Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Вопросы психологии и логики в судебно-экспертной практике.
Сборник научных трудов.
М., 1977.

 

Яковлев Я.М.
Основы психологии судебно-медицинской деятельности.

IV. Социально-психологические аспекты судебно-экспертной деятельности

Социально-психологическая характеристика коллектива судебно-экспертного учреждения

Хотя деятельность эксперта» как правило, носит индивидуальный характер, протекает она в коллективе судебно-экспертного учреждения.

Эксперт в своей повседневной работе взаимодействует с руководителем коллектива, экспертами той же и других специальностей, техническими работниками. Поэтому нельзя изучать психологию судебно-экспертной деятельности в отрыве от её социально-психологического аспекта.

Эксперт, как и любой другой человек, не является изолированным индивидом. Марксистская психология исходит из признания социальной сущности человека как общественного существа. Положение марксизма о том, что человек – это совокупность общественных отношений, получает своё раскрытие в процессе формирования личности, которое всегда происходит в обществе, в определённом коллективе.

<…>

Психические явления и закономерности, возникающие как результат общения людей, изучаются специальной отраслью психологии – социальной психологией [52].

В отличие от общей психологии, основное внимание которой сосредоточено на изучении закономерностей внутренней отражательной деятельности человека, предметом социальной психологии является изучение специфических особенностей психологии социальных групп, коллективов, а также особенностей их образования и функционирования в процессе взаимодействия и взаимовлияния входящих в них людей [28, с.7]. Ведь человек, входя в социальную группу, испытывает на себе её влияние как в отношении своих взглядов, так и всей своей деятельности.

Поэтому в современной марксистской социальной психологии исследование групп и коллективов занимает центральное место, так как именно в них развиваются потребности и интересы отдельной личности [40]. Коллектив рассматривается ею как органическая часть всего советского общества, связанная с другими коллективами и отражающая его социальную сущность. Этим марксистская социальная психология отличается от буржуазной, в которой общество трактуется как сумма групп, изолированных как от влияния социальной сущности, так и друг от друга [40].

В организации экспертной деятельности и выработке психологических качеств, необходимых для её успешного проведения, значительная роль принадлежит экспертным учреждениям, в которых, как правило, сосредоточено производство судебных экспертиз в СССР. Основные функции и порядок деятельности таких учреждений определяются ведомственными инструкциями и положениями (Разветвлённая сеть судебно-экспертных учреждений функционирует в Министерстве юстиции, Министерстве здравоохранения, Министерстве внутренних дел СССР). Однако эти нормативные акты построены на единых началах и условиях, обусловленных процессуальным законодательством, и на обобщённом опыте экспертных учреждений различных ведомств [89]. Поэтому в дальнейшем автор исходят из анализа деятельности учреждений судебной экспертизы системы Министерства юстиции СССР.

Необходимость сосредоточения производства судебных экспертиз в государственных экспертных учреждениях обусловлена спецификой задач судебной экспертизы, для решения которых нужны специализированные лаборатории, оснащённые современной техникой и укомплектованные квалифицированными специалистами различного профиля. Только в таких условиях возможно проведение необходимых для развития судебной экспертизы научных и экспериментальных исследований.

Не меньшее значение экспертные учреждения имеют для подготовки работающих в их составе специалистов и воспитания у них высоких морально-этических качеств.

Этим объясняется то обстоятельство, что, хотя судебный эксперт и несёт личную ответственность за проведённые им исследования и дачу заключения по экспертизе, процессуальное законодательство предусматривает возможность производства судебных экспертиз в специальных экспертных учреждениях, а следственная и судебная практика считает именно такой порядок оптимальным. Это сформулировано в целом ряде уголовно-процессуальных кодексов союзных республик (Эстонской, Литовской, Узбекской ССР и др.). Так, в ст. 59 УПК Эстонской ССР установлено, что «при назначении эксперта по тем видам экспертиз, по которым организованы специальные экспертные учреждения, в первую очередь назначаются эксперты соответствующих специальных учреждений …».

Аналогично организовано производство судебных экспертиз в других социалистических странах, где функционирует широкая сеть государственных (ведомственных или академических) судебно-экспертных учреждений [II, с. 42-45].

В настоящее время судебно-экспертные учреждения системы Министерства юстиции СССР имеют следующие основные функции:

– производство криминалистических и других видов судебных экспертиз по уголовным (гражданским) делам, находящимся в производстве органов дознания, предварительного следствия и судов;

– проведение криминалистических и других видов исследований для органов нотариата, арбитража, социального обеспечения и (в исключительных случаях) для иных органов;

– выполнение основано на координационных планах судебно-экспертных учреждений научных и экспериментальных работ в целях создания теоретических основ судебной экспертизы и совершенствования методик экспертных исследований;

– подготовка предложений по предупреждению правонарушений на основе материалов экспертиз,  их анализа и обобщения;

– подготовка экспертных кадров в повышение их деловой квалификации;

– оказание научно-технической помощи следователям и судам в проведение следственных и судебных действий и дача им консультаций по вопросам применения криминалистической техники в связи с расследованием и рассмотрением уголовных дел;

– проведение научно-методической работы по ознакомлению сотрудников органов дознания, прокуратуры и судов с возможностями судебной экспертизы, техническими приёмами обнаружения, фиксации, изъятия и оформления вещественных доказательств и сравнительных материалов, направляемых на экспертизу;

– пропаганда правовых знаний, в частности возможностей криминалистики по раскрытию преступлений (в разумных пределах) среди населения.

Экспертное учреждение представляет собой сложную систему, состоящую из ряда отдельных подразделений (отделов, лабораторий, секторов) [59].

Компонентами этой системы являются:

– формальная подсистема, обеспечивающая условия нормальной работы экспертного учреждения. В неё входят процессуальные нормы, положения, инструкции в другие ведомственные нормативные акты, на основе которых осуществляется производство судебных экспертиз и руководство экспертами, сотрудниками данного учреждения. В соответствии с этой подсистемой деятельность экспертов в значительной мере внешне «стандартизируется», подчиняется определённым требованиям, устанавливаемым указанными нормативными актами. В рассматриваемую систему входит и организационная структура экспертного учреждения, носящая линейно-функциональный характер. В компетенцию линейных подразделений и их руководителей (начальников лабораторий, отделов, секторов) входят организация и руководство производством отдельных видов экспертиз. В компетенцию функциональных служб входят обслуживание и оказание методической помощи линейным подразделениям. Указанные службы разрабатывают соответствующие координационные планы и рекомендации, дают консультации по общим вопросам. Они выполняют также работу по сбору, изучению и обобщению необходимой для совершенствования работы линейных подразделений информации, на основе которой составляются аргументированные предложения, направленные на повышение качества работы данного экспертного учреждения или всех учреждений данной системы. Во ВНИИСЭ такими функциональными службами являются отделы теории, координация, научной информации и др.;

– технологическая подсистема экспертного учреждения охватывает профессиональную деятельность работающих в нём специалистов, связанную с производством экспертиз. Она характеризуется наличием в данном учреждении необходимой технической базы (приборов, инструментов, материалов и т.п.), а также комплексом проводимых мероприятий по разработке и внедрению новых методик экспертных исследований;

– неофициальная подсистема, охватывающая сферу межличностных отношений между членами его коллектива.

Социальной психологией доказано, что непосредственное общение и взаимоотношения людей в коллективе могут отражаться на их психологии, влиять на производительность труда, воспитание и самовоспитание членов коллектива как с положительной, так и с отрицательной сторон [50, с. 178; 92]. Если, например, психическое отношение эксперта к руководителю учреждения является отрицательным, то выполнение его указаний становится для такого эксперта вынужденным и сама его работа – морально и психологически – тягостной. И наоборот, уважение к руководителю – важный фактор успешной работа эксперта.

Межличностные отношения в экспертном учреждения могут разделены на три вида:

– субординации;

– координации;

– сотрудничества.

Каждый ив этих видов отношений имеет специфический психологический аспект, связанный с особенностями деятельности экспертных учреждений, в частности с относительной самостоятельностью судебного эксперта в организации производства судебных  экспертиз.

Так, отношения субординации между работниками экспертного учреждения возникают, прежде всего, между экспертом и его непосредственным руководителем (начальником лаборатории, группы, отдела и т.п.). Отношения же эксперта с руководителем всего экспертного учреждения возникают редко, так как непосредственное руководство деятельностью эксперта осуществляет руководитель подразделения, в котором он работает.

В отношениях субординации больше значение имеет доброжелательность, простота и демократичность руководителя, оказывающая положительное влияние на отношение эксперта к выполнению своих обязанностей, в то время как нетактичность и тем более недоброжелательность руководителя резко снижают его рабочий потенциал.

Отрицательное воздействие оказывает и мелкая опека над деятельностью эксперта, в частности проявляемое со стороны руководителя необоснованное недоверие к даваемым им заключениям. В отдельных случаях оно может подорвать уверенность эксперта в правильности выводов, сделанных им на основе проведённых исследованийI, способствовать возникновению у него конформистских тенденций, в результате чего он будет стараться дать заключение, отражающее точку зрения, высказанную руководителем.

Значительно снижает трудоспособность эксперта и имеющее место в отдельных случаях нетактичное отношение к эксперту со стороны его руководителя. Физиологические эксперименты И.П.Павлова и других физиологов убедительно доказали, что грубое слово является отрицательным психологическим раздражителем, оказывающим через кору головного мозга вредное влияние на протекание всех физиологических процессов в организме человека. Как было показано выше, деятельность эксперта носит в значительной степени творческий характер. Она требует от него большого мыслительного напряжения, волевых, а иногда и физических усилий. Поэтому в результате грубого и нетактичного отношения к эксперту в проводимых исследованиях возможны ошибки, снижение внимания и сосредоточенности при производстве экспертных экспериментов и т.п. Не случайно, поэтому грубость и нетактичность руководителя, как правило,  приводят к утрате его авторитета у экспертов, к возникновению в их коллективе нездоровых отношений, групповщины и круговой поруки.

Межличностные отношения координации в коллективе экспертного учреждения чаще всего возникают при проведении совместных исследований несколькими из входящих в него подразделений, а также во взаимоотношениях между работниками функциональных и линейных подразделений экспертного учреждения.

Превалирующим видом межличностных отношений в экспертном учреждении оказываются отношения между работниками какого-либо подразделения, которые, как правило, являются специалистами в одной, общей для них, области, занимают одинаковое служебное положение и имеют в значительной степени одинаковые интересы. Рассматриваемые отношения сотрудничества имеют положительное значение. <…>

По своей формальной структуре экспертное учреждение представляет собой так называемый вторичный производственный коллектив, в котором входящие в него работники объединяются единой стоящей перед ним задачей – надлежащей организацией и производством судебных экспертиз. Вторичным коллективом экспертное учреждение является в силу того, что связи между работающими в нём экспертами осуществляется не непосредственно, а через первичные коллективы (лаборатории, отделы, сектора), в которых работают данные эксперты. <…>

Подразделения, входящие в судебно-экспертное учреждение, с точки зрения социальной психологии являются первичными (малыми) социальными группами. Именно они – та социальная среда, в которой осуществляется непосредственное общение между работающими в них экспертами, наиболее полно проявляются как положительные, так и отрицательные психические качества их личности и формируются необходимые для успешной работы профессиональные навыки.

Социальная психология уделяет большое внимание изучению малых групп и их особенностей. При этом советские исследователи отказались от понимания малой группы только в эмоционально-психологическом плане, как это имеет место в буржуазной психологии. Они рассматривают малую социальную группу как объединение людей, основанное на общем участии их в определённой деятельности, на общности конкретных целей, интересов, потребностей и т.п. её членов [29; 45; 50].

Малая социальная группа, как и экспертное учреждение в целом, имеет свою формальную структуру, в которой каждый работник выполняет те или иные функции (роли), взаимодействуя с остальными её членами определённым предписанным ему способом. Например, в лаборатории как подразделении экспертного учреждения имеются руководитель, старшие эксперты, эксперты, лаборанты и т.п. Каждый из них выполняет свои обязанности, предусмотренные правилами трудового распорядка и нормативными актами, регулирующими правила производства судебных экспертиз. Таким образом, формальная структура лаборатории как малой группы отражает официальные отношения, возникающие между входящими в её состав  работниками, по выполнению ими своих служебных функций. Анализ её деятельности в этом аспекте относится к задачам не социальной психологии, а социологии.

Кроме формальной не менее важное значение имеет неформальная структура социальной группы, возникающая в результате личного взаимодействия её участников, не зависящего от их должностных  взаимоотношений и официальных предписаний. В этом аспекте особенностями малой группы занимается социальная психология.

В первичном коллективе экспертного учреждения значение неформальной структуры особенно велико. Это объясняется тем, что взаимоотношения и взаимодействия эксперта с другими членами коллектива (кроме руководителя) определяются им самим, поскольку официальные взаимоотношения субординации между отдельными; экспертами отсутствуют. Вместе с тем, совместная деятельность экспертов в пределах одной лаборатории формирует определённый стиль их трудовой деятельности, в результате чего возникает интеллектуальное, эмоциональное и волевое единство, создающее психологический климат данной экспертной лаборатории.

Взаимоотношения между экспертами, работающими в одной лаборатории, в социально-психологическом аспекте включают в коммуникативные связи, определяющие форму и характер общения между ними, например взаимопомощь экспертов одной и той же специальности, соперничество между ними и т.п. Важное значение имеют также гностические факторы, к которым относятся создавшиеся у экспертов мнение друг о друге, а также их взаимоотношение с руководством, с коллегами по работе.

При этом каждый эксперт кроме своего официального положения в лаборатории занимает в ней и неофициальное положение (Социальная психология исходит из того, что поведение и взаимоотношения индивидуума с другими людьми и коллективными общественными образованиями, в которых проходит его жизнедеятельность, нельзя определить иначе, чем в терминах выполняемых им социальных ролей. При этом любая такая роль предполагает определенное положение, определённую позицию, которую занимает данное лицо в системе общественных отношений. Таким образом, под социальной ролью понимается функция, нормативно-одобренный образ поведения, ожидаемый от лица, занимающего данную профессиональную, общественно-политическую или иную позицию [37]. Это неофициальное положение (роль) определяет позицию, которую данное лицо занимает в системе общественных отношений. Например, официальная позиция данного работника - старший эксперт: его общественно-политическая позиция – член партийного бюро; его семейная позиция – муж (жена), отец (мать), сын (дочь) и т.д. При этом от лица, занимающего данную профессиональную, общественно-политическую или семейную позицию, требуется, чтобы его поведение соответствовало нормам правового или морального характера, являющимся критерием оценки выполняемой им социальной роли. Например, хороший или профессионально неподготовленный эксперт, активный общественник или пассивный работник, хороший или плохой семьянин и т.д.

В неформальной структуре первичного подразделения экспертного учреждения обычно имеется лицо, играющее в нём руководящую роль, т.е. являющееся его лидером [46, c. 91]. Такой лидер необязательно должен быть формальным руководителем данного коллектива, хотя это представляется оптимальным вариантом.

Кроме лидера, некоторые члены коллектива играют укрепляющую его роль. Например, уход на пенсию старого и опытного эксперта, советами которого пользовались менее опытные его коллеги, может привести к уменьшению сплочённости данного коллектива. Могут быть и такие эксперты, которые вносят раздор во взаимоотношения между членами данного коллектива и увольнение которых с работы приводит к большей сплочённости работающих в лаборатории экспертов.

Одним из методов социальной психологии, позволяющих установить значение в неофициальной структуре группы каждого из её участников, является так называемый социометрический метод исследования [46, с. 83-87].

<…>

Социометрический метод исследования является быстрым и эффективным приёмом «фотографирования» отношений в группе. На практике он может быть использован также для улучшения личных взаимоотношений в коллективе путём реорганизации на основании его результатов официальной структуры коллектива, например перевода в другую лабораторию или сектор эксперта, который по своим личным качествам «не вписался» в данный производственен коллектив.

Для нормальной работы экспертного учреждения в целом и его подразделений большое значение имеет авторитет их руководителей.

<…>

Рассматривая вопрос об авторитете, в частности авторитете руководителя коллектива, не следует отождествлять его с принуждением. Специфика авторитета в отличие от принуждения заключается в том, что он основан на доверии коллектива, на признании деловых, личных и моральных качеств пользующегося авторитетом лица. При этом основное значение имеет авторитет не по официально занимаемой должности, а личный, находящийся в прямой зависимости от интеллектуальных и моральных качеств его носителя.

Представляется, что для завоевания авторитета в первичном коллективе экспертного учреждения основное значение имеют:

– деловые качества данного специалиста, его компетентность, отношение к работе, умение применять свои знания на практике, организованность и дисциплина;

– идеологические качества и социальная активность;

– нравственные качества, в частности способность к общению, умение прийти вовремя на помощь, дать дельный совет, чуткость, чувство товарищества.

Обычно лицо, являющееся носителем совокупности указанных качеств, играет роль лидера в первичном коллективе экспертов, оказывает психологическое влияние на всех его членов. При этом, как уже отмечалось, он необязательно должен быть по своему должностному положению руководителем этого коллектива, хотя такой вариант и является оптимальным.

Отмечая желательность объединения в одном лице официального руководителя и лидера коллектива, необходимо подчеркнуть особенную важность этого для экспертного учреждения. Хотя ответственность за качество и сроки производства экспертиз несёт  руководитель экспертного учреждения, конкретные экспертизы производятся экспертами, каждый из которых персонально отвечает за своё заключение. Поэтому авторитет руководителя для эксперта основывается не столько на его официальном положении, сколько на признании его деловых и личных качеств.

Вместе с тем авторитет руководителя отличается от авторитета неофициального лидера коллектива, основанного на межличностных отношениях его участников. Это связано с тем, что сфера деятельности руководителя гораздо шире: он обязан следить за производственной работой данного коллектива, учитывать психическую систему его межличностных отношений, а также поддерживать официальные контакты с другими организациями и лицами, связанными с экспертным учреждением, в целях обеспечения нормальных условий деятельности руководимой им организации.

Кроме того, следует учитывать, что неформальное лидерство возникает стихийно, а официальное руководство – в результате целенаправленной деятельности социалистического государства. Поэтому оно носит более стабильный характер и не зависит в такой степени, как неофициальное лидерство, от изменений межличностных отношений в коллективе, хотя последнее, бесспорно, оказывает влияние и на положение официального руководителя.

Ввиду того, что специфической особенностью отношений руководителя и экспертов является относительная самостоятельность последних, обусловленная процессуальными нормами, возникает вопрос, вправе ли руководитель давать обязательные для эксперта рекомендации по технике и методике исследования и содержанию заключения по конкретной экспертизе, проводимой данным экспертом.

Этот вопрос является спорным. В соответствии с одной точкой зрения руководитель обязан во всех случаях препровождать заключение эксперта органу, по заданию которого проводилась экспертиза, не вникая в его сущность. Согласно другой точке зрения руководитель имеет право давать методические рекомендации эксперту как в процессе исследования, так я при ознакомлении с заключением перед направлением его органу, назначившему экспертизу [81; 89].

Представляется, что последняя точка зрения является более правильной, если учесть ответственность руководителя за качество и сроки проводимых в учреждении экспертиз. Особенно остро рассматриваемый вопрос в случаях, когда руководитель не согласен с заключением эксперта и считает его ошибочным. Как правильно отмечается в юридической литературе, руководитель в такой ситуации должен проявить такт и убедить эксперта в своей правоте не путём оказания на него административного давления, а используя положения науки, специалистом которой является эксперт. Последний, в свою очередь, должен отказаться от своих выводов и согласиться с руководителем, если ошибочность данного им заключения будет ему доказана [1, с. 139].

В экспертной практике рассматриваемый вопрос решается по-разному. В некоторых экспертных учреждениях спорное заключение выносится на обсуждение совещания экспертов. Это дает возможность  эксперту, давшему такое заключение, выслушать мнения других специалистов и самому решить вопрос о приемлемости их  критических замечаний и методических советов.

В других экспертных учреждениях практикуется назначение руководителем комиссионной экспертизы с участием в составе комиссии эксперта, давшего спорное заключение.

Некоторые экспертные учреждения направляют вызывающее сомнение заключение эксперта органу, назначившему экспертизу, с приложением к нему мнения руководителя учреждения, которое может быть учтено при оценке заключения и явиться основанием для назначения дополнительной либо повторной экспертизы.

Следует согласиться с точкой зрения А.Р.Шляхова, считающего наиболее правильным решением рассматриваемого вопроса передачу материалов для исследования комиссии экспертов. В этом случае каждый эксперт решает вопрос самостоятельно, а затем члены сии совместно обсуждают результаты исследования и обычно приходят к единому мнению, т.е. либо соглашаются с выводами эксперта первоначально проводившего исследование, либо убеждают его в  необоснованности этих выводов. Иногда после уточнения результатов исследования комиссия приходит к выводам, не совпадающим ни с первоначальным заключением эксперта, ни с мнением руководителя [89].

Представляется целесообразным, чтобы вопрос о том, как быть в случаях, когда заключение эксперта, проводившего экспертизу, расходится с мнением руководителя, был решён в нормативном порядке.

Для успешной работы первичного коллектива экспертного учреждения большое значение имеет его психология, представляющая социально-психологическое явление, в котором отражаются особенности деятельности данного коллектива, решаемые им задачи, уровень и стиль руководства этим коллективом, а также психические особенности его членов [46, с. 33].

Психология коллектива характеризуется понятием «психологическая атмосфера», или «социально-психологический микроклимат», и является неотъемлемым компонентом морально-политической атмосферы нашего социалистического общества.

<…>

 Большое значение для создания надлежащей психологии в коллективе имеют коллективные настроения, представляющие собой совместные переживания членами коллектива тех или иных событий и фактов, имеющих значение для его деятельности.

Коллективные настроения оказывают существенное влияние на качество работы данного коллектива, работоспособность и активность его членов. Например, повышенное, радостное настроение, вызванное сообщением руководящих органов о том, что проведение в жизнь профилактических мероприятий, разработанных коллективом данной лаборатории по материалам выполненных ею экспертиз, дало положительный результат, способствует увлечённости экспертов своей работой, укрепляет веру в её полезность.

К коллективу экспертного учреждения полностью применимо установленное психологами явление, в соответствии с которым производительность труда работников в зависимости от настроения коллектива колеблется в ту или иную сторону в пределах 20% от средних её показателей (50, с. 222]. Это относится и к случаям, когда настроение коллектива экспертов ухудшается, например, если выясняется, что заключения по ряду экспертиз содержали ошибки и были опровергнуты повторно проведёнными экспертизами.

Кроме производственных факторов на психологическое настроение коллектива экспертов определённое воздействие оказывают и межличностные отношения его членов. Если эти отношения дружелюбные, работа спорится, но появление в коллективе склочного работника резко ухудшает психологический климат и снижает эффективность деятельности коллектива экспертов в целом.

Причиной ухудшения психологического настроения коллектива могут быть и непродуманные административные меры, исходящие от руководства, если они не получили поддержки коллектива. Руководители экспертного учреждения и его подразделений должны быть в курсе настроения коллектива экспертов и создавать необходимые объективные и психологические предпосылки, чтобы предписания, устанавливаемые в официальном порядке, были правильно поняты и одобрены коллективом.

Большое значение в этом отношении имеет организация коллективного мнения сотрудников экспертного учреждения или подразделения.

Коллективное мнение представляет собой сложнее социально-психологическое динамическое явление духовной жизни коллектива. Оно заключается в совокупности оценочных суждений большинства членов коллектива в отношении различных событий в жизни данного коллектива и социалистического общества в целом [46, с. 93-94].

Формирование общественного мнения проходит в несколько этапов. На первом из них члены коллектива переживают, обсуждают и оценивают определённое событие, например требование руководства при производстве экспертиз во всех случаях специальное внимание обращать на выявление обстоятельств, способствовавших совершению правонарушений, и предлагать меры, направленные на устранение и предупреждение.

На втором этапе члены коллектива обмениваются своими оценками данного требования и тех форм, в каких оно должно быть осуществлено. В приведённом нами примере такими формами могут являться или отдельные сообщения органу, назначившему экспертизу, о выявленных обстоятельствах и мероприятиях, необходимых для их предупреждения, или включение таких данных в заключение эксперта. На этой стадии мнение выходит за границы индивидуального сознания и постепенно охватывает сферу сначала группового, а затем и коллективного сознания экспертного учреждения. В результате формируется единое общее мнение по данному вопросу. В приведённом примере оно заключается в том, что данные об обстоятельствах, способствующих совершению правонарушений, целесообразнее включать в заключение эксперта, а предлагаемые для их устранения мероприятия излагать в отдельном письме, прилагаемом к заключению.

Как уже отмечалось, психологические настроения и общественное мнение определяют социально-психологический климат данного коллектива. Хороший психологический климат предполагает такую организацию деятельности экспертного коллектива, которая  основывается не только на административных распоряжениях и правилах внутреннего распорядка, но и на положительных межличностных отношениях между членами данного коллектива, их чуткости друг к другу и взаимопомощи. Объективными показателями хорошего психологического климата данного экспертного являются положительные результаты производственной деятельности, выполнение утверждённых планов научной и научно-методической работы, незначительная текучесть кадров, отсутствие нарушений трудовой дисциплины, взаимопомощь и товарищеские отношения между  членами первичных коллективов.

Изложенные выше положения о психологическом аспекте деятельности учреждений судебной экспертизы являются первой попыткой  рассмотрения этого вопроса и нуждаются в дальнейших углублённых исследованиях, как теоретических, так и экспериментальных.

 

Психологические особенности комиссии экспертов  как малой группы

Одной из особенностей производства судебных экспертиз является возможность осуществления таких исследований как одним, так и несколькими экспертами (комиссионные экспертизы).

Группа экспертов для производства комиссионной экспертизы формируется органом, назначившим экспертизу, или руководителем экспертного учреждения обычно в случаях производства повторной экспертизы или ввиду сложности подлежащих решению вопросов.

Кроме того, в соответствии с Положением о производстве судебно-психиатрических экспертиз последние, как правило, выполняются комиссией судебных психиатров.

Группой экспертов – специалистов в области смежных отраслей знаний производятся и так называемые комплексные экспертизы.

Комиссия экспертов представляет собой формальную малую группу временного действия. При производстве комиссионных экспертиз члены этой группы обычно работают в одном или различных первичных коллективах одного экспертного учреждения и поэтому знают друг друга. При производстве же комплексных экспертиз включённые в группу специалисты являются членами коллективов разных экспертных учреждений, например, криминалистического и судебно-медицинского, и поэтому часто впервые встречаются для производства данной комплексной экспертизы. Число членов комиссии обычно невелико. Психологи, изучающие деятельность малых социальных групп, к которым относится и комиссия экспертов, рекомендуют ограничить число её участников тремя – пятью членами, причём нечётное число их считается предпочтительным [33; 50, с. 218].

Комиссия экспертов представляет собой кратковременное объединение входящих в неё членов, создаваемое для производства конкретной экспертизы. Этим, в частности, комиссия экспертов отличается от постоянного коллектива последних, каковым является первичное подразделение экспертного учреждения (лаборатория, отдел, сектор).

Одна из особенностей комиссии экспертов – формальное равенство её членов, служебная независимость друг от друга. Вместе с тем при назначении как комиссионной, так и комплексной группы экспертов на одного из её членов возлагается координация деятельности экспертов, разработка общего плана исследований и руководство совещанием экспертов при обсуждении результатов исследования.

Однако руководитель группы никакими преимуществами перед другими экспертами  при разрешении вопросов, поставленных органом, назначившим экспертизу, не пользуется. Указанное предусмотрено п. 21 Положения об организации производства судебных экспертиз в экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР от 6 декабря 1972 г.

При производстве экспертиз группа экспертов так же, как и эксперт, проводящий экспертизу индивидуально, руководствуется соответствующими нормами процессуального законодательства и ведомственными нормативными актами, регулирующими порядок производства судебных экспертиз.

Рассматривая деятельность комиссии экспертов в психологическом аспекте, следует подчеркнуть большое значение для её успешной работы межличностных отношений между членами данной комиссии.

Основной психологической особенностью комиссии экспертов как малой социальной группы является единая цель её деятельности, которой подчинены все отношения её участников, – стремление наиболее успешно выполнить возложенную на данную комиссию задачу и дать правильные и обоснованные ответы на поставленные перед ней вопросы.

В выполнении этой задачи большое значение имеет сплочённость комиссии экспертов. Психологи определяют сплочённость как такое состояние группы, которое характеризует её как единство, обусловленное сознанием общности целей и задач, отношениями товарищества, коллективизма и т.п. [33; 51].

Однако сплочённость экспертов, входящих в комиссию, отнюдь не означает, что каждый из них должен иметь одинаковое с другими членами комиссии мнение по исследуемым вопросам (внутригрупповой конформизм). Напротив, сплочённость предполагает независимость мнения каждого из экспертов и заключается в общности их взглядов, а также методик, применяемых в процессе исследования, в умении выслушать, обдумать и считаться с точкой зрения каждого из входящих в комиссию экспертов.

Успешная работа комиссии зависит, прежде всего, от активности её членов, согласованности проводимых ими исследований и однозначной трактовки их результатов.

Таким образом, в основе решения поставленных перед комиссией экспертов вопросов должна лежать взаимокоординированная интеллектуальная деятельность её членов, а само решение – являться результатом их коллективного группового мышления.

Деятельность комиссии экспертов как особого вида малой социальной группы характеризуется следующими особенностями:

– коллективностью действий её членов;

– исследовательским характером их действий;

– непосредственным общением между экспертами – членами группы, а при производстве комплексной экспертизы и их функциональным различием, поскольку участники такой комиссии являются специалистами различных отраслей знания.

Результатом работы комиссии экспертов может быть как коллективное решение поставленных вопросов (что наиболее желательно), так и индивидуальное решение одного или нескольких из этих вопросов каждым из экспертов, входящих в комиссию.

Большое значение для успешной работы комиссии экспертов имеет психологический климат, в котором проходит её деятельность. Его создают следующие  психологические факторы, направленные на успешное выполнение поставленной перед комиссией задачи:

– целеустремлённость её деятельности;

– коллективная уверенность в возможности успешного решения поставленных перед ней вопросов;

– участие всех членов комиссии в творческом поиске правильного решения;

– высокий уровень интегративной деятельности комиссии, определяемой частотой совпадения мнений её членов в отношении видов необходимых исследований, методики их проведения и оценки результатов.

Формированию благоприятной психологической атмосферы способствует и совместное обсуждение членами комиссии плана производства экспертизы, результатов проведённых исследований и вытекающих выводов.

Производство экспертизы комиссией специалистов обладает рядом достоинств. Коллективное восприятие, опыт и знания дают возможность наиболее объективно, всесторонне и полно провести необходимые исследования объектов экспертизы и путём совместного обсуждения их результатов прийти к коллективному мнению.

Исследования, проведённые специалистами в области социальной психологии, показывают, что коллегиальность обсуждения и решения определённой задачи облегчает осуществление познавательной деятельности и обеспечивает повышение активности восприятия и эффективности мышления, участвующих в таком решении лиц, что имеет особенно большое значение при производстве судебных экспертиз [24].

Следует отметить, что вероятность правильного коллективного решения задач, особенно требующих творческого подхода (именно к таким относятся задачи, решаемые экспертами), выше вероятности правильного решения тех задач любым отдельным членом той же группы.

По данным ряда учёных в области социальной психологии, вероятность правильности группового решения может быть математически выражена функция от численности группы:

Pg = I-(I-P1)•K,

где Pg – вероятность того, что группа решит задачу;

P1 – вероятность решения задачи наиболее сильным членом группы;

K – величина группы [50, 227, прим. 1].

Указанное объясняется тем, что в процессе творческого решения задачи группа допускает обычно меньшее число ошибок, чем отдельный специалист, хотя времени для решения задачи группой, как правило, требуется больше, чем для решения её одним лицом.

К числу преимуществ коллегиального производства экспертиз (комиссией экспертов) следует отнести:

– наличие большего объёма информации (в частности, специальных познаний и опыта), необходимой для правильного и объективного решения поставленных вопросов;

– выдвижение большего числа экспертных версий и более тщательная их проверка;

– совместное обсуждение результатов исследований, т.е. дискуссия, являющаяся мощным фактором активизации умственной деятельности каждого входящего в комиссию специалиста.

В работе комиссии имеются и трудности психологического характера, связанные, с одной стороны, с проблемой психологической совместимости её членов, а с другой – с тем, что мнение некоторых из них может сформироваться не в результате внутреннего убеждения, а под воздействием таких факторов, как конформизм или повышенная внушаемость некоторых из её членов.

Для устранения этих негативных обстоятельств нужно, чтобы в комиссии между экспертами складывались такие отношения, которые бы сводили указанные возможности до минимума.

Как отмечалось выше, руководитель комиссии не пользуется какими-либо преимуществами перед другими экспертами – членами комиссии, а только осуществляет координацию их деятельности. Поэтому основная роль в создании нормальных психологических условий работы комиссии принадлежит её неформальному лидеру. Им может оказаться как руководитель комиссии, так и любой другой её участник, пользующийся у членов комиссии в силу своих знаний. Опыта или организационных способностей наибольшим авторитетом.

Наличие такого лидера даёт, в частности, возможность быстро и без острых конфликтов улаживать возникшие между членами комиссии разногласия  непринципиального характера, создавать и поддерживать должную творческую обстановку в работе и т.п.

Однако  успешное выполнение лидерами комиссии его руководящей роли возможно только в том случае, если при создании комиссии учтено требование о психологической совместимости её членов.

Психологическая совместимость предполагает такой уровень психологической настроенности, такое сочетание характеров и темпераментов, при котором обеспечивается наиболее эффективное осуществление их совместной деятельности. Для участников комиссии экспертов психологическая совместимость обозначает их способность успешно совместно решать поставленные перед ними вопросы, основанную на гармоническом сочетании психических качеств каждого из них.

Необходимо отметить, что совместимость людей – сложное психологическое явление. Психологи выделяют разные уровни такой совместимости – от терпимости друг друга (в слабом случае) до способности совместного плодотворного сотрудничества (сильный случай). Между этими возможностями имеются различного рода варианты, характеризующие степень психической близости людей друг к другу и возможность их успешной совместной деятельности [44, с. 92-93].

В понятие совместимости входят:

– взаимопонимание, при котором каждый из членов группы достаточно хорошо знает и одобряет личные качества своих партнёров;

– наличие положительных эмоциональных установок, предполагающих взаимную симпатию между членами группы;

– общность интересов и потребностей, входящих в данную группу специалистов;

– сходство динамической направленности и психофизиологических реакций при совместной деятельности.

Таким образом, психологическая совместимость – это такое эффективное сочетание индивидуумов, которое даёт максимально возможный результат при данных условиях с минимальными энергетическими затратами взаимодействия членов группы [45, с. 92].

Различаются следующие виды психологической совместимости:

– сенсомоторная совместимость, предполагающая определённое сходство восприятия у членов группы. Этот вид совместимости имеет очень большое значение при производстве комиссией экспертов-криминалистов идентификационных экспертиз;

– социально-психологическая совместимость, определяемая оптимальным сочетанием линии поведения людей в группе, а также общностью их социальных установок, интересов, ценностных ориентаций и отношения к работе.

В случаях совместной деятельности людей, характерологические особенности которых раздражают друг друга, создаётся атмосфера нервозности, напряжённости, которая отрицательно влияет на эффективность их общей работы, и, наоборот, удачный подбор членов группы, черты характера и темперамент которых дополняют друг друга, обеспечивает должный микроклимат и успешность выполнения поставленной перед ней задачи.

Как отмечалось, одним из факторов, неблагоприятно отражающихся на работе комиссии экспертов, является конформизм отдельных её членов. Сущность конформного поведения состоит в том, что при расхождении во мнениях с большинством членов группы отдельный её участник присоединяется к мнению большинства, хотя внутренне и не согласен с ним [30, с. 83].

В психологическом плане конформизм рассматривается как подчинение индивида групповым стандартом и требованиям, причём оно может быть как осознанным, так и неосознанным, когда лицо подчиняется мнению коллектива ввиду отсутствия у него собственного суждения.

Противоположным конформизму психическим качеством является независимость, самостоятельность мнения лица, которое оно отстаивает перед несогласными с ним лицами.

При производстве комиссионных экспертиз конформизм членов комиссии особенно опасен. Дело в том, что убеждение комиссии экспертов должно одновременно отражать внутреннее убеждение каждого входящего в неё эксперта. В том же случае, когда кто-либо из членов комиссии присоединяется к мнению других её участников, не желая спорить с ними, коллективное заключение не отвечает основному, предъявляемому к нему требованию, ибо не выражает внутреннего убеждения всех составивших и подписавших его экспертов.

Не меньшую опасность для успешной деятельности комиссии экспертов представляет и повышенная внушаемость отдельных её членов, благодаря которой они некритически воспринимают мнение, высказанное другими её членами, как своё собственное, не в силу убеждённости в его правильности, а ввиду авторитета члена комиссии, высказавшего это мнение.

Особенно часто такой внушаемости подвержены включённые в комиссию молодые и недостаточно опытные эксперты. Отсутствие у них должного опыта и глубоких знаний нередко приводит к тому, что такие члены комиссии без должного анализа и критического отношения  воспринимают, как свою собственную, точку зрения, высказанную более опытным и авторитетным членом или членами комиссии. В ряде случаев повышенная внушаемость наблюдается и у экспертов пожилого возраста. Это, с одной стороны, объясняется тем. Что с возрастом у человека понижается критичность восприятия и мышления, а с другой, тем, что в силу профессиональной деформации у таких экспертов иногда отсутствует собственное мнение, и они присоединяются к мнению большинства членов комиссии.

Особенно благоприятные условия проявления внушаемости возникают при производстве комплексных экспертиз. Хотя каждый из членов такой комиссии является специалистом в определённой области науки, но иногда авторитет одного из них, вызванный, в частности, более детальной разработкой данного вопроса в науке, специалистом которой он является, подавляет личное убеждение других её участников. Наиболее часто это наблюдается при производстве медико-криминалистических экспертиз, когда мнение судебного медика недостаточно критически воспринимается другими членами экспертной комиссии.

Вместе с тем от внушения необходимо отличать убеждение, когда при наличии расхождения во мнениях более опытный специалист доказывает свою правоту, основываясь на данных науки, специалистом которой он является, или на данных логического порядка.

Убеждение в отличие от внушения оказывает, прежде всего, влияние на разум, интеллект убеждаемого лица, в то время как внушение основано на вере в авторитет  внушающего [46, с. 304]. Такая вера в авторитет наиболее уважаемого члена комиссии может превратить остальных экспертов – участников комиссии в безынициативных исполнителей, которые не всегда критически оценивающего суждения и не в состоянии противопоставить им свои собственные. И, наоборот, если наиболее авторитетный и знающий член комиссии экспертов воздействует на остальных её членов путём убеждения, он добивается активного сознательного отношения к своим соображениям, которые, будучи признаны правильными, становятся убеждением всей комиссии в целом.

Структура системы формирования коллективного убеждения комиссии эксперта, хотя принципиально и не отличается от структуры формирования убеждения одного эксперта, всё же имеет свои особенности.

Прежде всего, коллективное убеждение комиссии экспертов складывается как результат их взаимного общения, и его нельзя, поэтому, рассматривать как простую сумму мнений лиц, составляющих данную комиссию. Коллективное убеждение – это сложная динамическая совокупность индивидуальных мнений, их своеобразный сплав.

Процесс формирования коллективного убеждения и принятие на его основе решений по поставленным вопросам во многом зависят от квалификации и опыта членов экспертной комиссии.

В ряде случаев ещё в процессе экспертного исследования у членов комиссии возникает общее мнение, основанное на результатах исследования объектов экспертизы. В этих случаях эксперты приобретают одинаковые по объёму и содержанию знания об объекте исследования. В результате объективного характера таких знаний у всего состава комиссии формируются одинаковые выводы о результатах исследования. Таким образом, коллективное убеждение комиссии фактически уже сложилось, хотя оно ещё не сформулировано.

 Кроме того, общение между членами комиссии, их дискуссия о результатах исследования также способны сформировать единое коллективное убеждение и устранить отдельные расхождения, возникающие между участниками комиссии. Такое коллективное обсуждение особенно важно в случаях, когда мнения членов комиссии о результатах исследования не совпадают. Его целью является глубокий анализ таких результатов и вытекающих из них умозаключений с тем, чтобы на его основе прийти к единому выводу.

Проведённые путём интервьюирования исследование процесса формирования коллективного убеждения по 22 комиссионным экспертизам показано:

– в 15 случаях коллективное убеждение было сформировано без расхождения мнений между членами комиссии;

– в 5 случаях расхождение было устранено в результате совместного обсуждения сделанных выводов;

– в одном случае два члена комиссии пришли к одному мнению, а третий – к другому. Последний изложил своё заключение отдельно;

– в одном случае каждый из членов комиссии дал отдельное заключение.

Возможность дать заключение отдельно, если кто-либо из участников комиссии не согласен с мнением других экспертов – членов данной комиссии, отличие её от судейской коллегии, в которой в случае расхождения во мнениях решение принимается по большинству голосов, а несогласный с ним член судебной коллегии вправе приложить к приговору (решению) своё особое мнение.

Таким образом, выводы комиссии экспертов, основанные на их внутреннем убеждении, как правильно, формируются в результате совместного обсуждения проведённых исследований. В таких случаях личное убеждение каждого эксперта становится предпосылкой для формирования коллективного убеждения комиссии, находящего отражение в её заключении.

Коллективное убеждение комиссии экспертов как продукт общения её членов представляет собой один из компонентов группового сознания. Оно формируется коллективными усилиями всех экспертов, на основе знаний и личного опыта каждого из них, а, будучи уже сформированным, свидетельствует об отсутствии в сознании экспертов каких-либо сомнений в правильности решённых комиссией вопросов.

При формировании коллективного убеждения возможны следующие ситуации:

– эксперт – член комиссии отстаивает сложившиеся у него убеждение в силу того, что мнение членов комиссии, пришедших к другому выводу, для него неавторитетно;

– эксперт отстаивает сложившееся у него убеждение, хотя мнение других членов комиссии для него авторитетно, но он считает, что они должны доказать ему, что он неправ;

– эксперт подчиняется мнению комиссии, считая других её членов более опытными и знающими, опасаясь обнаружить свою некомпетентность, хотя внутренне он не согласен с мнением большинства членов комиссии;

– эксперт присоединяется к мнению других членов комиссии из желания избежать осложнений и конфликтных ситуаций, но личного мнения по данному вопросу у него не сформировалось;

– эксперт не только принимает, но и считает истинным мнение других членов комиссии, которое полностью совпадает с его индивидуальным убеждением.

Именно в этом случае полностью достигается цель, с которой была организована комиссия экспертов, – её заключение отражает коллективное убеждение ряда специалистов, и достоверность его значительно повышается.