, установление механизма автопроисшествия, выявляемого на основе исходных данных, полученных от назначившего экспертизу органа, и соответствующих формул инженерных расчетов. Такого же рода задачи решаются при производстве дактилоскопических и в известной мере почерковедческих и баллистических экспертиз. По таким экспертизам в принципе могут быть выработаны алгоритмы для решения их на ЭВМ.

Вместе с тем перед экспертом часто возникают и творческие задачи, для решения которых знания методики проведения данного вида исследована недостаточно (проблемная ситуация). При этом эксперт, исходя из поставленной перед ним задачи, на основе специальных знаний и опыта должен сам определить необходимые для ее решения исследования, т.е. проявить творческое мышление. В таких случаях современная психология говорит об эвристическом характере мышления [62].

Обладающий эвристическим мышлением опытный эксперт на основе ознакомления с объектом экспертизы может сразу же, не проводя подробного визуального его изучения, обнаружить в нем слабо выраженные или скрытые (латентные) существенные признаки и определить, какие исследования должны быть выполнены для их выявления.

Наиболее часто эвристическое мышление проявляется при производстве почерковедческих экспертиз, особенно подписей, когда эксперт на основании обнаруженных им с первого взгляда мелких, почти незаметных индивидуализирующих объект исследования особенностей (частных признаков) устанавливает или исключает возможность выполнения их определенным лицом, образцы почерка которого являются материалом сравнительного исследования.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что эвристический способ  решения  задач представляет определенную опасность для установления объективной истины.  Психологи считают, что полагаясь на свою интуицию, исследователь часто считает достоверней только ту информацию, которая подтверждает выдвинутую им гипотезу вместо ее всесторонней проверки [64, с. 57].

Эту отрицательную особенность эвристического мышления эксперту необходимо всегда учитывать. Даже в том случае, когда эксперт обладает эвристической способностью сразу же найти верное решение поставленной перед ним ситуационной задачи, он обязан поставить и провести контрольные исследования, подтверждающие правильность его решения, а также учесть и другие возможные версии. Как образно отмечает Д.Пойя, «при построении строгого доказательства нам необходимы эвристические рассуждения так же, как нужны леса при возведении здания» [58, с. 330].

Одним из проявлений эвристического мышления является интуиция. Когда возникает проблемная ситуация, требующая определенного решения, у эксперта часто внезапно появляется какая-то догадка, приводящая в результате проверки к правильному решению, Б.М.Теплов определяет интуицию как «чрезвычайно быстрое, иногда почта мгновенное понимание сложной ситуации и нахождение правильного решения» [83, с. 330].

Отличительный признак интуиции заключается в том, что лицо осознает не процесс своего мышления, которое в этом случае протекает чрезвычайно быстро, а только его результат.

Как отмечают исследователи интуиции, в ее основе обычно всегда лежит длительная к сложная подготовительная работа над проблемой, решение которой приходят затем интуитивно. Для эксперта такой предпосылкой, «фоном» развития интуиции являются его глубокие специальные познания и практический опыт  производства экспертиз, сочетающийся с творческими научными исследованиями в области данного вида судебной экспертизы.

Интуиция эксперта проявляется в том, что неосознанные, но отраженные в его сознании многочисленные признаки исследуемых объектов направляют процесс решения поставленной перед ним задачи по правильному пути, а затем у него в сознании неожиданно возникает ее правильное решение. При этом внешне такой интуитивный процесс мышления протекает так стремительно, что отдельные его этапы сливаются в единый познавательный акт, в котором без специального анализа нельзя выделить переход от одного этапа познания исследуемого объекта к другому.

В литературе высказываются противоречивые мнения о месте в следственной деятельности интуиции и её роли в познании истины. Так, М.С.Строгович категорически утверждает, что интуитивное мышление в процессе расследования недопустимо [79].

Другой точки зрения придерживается А.Р.Ратинов, полагающий, что использование интуиции в работе следователя возможно и правомерно. Отмечая, что основой процессуальных решений, связанных с оценкой доказательств могут служить лишь бесспорные доказательства, а не интуиция; и предположения следователя, А.Р.Ратинов правильно, с нашей точки зрения, считает, что при предварительной оценке доказательственных материалов «было бы неразумным отмахиваться от возникающих у следователя интуитивных представлений, если они, вселяя сомнения, побуждают к проверке того или иного доказательства». Вместе с тем он подчеркивает, что в процессе доказывания интуитивное представление должно быть превращено в логически и фактически обоснованное достоверное знание [63, с. 36-37].

Представляется, что изложенные выше положения применимы и к экспертной деятельности. Интуиция эксперта помогает выдвижению наиболее убедительной экспертной версии, выбору им наиболее эффективных приемов и методов исследования. Поскольку умозаключения, основанные на интуиции, и другие эвристические процессы носят лишь вероятностный характер, они требуют такой же обязательной проверки, как и все другие гипотезы, возникшие в результате умозаключений. Независимо от того, пришёл эксперт к своему выводу интуитивно или вывод явился результатом проверки надвинутых версий, эксперт обязан проверить его исследованиями, проведенными в соответствии с существующей методикой.

Следует отметить, что двенадцать из пятнадцати проинтервьюированных экспертов со стажем работы свыше 10 лет отметили положительное значение для их работы интуитивных выводов, которые, как правило, обычно подтверждаются проведенными исследованиями. Другой ответ дали пятнадцать экспертов с опытом работы до 5 лет. Четырнадцать их них отметили, что они приходят к своим выводам только в результате проведенных исследований, причем никаких интуитивных представлений о результате таких исследований у них не возникает. Это еще раз подтверждает положение о том, что основой интуиции в первую очередь является творчески осмысленный профессиональный опыт [35, с. 21].

Эвристические способности эксперта тесно связаны с его воображением. В.И.Ленин писал о воображении: «Эта способность чрезвычайно ценна. Напрасно думают, что она нужна только поэту. Это глупый предрассудок! Даже в математике она нужна, даже открытие дифференциального и интегрального исчисления невозможно было бы без фантазии» (Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 125). Однако интуиция эксперта, так же как и эвристическое мышление, при проведении экспертизы имеет значение только для выдвижения подлежащих проверке экспертных версий и выбора видов и методики исследований. Результаты же исследований должны вытекать из полученных объективных данных и подвергаться строгой логической проверке.

В познавательной деятельности судебного эксперта значительную роль играет моделирование как научный метод исследования предметов и явлений действительности путем построения их моделей, способных в определённых отношениях представлять изучаемые объекты и давать о них новое знание [9, с. 141; 61, с. 33-34].

Этот метод применяется в тех случаях, когда объект исследования или недоступен, или труднодоступен для непосредственного познания, или отсутствует возможность изучить его свойства в чистом виде [90, с. 41].

Модели делятся на материальные и мысленные. Как те, так и другие широко применяются в экспертной деятельности. Так, при производстве трассологических экспертиз предметом исследования становятся чаще всего модели (отображения) исследуемых вещественных доказательств [I5].

В познавательной деятельности эксперта широко используются также мысленные (идеальные) модели, возникшие в его сознании как образы, отображающие действительность, или как теоретические схемы. Такой мысленной моделью является, например, возникающая у эксперта-автотехника при производстве экспертизы мысленная картина аварийной обстановки дорожного происшествия. Хотя такая обстановка воссоздается только мысленно, она включает в себя обстоятельства данного происшествия, которые имели место в действительности.

При производстве идентификационных исследований широко используются модели признаков объектов экспертизы, выявленные в исследуемых объектах и сравнительных образцах.

На основе мысленной модели исследований, необходимых для решения поставленных вопросов, эксперт определяет методику их проведения и возможные результаты.

В познавательной деятельности эксперта широко используются данные ощущений, восприятий и представлений, так как именно через них мышление сохраняет свою связь с чувственным познанием.

Познавательная деятельность эксперта всегда начинается с ощущений как первоначальной формы отражения внешнего мира в сознании человека. Например, при производстве почерковедческих экспертиз важнейшее значение имеют зрительные ощущения., поскольку идентификационные исследования неразрывно связаны со зрительным восприятием сравниваемых объектов.

Познавательные возможности зрительного восприятия особенно велики ввиду того, что оно помимо воспринимаемых глазом вовлекает и другие многочисленные источники информации [17, c.14]. Так, при изучении почерка на основе зрительного восприятия в представлении эксперта возникают образцы почерка,  наблюдавшегося им ранее. Опыт прошлой работы, выраженный в представлении, в этих случаях органически вливается в процесс восприятия экспертом конкретного объекта исследования [65, с. I98].

Важную роль в познавательной деятельности эксперта играет наблюдение, непосредственной основой которого является восприятие. Психология определяет наблюдение как «деятельное целенаправленное восприятие какого-либо объекта, проводимое по определенному плану с последующим анализом и сообщением полученных данных» [61, c. 160].

Наблюдение, проводимое экспертом, носит профессиональный характер. Оно является методом, при помощи которого эксперт целенаправленно и планомерно воспринимает и фиксирует все факты, выявляемые им в процессе исследования объектов экспертизы, для последующего использования их на основе имеющихся у него специальных знаний и опыта.

Успешное использование экспертом метода наблюдения требует:

– практического овладения приемами наблюдения, необходимыми для выполнения данного вида исследований;

– использования в процессе наблюдения установленной для производства данного вида экспертизы методики и специальных приборов;

– проведения наблюдения в соответствии с составленным планом, предусматривающим виды и последовательность применяемых технических средств и методов;

– фиксации результатов наблюдения в виде описаний, фотографий, протоколов. При этом фиксироваться должны не только факты, подтверждающие проверяемую версию, но и противоречащие ей;

– тщательного анализа, а в случае необходимости и количественной обработки результатов наблюдения.

Для идентификационных экспертиз познавательный процесс включает в себя также применение метода сравнения. «Особенно надо подчеркнуть, – писал Н.В.Терзиев, – центральную роль, которую играет сравнение во всем процессе идентификации. Оно применяется уже при первоначальном ознакомлении с материалами. Oно неизбежно при так называемом раздельном анализе ... Сравнение объектов осуществляется по всему ходу исследования,  становясь всё более и более глубоким» [84, с. 30].

В психологическом плане процесс сравнения и установления в результате его тождества или различия включает в себя в качестве обязательного элемента узнавание как сличение определенного объекта, непосредственно воздействующего на органы чувств, с уже созданными и хранящимися в памяти узнающего эталонами (представлениями) [70, с.147].

Психологические аспекты возникновения и познания идентификационных связей в экспертном исследовании подробно освещены М.Я.Сегаем [70, с. 128-154].

Рассматривая процесс опознания в экспертном исследовании, М.Я.Сегай подчеркивает, что он первоначально всегда носит ярко выраженный сукцессивный характер, предполагая выделение и сравнение наиболее существенных классификационных свойств объектов исследования. По мере же усвоения экспертом концептуальных отличительных признаков искомого и проверяемых объектов совершается постепенный переход от сукцессивного к синтетическому восприятию их свойств. Восприятие признаков исследуемых объектов становится целостным, а процесс их узнавания – симультанным [70, с. 145-146].

Мы полагаем, что категорическое утверждение М.Я.Сегая об обязательном сукцессивном характере первоначального узнавания при производстве идентификационных исследований не учитывает особенностей эвристического мышления, в частности интуиции эксперта.

Практика экспертной деятельности свидетельствует о том, что опытный эксперт в ряде случаев интуитивно приходит к определенным выводам о тождестве и только после этого на основе сукцессивного узнавания в результате анализа и выделения общих и особенных признаков познаваемых объектов подтверждает свой первоначальный, интуитивно сделанный вывод.

Однако независимо от того, что симультанное узнавание может предшествовать в процессе идентификационного исследования сукцессивному, эксперт во всех случаях обязан подробно исследовать объекты; без сукцессивного узнавания идентификационных свойств процесс идентификации не может быть признан достоверным.

Только в случаях совпадения результатов сукцессивного опознания, основанного на развернутом сравнении концептуальных признаков и данных симультанного опознания, произведенного по «наглядным» структурам перцептивных признаков, эксперт может быть уверен в правильности сделанных им выводов о наличии либо отсутствии тождества [70, с.147].

В познавательную деятельность эксперта входит также описание результатов проведенных им исследований. Основная задача любого описания – закрепление в нем типичных признаков, характерных для определенного класса явлений, и единичных признаков исследуемого явления, которыми оно отличается от других, подобных ему [47].

Значение описания в экспертной деятельности определяется также и тем, что в процессе его эксперт заново анализирует проведенные им исследования и сделанные на их основе выводы. При этом не исключена возможность того, что у него возникнет необходимость снова вернуться к проверке того или иного недостаточно убедительно установленного обстоятельства. Поэтому описание результатов экспертного исследования нельзя сводить только к фиксации уже познанного.

Описание проведенных экспертных исследований обеспечивает также возможность идентифицируемости (проверяемости) проведенных экспертом исследований. Оно дает возможность проинформировать других участников уголовного (гражданского) процесса о том, на основе каких специальных исследований эксперт пришел к своим выводам, о методике, примененной им при проведении указанных исследований, и тем самым облегчает органам расследования и суду оценку заключения эксперта.

Эта сторона познавательной деятельности эксперта находит свое отражение в установленной уголовно-процессуальным законодательством обязательной схеме заключения эксперта, в которую в качестве специальной части включено описание произведенных исследований.

При производстве конкретной экспертизы познавательная деятельность эксперта делится на три основных этапа.

Первый этап включает в себя познание фактов, необходимых для решения поставленной перед экспертом задачи. На этом этапе эксперт воспринимает анализирует поступившую в его распоряжение информацию об объектах экспертного исследования и уясняет поставленные перед ним вопросы. В результате этого может возникнуть необходимость получить у органа, назначившего экспертизу, дополнительную информацию либо эксперт может прийти к выводу о том, что поставленные на его решение вопросы выходят за пределы его компетенции или наука, специалистом которой он является, не может еще дать на них научно обоснованный ответ.

На втором этапе проводятся исследования, дающие возможность получить дополнительную  информацию об объектах экспертизы в результате использования специальных знаний эксперта. На этом этапе в познавательной деятельности эксперта основное значение приобретают методы наблюдения и сравнения, зафиксированные соответствующим описанием. Завершается этап анализом полученной информации, в процессе которого у эксперта формируется определенное убеждение о значении познанных фактов для решения поставленных перед ним задач.

Третьим, завершающим этапом познавательной деятельности эксперта является составление заключения, в котором излагаются выводы, сделанные на основе познанных фактов и сформировавшегося убеждения.

 

Психологические особенности других видов деятельности судебного эксперта

 

С познавательной деятельностью эксперта тесно связана его конструктивная деятельность, предполагающая мысленное представление им хода и возможных итогов своих исследований в результате их предварительного планирования [4, с. I26]. Каждое действие эксперта – результат его целенаправленных усилий. Прежде чем его совершить, эксперт мысленно составляет план данного действия, определяет последовательность дальнейших действий, необходимых для получения искомого ответа на поставленную передним задачу. Таким образом, конструктивная деятельность эксперта заключается в планировании им своей работы.

Планирование - необходимая предпосылка экспертной деятельности. В нем участвуют восприятие, память, мышление, воображение эксперта.

Без планирования экспертная деятельность невозможна. Оно распространяется на все стороны работы эксперта. Прежде чем приступить к производству экспертизы, он мысленно (а в отдельных случаях письменно) составляет план ее проведения, определяет последовательность своих исследований и намечает конкретные связанные с ним действия.

Кроме планирования содержания предстоящих исследований, их последовательности, методики и необходимых экспериментов эксперт планирует и другую свою деятельность, в том числе намечаемые им профилактические мероприятия, работу по пропаганде правовых знаний среди трудящихся и т.п.

В соответствии с этим планирование, осуществляемое экспертом в процессе конструктивной деятельности, может быть подразделён на перспективное, текущее и планирование производства конкретной экспертизы.

В процессе перспективного планирования эксперт определяет основные задачи своей практической, научно-методической и профилактической работы на длительный период (квартал, год и т.д.). Этот вид планирования осуществляется в ранках общего плана того экспертного учреждения, в котором эксперт работает.

Текущее планирование эксперт производит с учетом находящегося в его производстве экспертиз и других возложенных на него заданий. Это планирование охватывает обычно небольшой период времени (неделю, месяц).

Планирование производства конкретной экспертизы включает в себя ряд этапов. На первом из них эксперт знакомится с постановлением о назначении экспертизы, и при установлении принципиальной возможности дать ответы на поставленные перед ним вопрос, приступает к организационному планированию. На этом этапе в соответствии со своей загрузкой эксперт решает, когда он может приступить к производству данной экспертизы, обеспечен ли он необходимыми для ее производства техническими средствами, нет ли оснований для постановки перед руководством вопроса о проведении данной экспертизы комиссионно или комплексно.

Следующим этапом является планирование исполнения экспертизы. На этом этапе намечаются необходимые исследования, их последовательность и характер.

В процессе исследований в зависимости от их результатов первоначальный план исполнения может меняться, становясь более простым или более сложным, если запланированные исследования не привели к желаемому результату.

Заключительный этап планирования производства конкретной экспертизы – планирование самоконтроля, заключающееся в том, что эксперт оценивает полученные результаты исследования, сопоставляет их с мысленной моделью ожидаемых результатов и на этой основе регулирует свою дальнейшую деятельность, внося в исполнение необходимые коррективы. Поэтому планирование, как и познавательная деятельность, неразрывно связано с созданием мысленных информационных моделей, без которых невозможно представить себе подлежащую выполненную работу и на этой основе планировать её.

Возникает вопрос, нужны ли эксперты письменные планы предстоящей деятельности. Перспективное планирование во всех случаях должно быть облечено в соответствующую письменную форму. Составление текущего плана (на месяц, неделю, день), безусловно, также желательно. Наличие этих планов дисциплинирует эксперта, дает ему возможность постоянно знать, какая работа предстоит ему в ближайшее время, и что из намеченного в плане не было выполнено в установленный срок.

Планирование проведения конкретной экспертизы зависят от ее характера. Если экспертиза многообъектна или требует проведения различных исследований, письменная форма плана ее выполнения значительно облегчит труд эксперта и обеспечит правильную организацию его работы. Поэтому конструктивная деятельность эксперта тесно связана с проблемой научной организации его труда.

В психологическом плане она требует от эксперта высоких волевых качеств, так как предполагает не только внешнее планирование предстоящей работы, но и проявление волевых усилий по выполнению намеченных планов. Эта деятельность в рассматриваемом аспекте заключается в принятии решения и реализации на основании его действий, направленных на обеспечение познавательной деятельности эксперта. При этом особенностью, отягчающей конструктивную деятельность эксперта от конструктивной деятельности следователя и судьи, является то, что принимаемые экспертом волевые решения относятся, как правило, к организации собственной работы. Решения же следователя и судьи, принимаемые ими в процессе осуществления конструктивной деятельности, обычно относятся к другим лицам, часто связаны о лишением последних свободы или с иными формами ограничения прав. Поэтому такие решения не только отражаются в составляемых планах, но и требуют закрепления в соответствующих процессуальных документах [6З, с. 61].

С конструктивной тесно связана организационная деятельность эксперта. Психологи отмечают, что понятие организационной деятельности может трактоваться по-разному: как деятельность по организации материальных средств; какого-либо дела; других людей; наконец, самого себя. При прямом значении этого понятия имеется в виду деятельность одного человека, осуществляющего мобилизацию, координацию, взаимодействие и контроль при совместной работе нескольких или многих других людей [38, с. 295].

В этом аспекте организационная деятельность осуществляется экспертом только в том случае, если он руководит производством комиссионной или комплексной экспертизы. В качестве же общего правила рассматриваемый вид деятельности при производстве экспертиз заключается в организации экспертом своего труда. Указанное связано с тем, что экспертная деятельность отличается индивидуальным характером труда. Экспертизу и связанные с её производством исследования выполняет лично тот специалист, которому она поручена и который занимает процессуальное положение эксперта.

В организацию экспертом своей работы входит умение сосредоточиться, мобилизовать и активизировать свою волю, правильно использовать свой рабочий день. Действуя, как правило, в условиях ограниченного времени, установленного для производства экспертизы, выполняя одновременно несколько экспертиз, эксперт должен уметь уплотнить свое время, рационально распределить различные виды своей деятельности.

Организационная деятельность дает возможность реализовать на практике принятые экспертом планы и решения, является условием целенаправленного и реального планирования его работы. Она так же, как и конструктивная, неразрывно связана с научной организацией труда эксперта. Между тем до последнего времени этому вопросу не уделялось должного внимания. Нет сомнений в том, что, несмотря на различие условий экспертной работы и индивидуальные особенности эксперта, его деятельность может быть определенным образом упорядочена в рамках научной организации труда.

Научная организация труда эксперта, начиная с упорядочения места и времени его работы и кончая производством конкретных экспертиз, безусловно, явятся самым эффективным средством повышения качества работы как отдельного эксперта, так и экспертного учреждения в целом.

В судебной психологии коммуникативная деятельность, предполагающая процесс общения между людьми, рассматривается в качестве обязательного компонента психологической структуры деятельности, связанной с осуществлением правосудия [22, с. 61].

Ввиду того, что труд эксперта носит индивидуальный характер, его коммуникативная деятельность проявляется в меньшей степени, чем, например, у следователя, судьи или адвоката, работа которых непосредственно связана с людьми.

В содержание коммуникативной деятельности эксперта входит установление психологического контакта с должностным лицом, назначившим экспертизу, с другими экспертами при производстве комиссионных и комплексных экспертиз, а также с иными участниками уголовного (гражданского) процесса.

Контакт с должностным лицом, назначившим экспертизу, является по своему характеру двусторонним и предполагает взаимное сотрудничество, обусловленное единством цели, состоящей в необходимости установления объективной истины по делу. В этих отношениях важную роль играет осознание цели общения и желание совместно решить стоящую перед органами расследования (суда) задачу, предполагающую необходимость использования специальных знаний эксперта.

Отношения сотрудничества имеют еще большее значение для контакта между экспертами, проводящими комиссионную или комплексную экспертизу. Это связано с тем, что психологические отношения с должностным лицом, назначившим экспертизу, относятся к внешней стороне деятельности эксперта и регулируются в основном нормами процессуального законодательства, а отношения между экспертами, участвующими совместно в производстве экспертизы, создаются и реализуются в сфере их познавательной, конструктивной и организационной деятельности. Процесс общения этих лиц предполагает не только взаимный обмен информацией, но и совместное ее получение в результате проводимых исследований объектов экспертизы.

Особым аспектом коммуникативной деятельности является общение эксперта с обвиняемым, потерпевшим (сторонами по гражданским делам), а также со свидетелями, которое регулируется нормами процессуального законодательства. Особенностью таких отношений является то, что они, как правило, возникают не непосредственно, а через орган, назначивший судебную экспертизу. Непосредственное общение имеет место только в случаях экспертизы живых лиц. Основным источником информация при производстве таких экспертиз является испытуемое лицо. Получить же от него информацию невозможно без установления соответствующего психологического контакта. Последнее, в частности, относится к судебно-психиатрической и судебно-психологической экспертизам [55].

Важнейшей целью социалистического правосудия является перевоспитание лиц, совершивших правонарушение, и воспитание всех граждан в духе уважения к советским законам и правилам социалистического общежития. В соответствии с этим воспитательное воздействие, связанное с осуществлением правосудия, направляется как на конкретную личность (правонарушителя), так и на всех граждан. В воспитательную деятельность входят также разработка и реализация профилактических мероприятий по ликвидации причин и условий, способствующих совершению правонарушений.

Вышеизложенное относится и к воспитательной деятельности эксперта, особенность которой состоит в том, что воспитательное воздействие её в значительной степени носит не непосредственный, а косвенный характер. Такая деятельность осуществляется, главным образом, как итог познавательной деятельности эксперта, выраженный в его заключении. Содержание последнего наглядно показывает обвиняемому и другим лицам возможность и неотвратимость раскрытия любого преступления в результате применения современных научных средств.

Воспитательная деятельность эксперта проявляется также в разработке им профилактических мероприятий, вытекающих из его исследований, и в выступлениях эксперта перед другими лицами. Выступления носят различный характер в зависимости от их цели. Так, эксперт может выступить перед определённой группой работников с докладом ила сообщением, в которой он на основе проведённых экспертных исследований информирует аудиторию о причин совершения определённого вида преступлений и мерах борьбы с ними. Такие выступления широко практикуются экспертами-автотехниками перед работниками автотранспорта и экспертами-бухгалтерами - перед ревизорами и счётными работниками.

Задачей выступлений (лекций, бесед) экспертов перед широкими кругами трудящихся является правовая пропаганда, привитие уважения к советским законам и социалистическому правосудию, также ознакомление слушателей (в разумных пределах) с возможностями современной криминалистики в деле расследования преступлений и создание у них убеждения в неотвратимости наказания за любое преступление.

Таким образом, все рассмотренные аспекта психологической деятельности судебного эксперта находятся в тесной взаимосвязи друг о другом и в целом характеризуют психологические особенности рассматриваемой деятельности как специфического вида работы, связанной с осуществлением социалистического правосудия.

Изучение психологической структуры судебно-экспертной деятельности является необходимой предпосылкой для рассмотрения других проблем психологии деятельности эксперта. К ним в первую очередь относятся вопросы о психологическом процессе формирования убеждения эксперта и о психических качествах, необходимых эксперту для успешного осуществления его работы.