Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Воронин С.Э.
Нравственно-психологические основы оперативно-розыскной деятельности и уголовного судопроизводства.
Хабаровск, 2012.

 

Глава 1. Нравственно-психологические основы оперативно-розыскной деятельности.

Основные приемы получения интересующей информации

Исходя из общих теоретических положений и практического опыта, выработанного человечеством, можно выделить два основ­ных способа получения необходимой информации:

1) побуждение субъекта к непроизвольным выска­зываниям фактов, представляющих интерес для сотрудников.

2) побуждение интересующего лица к непроизволь­ным физическим и экспрессивным действиям, содержащим соот­ветствующую информацию.

Внутри названных способов можно выделить ряд конкретных приемов, с помощью которых и осуще­ствляется получение необходимой правоохранительным органам информации:

1. Приемы получения информации путем побуждения субъекта к непроизвольным выска­зываниям фактов, представляющих интерес для сотрудников, в частности, демонстрация конкретных предметов, оживляющих в па­мяти заинтересованного лица соответствующие образы и по­буждающих его к непроизвольным высказываниям.

Например, чтобы выяснить, знакомо ли интересующее лицо с фотографией, сотрудник берет с собой какие-либо фотопринадлежности (фото­аппарат, фотобумагу, пленку), которые объективно могут послу­жить к определенным высказываниям, да и разговору в целом. А для того, например, чтобы выяснить некоторые стороны жизни интересующего лица, можно использовать соответствующие аль­бомы по назначению, в частности, для завязывания разговора на политическую тему — газету, журнал.

В качестве конкретных предметов, побуждающих заинтересованное лицо к непроизвольным высказы­ваниям, могут быть использованы личные вещи этого лица (пред­меты туалета, книги и т. д.); предметы, принадлежащие близким связям этого лица; иные предметы, доступные для восприятия.

На­личие таких конкретных предметов дает двойной психологический результат. С одной стороны, альбом с фотографиями, например, воспроизводит в па­мяти интересующего оперативное подразделение лица хранящиеся там образы прошлого, а с другой — побуждает к конкретным выс­казываниям. Разумеется, оживление в памяти образов про­шлого — процесс достаточно осознанный. Что же касается высказы­ваний, то они, как правило, непреднамеренны, в том смысле, что лицо, интересующее нас, рассказывая о своей жизни, не осознает, что тем самым оно сообщает нужную сотруднику информацию.

Необходимые условия для успешного применения этого при­ема:

1) предмет, избранный для демонстрации, должен ассоцииро­ваться с предметом, который бы воскресил в памяти интересующе­го лица события, подлежащие уяснению;

2) демонстрация должна быть всегда естественной и оправдываться конкретной ситуацией;

3) действия и поступки сотрудника при демонстрации предмета должны быть экспрессивно обоснованы.

Важно отметить, что побуждение к непроизвольному высказыва­нию при демонстрации предметов достигает своей конкретной цели только если интересующее лицо не осознает, что данный предмет служит поводом для высказывания.

2. Использование смежной темы разговора.

Этот прием дает возможность вести целенаправленную беседу, не прибегая к прямой постановке вопросов. Используемая тема оживляет ряд образов в памяти чело­века, неизбежно захватывая в свою орбиту и образы из области «зап­ретной», т.е. известной только ему информации. Здесь следует учитывать не перечень возможностей, а сам способ «ставить тему», то есть умение наводящими вопросами подвести к нужному разговору и полу­чить на них ответ. Переключение на смежную тему может осуще­ствляться с помощью самых различных нейтральных вопросов, высказываний.

Пример (начало разговора доверенного лица с матерью разыскивае­мого преступника):

— Мария Ивановна, очень прошу извинить за опоздание, —

сказала она (доверенное лицо), тяжело дыша.

— А я вас уже давно жду. Видимо, опять собрание было?

— Нет! Вы знаете, кого я встретила? Валентину Николаевну...

Помните?

— Как же, как же!.. Что-то она ко мне уже не заходит...

— Ей очень некогда. Понимаете, в больницу привезли оборудо­вание... У них теперь своя лаборатория будет...

— Вот как?

Мать разыскиваемого помолчала и затем добавила:

— А как хотел этого мой Виктор! Ночами не спал...

Сотрудник и доверенная знали, что разыскиваемый, в про­шлом врач больницы, настойчиво добивался организации такой лабо­ратории, о чем постоянно говорил с матерью. Именно это обстоя­тельство и было выбрано в качестве смежной темы для разговора доверенной о разыскиваемом. В итоге мать долго рассказывала о своем сыне и сообщила часть данных о его личности и образе жизни, которые вообще не были до этого известны правоохра­нительным органам.

В данном случае получение информации осу­ществлялось путем использования смежной темы, которая оживля­ла в памяти интересующего нас лица соответствующие представле­ния и побуждала его к непроизвольным высказываниям.

Сущность этого явления заключается в том, что практически одинаковые реакции возникают у человека на все слова, которые сходны по смыслу, то есть относятся к одной логической группе и почти не зависят от их звучания или написания.

Основные условия успешного применения данного приема со­стоят в следующем:

1) тема разговора, используемая в качестве смежной, должна быть известна интересующему нас лицу и иметь для него определенную личностную значимость и ценность;

2) смежная тема должна логически вытекать из конкретной ситуации;

3) действия и поступки лица, осуществляющего получение инфор­мации, должны быть психологически обоснованными и экспрес­сивно подтвержденными, то есть соответствовать профессиональ­ным и индивидуальным особенностям личности.

Методические условия использования данного приема:

1) смеж­ная тема не должна быть слишком близка к основному вопросу, подлежащему выведыванию, так как в противном случае она при­обретает характер плохо замаскированного прямого вопроса;

2) тема не должна быть и слишком отдалена от основного выясняе­мого вопроса, ибо это вызывает в памяти массу других образов и ве­дет к высказываниям, которые не содержат в себе интересующей информации.

Таким образом, использование смежной темы разговора для по­лучения важной сотрудника информации состоит в том, что­бы оживить впечатления, хранящиеся в памяти у интересующего нас лица, замаскировать действительное значение смежной темы и в ре­зультате побудить его непреднамеренно передать соответствую­щую информацию.

3. Использование чувства значимости конкретной личности.

Люди, как правило, стараются сохранить чувство соб­ственного достоинства и повысить свою значимость в глазах окружающих. Затронув это чувство, можно добиться того, что человек, защищая свой престиж, выска­жется по вопросу, представляющему интерес для сотрудника. В це­ленаправленных беседах можно использовать стремление человека во что бы то ни стало защитить свою точку зрения, не уронив своего достоинства в глазах окружающих. При этом следует учитывать сложившиеся с заинтересованным лицом взаимоотношения. В ча­стности, представляющее интерес для правоохранительного органа лицо может считать сотрудника или другом, или за­висимым лицом. Вследствие того, как это лицо относится к сотруд­нику, создаются определенные предпосылки для получения инфор­мации. К таким предпосылкам относятся следующие:

а) стремление собеседника искренне и бескорыстно помочь партнеру. Это стремление выражается обычно в попытках дать конкретный совет, переубедить и т. д.;

б) чувство благодарности, испытываемое в ответ на действия и высказывания партнера. Поэтому собеседник может сообщить интересующую нас информацию, рассматривая свои действия как своеобразное возвращение «долга»;

в) желание удивить оппонента, вызвать у него растерянность. Этот фактор ярко проявляется в процессе спора, затрагивающего интересы обоих собеседников;

г) потребность получить отклик собеседника на свои высказыва­ния. Данный фактор имеет особое значение, когда партнер пользует­ся авторитетом у собеседника. В этом случае рассказывая что-либо, человек особенно желает получить совет или одобрительный отклик.

В зависимости от конкретных предпосылок могут применяться различные приемы: обращение к чувству собственного достоинства, прояв­ление равнодушия, «игра» на чувстве собственного достоинства собеседника, проявление участия и т.д. Рассмотрим некоторые из таких приемов:

4. Обращение к чувству собственного достоинства

Этот прием предполагает похвалу, лесть, подчеркнутое выражение уважения, большой заинтересованности и внимания по отношению к собе­седнику. Прием особенно эффективен при общении с тщеславны­ми и честолюбивыми людьми. Обращение к чувству собственного достоинства позволяет установить с такими людьми тесные отно­шения и способствует проявлению искренности с их стороны.

Условия успешного применения данного приема:

- перед по­хвалой следует сделать комплимент, относящийся к конкретному событию;

- при обращении с по­хвалой следует принять соответствующее выражение лица и позу;

- подчеркивать достоинства интересующего лица лучше, срав­нивая его с оппонентами. При этом следует помнить, что все хо­рошо в меру.

5. Проявление равнодушия

Этот прием применяется, когда у со­беседника наблюдается большое желание обсудить сведения, кото­рыми он располагает, затронуть в разговоре известную лишь толь­ко ему новость, которой он придает большое значение. Проявление безразличия к важной с точки зрения собеседника информации, пренебрежение ею задевают его самолюбие и тем самым стимули­руют к высказыванию дополнительных данных, подчеркивающих значимость этой информации.

Условия, необходимые для успешного применения данного приема:

1) нужно вовремя почувствовать, что интересующее лицо пе­реполнено сведениями. Это, безусловно, заметно по его поведению: он бросает частые взгляды в сторону лица, которому хочет что-то сказать, не может спокойно сидеть на одном месте, начинает усиленно жестикулировать и показывать, что владеет ин­формацией;

2) нельзя в это время навязывать свою тему разговора;

3) проявление равнодушия со стороны оперативного сотрудни­ка может побудить это лицо к высказыванию лишь в условиях дове­рительности. Это фиксируется по стремлению лица уединиться с сотрудником. При отсутствии доверительности равнодушное отношение сотрудника к этому лицу не вызовет у него ответных реакций подобного рода.

6. Использование эмоционального стресса

Под эмоциональным стрессом в данном случае понимается состояние психического на­пряжения. В таком состоянии у человека ослабевает контроль за своим поведением и высказываниями. Различают несколько этапов развития такого состояния. Эмоциональный стресс возникает в ре­зультате какого-либо резкого и сильного воздействия на человека, возбуждающего его психику и нарушающего нормальную ориен­тировку в окружающей обстановке. Основной этап — период бур­ных переживаний, плохо контролируемых действий и речевых ре­акций. И заканчивается эмоциональный стресс постепенным переходом к спокойствию.

Ввести интересующее лицо в состояние эмоционального стрес­са можно несколькими способами:

- задав неожиданный вопрос;

- сделав неточное или лож­ное заявление;

- сообщив якобы важные сведения;

- показав свою осведомленность в чем-либо.

Разберем эти способы подробнее:

- постановка неожиданного вопроса.

Путем постановки неожиданного вопроса можно привести интересующее нас лицо в замешательство либо уличить его в чем-то, например в обмане. В первом случае это лицо может не осоз­навать намерений собеседника, во втором — эти намерения им осознаются.

Условия для успешного применения этого приема:

1) неожидан­ный вопрос не должен быть связан с темой настоящего разговора;

2) этот вопрос должен касаться интимных проблем или секретов;

3) содержание вопроса должно быть четким и конкретным;

4) если поставлена задача разоблачить или уличить собеседника, то неожиданный вопрос должен поставить интересующее лицо в тупик;

5) если же нужно при­вести его в замешательство, то надо предусмотреть для этого лица пути выхода из этого положения.

Неточное или ложное заявление.

Намеренно делая ложное за­явление или неверно высказываясь по какому-либо вопросу, мы рассчитываем на то, что собеседник захочет уточнить или допол­нить наше высказывание. Особенно эффективен этот прием при общении с эмоциональными и импульсивными натурами, которых искажение фактов легко выводит из равновесия. Не менее эффек­тивен этот прием и по отношению к людям с высокой самооценкой, считающим себя зна­токами или большими эрудитами.

Условия успешного применения данного приема:

1) неточное или ложное заявление должно касаться сферы идей, которые вол­нуют интересующее лицо в данный момент;

2) такое действие должно создавать у интересующего лица определенное затрудне­ние в виде борьбы мотивов: сказать — не сказать и т. д.;

3) используя этот прием, следует убедить собеседника в искрен­ности своего поведения.

Основное правило применения приема: информация должна быть очерчена в основном правильно, искаженными могут быть лишь отдельные конкретные детали нашей информации.

Сообщение «важных» сведений.

Использование сведений, ко­торые могут изменить настроение человека, помогает направить беседу в нужное русло и получить интересующую сотрудника ин­формацию.

Условия, необходимые для успешного применения данного приема:

1) при подборе «важных» сведений необходимо учитывать доминирующие потребности человека и его индивидуально-психо­логические особенности;

2) необходимо находиться с интересующим лицом в состоянии доверительности;

3) источник информа­ции должен обладать в глазах интересующего лица уважением и авторитетом.

Показ осведомленности.

Этот прием используется, когда уже известны некоторые детали вопроса и событий и необходимо получить дополнительную информацию. Умелое оперирование даже немно­гими известными деталями может создать у лица впечатление пол­ной информированности собеседника и побудить его к взаимности и откровенности.

7. Подбрасывание ложных доказательств

Давно известно, что человек гораздо больше доверяет идеям, возникающим в его соб­ственной голове, нежели тем, которые преподносят ему другие люди. Поэтому опытные в профессиональном плане оперативники по возможности стараются избегать прямого давления на объект, предпочитая косвенное воздействие на его образ мыслей. Для этого они как бы ненароком подбрасывают ему определенную ин­формацию, выводы из которой он должен сделать сам.

Искусство получения информации состоит как раз в том, что при грамотной подаче определенных фактов объект нашего интереса должен сде­лать и донести до слушающего именно те однозначные выводы, на которые и рассчитывает оперативный сотрудник.

8. Создание образа «простака»

Суть этого приема заключает­ся в том, что оперативный сотрудник, нарочито принижая соб­ственные умственные способности, старается создать у объекта ощущение интеллектуального превосходства. В результате объект теряет бдительность, так как не ожидает какого-либо подвоха от «простака», с которым он общается. На самом деле простаком ока­зывается объект.

Кроме того, значительный пласт оперативно-розыскной информации является продуктом разведывательно-поисковой деятельности, в которой достаточно сильно выражено игровое начало. Мы привели лишь некоторые примеры психотехник, используемых в ОРД, более подробно о которых, под углом зрения нравственной и правовой допустимости, пойдет речь во втором параграфе настоящей главы.

А теперь перейдем к исследованию духовно-нравственного содержания тактической операции, составляющей ядро ОРД. Термин «тактическая операция», появившись в науке более 40 лет назад, по-прежнему, является одним из дискуссионных вопросов в юридической литературе. [29]

Не останавливаясь подробно на узловых моментах научной дискуссии, требующих самостоятельного исследования, приведем лишь некоторые из них. Полагаем, это необходимо в связи с тем, что выбор оперативным работником тех или иных тактических приемов обусловлен сложившейся ситуацией по уголовному делу, поэтому целесообразность проведения тактической операции, ее моральная допустимость и эффективность могут рассматриваться только в контексте реальной жизненной ситуации.

По мнению Л.Я. Драпкина, «тактическая операция - это комплекс следственных, оперативно-розыскных, организационно-подготовительных и иных действий, проводимых по единому плану и направленных на решение отдельных промежуточных задач, подчиненных общим целям расследования уголовного дела». В связи с этим Л.Я. Драпкин делит их: а) по содержанию - на неоднородные тактические операции, включающие в себя следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия и иные действия, и однородные, состоящие только из следственных действий; б) по временной структуре - сквозные, производство которых осуществляется на протяжении нескольких этапов расследования, и локальные, проводимые на каком-нибудь одном этапе расследования; в) по организационной структуре - тактические операции, осуществляемые работниками, объединенными в постоянное структурно-организационное звено (ОУР, ОБЭП и т.д.), и тактические операции, проводимые работниками, объединенными во временное структурно-функциональное звено (следственная бригада, оперативно-следственная группа) [30].

Представляется более полным и точным определение тактической операции А.В. Дуловым, как «совокупности следственных, оперативных, ревизионных и иных действий, разрабатываемых и проводимых в процессе расследования по единому плану под руководством следователя с целью реализации такой тактической задачи, которая не может быть решена производством по делу отдельных следственных действий». [31]

Иногда в литературе используется термин «тактическая комбинация», под которым одни авторы понимают «...определенное сочетание тактических приемов или следственных действий, преследующее цель решения конкретной задачи расследования и обусловленное этой целью и следственной ситуацией»; [32] другие – «сложную операцию, связанную с особо сложными, “многоходовыми” расчетами, основанными на возможностях рефлексивного анализа». [33]

На наш взгляд, правы те авторы, которые считают, что понятия «тактическая операция» и «тактическая комбинация» являются синонимами, а введение дублирующего термина неоправданно перегружает понятийный аппарат криминалистики». [34]

Представляется очевидным, что тактическая операция тесно связана с ситуацией расследования, но не входит в ее структуру. Оперативно-розыскная ситуация, полагаем, является тем информационным полем, в границах которого осуществляется тактическая операция. Кроме того, сама ситуация выступает и в качестве прогнозного фона при планировании тактической операции, а также прогнозировании ее возможных результатов. По нашему мнению, пределы такого прогнозного фона во многом определяются количеством и качеством выдвигаемых оперативно-розыскных версий.

Связь оперативно-розыскной версии и тактической операции как способа ее проверки проиллюстрируем на примере.

В оперативно-поисковом деле, возбужденном 13.12.93 г. в отношении гр-на Николаева, подозреваемого в убийстве коммерсанта Петрова, были выдвинуты следующие версии:

Версия 1. Убийство совершено Николаевым на «бытовой почве», т.к. имеются следующие данные:

- ранее Петров, Сазонов и Николаев неоднократно совместно распивали спиртные напитки, после чего между ними часто возникали ссоры;

- сходство ранений на трупе Петрова и ранее обнаруженном трупе Сазонова, в убийстве которого также подозревается гр-н Николаев;

- труп гр-на Петрова обнаружен в канализационном колодце подвала в доме Николаева;

- достоверно известно, что Николаев знал о существовании данного колодца;

- за день до убийства 3.01.94 г. Петров по телефону-автомату назначил встречу жене Николаева возле магазина «Барнаул», который находится в 100 метрах от ее дома. Достоверно известно, что Николаева на встречу согласилась.

Для проверки данной версии планировалось проведение тактической операции с распределением обязанностей между следователем и оперативными работниками:

1) назначить физико-техническую экспертизу по раневым каналам на трупах Петрова и Сазонова, а также химическую экспертизу на содержание алкоголя в крови Петрова - следователь;

2) направить запрос я ГТС о наличии и исправности телефонов-автоматов в районе магазина «Барнаул» - следователь;

3) допросить свидетелей С. и Д. о последних фактах жизни Петрова - следователь, ОУР;

4) изучить личность потерпевшего, запросить на него характеристику, провести спецпроверку, допросить мать Петрова - почему он не уехал с ней домой в г. Томск на Новый год, а остался в г. Барнауле - следователь, ОУР;

5) поручить оперработникам СИЗО проконтролировать переписку ранее арестованного за соучастие в убийстве Сазонова обвиняемого Филатова со всеми возможными соучастниками преступления на свободе - ОУР.

Версия 2. - Убийство совершено Николаевым из-за коммерческих интересов. На это указывали следующие обстоятельства:

- Петров привозил товар из Москвы и сдавал на реализацию в коммерческие киоски г. Барнаула;

- Петров неоднократно интересовался у жены Николаева, какие товары пользуются повышенным спросом в г. Барнауле.

Проверка второй версии, кроме намеченных по первой версии поисковых мероприятий, дополнялась следующей тактической операцией:

1) установить личность компаньона Х., с которым Петров ездил за товаром в Москву; коммерческие киоски, куда сдавал товар; расчеты за сданный товар - следователь, ОУР;

2) установить круг знакомых Николаева, партнеров по бизнесу, у которых он может скрываться - ОУР;

3) установить наружное наблюдение за женой Николаева - ОУР.

Версия 3. Убийство совершено из личной неприязни в отместку за драку, произошедшую в г. Томске между Николаевым, Петровым и Сазоновым, в результате которой был сильно избит Николаев. На вероятность данной версии указывало то обстоятельство, что Николаев неоднократно после этого высказывал угрозы физической расправой Петрову и Сазонову, требовал от них покинуть г. Барнаул. Проверка данной версии предполагала направление следователем ряда отдельных поручений в прокуратуру и УВД г. Томска. Поисковые мероприятия, проводимые следователем и оперативными работниками в рамках совместной тактической операции, подтвердили правильность второй версии. [35]

Необходимо отметить, что версии, изложенные в данном деле, являются оперативно-розыскными как по субъекту выдвижения, так и по характеру сложившихся проблемных ситуаций.

Сказанное выше позволяет сделать вывод, что оперативно-розыскная деятельность по своей сути представляет собой двустороннюю борьбу, соперничество, в котором побеждает сильнейший. Говоря о необходимости безукоризненного соблюдения норм морали при проведении оперативно-тактических комбинаций, следует иметь ввиду, что тактические хитрости, как и во всякой игре с наличием двух и более соперников, вполне допустимы и согласуются с нормами не только светской, но и христианской морали. Библия изобилуют примерами использования тактических хитростей в благих целях, которым пророки призывают следовать и нас, современных юристов. Главное в этом процессе - чтобы они были продиктованы необходимостью, ибо, как говорил Макиавелли, если поступки не будут продиктованы необходимостью, они будут продиктованы честолюбием. На эти грабли человечество не устает наступать уже много веков. В образе идеального оперативника, на наш взгляд, должны найти свое отражение семь библейских добродетелей: вера, надежда, милосердие (любовь), справедливость, благоразумие, стойкость, умеренность. [36] Эта универсальная система ценностей позволит наиболее точно определить грань между дозволенным и недозволенным поведением, а также пределы нравственной и правовой допустимости в ОРД, о чем пойдет речь в следующем параграфе настоящего исследования.


29. Гаврилов О.Я., Соя-Серко Л.А. Дискуссия о некоторых основных положениях следственной тактики / Вопросы криминалистики. М., 1964. Вып. 10. С. 210-216; Ратинов А.Р. О допустимости и правомерности некоторых тактических приемов // Следственная практика. М.,1964. №65. С. 106; Волтнев В.В., Лавров Ю.И. О "психологических хитростях" в следственной тактике // Следетвенная практика. 1966. №71. С.88; Криминалистика. М., 1974. С.361.

30. Драпкин Л.Я. Особенности информационного поиска в процессе расследования и тактике следствия / Проблемы повышения эффективности предварительного следствия. E.,1976. С. 54.

31. Дулов А. В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979. С.44.

32. Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 1997. Т.3. С.210.

33. Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научного прогресса. Иркутск, 1978.

34. Драпкин Л. Я .Указ. соч. С. 57.

35. Архив Ленинского РОВД г. Барнаула.

36. Питер д,Эпиро, Мери Десмонд Пинкович. Что такое семь чудес света? - М., 2002. С.241.