Сайт Юридическая психология

Хрестоматия по юридической психологии. Особенная часть.



 

Манойло А.В.
Вербовочная уязвимость: как ее оценивают в разведке и в рейдерских организациях.

 

<…>

Может показаться, что это происходит потому, что цели, задачи, методы и технологии агентурной работы, которым обучают будущих разведчиков в специальных учебных заведениях, сугубо секретны и относятся к государственной тайне, причем – к ее самой защищаемой государством части, а любое разглашение этих сведений жестко и беспощадно карается законом. Между тем, большинство из этих методов и технологий давно и повсеместно используются в коммерческих организациях, которые, пользуясь ими в интересах извлечения максимальной прибыли и динамичного развития собственного бизнеса, даже не подозревают, что используют какие-то на самом деле строго засекреченные приемы. Таких примеров можно найти множество в деятельности, например, подразделений экономической разведки и контрразведки любой крупной корпорации, противостоящих аналогичным службам конкурентов. Но наиболее характерные и типичные примеры агентурной работы, включающие в себя вербовку и перевербовку сотрудников чужих кампаний, демонстрирует деятельность современных кадровых агентств, особенно – тех из них, кто занимается хедхантингом.

Хедхантеры – мастера по оперативному внедрению в коммерческие организации – по сути, занимаются поиском и перевербовкой сотрудников, представляющих интерес для их заказчиков. Используемые ими технологии вербовки и перевербовки топ-менеджеров ничем не отличаются от аналогичных технологий, применяемых в разведке: до встречи с хед-хантером сотрудник может быть вполне доволен жизнью, своим общественным положением, материальным благосостоянием и карьерным ростом, и вовсе не стремится уйти к другому работодателю. Задача хедхантера состоит в том, чтобы выявить в сотруднике те самые черты, которые позволят за короткое время изменить его позицию относительно своей работы и пойти на сотрудничество – то есть, перевербовать его. Затем хедхантер использует такого перевербованного сотрудника как агента, продвигая (продавая) его в различные организации как агента влияния, а также - как источника разведывательной информации для расширения бизнеса по «торговле людьми». Между ними устанавливается типично агентурная связь, готовятся и передаются агенту каналы конспиративной связи – словом, происходит все то же, что и в разведке, при установлении агентурных отношений между разведчиком и оперативным источником- информатором. Для профессионалов бизнеса и конкурентной разведки в сфере агентурной работы давно уже нет никаких секретов.

Другое дело, что истинным разведчиком-агентуристом надо родиться, здесь требуется особый талант и врожденные коммуникативные данные, которые затем выявляются и развиваются в учебных заведениях и окончательно формируются только в реальной оперативной работе (а вовсе не в тиши служебных кабинетов). Ни одна разведшкола, даже самая лучшая, не может сделать разведчика из любого гражданина, принятого на службу кадровыми органами; она лишь может выявить и развить (на уровень профессиональных умений и навыков) те врожденные качества характера, которые уже есть у будущих разведчиков, но которыми они еще не умеют пользоваться. В разведку отбирают людей, уже обладающих определенными талантами: актерского мастерства, наблюдательностью натуралиста, журналисткой коммуникативностью, оперативной хваткой и цепкостью, обаянием, самостоятельность и организаторскими способностями, неординароностью мышления, тактическими и стратегическими способностями и т.д., то есть всем тем, что должно притягивать к ним людей, даже еще до начала знакомства и общения. В разведшколе все эти навыки только развиваются, созревают, человек учится своими способностями управлять и применять их не неосознанно, от случая к случаю, а с определенной целью. Но не все обладатели этих талантов идут именно в разведку (а не становятся журналистами, актерами и т.д.): к этой профессии этих людей толкают еще один комплект качеств: может быть, это тяга к приключениям, острым ощущениям, какой то зачаточный авантюризм и т.д., или что то другое., то что одних толкает стать великими путешественниками, других – великими авантюристами.

Какие же качества выделяют прирожденного разведчика? Это даже не коммуникабельность и умение добывать информацию, и уж тем более не прирожденная хитрость: это – способность чувствовать себя как рыба в воде в любой ситуации с высокой неопределенностью, изменяющиейся быстро и непредсказуемо, в условиях нехватки информации и дефицита ресурсов. В этой среде разведчик чувствует себя комфортно и идеально – все его таланты задействованы на полную катушку, он сам ищет такие ситуации и стремиться к ним (в то время как другие их избегают), поскольку именно в этих ситуациях его способности и таланты могут раскрыться и реализоваться наиболее широко.

 

<…>

Агентурная работа, в принципе, состоит из двух основных составляющих: это – подбор, изучение и вербовка ценных в оперативном плане граждан иностранных государств (из числа которых разведчик формирует свой агентурный аппарат) и организация деятельности (выстраивание отношений, целеуказание, контроль, обучение, организация каналов связи и т.д.) уже состоявшихся агентов, находящихся на связи у данного разведчика. Не касаясь вопросов, связанных с организацией и управлением агентурным аппаратом, остановимся на первой, ключевой, составляющей деятельности любого разведчика: вербовке или, что более точно, - вербовочной операции.

Сотрудничество между разведчиком и агентом начинается со взаимного соглашения или договора, который может быть в устной форме, но чаще носит характер подписки о сотрудничестве. Факт заключения такого соглашения и называется вербовкой. Вербовка – это установление деловых отношений между разведчиком и агентом, которые для обеих договаривающихся сторон носят характер взаимовыгодного сотрудничества: согласно взаимной договоренности, агент оказывает помощь и содействие разведчику в решении им своих служебных задач, получая взамен его содействие в разрешении собственных проблем, решении значимых для него вопросов, реализации собственных планов, амбиций, в удовлетворении жизненно важных потребностей, которые агент пока еще не может удовлетворить собственными силами. Таких потребностей может быть множество, в том числе и в нематериальной сфере: агент может пойти на сотрудничество с разведкой на основании собственных убеждений и жизненных принципов, из чувства патриотизма или обостренной справедливости, как это было уже не раз в истории внешней разведки СССР (вспомните, например, Кима Филби и всю его группу). В зависимости от характера потребностей, которые побуждают агента к установлению сотрудничества с разведкой, все вербовочные операции принято разделять на различные категории – по основным мотивам, движимым агентом: вербовка на морально-патриотической основе (на основе убеждений и нравственных принципов), на материальной основе, на основе нереализованных ожиданий и амбиций, на основе компрометирующих данных и т.д. Наличие у кандидата на вербовку таких мотивов, способных при определенных условиях склонить его к сотрудничеству с разведкой, неразрывно связано с другим важнейшим понятием агентурной работы – вербовочной уязвимостью.

Вербовочная уязвимость – это предрасположенность кандидата на вербовку к установлению постоянных деловых отношений с иностранной разведкой. Проще говоря, вербовочная уязвимость – это совокупность всех мотивов, жизненных обстоятельств и особенностей характера будущего агента, которые делают для него принципиально возможным установление отношений с разведкой – причем в любой форме. Это именно дело принципа: сама возможность сотрудничества с иностранной разведкой или контрразведкой для многих граждан просто принципиально не допустима и носит характер непреодолимого психологического барьера. Но, конечно, далеко не для всех.

Уязвимость – это термин, который предполагает возможность принуждения гражданина к сотрудничеству с разведкой против его воли. Такое действительно может иметь место, если в отношении государственного деятеля, видного политика, ученого или дипломата готовится операция по вербовке на компрометирующей основе. Само понятие «уязвимость» неосознанно связывается с какими-то болевыми точками или рычагами давления на человека, ошибками юности или зрелого возраста, которые, даже будучи давно забытыми, все равно продолжают нести для этого человека определенную опасность и которыми разведка обязательно охотно пользуется при всяком удобном случае. Действительно, нередко вербовочная уязвимость складывается из допущенных в прошлом ошибок и неудач. Часто предметом оперативной игры ос стороны иностранной разведки становятся негативные черты характера человека: явно перегретые амбиции, различные глубинные фобии и страхи, обидчивость и мстительность, выражающиеся в стремлении расквитаться за прошлые обиды и т.д. Но это имеет место далеко не всегда. В большинстве случаев сегодня, к сожалению, вербовка – это дело добровольное, к которому стремятся обе стороны – и разведчик, и будущий агент, и каждая сторона надеется извлечь из этого сотрудничества определенные выгоды. В этом случае под оперативной уязвимостью следует понимать меру риска быть завербованным иностранной разведкой. Это – наиболее точное и универсальное понимание данного термина: любой, даже абсолютно преданный своей родине государственный деятель, обладающий безупречной репутацией и необходимым набором волевых качеств, оказавшись на должности, находящейся в фокусе внимания иностранной разведки, становится объектом ее интереса и к нему тут же начинают готовиться вербовочные подходы. Следовательно, появляется и риск оказаться вовлеченным (явно или неявно) в деятельность иностранной разведки, а, следовательно, возникает и вербовочная уязвимость.

Для определения вербовочной уязвимости разведкой, как правило, конструируется психологический портрет кандидата на вербовку. Главным в этом портрете являются, конечно же, мотивы, развитие которых приведет человека прямиком в ряды агентурного аппарата иностранной разведки, и те особенности характера, которые позволяют с определенного момента – как правило, с этапа установления постоянного контакта – управлять его поведением: контролировать, корректировать и направлять в нужное русло. Как правило, психологический портрет нового кандидата на вербовку сразу причисляется психологами разведывательной службы к одному из нескольких базовых типов психологических портретов агентов: это – агенты, идущие на сотрудничество на морально-патриотической основе, агенты, ищущие в сотрудничестве с разведкой материальную выгоду, агенты, вынужденные сотрудничать по компрометирующим основаниям и агенты, заинтересованные в приобретении положения в обществе и стремящиеся реализовать свои амбиции. Встречаются, правда и смешанные типы, а также агенты, которые рассчитывают перехитрить разведку, временно попользовавшись ей в своих интересах. Что, кстати, никому еще не удавалось.

<…>