Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Вопросы психологии и логики в судебно-экспертной практике.
Сборник научных трудов.
М., 1977.

 

Яковлев Я.М.
Основы психологии судебно-медицинской деятельности.

III. Психические качества судебного эксперта

Значение изучения психических качеств судебного эксперта

Один из основных принципов советской психологии – принцип единства личности и деятельности. Он состоит в том, что человек в осуществляемой им деятельности не только проявляется, но и формируется. Поэтому психические свойства человека должны изучаться одновременно с исследованием его деятельности [66, с. 314].

Любая профессиональная деятельность представляет собой совокупность физических действий и психических процессов, в зависимости от характера данной деятельности их соотношение меняется.

Именно поэтому для выявления психологических качеств, необходимых для занятия определённой профессией, необходимо, прежде всего, дать психологический анализ данной деятельности и выявить её структуру, как это было сделано применительно к работе судебного эксперта.

На формирование психологических качеств судебного эксперта оказывают влияние и внешние условия, в которых проходит его работа [67, с. 250-251]. Эти условия, наряду с внутренними, влияют на выработку и формирование у судебного эксперта таких качеств личности, которые необходимы ему для успешного выполнения возложенных на него обязанностей. Это является тем более важным, что качество экспертиз в значительной степени зависит не только от субъективных психических качеств эксперта, от знаний и умений, но и от тех объективных внешних условий, в которых протекает его деятельность.

Особенностью этих условий является, прежде всего, то, что они отражают специфику работы эксперта как деятельности, связанной с отправлением социалистического правосудия.

К ним, в частности, относятся:

– строгая правовая регламентация экспертной деятельности, сочетающаяся с самостоятельностью   эксперта в избрании видов исследований, которые должны быть проведены для решения вопросов, поставленных органом, назначившим экспертизу;

– обязанность сохранения служебной тайны;

– особая общественно-психологическая атмосфера расследования, при которой к результатам экспертизы проявляется интерес не только со стороны назначившего её органа, но я всех лиц, так или иначе заинтересованных в исходе данного уголовного или гражданского дела;

– дефицит времени, установленного для производства экспертизы и, как следствие этого, постоянная умственная и эмоциональная перегрузка эксперта.

Указанные особенности требуют от эксперта таких психических качеств, как коммунистическая идейность и принципиальность, высокоразвитое правосознание, повышенное чувство ответственности. Указанное, в свою очередь, предполагает наличие высоких волевых качеств у лица, занимающегося экспертной деятельностью.

Специфические задачи, выполняемые экспертизой в уголовном и гражданском процессах, оказывают влияние не только на психологические качества личности эксперта, но и на внешние условия, в которых эти качества находят своё проявление.

Так, разнообразие объектов экспертных исследований требует от эксперта в условиях научно-технической революции систематического пополнения специальных познаний и овладения новыми методиками исследования. Поэтому одним из обязательных условий обеспечения успешной работа экспертов является не только наличие в экспертном учреждении соответствующих технических средств (аппаратуры, приборов в т.п.), но и систематическое издание или приобретение специальной и справочной литературы.

Выполнение экспертом исследований различной сложности связано как с его умственной деятельностью, так и с выполнением определённых физических действий по использованию технических средств, применяемых в процессе исследования, что предполагает выработку у эксперта определённых навыков и умений по работе с такими средствами.

Исследовательский характер деятельности по производству экспертиз требует создания условий, облегчающих познавательную деятельность эксперта и способствующих оптимальному проявлению его знаний и навыков. В этой связи большое значение приобретает научная организация труда судебного эксперта. Однако должного внимания в литературе данному вопросу до сих пор не уделялось.

Представляется, что вопросы оптимальной организации работы эксперта как важнейшего фактора, обеспечивавшего эффективность его профессиональной деятельности, должны стать специального изучения.

Разрабатывая научные метода организации труда эксперта, необходимо следить за тем, чтобы они не противоречили правовым нормам, регулирующим экспертную деятельность.

Важнейшими проблемами научной организации труда эксперта следует считать:

– научно обоснованное планирование текущей деятельности эксперта (на месяц, на день, планирование производства отдельной  экспертизы,  планирование повышения квалификации и т.п.);

– проблема оптимальной организации рабочего места судебного эксперта. В этом плане, прежде всего, необходимо принять меры для устранения лишних раздражителей, мешающих восприятию исследуемых экспертом объектов и решению поставленных перед ним мыслительных задач. Важное значение имеет также и рациональное оборудование рабочего места эксперта, его освещённость, техническая оснащённость и т.п. При проведении анкетирования выяснилось: большинство экспертов не удовлетворены организацией своего рабочего места, в частности нахождением в одном рабочем помещении нескольких экспертов, что не дает возможности должным образом сосредоточиться на выполняемых исследованиях;

– проблема организации рабочего дня судебного эксперта. Следует отметить, что психическое состояние эксперта перед началом его работы может быть различным. В этом состоянии отражается отношение эксперта к своей профессии, а также реализуются такие его качества, как темперамент, воля, собранность и т.п. Результаты анкетирования показали, что на «втягивание» в работу эксперту требуется от получаса до одного часа, а продуктивная работа до перерыва занимает в среднем 2-2,5 ч, после же  перерыва – 1,5-2 ч.

Эти данные нуждаются, конечно, в экспериментальной проверке, на основе которой могут быть выработаны рекомендации по наиболее продуктивному использованию рабочего времени судебной эксперта. В частности, следует рекомендовать созывать совещания, а также выполнять работу, не носящую исследовательского характера, перед перерывом, сразу же после его окончания или в конце рабочего дня, когда продуктивность исследовательской работы экспертов понижается.

Как отмечалось, основной задачей научной организация труда эксперта является обеспечение максимальной эффективности его деятельности. Понятие эффективности в данном случае охватывает всю совокупность положительных признаков деятельности эксперта, в частности результативность, продуктивность, правильность и надёжность выполняемых им экспертных исследований, а также экономию его сил, средств и времени, затрачиваемых на производство экспертизы.

Изучение особенностей профессиональной деятельности судебного эксперта необходимо для того, чтобы выявить психические качества, особенно важные для выполнявших эту работу лиц.

«Иногда бывает трудно узнать, – пишет известный специалист в области психологии труда И.Д.Левитов, – пригоден человек к данной профессии или нет. Это происходит в тех случаях, когда не совсем ясно, каких качеств от личности требует эта профессия, или спорны психологические компоненты этой профессии». Он отмечает, что психологическое изучение профессии должно быть подчинено двум целям: во-первых, определению профессиональной пригодности, т.е. соответствия психических качеств работника требованиям, предъявляемым профессией к психике человека, и, во-вторых, разработке таких основ обучения и воспитания, при которых в процессе овладения необходимыми знаниями к навыками у лица формировались и развивались бы профессионально-важные психические качества [36, с. 131, 134].

Из изложенного следует, что выявление психических качеств, благоприятствующих экспертной деятельности, нужно, в первую очередь, для решения проблемы подбора, расстановки и воспитания кадров судебных экспертов.

Экспертная деятельность требует от выполняющих её специалистов таких психических качеств, как усидчивость, настойчивость, внимательность, а также определённых моторных навыков и аналитического мышления. Характер работы эксперта таков, что при отсутствии у выполняющего её лица этих качеств не может быть гарантирован успешный результат. Поэтому необходимо добиваться того, чтобы в процессе обучения и воспитания соответствующих специалистов такие психические качества вырабатывались, а при подборе кадров судебных экспертов учитывались.

Выявление психических качеств, нужных специалисту для его успешной работы в качестве судебного эксперта, окажет большую помощь и при выборе этой профессии. К.Маркс в работе «Размышления юноши при выборе профессии» писал, что «...профессии кажутся нам самыми возвышенными, если они пустили в нашем сердце глубокие корни, если идеям, господствующим в них, мы готовы принести в жертву нашу жизнь и все наши стремления. Они могут осчастливить того, кто имеет к ним призвание, но они обрекают на гибель того, кто принялся за них поспешно, необдуманно, поддавшись моменту» (Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956, с.4).

Проверить же наличие у себя психических качеств, необходимых для успешной работы в качестве эксперта, специалист может только тогда, когда такие качества известны ему хотя бы из литературы.

 

Психологическая структура личности судебного эксперта

Современная психология отказалась от традиционного понимания личности как более или менее случайной совокупности психических черт. При изучении личности применяется так называемый личностный подход, в соответствии с которым она рассматривается как определённая система, представляющая собой единое целое и состоящая из определённых элементов, находящихся между собой в иерархической связи.

В настоящее время структурный подход к изучению личности является общепризнанным в советской психологии [56]. Однако вопрос о том, какие компоненты входят в эту структуру, спорен.

Некоторые психологи рассматривают структуру личности как динамическое единство способностей, темперамента и характера, находящих выражение во взглядах, принципах и интересах данной личности. Другие исследователи исходят из того, что в структуру личности входят темперамент (система природных свойств), направленность (система потребностей, интересов и идеалов), способности (ансамбль интеллектуальных, волевых и эмоциональных свойств) и характер (синтез отношений и способов поведения) [27, с.44].

Однако эти определения не раскрывают того, что следует понимать под структурой личности и какое содержание в неё вкладывается.

Наиболее правильно этот вопрос решён К.К.Платоновым, который исходит из того, что структура личности представляет собой её наиболее стойкие психические свойства, т.е. черты данной личности.

Раскрывая структуру личности, К.К.Платонов выделяет в ней четыре подструктуры. В первую из них, наиболее важную для личности в целом, входят её социально обусловленные черты, не зависящие от прирождённых психических качеств человека. Сюда относятся его направленность, отношения, моральные черты. Эта подструктура отражает индивидуально преломлённое классовое общественное сознание и формируется путём воспитания.

Вторая подструктура (подструктура опыта) охватывает знания, навыки, умения и привычки, приобретённые путём обучения. Однако в ней уже проявляется и биологически обусловленные свойства человека.

В третью подструктуру входят индивидуальные особенности протекания психических процессов личности – её эмоции, ощущения, восприятие, мышление, чувства, воля, память. В этой подструктуре влияние биологически обусловленных особенностей проявляется ещё более отчётливо, поскольку психические процессы являются особой формой отражения.

Наконец, четвёртая подструктура объединяет психологические особенности, обусловленные высшей нервной деятельностью человека, в частности его темперамент и психофизиологические свойства [57, с.77-82].

При этом К.К.Платонов не включает характер человека и его способности в число указанных четырёх подструктур, а рассматривает их как основные качества личности, проявляющиеся в каждой их них [57, с. 84].

При определении профессиональной пригодности большое значение имеет установление того, соответствует ли структура данной личности тем требованиям, которые предъявляет эта деятельность к психическим особенностям выполняющих ее лиц.

Если структура личности отвечает таким требованиям, обеспечивается и качество выполнения данной деятельности. При отсутствии же такого соответствия выполнение ее для лица является весьма трудным, а иногда и противопоказанным.

Все изложенное относится и к эксперту. Успешное выполнение им его работы предполагает, что структура его личности в основном соответствует психологической структуре экспертной деятельности, т.е. что он обладает необходимыми психическими качествами для реализации основных компонентов этой деятельности.

Ввиду того, что структура, предложенная К.К.Платоновым, по нашему мнению, наиболее полно отражает основные черты личности, при рассмотрении профессиональных качеств, необходимых эксперту, мы будем исходить из приведенных выше четырех подструктур.

Как уже отмечалось, первая подструктура объединяет направленность, моральные черты и этические качества личности.

Важнейшее требование, предъявляемое к личности эксперта, – его коммунистическая направленность, включающая в себя потребность в труде и удовлетворение этой потребности выполняемой им работой.

При изучении профессионально важных качеств судебного эксперта среди сотрудников экспертных учреждений системы Министерства юстиции СССР нами была распространена специальная анкета, на которую было получено 240 ответов.

Из  экспертов, ответивших на анкету, 87,9% сообщили, что они полностью удовлетворены своей профессией, 4,4% хотели бы, оставаясь на работе эксперта, изменить свою специализацию, 4,5% отметили, что относятся к выполняемой работе равнодушно, и 3,2% – что профессия эксперта им не нравится.

Обращаясь к анкетам последних, мы установили, что они работают экспертами не более пяти лет и большая часть из них не занимается повышением своей квалификация, в частности не изучают специальную литературу, не обращается к консультациям ученых и т.п. Следует полагать, что они, в конце концов, изберут себе другую специальность.

С направленностью эксперта неразрывно связано его марксистско-ленинское мировоззрение, придающее ему стойкость и твёрдость характера и проявляющееся как в его взглядах и нравственных принципах, так и в поступках и действиях.

В направленности личности эксперта значительную роль играет его установка. Под установкой в психологии понимается неосознаваемое психическое состояние, выражающее готовность личности к определённой деятельности [86, с. 167].

Установка на занятие экспертной деятельностью, безусловно, является важным основанием для выбора этой профессии. В формировании установки основное значение имеют такие мотивы, как желание способствовать искоренению правонарушений в нашем обществе, интерес к исследовательской работе, желание приобрести профессию эксперта и т.п.

Именно благодаря такой установке лицо, избравшее профессию экспорта, получает от своей работы моральное удовлетворение и, как следствие этого, стремится как можно лучше овладеть своей профессией, постоянно совершенствовать свои знания.

В направленности личности реализуются социальные качества человека. Они могут быть подразделены на такие, которыми должен обладать каждый член социалистического общества, и на специальные качества, необходимые для данной профессии.

Общие социальные качества личности сформулированы в Программе КПСС, в моральном кодексе строителя коммунистического общества. Из них, особое значение для эксперта имеет его мировоззрение, предполагающее наличие у него твердых убеждений, честности, коммунистического отношения к труду. К специальным социальным качествам, которыми должен обладать эксперт, относится, прежде всего, социалистическое правосознание.

В качестве правовой идеологии правосознание представляет собой систему правовых знаний, взглядов, идей. В психологическом же аспекте – это совокупность социальных чувств, переживаний, привычек, возникающих у лица в процессе применения и действия правовых норм [2].

Правосознание имеет не менее важное значение для судебного эксперта, чем для других работников, связанных с деятельностью по осуществлению правосудия.

С психологической точки зрения правосознание эксперта включает в себя:

– понимание принципов советского права и убеждение в их справедливости: в частности, эксперт должен не только знать, но и внутренне осознать и прочувствовать особенности своего процессуального положения, значение судебной экспертизы для установления объективной истины по делу, проникнуться чувством уважения и ответственности к выполняемым им задачам в борьбе с правонарушениями в социалистическом обществе;

– сложившуюся привычку неуклонного соблюдения правовых норм, относящихся к экспертной деятельности, содержащихся в УПК и в ведомственных инструкциях и положениях;

– нетерпимое отношение к любым правонарушениям;

– чувство справедливости, законности и уважения к законам и другим нормативным актам.

Указанные черты, получая свое закрепление в психике эксперта, становятся важнейшими свойствами его личности, направляющими и формирующими другие психические качества.

К специальным социальным качествам эксперта следует отнести также его чувство ответственности за свою деятельность в целом и за каждое даваемое им заключение. Это чувство вырабатывается на основе таких моральных качеств, как честность, принципиальность, сознание общественного долга.

Недостаточное или неполное развитие необходимых эксперту социальных качеств может привести к нарушению им социалистической законности, к даче заключений не на основе сложившегося у него в результате исследования объектов экспертизы убеждения, а исходя из того или иного мнения органа, назначившего экспертизу, товарищей по работе, не принимавших участия в исследованиях объектов экспертизы, и т.п.

В направленность личности эксперта входят и его нравственный облик, его моральная сфера, которая, преломляясь через профессиональную деятельность, приобретает у эксперта особую специфику.

Каждая профессия предъявляет к избравшим ее лицам специальные нравственные обязанности, дополняя тем самым общие моральные принципы членов социалистического общества. В частности, все виды деятельности, связанной с общением с другими людьми, в том числе относящиеся к отправлению правосудия, требуют от выполняющих их специалистов не только соответствующих знаний, но и соблюдения определённой профессиональной этики. Поэтому эксперт так же, как и другие работники, деятельность которых связана с осуществлением правосудия, должен наряду с правовыми нормами руководствоваться и особыми этическими правилами.

На обязательность усвоения и соблюдения этими работниками высоких начал своей профессии указывал А.Ф.Кони [31, с. 33-69].

Специально вопрос об этике судебного эксперта рассмотрен только в небольшой статье Л.Е.Ароцкера [1, с.135-141]. Между тем проблема этики судебного эксперта заслуживает специального исследования, так как этика представляет собой нравственную основу деятельности судебного эксперта, совокупность моральных норм, которыми он должен руководствоваться в своей работе.

Профессиональные особенности деятельности эксперта, как связанной с отправлением правосудия, предъявляют к его этике особые требования. От  заключения эксперта нередко зависит судьба человека, отсюда необходимость для него таких нравственных качеств, как честность, добросовестность, принципиальность.

Кроме того, этика эксперта неразрывно связана с правовой регламентацией его работы: необходимо, чтобы его поведение не нарушало не только формально, но и по существу требований, вытекающих из процессуального положения эксперта в уголовном (гражданском) процессе, чтобы оно находилось в гармоническом  единстве с его правосознанием.

Этические нормы, которыми должен руководствоваться эксперт в своей деятельности, включает в себя следующие требования:

– объективность проводимых исследований и сделанных на их основе выводов. Последние должны правильно отражать научные положения той отрасли знания, специалистом которой является эксперт, применительно к объектам экспертного исследования;

– независимость выводов эксперта от каких-либо внешних влияний и воздействий, в том числе материалов дела, не имеющих прямого отношения в объекту исследования: они не должны зависеть также от мнений должностного лица, назначившего экспертизу, и экспертов, не участвовавших в исследованиях, и т.п. Это требование этики предполагает принципиальность эксперта, наличие у него твёрдых убеждений и стремление к претворению их в жизнь. К.Маркс называл «низким» человека, «…стремящегося приспособить науку к такой точке зрения, которая почерпнута не из самой науки, … а извне, к такой точке зрения, которая продиктована чуждыми науке, внешними для неё интересами…» (Маркс К., Энгельс Ф., Соч. т. 26, ч. II, с. 125).

– твёрдую уверенность в достоверности изложенных в заключении по экспертизе выводов. Вместе с тем такая уверенность не должна переходить в самоуверенность, в убежденность о непогрешимости своих суждений. Этика эксперта требует от него честного признания допущенных им ошибок, что предполагает развитое чувство критического отношения к своим суждениям;

– строгое соблюдение требования о сохранении служебной тайны, связанной с производством экспертизы;

– проявление корректности и сдержанности в отношениях с должностными лицами, назначившими экспертизу, иными участниками уголовного (гражданского) процесса и с другими экспертами при производстве комиссионных, комплексных и повторных экспертиз, если их мнения по отдельным вопросам расходятся.

Таким образом, первая подструктура личности судебного эксперта включает в себя следующие его нравственные качества:

1) коммунистическую направленность, в которую входят:

– потребность в труде;

– непосредственный интерес к профессии эксперта как особой разновидности творческой деятельности и возможности широкого применения своих специальных знаний;

– марксистско-ленинское мировоззрение;

– убеждённость в необходимости и пользе в борьбе с преступностью избранной профессии;

2) общие социальные качества, предусмотренные моральным кодексом строителя коммунистического общества, и специальные социальные качества, необходимые для экспертной деятельности, к которым относятся:

– социалистическое правосознание эксперта;

– высокоразвитое чувство ответственности за результаты своей деятельности;

3) этические качества как неотъемлемая часть морального облика судебного эксперта;

– объективность проводимых исследований и сделанных на их основе выводов;

– независимость выводов от внешних воздействий;

– убежденность эксперта в достоверности полученных им в результате проведенных исследований знаний и сделанных из них выводов;

– чувство самокритики и способность признавать свои ошибки;

– строгое сохранение служебной тайны;

– корректность в отношениях с должностными лицами, назначившими экспертизу, иными участниками процесса, а также с другими экспертами.

Вторая подструктура психологических качеств эксперта включает в себя его знания, навыки и умения, приобретённые в процессе обучения. Формирование этих качеств в определённой степени зависит от биологически обусловленных свойств личности данного эксперта. Это объясняется тем, что в приобретении знаний, навыков и умений определенную роль играют способности эксперта, развитие которых предполагает биологически обусловленные задатки таковых.

Свойства, объединяемые второй подструктурой, имеют важное значение для успешной деятельности эксперта. Они облегчают формирование психологической направленности эксперта на выполнение его работы и в значительной степени обусловливают её успешность. Ведь хорошо работать может только эксперт, имеющий глубокие специальные знания, навыки и умения, необходимые для производства того вида экспертизы, в котором он специализировался.

По своему характеру знания представляют собой определенную систему понятий, усвоенных данным лицом. Их физиологическим механизмом являются условные рефлексы второй сигнальной; системы, а основой – психологические процессы мышления и памяти [57, с. 276].

Для эксперта особенно важны глубокие знания как определенная система усвоенных им закономерностей, понятий и явлений, изучаемых той отраслью науки, специалистом которой он является.

Ввиду того, что значительная часть судебных экспертов по своему образованию не являются юристами, они должны наряду со специальными обладать также знаниями в области права в объёме соответствующих положений уголовного и гражданского процессуального законодательства, относящихся к порядку назначения и проведения судебной экспертизы на предварительном следствии и в суде, а также знать права и обязанности судебных экспертов.

При практическом применении знаний у эксперта вырабатываются определённые навыки.

По вопросу о понятии навыка в советской психологии существуют две точки зрения. Согласно одной из них навыками называются такие способы выполнения действий, которые в силу частого упражнения стали для выполняющего их человека автоматическими [32, с. 141]. В настоящее время более распространенным является мнение, что навыки представляют собой автоматизированные действия с момента их возникновения. Этой концепции придерживаются видные психологи С.Л.Рубинштейн [65, с. 463], К.К.Платонов [57, c. 276-277].

В основе навыка лежит определённое сенсорное действие, которое по мере приобретения навыка становится условным рефлексом. В тех случаях, когда навык начинает связываться с определёнными эмоциями, его выполнение становится потребностью, и он приобретает свойство привычки. Причём далеко не каждый навык в процессе своего развития становится психическим свойством личности, но навык, перешедший в привычку, бесспорно, является таковым. Например, привычка эксперта держать в порядке своё рабочее место становится свойством его личности – аккуратностью. Навык своевременно выполнять намеченные планом роботы становится свойством эксперта – дисциплинированностью [57, с.277-278].

Навыки и сформировавшиеся на их основе привычки имеют важное значение для успешного выполнения экспертом его работы. Благодаря навыкам резко уменьшается время, необходимое для выполнения данного действия, улучшается качество работы, снижается утомляемость.

Навыки вырабатывают у эксперта кинестетические (ощущение движение) механизмы, самостоятельно регулирующие точность совершаемых им операций. В этих случаях зрительный контроль заменяется двигательным и зрительные анализаторы, а также мышление эксперта освобождаются для переработки другой необходимой при проведении исследования информации. Так, эксперт, имеющий навыки работы со сравнительным микроскопом, при проведении исследования основное внимание будет уделять сравнительному анализу признаков исследуемых объектов. Если же у эксперта отсутствуют навыки работы с таким микроскопом, основное внимание его будет занято настройкой и другими манипуляциями с прибором. Или, если у эксперта отсутствуют навыки написания заключения, основное внимание он будет уделять грамматической и синтаксической формам изложения своих выводов, что, безусловно, может отрицательно повлиять на чёткость формулировки его ответов по существу.

Таким образом, овладение экспертом необходимыми приёмами выполнения исследований и превращение их в навыки является одним из условий успешного выполнения им работы. Особенно важными для эксперта являются следующие виды навыков:

– двигательные навыки, необходимые для успешной работы с инструментами и приборами при проведении экспертных исследований;

– сенсорные навыки, обусловливающие быстроту и точность восприятия световой, звуковой и других видов информации, получаемой в процессе исследования объектов экспертизы. В частности, для эксперта-криминалиста особенно важна выработка зрительных навыков, дающая ему возможность быстро обнаруживать особенности исследуемых вещественных доказательств;

– навыки мыслительной деятельности, в частности распределения и концентрации внимания, проведения наблюдений, построения версий, анализа и синтеза полученных результатов исследований, выведения из них правильных умозаключений и т.п.

Приобретённые в процессе работы навыки оказывают на эксперта как положительное, так и отрицательное влияние.

Положительное влияние состоит в том, что выработанный навык облегчает эксперту приобретение другого, сходного с ним навыка (перенос навыка). Например, если эксперт имеет навыки, необходимые для производства трассологических исследований, ему значительно легче и быстрее выработать навыки, необходимые для производства баллистических экспертиз.

Вместе с тем выработанный и закреплённый навык в ряде случаев может тормозить формирование у эксперта сходного навыка (интерференция навыка). Например, эксперт, имеющий навыки проведения трассологических исследований, при переходе на производство баллистических экспертиз может совершать вначале ошибочные действия, связанные с укоренившимися у него навыками проведения исследований следов других видов.

Выработка у эксперта навыков в определённой мере связана с типом его высшей нервной деятельности. В зависимости от него одни эксперты быстро приобретают навыки, способствующие точному выполнению определённых действий (например, связанных с идентификационными исследованиями), другие – труднее. Одни специалисты выполняют действия, принявшие характер навыка, быстрее, другие – медленнее. Однако во всех случаях для формирования навыка необходимо упражнение, т.е. многократное и целенаправленное выполнение экспертом того действия, которое становится затем навыком.

С навыками тесно связано и умение эксперта, т.е. его способность на основе выработанных навыков успешно выполнять совокупность умственных и физических действий, необходимых для качественного производства экспертизы.

Следует отметать, что вопрос о соотношении умения с навыками лица в литературе по психологии является спорным.

Некоторые психологи под умением понимают элементарный уровень выполнения определенных действий. Поэтому они считают, что умение возникает ранее навыка. Так, К.И.Корнилов пишет, что «умение – это не вполне завершенный навык … Навык – это завершённое умение, которое совершается автоматически, без контроля сознания» [32, с. 142].

Более правильной представляется другая точка зрения, в соответствии с которой умение рассматривается как высшее человеческое свойство, являющееся завершением обучения и слагающееся из навыков как способов успешного выполнения определённой деятельности [46, с.104-105].

Умение всегда базируется на знания, причём, чем более глубоки и обширны знания, тем скорее возникает умение наиболее успешно их использовать. Умение не только включает в себя навыки, но и носит творческий характер, предполагая развитие самостоятельности и инициативы личности. Таким образом, навыки в составе умения могут рассматриваться как его отдельные автоматизированные компоненты.

Таким образом, психические свойства, обусловливающие свойства экспертной деятельности, находятся между собой в следующем соотношении: знания – навыки – умения. При доведении умения до определённой степени совершенства оно становится психическим свойством эксперта – его умелостью [27, с. 256].

В работе эксперта умения и высшая их ступень – умелость имеют первостепенное значение. В частности, судебный эксперт должен уметь поставить задачу предстоящих исследований, наметить план и подлежащие проверке экспертные версии, владеть аппаратурой, обрабатывать и обобщать результаты проводимых им исследований.

Таким образом, во вторую подструктуру входят следующие психические качества, необходимые судебному эксперту:

– специальные знания как система закономерностей, понятий и явлений, относящихся к определённой отрасли науки, специалистом которой он является;

– навыки в овладении основными приёмами исследования объектов экспертизы и в составлении заключения;

– умение наметить экспертные версии, провести на основе их исследования объектов экспертизы, сделать из результатов исследований объективно правильные выводы, необходимые для разрешения поставленных перед экспертом вопросов, и сформулировать в заключении ответы на них.

Третья подструктура личности эксперта включает в себя индивидуальные особенности его психических процессов. В ней особенно отчётливо проявляется влияние биологически обусловленных черт личности, так как любой психический процесс представляет собой особую форму отражения объективной деятельности в мозгу человека.

Психические процессы подразделяются в психологии на следующие виды:

– познавательные, включающие в себя ощущение, восприятие, представление, память, мышление и воображение;

– эмоциональные, в число которых входят эмоции и чувства;

– волевые процессы [61, с.23].

С психическими процессами неразрывно связаны психические состояния и психические свойства личности.

К психическим состояниям относятся, например, внимательность или рассеянность, проявляемая экспертом при производстве отдельных экспертиз, умственная активность или пассивность, зависящая от состояния его нервной системы в данный момент, и т.п.

Психические состояния носят временный характер и зависят от определённой ситуации, в которой находится данное лицо. Например, рассеянность эксперта может быть объяснена его личными переживаниями или усталостью, нерешительность – недавно допущенной ошибкой в выводах и т.п. [61, с.23-24].

Другой характер имеют психические свойства личности, представляющие собой устойчивые психические образования, обеспечивающие определённый характер деятельности и поведения, типичные для данной личности. Механизм их образования связан с закреплением определённых психических состояний, наиболее часто повторяющегося у данного человека. Так, состояние, рассеянности может, закрепившись, перейти в психическое свойство рассеянности. Состояние внимательности может стать характерным свойств данного эксперта и т.п. [61, с.23].

Из познавательных психических процессов для судебного эксперта важнейшее значение имеет восприятие, в частности такая форма, как наблюдательность. При этом следует иметь в виду, что восприятие как психический процесс отражения предметов и явлений объективного мира, воздействующих в каждый данный момент на анализаторы человека, носит избирательный характер. Из множества предметов и явлений, окружающих человека, он останавливает своё внимание на определённых объектах.

Избирательность восприятия в значительной мере зависит от профессии. Например, восприятие судебно-медицинского эксперта нанесённых потерпевшему телесных повреждений будет отличаться от восприятия эксперта-трассолога, исследующего следа указанных повреждений, оставшиеся на одежде потерпевшего.

Характер, в частности интенсивность восприятия, зависит от того, насколько воспринимающее лицо знает объект. Например, чем лучше знает эксперт, проводящий дактилоскопическую экспертизу, возможные виды и комбинации папиллярных узоров, тем скорее он обнаружит совпадающие и отличающиеся их признаки при проведении идентификационных исследований следов пальцев рук, оставленных преступником на месте происшествия, с представленными ему для сравнения отпечатками пальцев рук подозреваемого лица.

На восприятие большое влияние оказывают сенсомоторные особенности личности эксперта. К ним, в частности, относится присущий ему порог чувствительности различных анализаторов. Для эксперта-криминалиста, например, наиболее важной является чувствительность его зрительных анализаторов, играющая важнейшую роль в успешном выполнении идентификационных исследований, требующих от эксперта зрительной ориентации особой точности.

В связи с познавательным характером экспертной деятельности важнейшее значение в ней, как уже отмечалось, имеет наблюдение, представляющее собой целенаправленное и планомерное восприятие объектов с последующим анализом и обобщением полученных данных. В результате систематического наблюдения у эксперта развивается особое психическое свойство – наблюдательность, заключающаяся в умении подмечать присущие исследуемым объектам особенности, понимать природу и значение отдельных их признаков [46, с. 195].

Наблюдательность является одним из важнейших психических качеств, необходимых судебному эксперту. Не случайно 60,4% экспертов, ответивших на вопрос анкеты о необходимых эксперту профессиональных качествах, на первое место поставили наблюдательность.

Формирование наблюдательности эксперта неразрывно связано с его специальными знаниями как обязательным условием успешного проведения наблюдения. Наблюдательность требует наличия у человека развитых органов чувств, особенно зрения, и такого волевого качества, как внимательность. Поэтому если у соответствующего специалиста имеются психофизиологические недостатки, в частности связанные с его зрительным аппаратом, профессия эксперта-криминалиста ему противопоказана. Это же относится и к случаям, когда в силу особенностей высшей нервной деятельности специалист не способен к длительной сосредоточенности, необходимой для осуществления целенаправленного, планомерного и организованного наблюдения как важнейшей предпосылки успешности экспертных исследований.

Для выработки наблюдательности эксперт должен чётко представлять себе цель и задачи проводимых им наблюдений, что, в свою очередь, требует глубоких специальных знаний. Кроме того, при проведении наблюдения требуется применение определённых навыков и умений, применение которых дает возможность выявить признаки и свойства объектов исследований.

Таким образом, психологические качества эксперта – наблюдательность, знания, навыки и умения – тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Из познавательных психических процессов важное значение для эксперта имеет память. Применительно к знаниям, необходимым эксперту для успешной профессиональной деятельности, его память должна иметь долговременный характер, обусловливающий возможность воспроизведения запомненной информации через значительный промежуток времени. Однако не менее важной для эксперта является и кратковременная, оперативная память, при которой запоминанию подвергается его текущая работа. Без наличия такой памяти невозможно проведение идентификационных исследований.

Из типов памяти (зрительной, слуховой, двигательной) эксперту особенно важно иметь зрительную или смешанную зрительно-двигательную память.

Память эксперта, кроме того, должна иметь произвольный характер; он должен уметь воспроизводить и применять имеющиеся у него знания в зависимости от характера проводимых исследований.

Память связана также с мышлением эксперта. Для того чтобы применять установленные соответствующей отраслью науки закономерности и понятия, эксперт должен не только знать и помнить их, но и владеть различными способами успешного применения их на практике, что связано с умственной деятельностью.

Для эксперта, прежде всего, необходимо дискурсивное (понятийно-логическое) мышление, в процессе которого ход его рассуждений идёт от одного довода к другому, от известных предпосылок к искомому, в частности к проверяемой экспертной версии.

Вместе с тем, при решении ситуационных задач, встречающихся при производстве экспертиз, для эксперта большое значение имеет и эвристическое мышление, в частности его интуиция. При мышлении этого вида (в отличие от дискурсивного) эксперт решает задачу, не осознавая хода мыслительного процесса, в результате которого получен необходимый ответ.

Дискурсивное и эвристическое мышление эксперта должны дополнять друг друга. Первое предполагает умение анализировать, обобщать и, следовательно, логически осмысливать задачи, подлежащие решению. Свойствами же эвристического мышления является творческое воображение, острая наблюдательность и интуиция.

Профессиональная деятельность эксперта способствует образованию у него определённых устойчивых качеств ума, придающих его мыслительной деятельности индивидуальные•особенности.

Основными качествами ума, которыми должен обладать эксперт, являются:

– любознательность как стремление узнать изучаемый объект во всех его связях и условиях. Следует отметать, что 26,9% ответивших на анкету экспертов указали на любознательность как на основное психическое качество, которым должен обладать эксперт;

– глубина ума, т.е. способность осмыслить исследуемые объекты с точки зрения их сущности, не довольствуясь только теми признаками, которые находятся на поверхности, являются очевидными;

– гибкость ума, заключающаяся в подвижности мыслительных процессов, способности учитывать особенности объектов исследования и в соответствии с этим изменять способы решения поставленных задач и намечать соответствующие им исследования. Одним из недостатков, мешающих успешной работе эксперта, является психологическая инерция, в силу которой эксперт использует привычные для него способы исследования независимо от того, что решаемая задача требует применения других методик. Такая психологическая инерция вырабатывается в результате оперирования привычными для эксперта схемами решения поставленных перед ним вопросов, без учёта возможных отступлений от типичных случаев, к которым эти методики относятся:

– критичность ума, предполагающая, способность не только решить задачу и обосновать своё решение, но и подвергнуть сомнениям сделанные выводы. Не случайно 66,1% ответивших на анкету экспертов на первое место среди психических качеств, необходимых для их профессии, поставили умение критически отнестись к своим выводам;

– логичность мышления, характеризующая процесс протекания такового, его чёткую направленность и последовательность.

С мыслительной деятельностью эксперта связано и его воспроизводящее воображение. Экспертное исследование как познавательный процесс невозможно без такого воображения, так как только оно даёт возможность выдвинуть подлежащие проверке экспертные версии и мысленно представить себе возможный результат.

К психическим процессам, включаемым в третью подструктуру личности эксперта, относятся также его эмоции и чувства. Чувство как свойство личности представляет собой её эмоциональное отношение к действительности. Ни практическая, ни научная деятельность эксперта не будет успешной, если у него отсутствует положительное эмоциональное отношение к ней. Именно любовь к своей профессии придаёт работе эксперта, как к любой другой, необходимый накал, способствует подъёму его духовных и физических сил.

Для судебного эксперта большое значение имеют также интеллектуальные чувства, отражающие отношение человека к познанию явлений, свойств и закономерностей объективного мира. Из этих чувств следует отметить чувство нового, выражающегося в быстрой и положительной реакции на все новшества в науке, специалистом которой он является, на все новые положительные явления в жизни нашего социалистического общества в целом.

Для эксперта чувство нового весьма важно: оно не даёт ему возможности успокоиться на достигнутом, побуждает к дальнейшему самосовершенствованию, к освоению всего передового, что появляется в науке, являющейся его специальностью, и в экспертной практике. Так, 33% экспертов, ответивших на соответствующий вопрос анкеты, в числе важнейших качеств, необходимых для их профессии, указали на чувство нового.

Из интеллектуальных чувств для эксперта большое значение имеют чувства ответственности за принимаемые решения, морального удовлетворения от своей работы, а также чувства сомнения или уверенности эксперта в своих выводах, играющие важнейшую роль в процессе формирования его убеждения.

Однако, как уже отмечалось, в отдельных случаях чувство уверенности эксперта переходит в самоуверенность, убеждённость в непогрешимости и правильности своих суждений, что отрицательно влияет на качество выполняемой им работы. Основной способ борьбы с подобного рода самоуверенностью – повышение требовательности к эксперту в отношении совершенствования им профессиональных знаний, а также постоянный обмен опытом между экспертами, в процессе которого вскрываются и анализируются допускаемые экспертом ошибки.

В третью подструктуру личности эксперта входят и такие волевые качества, как способность осуществлять намеченные им решения и coвершать целенаправленные действия, требующие преодоления определённых трудностей [72, с. 298].

Для успешного выполнения своей профессиональной деятельности эксперт должен обладать следующими волевыми качествами:

– организованностью, включающей в себя дисциплинированность, исполнительность и аккуратность, без которой невозможно должным образом проводить экспертные исследования, учитывая дефицит времени эксперта и значительное число экспертиз, находящихся одновременно в его производстве;

– целеустремлённостью, дающей эксперту возможность постоянно совершенствовать свои знания и при проведении экспертных исследований стремиться к тому, чтобы как можно лучше и полнее ответить на поставленные перед ним вопросы:

– решительностью и настойчивостью, без которых невозможно успешно заниматься экспертными исследованиями;

– самостоятельностью суждений, которая даёт возможность противостоять любым посторонним воздействиям.

С волевыми качествами эксперта связано и такое обязательное для него психическое свойство, как внимание, представляющее собой сосредоточение сознания на определённом объекте, что обеспечивает более ясное и чёткое отражение последнего.

На связь внимания с волей указывал К.Маркс. Он писал, что «кроме напряжения тех органов, которыми выполняется труд, в течение всего времени труда необходима целесообразная воля, выражающаяся во внимании…» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 139).

Для эксперта весьма важно уметь концентрировать внимание, т.е. сосредоточиться на одном объекте, не отвлекаясь посторонними раздражителями. Без такой концентрации невозможно успешное проведение экспертных исследований.

При нахождении в производстве у эксперта одновременно нескольких экспертиз от него требуется сознательное переключение внимания с одного объекта на другой.

Будучи постоянно фиксированным, внимание как психический процесс постепенно переходит в психическое состояние личности эксперта, становится его психическим свойством – внимательностью.

Внимательность – важнейшее условие успешной экспертной деятельности – 73,7% экспертов, ответивших на вопросы анкеты, поставили на первое место среди профессиональных качеств, присущих их работе (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.23, с.139).

Лицо, у которого проявляются отрицательные свойства внимания, не может успешно заниматься экспертной деятельностью. К таким свойствам относятся, во-первых, отвлекаемость внимания, т.е. его непроизвольное переключение с одного объекта на другой, и, во-вторых, рассеянность, заключающаяся в неспособности сосредоточиться на чём-либо в течение длительного времени.

Однако следует отличать подлинную рассеянность, при которой лицо с трудом устанавливает и не может длительно удержать произвольное внимание на каком-либо объекте или совершении определённого действия, от рассеянности мнимой. О последней И.П.Павлов писал, что «при сосредоточенном думании, при увлечении каким-нибудь делом мы не видим и не слышим, что около нас происходит…» [48, с. 335]. Подобного рода мнимая рассеянность, когда, например, всё внимание эксперта сосредоточено на проводимом им исследовании и он не реагирует на другие раздражители, не может считаться отрицательной чертой, а наоборот, свидетельствует об увлечённости выполняемой работой.

Таким образом, в третью подструктуру входят следующие психические качества эксперта, связанные со свойственными его профессии познавательными, эмоциональными и волевыми психическими процессами:

– наблюдательность, заключающаяся в умении подмечать и анализировать определённые явления и обстоятельства;

– сочетание долговременной и оперативной памяти;

– глубина, последовательность, гибкость, самостоятельность и критичность мышления;

– воспроизводящее воображение, дающее возможность мысленно представлять модели исследуемых объектов и возможные результаты этого исследования;

– развитые интеллектуальные чувства, в частности чувство нового и чувство ответственности за порученное дело;

– волевые качества, особенно организованность, целеустремлённость, настойчивость и решительность;

– внимательность как синтез основных свойств внимания, в частности его концентрации, устойчивости и переключаемости.

Четвертая подструктура личности эксперта включает в себя биологически обусловленные свойства высшей нервной деятельности, определяющие его темперамент и отдельные психофизиологические качества.

Овладеть профессией эксперта может человек любого темперамента, однако тип его нервной деятельности оказывает влияние на отдельные психофизиологические особенности, имеющие значение для успешного занятия экспертной работой. Так, особенности нервных процессов обусловливает работоспособность человека, его способность к сосредоточению и самоконтролю над своими действиями. Они влияют также на быстроту и стойкость образования у лица навыков и умений, т.е. на его способность к обучению в широком смысле этого слова [44, с. 26-27].

Поэтому наибольшее удовлетворение от работы эксперт получает в тех случаях, когда она соответствует не только его тонкостям, но и психофизиологическим возможностям.

Профессия эксперта, основная часть деятельности которого заключается в выполнении исследований объектов экспертизы, требует от него не только работоспособности, но и устойчивости нервных процессов, способности к концентрации внимания и сосредоточенности, а от эксперта-криминалиста – также высокой зрительной чувствительности.

Указанные психофизиологические особенности оказывают большое воздействие на психические процессы, входящие в третью подструктуру, и особенно на волевые качества эксперта.

Психофизиологические качества, относящиеся к четвертой подструктуре личности эксперта и способствующие его успешной работе, включают в себя:

– устойчивость его нервных процессов;

– длительную работоспособность;

– лёгкую переключаемость внимания;

– быструю ориентировку;

– высокую сенсорную чувствительность, особенно зрительную.

Ниже приведена психологическая структура личности судебного эксперта.

 

I Подструктура (направленности)

1. Высокие морально-политические качества.

2. Марксистско-ленинское мировоззрение.

3. Потребность в труде и удовлетворение этой потребности экспертной деятельностью.

4. Высокоразвитое социалистическое правосознание.

5. Принципиальность.

6. Развитое чувство ответственности и долга.

7. Этические качества.

 

II Подструктура (опыта)

1. Специальные знания в определённой отрасли естественных или технических наук.

2. Правовые знания в области уголовного и гражданского процессуального законодательства.

3. Лёгкость образования сенсорных, моторных и умственных навыков, необходимых для исследования объектов экспертизы.

4. Умения в конкретном виде судебной экспертизы.

 

III Подструктура (особенностей психических процессов)

1. Наблюдательность.

2. Продуктивная память.

3. Гибкость, глубина, самостоятельность, последовательность и критичность мышления.

4. Воспроизводящее воображение.

5. Развитые интеллектуальные чувства (чувство нового, любознательность, уверенность).

6. Волевые качества (организованность, целеустремлённость, внимательность).

 

IV Подструктура (психофизиологических свойств личности)

1. Длительная работоспособность.

2. Физическая и нервная выносливость.

3. Сосредоточенность.

4. Быстрая ориентировка.

5. Способность к переключению психических процессов.

Как уже отмечалось, характер и способности эксперта не включаются нами в структуру его личности (Эта точка зрения не является общепризнанной. Так, А.Г.Ковалёв полагает, что в структуру личности входят как её характер, так и способности [27, с. 41]). Они представляют собой основные психические качества личности, входящие в ту или иную её подструктуру [57, с. 85]. Характер – это как бы «каркас» личности в целом, в котором проявляются только наиболее отчётливые и стойкие её психические свойства. Эти свойства находят своё выражение главным образом в психических чертах, входящих в первую подструктуру, определяющую направленность личности.

Вместе с тем черты характера включаются в другие подструктуры личности, например, такая черта характера эксперта, как трудолюбие (первая подструктура), предполагает наличие у него определённых навыков к труду эксперта (вторая подструктура), а также работоспособности, в определённой мере зависящей от психофизиологических свойств нервной системы данного эксперта (четвёртая подструктура). В процессе труда природные свойства нервной системы тренируются и укрепляются. Последнее относится и к таким необходимым эксперту чертам характера, как организованность, настойчивость, принципиальность.

Способности, как и характер, представляют собой свойства, входящие в четыре основные подструктуры личности и необходимые ей для успешного освоения, выполнения и совершенствования определённой деятельности [57, с. 87].

Способности развиваются в процессе той или иной практической деятельности. Врождёнными являются только анатомо-физиологические особенности (задатки), составляющие индивидуальные предпосылки для развития соответствующих способностей [83, с. 14].

Способности, развившиеся в процессе деятельности, как результат воспитания и обучения, при наличии соответствующих природных задатков обеспечивают более высокое качество деятельности, чем в тех случаях, когда такие задатки отсутствуют.

В первой подструктуре они связаны с потребностью эксперта заниматься экспертной деятельностью, которая является обязательной предпосылкой развития у него способностей для такой работы.

Во второй подструктуре способности определяют быстроту и лёгкость приобретения экспертом необходимых знаний, навыков и умений, которые в свою очередь, содействуют дальнейшему развитию его способностей.

В третьей подструктуре со способностями связаны такие необходимые для его успешной деятельности психические качества эксперта, как широта, глубина, логичность и самостоятельность его мышления, быстрота, прочность и точность его памяти, живость воображения, устойчивость, сосредоточенность, распределяемость и переключавшей его внимания.

Наконец, способности тесно связаны с четвёртой подструктурой личности эксперта, так как они развиваются на основе задатков как юс психофизиологической предпосылки. К таким задаткам способностей эксперта, в частности, относятся скорость образования и прочность его условных рефлексов и тормозных реакций, лёгкость перестройки динамических стереотипов, влияющих на успешное развитие способностей.

Современная психология подразделяет способности на общие, представляющие собой систему интеллектуальных свойств личности, и на специальные, необходимые для выполнения определённых видов творческой деятельности (музыкальные, художественные, литературные, математические и т.п.) [46, с. 333-334].

Для судебного эксперта в основном необходимы общие способности, обеспечивающие развитие психических качеств, входящих в подструктуры его личности Способности этого вида могут успешно развиваться и совершенствоваться в процессе экспертной деятельности, особенно в тех случаях, когда она приносит внутреннее удовлетворение.

 

Проблемы профессионального отбора судебных экспертов

Значение труда в жизни человека настолько велико, что, если возникает несоответствие между избранной им профессией и его склонностями, это приносит ущерб не только качеству выполняемой им работы, но самым отрицательным образом влияет на всю его жизнь.

Как писал К.Маркс, выбор профессии может оказаться «таким действием, которое может уничтожить всю жизнь человека, расстроить все его планы и сделать его несчастным» (Маркс К., Энгельс Ф. О воспитании и образовании. М., 1957, с. 41).

Работы по профессиональной пригодности начали проводиться в Советском Союзе ещё в 20-х годах. Однако при этом исходили из неправильной концепции о прирождённых способностях человека. Затем такие исследования были прекращены на основании утверждения, что каждого человека можно подготовить к любой профессии.

Начиная с 1956 г. проблема профессионального отбора вновь привлекла к себе внимание представителей ряда наук. При этом было установлено, что для успешного овладения определённого вида профессией кроме физического состояния, пригодного для её выполнения, требуются и специальные психологические качества. В частности, в США при расследовании причин авиационных катастроф было выявлено, что почти в 70 % случаев аварии были обусловлены не только ненадлежащим физическим состоянием лётчиков, но и недостатками в развитии у них таких психофизиологических качеств, как эмоциональная устойчивость, быстрота двигательных реакций, быстрота восприятия, объём и устойчивость распределения внимания, его переключаемость и т.д. [42, с. 8].

В настоящее время в Советском Союзе проведены исследования по определению профессиональных качеств (в том числе психофизиологических), необходимых для профессий оператора, диспетчера, космонавта, шофёра, педагога. Довольно полно исследованы также вопросы психологического отбора следователя и судьи. Однако исследования в области профессионального отбора судебных экспертов до настоящего времени не проводились.

Между тем специфические особенности, предъявляемые к психологической характеристике личности судебного эксперта, дают возможность разработать профессиограмму экспертной деятельности, учитывающую психические качества, которыми должны обладать выполняющие её лица [71, с. 156].

При разработке основных принципов профессионального отбора для любой профессии, прежде всего, необходимо установление психофизиологических качеств нужных для успешного выполнения работы. Последнее, в свою очередь, требует изучения психологических особенностей этой профессии [23, с. 67; 36, с. 161]. Только после этого можно приступить к составлению профессиограммы как психологической характеристики личности, лежащей в основе определения её профессиональной пригодности.

Как отмечалось, профессиограмма эксперта ещё не разработана. Поэтому практика приёма на работу специалистов в экспертные учреждения ограничивается установлением наличия у данного лица специального образования и опыта работы по специальности.

Ниже приведена профессиограмма судебного эксперта, разработанная на основе изучения психологических особенностей экспертной деятельности. В основу её положены структура психологической деятельности судебного эксперта и психические качества личности, необходимые для успешного выполнения такой работы.

 

Профессиограмма судебного эксперта

I. Психологические качества, необходимые для всех компонентов

экспертной деятельности

 

1. Общая коммунистическая направленность личности

2. Высокое правосознание.

3. Чувство ответственности за свою работу.

4. Интерес к профессии эксперта.

5. Специальные и правовые знания, навыки и умения.

6. Трудоспособность, организованность, дисциплинированность.

7. Целеустремлённость, настойчивость.

 

II. Качества, необходимые для познавательной деятельности

1. Наблюдательность.

2. Развитые сенсорные качества (в первую очередь зрение).

3. Продуктивная память.

4. Гибкость, глубина, самостоятельность, последовательность, творческий характер и критичность мышления.

5. Воспроизводящее воображение.

6. Чувство нового, любознательность.

7. Внимательность.

 

III. Качества, необходимые для конструктивной

и организационной деятельности

1. Умение мобилизовать и активизировать волю.

2. Самоорганизованность.

3. Умение прогнозирования и планирования своей работы и её результатов.

 

IV. Качества, необходимые для коммуникативной

и воспитательной деятельности

 

1. Эмоциональная устойчивость.

2. Выдержанность.

3. Умение вступать в психологические контакты и убеждать в своей правоте.

4. Развитая письменная и устная речь.

Психические качества эксперта распределены в профессиограмме с учётом психологических компонентов, входящих в экспертную деятельность. При этом выделены, во-первых, психические качества, необходимые для всех компонентов экспертной деятельности, и, во-вторых, качества, нужные для её отдельных компонентов. Ввиду того, что психические особенности конструктивной и организационной деятельности, а также коммуникативной и воспитательной работы судебного эксперта имеют общие черты, указанные компоненты объединены.

Проблема профессионального отбора включает в себя также разработку методик установления пригодности к определённой профессии конкретного человека.

В требования профессиональной пригодности входят следующие компоненты:

– здоровье проверяемого лица;

– психические качества и обусловливаемые ими способности;

– подготовленность к данной деятельности (объём знаний, навыков и умений).

Последнее требование предъявляется только к таким профессиям, выполнение которых невозможно без наличия определённой суммы знаний, навыков и умений, в частности и к профессии судебного эксперта.

Таким образом, профессиональная пригодность включает в себя в качестве обязательного компонента совокупность психофизиологических особенностей, обеспечивающих подготовленность к определённой профессии и продуктивное выполнение определённой работы [18, с. 214].

Профессиональной непригодностью является отсутствие у лица необходимых для выполнения определённой работы физических или психических качеств. Например, дефекты зрения определяют непригодность данного лица для профессии эксперта-криминалиста, предполагающий у специалистов высокоразвитый зрительный аппарат.

В настоящее время для работников ряда профессий установлены требования и на этой основе разработаны методы, выявляющие психофизиологическую и психологическую пригодность конкретного лица к данной профессии.

Однако это не относится к профессиям, связанным с осуществлением социалистического правосудия, в частности к профессии судебного эксперта. Изучение необходимых для этих профессий психофизиологических качеств только начато [63, с. 73].

В настоящее время в психологии существуют следующие методы, при помощи которых определяют, обладает ли данное лицо качествами, необходимыми для выполнения определённого вида деятельности:

– тестирование;

– беседа;

– наблюдение;

– метод обобщения независимых характеристик;

– экспериментальная проверка психофизиологических качеств, в частности быстроты реакции, памяти, качеств внимания и т.п. [46, с. 17-21].

Однако современная наука пока не располагает достаточно надёжными методами диагностики и измерения способностей, особенно в научной деятельности, к которой весьма близка и работа судебного эксперта [57, с. 159]. Но это не означает, что методы проверки профессиональной пригодности должны быть полностью исключены ввиду их недостаточной разработанности. Задачей психологии, в том числе и судебной, является выделение из существующих методов проверки наиболее рациональных её элементов, в том числе применяемых за рубежом, которые могут быть использованы советскими психологами при разработке методики определения профессиональной подготовленности.

Для профессий, требующих определённых психофизиологических качеств, уже в настоящее время успешно могут быть применены разработанные методики определения объективных свойств протекания психофизиологических процессов обследуемого лица. В частности, для экспертов такими методами может быть установлена быстрота их реакции, свойства их внимания и памяти, особенности их сенсорных органов и т.п.

Пока же научные методы профессионального отбора судебных экспертов не разработаны, психические качества, необходимые для этой профессии, должны формироваться в процессе их подготовки и практической деятельности.

Подготовка к любой профессии включает в себя не только усвоение необходимых знаний, выработку навыков и умений, но и формирование психических качеств, которые могут способствовать успешному овладению данной профессией. Большое значение для выработки этих качеств имеет стремление лица овладеть избранной им профессией, которое приводит в ряде случаев к перестройке его психических процессов и свойств личности в необходимом для данной профессии направления. Психологическая подготовка в процессе овладения профессией даёт возможность активизировать способности лица для её успешного освоения.

Всё сказанное относится и к подготовке кадров судебных экспертов. Как отмечалось выше, эксперты для учреждений судебной экспертизы системы Министерства юстиции СССР подготавливаются вначале в экспертном учреждении, проходя стажировку, а затем на заочных курсах судебных экспертов, где повышают свою квалификацию эксперты-криминалисты, автотехники и бухгалтеры.

Такая система подготовки судебных экспертов имеет серьёзные недостатки, важнейшим из которых является отсутствие возможности уделять специальное внимание воспитанию у экспертов психических качеств, необходимых для их успешной работы.

Представляется целесообразным, чтобы в системе учебных заведений Министерства юстиции СССР был организован специальный институт по повышению квалификации судебных экспертов. В него должны приниматься  эксперты, успешно прошедшие стажировку в соответствующем учреждении судебной экспертизы и имеющие законченное высшее образование (физики, химики, биологи, инженеры, экономисты, бухгалтеры, юристы и т.п.). В процессе обучения в институте повышения квалификации, срок которого должен быть в пределах 6 месяцев (аналогично срокам, установленным в институтах повышения квалификации специалистов других отраслей народного хозяйства), у слушателей не только должны быть выработаны необходимые навыки и умения для проведения высококачественных экспертных исследований по избранной специальности, но и уделено особое внимание формированию и активизации таких психических процессов, как внимание, наблюдательность, логическое мышление и т.п.

Не меньшее значение в процессе такой подготовки должно придаваться воспитанию у слушателей социалистического правосознания, в частности уважения к законам и чувства ответственности за выполняемую работу.

В программе обучения значительное место должны занять также дисциплины, связанные с общими методологическими проблемами судебной экспертизы, и специальные курсы, посвящённые правовым вопросам назначения и проведения судебной экспертизы.

Психические качества, необходимые судебным экспертам, должны формироваться также в процессе их практической деятельности.

В связи с этим представляют интерес некоторые данные об экспертах судебно-экспертных учреждений системы министерства юстиции СССР, заполнивших распространённую автором анкету, связанную с их деятельностью.

Из общего числа анкетированных экспертов мужчины составили 51,6%, а женщины – соответственно 48,4%. Но по отдельным видам экспертных специальностей это распределение иное. В частности, среди почерковедов женщины составляют 87%, а среди  экспертов-трассологов, баллистов и автотехников – только 12%. Приблизительно одинаковое распределение по полу среди бухгалтеров биологов, физиков, химиков. Представляется, что указанные данные в основном правильно отражают существующее в экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР распределение кадров экспертов по полу.

Из заполнивших анкету экспертов 66% имеют возраст от 30 до 50 лет, а 20,8% – старше 50 лет. Таким образом, среди судебных экспертов удельный вес молодёжи сравнительно незначителен.

Стаж работы в экспертных учреждениях у 65,8% экспертов составляет свыше 10 лет и 16,5% – от 5 до 10 лет.

В связи с этим возникает вопрос о значении стажа работы в экспертных учреждениях для формирования у эксперта необходимых психических качеств. Поскольку воспитание этих качеств у судебных экспертов происходит в основном в процессе работы, то в случаях, когда, несмотря на длительный стаж, его деятельность не даёт должного эффекта, специалисту приходится менять профессию эксперта, так как без таких качеств, как наблюдательность, внимательность, логическое мышление, успешная работа в области судебной экспертизы невозможна.

Поэтому мы не можем согласиться с Н.Д.Гранат, рассматривающей длительный стаж работы судебного эксперта как основной фактор деформации  его профессиональных качеств, и полагаем, что только такой стаж может выработать у эксперта необходимые для его успешной работы психофизиологические качества.

Изучение психологических особенностей, необходимых для успешного выполнения работы эксперта, только начинается. Оно должно быть продолжено совместными усилиями судебных психологов и учёных в области теории судебной экспертизы.